Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Медина аль-Ислам №104 — Кто победит терроризм?
28.04.2010

Только сами российские мусульмане могут положить конец взрывам и убийствам. Российское общество давно созрело до того, чтобы делегировать нам сию ответственную миссию, но мы упорно этого не замечаем и не хотим брать на себя ответственность. Мусульмане России много лет выполняют роль буфера между российским обществом и террористическим подпольем. С одной стороны, именно мусульмане в подавляющем большинстве случаев становятся мишенями террористов (речь идет о событиях на Северном Кавказе), с другой – каждый раз после взрывов в Москве обыватель вымещает свою злобу и бессилие на мусульманах. Мы постарались разобраться, какие процессы происходят в российском обществе и его мусульманской части на волне впечатлений от терактов и какова роль мусульманских институтов в «битве за умы», как называют эксперты борьбу с терроризмом.

 

Российское общество на фоне терактов

Репортеры отмечали, что после взрывов в московском метро 29 марта среди пассажиров красной ветки паники не было, люди сознательно и организованно выбирались из метро, помогали пострадавшим. Паники не было и в обществе, состояние москвичей в первые дни после трагедии можно, скорее, сравнить с состоянием человека, у которого только что обрушился дом, а вместе с ним и вся его жизнь: опасность уже миновала, но как жить дальше и, главное, для чего – совершенно непонятно. Такие события разрушают саму веру в жизнь, в справедливость, в то, что существует в событиях земной жизни какая-либо логика. А жить человеку, не верящему ни во что, настолько же невозможно, насколько ходить по воздуху, ибо нет движения, если нет основания, нет под ногами почвы.

Но рано или поздно выбираться из этой психологической ямы все равно нужно, а человеческое сознание устроено так, что когда оно видит причинно-следственную связь, логику явления, оно ему кажется не таким уж и страшным. Тут как нельзя кстати оказываются выводы следствия, которые обнародуются через прессу: кавказский след, исламские радикалы, черные вдовы-шахидки. И вот уже началось журналистское паломничество в семьи террористок и стремление выяснить, что сподвигло женщин на такие страшные преступления.

Результат этих репортажей рассчитан на ту часть населения, которое по вечерам просматривает по телевизору сериалы про то, как хорошие провинциальные девушки добиваются успеха и любви в Москве или честные «менты» ловят преступников, либо передачи, выходящие под девизом «Скандалы, интриги, расследования». А таких «зрителей» у нас в стране большинство.

Журналистами предложено верить в одну из трех версий: 1) террористка – это тихая серая мышь, никому не нужная, и единственный ее шанс занять хоть какое-то место в обществе, стать субъектом, а не декорацией, заключается в том, чтобы убивать других; 2) террористка – это несчастная возлюбленная убитого боевика, Джульетта со взрывчаткой, которой за успешный взрыв было обещана встреча с Ромео; 3) террористка – напичканная наркотиками игрушка в руках боевиков, сделает все, что ей внушат.

Ни одна из этих легенд тем не менее не может восприниматься серьезно. Женщин с неустроенной судьбой в мире миллионы, однако взрываться идут единицы. Идти на самоубийство ради убийства множества других – это признак того, что у совершивших такое преступление произошел сбой в базовой программе человеческой идентичности, искажена сама матрица человечности. Объяснять произошедшее бытовыми историями в духе мыльных опер, тем самым убаюкивая себя, как минимум безответственно.

Случается, что под воздействием комплекса множества негативных факторов у человека мутируют отдельные клетки, бесконтрольное размножение этих злокачественных клеток рано или поздно приводит к гибели всего организма, даже если их количество по сравнению с общим количеством клеток будет ничтожно мало. Невозможно объяснить эти процессы в логике «простуда возникает от переохлаждения», это не банальная простуда и ее последствия – не насморк. Так же и здесь: успокаивать общество, объясняя ему, что мы имеем дело с последствиями несчастной любви, недопустимо.

Террористки-смертницы как явление возникают не из-за бытовых невзгод, а из-за комплекса причин, с целостным негативным влиянием которых организм не в состоянии справиться. Теракты становятся возможны не только и не столько из-за того, что кого-то обкурили наркотиками, а потому что в каждом звене длинной цепи подготовки теракта были случайные вольные или невольные пособники – ведь куски арматуры, унесшие жизнь и здоровье стольких людей, откуда-то взялись, террористок кто-то привез в Москву, да и те годы, пока, судя по биографиям, будущие смертницы дичали, общество преспокойно за этим наблюдало.

Мы должны осознать, что каждый из нас несет ответственность за то, что происходит в нашем обществе, и перед Богом, и перед будущими поколениями. Это крайне неудобная, неуютная нам мысль, поскольку мы заняты целиком и полностью собой и не хотим нести ответственность ни за что и ни за кого, кроме себя. Да еще и потому, что само понятие «бдительность» обдает морозом по коже, мы вспоминаем 37-й год.

