Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Медина аль-Ислам №104 — «Приблизим час разгрома ненавистного врага!»
28.04.2010

О работе трудармейцев из Средней Азии на заводах Урала в годы войны

В глубине городского кладбища небольшого уральского города Невьянска стоит незамысловатая металлическая стела, медная табличка на которой гласит: «Здесь похоронены участники трудового фронта Великой Отечественной войны 1941–1944 гг. из Узбекской, Киргизской и других республик Союза ССР». О существовании этого памятника знают лишь несколько историков и краеведов. Собственно, благодаря одному из них – Василию Александровичу Замоткину (1921–2004) он и появился. В.А. Замоткин в годы войны работал на Невьянском машиностроительном заводе, возглавлял настоящую интербригаду, которая состояла из эвакуированных на Урал подростков из захваченных фашистами западных районов СССР и рабочих из Средней Азии. Из числа последних многие погибли из-за сурового уральского климата. За долгие годы работы в архивах он сумел восстановить имена почти всех среднеазиатских рабочих, трудившихся в Невьянске. Благодаря усилиям краеведа на излете СССР появился единственный на Урале памятник подвигу среднеазиатских «трудармейцев».

Их появление на Урале связано с тем, что значительная часть мужского населения была призвана в действующую армию, а из западных и центральных районов СССР эвакуированы десятки предприятий, для которых были необходимы рабочие руки. 30 июня 1941 года при Совете народных комиссаров СССР был создан Комитет по учету и распределению рабочей силы. А постановлением СНК от 23 июля 1941 года совнаркомам республик и край(обл)исполкомам предоставлялось право переводить рабочих и служащих на другую работу, что дало возможность более эффективно перераспределять рабочую силу по всей стране. Для покрытия потребностей в рабочей силе для промышленности и строительства стратегически важного региона – Урала Свердловской областью привлекалось население из 42 областей, Челябинской – из 35 и Пермской – из 24 областей, в том числе из союзных республик Средней Азии, где формировались строительные батальоны и рабочие колонны. Вчерашние пастухи, скотоводы, ремесленники, негодные к строевой службе, из Узбекской, Киргизской, Туркменской, Казахской и Таджикской ССР включались в состав «трудовых армий», служба в которой приравнивалась к военной, для того чтобы стать рабочими уральских заводов. Эшелоны из южных республик непрерывно направлялись на север. По данным исследователя В. Павленко, уже в первые годы войны на предприятиях Молотовской (Пермской) области работало 12 692 трудмобилизованных из Средней Азии, в Челябинской области их численность к 1943 году превысила 35 тысяч, в Свердловской области – 27 тысяч, в Оренбургской области – 8 тысяч человек.

Условия войны не оставляли времени на должную подготовку, в результате многие рабочие ехали на холодный Урал без зимней одежды и обуви, к прибытию такой массы людей оказались не готовы и многие предприятия: где-то не были подготовлены общежития, кому-то не хватало одежды и продуктов питания. Например, на строительстве металлургического завода в Челябинске «трудармейцы» вынуждены были днем и ночью плести из ивняка щиты, которые устанавливались на деревянном каркасе, а пространство между ними заполнялось талой глиной, которую добывали из-под двухметрового слоя мерзлого грунта. А в Орске «трудармейцы», работавшие на местной ТЭЦ, по данным исследователя К. Моргунова, были размещены в темных, грязных и неотапливаемых землянках. Вообще же подавляющая часть рабочих из Средней Азии в первые годы войны жили в наскоро сколоченных бараках с буржуйкой в центре, которая едва согревала помещение. Впрочем, подобные лишения испытывали все, кто работал в тылу в суровые военные годы.


М. Эргашев, передовик Уралмашзавода
М. Назыр, передовик Уралмашзавода
А. Хамраев, стахановец Уралмашзавода

По сведениям исследователя В. Соловьевой, партийных работников, которые курировали трудармейцев на Уралмашзаводе, очень удивляло, что «узбеки и таджики не кушают рыбы, колбасы, грибов, кислой капусты, обед же готовится только из этих продуктов». А объяснялось это тем, что рабочие справедливо опасались, что эта пища не является халальной и, съев ее, они нарушат религиозные предписания Ислама. Ведь большинство среднеазиатских рабочих были выходцами из сельской местности, где господствовала традиционная культура и были крепки исламские традиции.

Холод, недоедание, тяжелая и непривычная работа, антисанитария губительно сказывались на здоровье и моральном состоянии рабочих. Из объяснительной записки к годовому отчету Тагилстроя НКВД за 1943 год следовало, что к концу года численность среднеазиатской трудовой армии (12 000 человек) на строительстве завода сократилась почти вдвое, что было вызвано значительной смертностью «трудармейцев» и отправкой их на родину из-за плохого физического состояния. Когда смертность и заболевания среди рабочих превысили все мыслимые пределы, власти забили тревогу, начало улучшаться их питание, организовываться досуг с учетом национальной специфики. Так, правительство потребовало от наркомата снабжать рабочих из Средней Азии и Казахстана зеленым чаем из расчета 300 г на человека в месяц, крупу наполовину заменить рисом, а свинину – говядиной либо бараниной. К 1943 году для организации питания рабочих стали привлекать национальных поваров, при заводах стали открываться чайханы и узбекские клубы, регулярно присылались газеты и литература на национальных языках, сухофрукты, овощи. Среди рабочих действовали инструкторы и партработники из их республик, которые вели с ними работу на родном языке. Нередко из Узбекистана приезжали артисты с концертами.

