Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Медина аль-Ислам №105 — Анна Долинина: «Современный перевод Корана для широкого читателя должен учитывать тафсиры»
03.06.2010

В Институте восточных рукописей РАН в Санкт-Петербурге в 32-й раз прошла сессия петербургских арабистов. Она является ежегодным смотром достижений арабистической науки.

По словам организатора сессии кандидата исторических наук С. А. Французова, в течение двух дней было заслушано 22 доклада по истории, лингвистике, литературоведению арабских стран. С докладом «Русские переводы Корана: XX век» на сессии выступила А. А. Долинина, ученица академика И. Ю. Крачковского, доктор филологических наук, профессор кафедры арабской филологии Восточного факультета СПбГУ.

Анна Аркадьевна, почему вы сосредоточились на переводах Корана именно этого периода?

– Объясню. О старых переводах достаточно много говорилось и писалось, а из новых переводов, выполненных во второй половине XX века, по сути, был оценен только перевод академика И. Ю. Крачковского (впервые опубликован в 1963 году). Но он имеет академическое значение.

Переводы, вышедшие в 1990-х и 2000-х годах, а их четыре, которые я рассматривала в докладе, никак не оценивались. Перевод Крачковского можно взять за некий эталон, но он подошел к Корану не с мусульманской точки зрения, а с точки зрения литературоведа. Он говорил о Коране как о памятнике определенной эпохи, определенного места и времени и постарался дать русский перевод текста, который был ниспослан Пророку Мухаммаду, еще не комментированный. Перевод Крачковского отражает буквально то, что высказывалось в то время Пророком. И если текст этот не всегда понятен, то ведь он и арабам – современникам Пророка – не был понятен.

В своем докладе я остановилась на двух прозаических переводах и двух поэтических. Хороший, добротный, академический перевод принадлежит Нури Османову. Коран в его переводе выдержал несколько изданий. Нури Османов использовал много тафсиров. Замечу, что Крачковский дает тот текст, когда еще тафсиров не было. Нури Османов хотел, чтобы перевод был максимально понятен современному мусульманину, человеку, который арабского языка не знает. Он сделал хорошим русским языком перевод, комментированный, вставляя те слова и выражения, которых в тексте Корана нет, но которые подразумеваются. Текст у него достаточно связный. При этом Нури Османов абсолютно не пытался передать художественную сторону Корана.

Что касается второго прозаического перевода, который незадолго до смерти выполнила Б. Я. Шидфар (1928–1993), то она попыталась дать перевод, отражающий и художественную форму Корана, ритм, рифму, и у нее это получилось. Получилось достаточно деликатно, тактично, и я бы рекомендовала этот перевод для прочтения людям, которые ничего не знают о Коране и Исламе. Повторяю, это хороший перевод с оттенком передачи формы.

Что касается двух так называемых поэтических переводов, то перевод В. Пороховой, который выдержал несколько изданий и выходил большими тиражами, очень плохой. Это перевод человека, который не знает языка, это доказывают совершенно ясно ее примечания. Она не знает русского языка, у нее масса огрехов в русском языке, а по форме это что-то невообразимое. Рифмы, которая есть в Коране, она не передает. Сам поэтический текст, данный Пороховой, косноязычный.

Т. Шумовский, который очень расхваливает свой перевод в предисловии, дает полное переложение Корана стихами, причем далеко не всегда хорошими. В переводе можно найти много смешных вещей. Например, «Животные в житейский час не создают себе питанья»...Во-первых, с точки зрения мусульманина, как животные могут создавать что-то?! А потом, какой у животных «житейский час»? Таких вещей в переводе Шумовского много. А главное, по стилю ничего похожего на Коран нет. Честно говоря, и я это доказала цитатами, перевод Т. Шумовского – это фантазии на темы Корана в стиле русского «серебряного века», потому что там перекличка с А. Блоком идет прямая. Тираж у этого перевода тоже достаточно большой.

Оба так называемых поэтических перевода одобрены российскими муфтиями. В частности, перевод Т. Шумовского одобрил глава ЦДУМ Т. Таджуддин. Но это далекие от подлинника переводы, они искажают Коран и с точки зрения мусульманской, и с точки зрения художественной.

 

Однако эти переводы пользуются наибольшей популярностью. Чем это можно объяснить?