Но как бы ни было неприятно, нам придется окунуться в эту прорубь, четко для себя уяснить: люди, которые не знают, как относиться к терроризму, или его не осуждающие, «благородно» оставляющие террористов на суд Бога (как отец одной из взорвавшихся), люди, безразличные этой угрозе, – это косвенные пособники, по убеждению ли, по незнанию ли. Их необходимо убеждать как с экранов телевизоров и кафедр мечетей, так и в семейных беседах и в трудовом коллективе.

Человек, который не грабит и не ворует по-крупному, но не откажет себе в том, чтобы «свистнуть» жвачку в супермаркете, тоже вор, хоть ущерба он причиняет на 10 рублей, но вина его в том, что он делает возможным само явление. Так же и с терроризмом: на социальной базе пассивно сочувствующих и безразличных с успехом строится террористическая сеть. Государство может справиться с отдельно взятыми вооруженными людьми, но с социальной базой, из которой будут произрастать все новые и новые террористы, оно без участия всего общества и каждого отдельно взятого человека совладать не в состоянии. Здесь необходимо участие всех и каждого отдельно взятого члена общества.

Да не воспримет читатель эти слова как призыв ко всеобщей слежке, доносам и возрождению принципа коллективной ответственности. На низовом уровне именно сила убеждения и межличностные отношения играют решающую роль, а безответственность и безразличие вредят больше всего. А мобилизовать свою сознательность и чувство патриотизма необходимо прежде всего нам, мусульманам. Мы должны проснуться, очнуться, встрепенуться – назвать можно как угодно, но вырваться из пут безразличия необходимо, иначе нам уготована жизнь в вечном страхе и изгнании.

 

Вопрос о хиджабе и усилении взаимной неприязни

В то время как подавляющее большинство россиян поглощено обсуждением жизненных перипетий террористок (кто кому приходился мужем, братом, другом, кто, когда и сколько раз выходил замуж и пр.), в мусульманском сообществе обсуждают другое – зафиксировано несколько случаев побоев мусульманок, это произошло в Москве, Санкт-Петербурге и Саратове, а словесные оскорбления и угрозы никто даже и не считает, это практически норма. Очень многие мусульманки боятся выйти на улицу, под разными предлогами они не ходят на работу или учебу, некоторые перешли с подземного на наземный транспорт.

В ситуации с хиджабом есть два аспекта: вопрос уступок и вопрос адекватности.

На следующий день после взрывов авторитетнейшим ученым постсоветского пространства Мухаммадсадыком Мухаммадюсуфом была дана фетва о том, что в случае угрозы опасности здоровью мусульманки в целом или причинения увечья отдельным органам она имеет право не носить хиджаб на период, пока такая угроза сохраняется. Сами мусульманки, соблюдающие хиджаб, восприняли фетву очень болезненно. Вероятно, косвенно этому способствовал широко обсуждаемый вопрос разрешения/запрета хиджаба и прочих предметов женского туалета в разных странах мира, а прямо – трудности, с которыми сталкивались и сталкиваются мусульманки России в отстаивании своих прав на хиджаб.

Реакция на фетву была такой, как будто кто-то пытается насильно раздеть благочестивых мусульманок, а самым главным аргументом являлось то, что хиджаб – это фард. Никак не хотят наши сестры понять того, что шариат не требует от женщины рисковать своим здоровьем и благополучием в целях соблюдения хиджаба и покрытие головы есть обязанность мусульманки только тогда, когда ей из-за этого не грозит опасность физического насилия, унижения.

Проблема даже не в вопросе носить – не носить хиджаб, плохо то, что среди мусульманок чувствуется настрой отстоять, отвоевать свое право на платок, носить его вопреки всему. Вот это «вопреки» и беспокоит. Если в обычной жизни речь идет о том, чтобы реализовать свое конституционное право, то в чрезвычайной, как сегодняшняя, ситуации мы имеем дело с полным нежеланием адекватно оценивать обстановку, находить компромиссы для того, чтобы обстановка еще более не накалялась. Мы пока не умеем разумно оценивать обстановку и принимать решения, основываясь на рациональном, а не на своем страхе, негодовании, амбициях.

Другая тема из истории с хиджабами очень напоминает массовый нерациональный страх обычного населения перед всеми мусульманами, только наоборот. Как говорят руководители мусульманских организаций, мусульманки в своем кругу сами нагнетают страх, напряженность, неподтвержденные слухи и домыслы о нападениях на женщин в хиджабах множатся и стремительно распространяются. На выходе мы опять-таки имеем разделение общества, враждебность разных социальных групп по отношению друг к другу. Мусульмане теперь опасаются «обычных» граждан, не хотят лишний раз выходить на улицу, общаться. Все боятся, и никто не хочет видеть дальше собственного страха.

Отчуждение, стремление ограничить свой круг контактов только со «своими» и последующая сегрегация очень нежелательны, опасны как для самих мусульман, так и для всего российского общества.

 

Официальная позиция и публичная активность мусульман

Бремя общественного недовольства после событий, подобных тому, что произошли 29 марта в Москве, во многом ложится на мусульман и людей с неславянской внешностью, об этом было сказано не раз. В таких ситуациях мусульманские лидеры России должны иметь четкую стратегию действий как по внутреннему, так и по внешнему направлению.