Эти меры незамедлительно дали свои результаты, укрепив здоровье рабочих и их трудовой энтузиазм. Хочется отметить, что, несмотря на лишения, которые они испытывали в 1941–1942 гг., среднеазиатские «трудармейцы» работали честно и добросовестно. Не имея нужной квалификации, они были заняты в основном на строительных и вспомогательных работах, но даже там проявляли трудовой энтузиазм, перевыполняя план и беря повышенные социалистические обязательства. Так, в Магнитогорске, что на Южном Урале, зародилось рахметовское движение – по имени казаха Каиба Рахметова, звено которого за счет рационализаторской организации труда выполняло норму выработки более чем на 400%. Его опыт перенимали многие среднеазиатские бригады.

Так, в августе 1943 года стахановцы-узбеки Уралмашзавода, подписывая рапорт И. В. Сталину, взяли обязательство выполнить нормы не менее чем на 150% и сдержали свое слово. Например, рабочие цеха Левандовского Асра Хамраев и Хайдар Маматов выполняли норму на 200%, Шараб Тозиев – на 180%. Ну а стахановцы таджик Мардон Нозыров и узбек Мамад Эргашев, работавшие в цехе Топельсона подвозчиками кислорода и выполнявшие план на 200%, стали настоящими звездами Уралмашзавода. Статьи о них и их трудовых свершениях, призывы к землякам принять участие в социалистическом соревновании регулярно публиковались в заводской многотиражке «За тяжелое машиностроение». Призваны были укрепить трудовой энтузиазм и коллективные письма стахановцев, адресованные землякам: «Дорогие друзья, братья узбеки, казахи, таджики, туркмены! Призываем вас последовать нашему примеру. Повысим производительность труда, дадим фронту больше вооружения. Своим самоотверженным трудом на трудовом фронте приблизим час разгрома ненавистного врага!»

Параллельно с работой шло обучение среднеазиатских рабочих профессиям сверловщиков, арматурщиков, землекопов, такелажников, кровельщиков, монтажников. Ведь, по замыслу властей, направленные на Урал среднеазиатские крестьяне не только должны были восполнить дефицит рабочих рук на оборонных заводах, но и получить квалификацию, чтобы, вернувшись на родину, работать на создаваемых в Средней Азии промышленных предприятиях. Так оно и вышло. «Трудармейцы» успешно справлялись с обучением. «Я испугался, когда первый раз увидел молот, – рассказал корреспонденту газеты “Уральский рабочий” работник Нижне-Салдинского завода узбек Парход Ибрагимов. – Потом ничего, привык. Хлапсон, наш мастер, показал, как надо смазывать, включать и выключать молот, как надо следить за ним, проверять гайки. Сейчас, когда машиниста нет, я работаю за него». Бывший туркменский крестьянин А. Джамарат, работавший на Кировском заводе, приобрел специальность сверловщика и обслуживал сразу несколько станков, выполняя сменные задания на 150%. И таких примеров можно привести великое множество. По данным В. Павленко, только для металлургической промышленности Казахстана и Узбекистана было подготовлено 4500 квалифицированных рабочих.

С началом контрнаступления советских войск, завершением массового военного строительства на Урале и началом широкомасштабного строительства промышленных и энергетических предприятий в Средней Азии к концу 1943 года прекратился призыв в трудовую армию. А в 1944 году СНК СССР дал указание провести общую демобилизацию среднеазиатских рабочих с уральских заводов и отправить их домой. Нельзя передать ту радость, с которой «трудармейцев» встретили родные, тоже терпевшие немалые лишения. «Мой дедушка был на трудовом фронте Урала два или три года. Единственное, что говорил мне папа, это то, что их семья бедствовала без кормильца, то, что дедушка отправлял деньги, но их всегда не хватало. Слышала, что бабушка отправляла ему посылки, что дед приехал домой худой и вшивый, – вспоминает жительница Узбекистана Замира. – Кажется, у деда была даже медаль. Моему отцу тогда было 10–13 лет. Питались очень скудно, в основном сахарной свеклой, часто дети ложились спать голодными. Моему отцу пришлось зарабатывать на хлеб разной поденной работой. Много раз это было опасно для его жизни».

Однако не все вернулись домой. Немало «трудармейцев» из Средней Азии упокоились в уральской земле. Общие данные о том, сколько из них умерло, на сегодняшний день неизвестны. Но речь о сотнях и тысячах. Они, как и весь советский народ, внесли свой вклад в эту тяжелую, а оттого особенно дорогую всем нам Победу. И помнить об этой странице военной истории, как и о сотнях других, наша общая задача.

Алексей СТАРОСТИН,
Екатеринбург



МЕДИНА АЛЬ-ИСЛАМ

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

МИНБАР ИСЛАМА

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

АЛЬ-МИНБАР

Аль-Минбар

ИСЛАМ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

ЖУРНАЛ «МИНАРЕТ ИСЛАМА»

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

ИСЛАМ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
ДРУГИЕ ПЕРИОДИЧЕСКИЕ ИЗДАНИЯ
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
ХАНАФИТСКОЕ НАСЛЕДИЕ
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
НАШИ УСПЕХИ

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Реклама

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.