– Прежде всего тиражами. Особенно у Пороховой огромные тиражи. У нее к тому же воспроизведен сертификат аль-Азхара. Это важно. Кроме того, это красиво изданные книжки, что тоже играет большую роль, чисто внешне это производит впечатление. У Н. Османова идет очень серьезная востоковедная редакционная коллегия, в ней присутствуют В. В. Наумкин, П. А. Грязневич, В. Д. Ушаков. Там серьезный в академическом плане подход. Но это проза, не такая уж легкая, хорошие комментарии, но тоже порой трудноватые.

В. Порохова дает огромный комментарий, но она искажает смысл Священного Писания. Я не помню сейчас точно, в какой суре – 21-й или 25-й – люди обращаются, чтобы им дали верховых животных для участия в походе. И далее у нее идет фраза: «Аллах говорит – Я не могу сделать это!» Простите, Аллах – всемогущ! Как можно говорить о Всевышнем, что он не может сделать этого?

 

Возможно, переводчики ставят перед собой разные задачи. Одни – донести точно смысл и отразить художественное своеобразие, а у других иные задачи, в чем-то конъюнктурные?

– В. Порохова и Т. Шумовский явно преследуют конъюнктурные цели. Порохова пишет, что делался перевод под руководством верховного муфтия и издан в арабской стране. Но простите, я даже не знаю, с какого языка она переводила, если не знает арабского. Если она пишет в комментарии, что слово «нур» происходит от глагола «мунир», – этим уже все сказано. И в комментариях на каждом шагу такие огрехи.

Меня все-таки больше всего устраивает перевод Б. Я. Шидфар. Перевод должен учитывать не только сам смысл текста, но и отражать художественную сторону, передавать эмоциональное состояние. Коран – это сложный текст. С одной стороны, это священная книга, законодательная, но с другой – это образец настоящей художественной речи. Это речь Аллаха, и она неподражаема.

Сегодня много людей, немусульман, которые интересуются Исламом, и они хотят постичь, что такое Коран. А в наше время это важно, потому что на Ислам возводят Бог знает что! Все основы терроризма возводят к Корану. Поэтому я считаю так: современный перевод, если он предназначен для широкого круга читателей, не может не учитывать тафсиры.

Перевод Крачковского, я бы сказала, для научной общественности. И было плохим ходом то, что его в 90-х годах тиражировали. Он был мало понятен и создавал превратное представление о Священном Писании мусульман. Но ученые-исламоведы, которые хотят обосновать те или иные положения или постулаты Корана, предпочитают пользоваться переводом Крачковского. Даже несмотря на то, что этот перевод не был отделан до конца, ведь печатать его в 20-е годы нельзя было.

Но сейчас для того, чтобы мусульмане и немусульмане могли ознакомиться с этой книгой, нужен перевод, во-первых, очень точно учитывающий смысл того, что передается. Может быть, все добавления, которые делают и Н. Османов, и Б. Шидфар в скобках или курсивом, должны в текст вводиться, потому что без них непонятно. Во-вторых, желательно, чтобы это был красивый текст. Поэтому из тех переводов, что сейчас существуют, мне больше всех импонирует перевод Б. Шидфар. У нее нет тех нелепых искажений, которые есть в поэтических переводах. Авторы поэтических переводов доказывают, что Коран имеет поэтическую форму и в таких формах его надо передавать. Но Коран – это не стихи.

 

Сегодня кто-либо из петербургских востоковедов продолжает традицию академика Крачковского, занимается переводом Корана?

– По-моему, нет.

 

Нужно иметь, по-моему, огромные знания и огромное мужество, чтобы переводить такой памятник…

– Крачковский переводил Коран лет восемь, не подряд, он переводил, отставлял, обращался вновь... Он занимался множеством дел, но все время у него было ощущение, что он должен перевод сделать. И он сделал свое дело.

 

На ваш взгляд, работа по переводу Корана должна продолжаться?

– Идеального перевода быть не может. Всякая переводческая деятельность, очевидно, бесконечна, если человек обладает достаточными и познаниями, и талантом.

Беседовала
Людмила ЖУКОВСКАЯ



МЕДИНА АЛЬ-ИСЛАМ

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

МИНБАР ИСЛАМА

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

АЛЬ-МИНБАР

Аль-Минбар

ИСЛАМ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

ЖУРНАЛ «МИНАРЕТ ИСЛАМА»

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

ИСЛАМ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
ДРУГИЕ ПЕРИОДИЧЕСКИЕ ИЗДАНИЯ
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
ХАНАФИТСКОЕ НАСЛЕДИЕ
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
НАШИ УСПЕХИ

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Реклама

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.