Ранее уже говорилось о тенденции мусульман противопоставить себя остальному обществу. Это тоже психологическая реакция: чтобы не быть похороненным волной негатива со стороны общества, нужно выработать ответный негатив в себе. Ничего хорошего ни одной из сторон эта тенденция не принесет, и в данном случае кто-то должен возложить на себя миссию примирения, урегулирования, поиска мостов. Кто это сделает, если не собственно мусульманские институты – духовные управления и общественные, культурные организации?

На внутреннем направлении необходимо делать все возможное для того, чтобы среди мусульман не возникла истерия на почве боязни репрессий со стороны остального общества. Первые тревожные звонки уже были – на один из сетевых ресурсов Санкт-Петербурга пришло письмо от имени неназвавшихся мусульман, которые угрожали, что в случае если дискриминация по отношению к правоверным продолжится, последуют и ответные меры. То, что письмо не подписано авторами, наводит на мысль, что это может быть провокацией, но не все это поймут, кое-кто такие послания может воспринять и как руководство к действию.

Другое направление – внешнее взаимодействие. Сразу после терактов некоторые мусульмане посчитали, что оправдываться мы не обязаны, так как не виновны. Встречала я и мнение о том, что заявления, осуждающие терроризм, принятые большинством крупных мусульманских организаций, никому не нужны, это пустая трата времени, а влияние на общество они не оказывают. С этим невозможно согласиться. Как президент страны в день теракта обязан выступить по телевизору и обещать, что виновные будут наказаны, а пострадавшие получат всю возможную помощь, так же и муфтии обязаны дать оценку произошедшему, призвать к терпению и взаимопониманию. Авторитетное слово, голос разума и трезвости крайне необходим людям в такие моменты, причем доведено это слово должно быть не через помощников и пресс-секретарей, а лично и желательно по центральному телевидению.

Внешнее направление работы мусульманских организаций в ситуациях, подобной этой, должно заключаться в том, чтобы подключить как можно больше здравомыслящих людей, патриотов России к преодолению психологических барьеров между мусульманами и немусульманами.

 

Кто возложит ответственность на свои плечи?

1 апреля, на следующий день после двойного теракта в Кизляре, глава России Дмитрий Медведев сказал о том, что мусульманским религиозным деятелям необходимо помогать в борьбе с идеологией террористов, нужно повышать авторитет религиозных лидеров. Значение этого заявления трудно переоценить, оно могло бы стать сигналом к началу нового этапа взаимоотношений по оси муфтияты – государство, трансформировать его от модели государственной поддержки мусульманских организаций как превентивной меры ухода населения в радикализм к модели мусульманских лидеров и мусульманского гуманистического вероучения как одного из ключевых инструментов борьбы за умы и души на Кавказе.

Обидно, что в публичном поле со стороны муфтиев этот шаг президента не был встречен с должным воодушевлением и поддержкой. Я не сомневаюсь, что на внутренних совещаниях об этом речь шла. Но выше было сказано о необходимости всеобщей, прежде всего мусульманской, мобилизации против радикализма и терроризма. Она, кроме всего прочего, предполагает реформу публичного языка мусульманских институтов: необходимы большая открытость, доступность, прозрачность, активность, разнообразие публичных жестов (переход от косного языка «официальных заявлений» к живому общению с общественностью, более доступным и демократичным формам работы).

В эпоху, когда президент страны открывает на своем сайте прямую электронную приемную, чиновники большого и малого калибра ведут блоги, а некоторые даже онлайн-трансляции из собственных рабочих кабинетов, православные иерархи проводят встречи с многотысячными аудиториями верующих, недопустимо муфтиям отмалчиваться в первые дни после взрывов, озвучивая скупые пять-шесть строчек соболезнований своими заместителями, возмутительно не иметь даже собственного интернет-сайта как самого дешевого и простого способа публичной дефиниции своей позиции, постыдно выпускать официальные печатные органы, на которые без слез не взглянешь.

Самое любопытное, что определенные, достаточно широкие круги российского и зарубежного общества сами с нетерпением ждут и готовы всячески поощрять конструктивную и современную активность мусульманских организаций. 8 апреля на «круглом столе» в Санкт-Петербурге представители крупнейших оппозиционных и провластных политических движений единодушно говорили о том, что смешивать террористов с мусульманским сообществом России недопустимо и опасно. Политическая элита готова поддержать мусульман.

«Мы не приблизимся к победе над терроризмом, если не будем знать и понимать, откуда берутся шахиды, почему люди на Кавказе уходят “в лес”, кто они, что у них на душе. Важнейшую роль в этом понимании должен сыграть умеренный Ислам... Светская власть вместе с “официальным” Исламом должны предпринимать согласованные усилия, чтобы реально представлять себе, что такое “террористическое подполье”», – писал заместитель главного редактора «Времени новостей» Семен Новопрудский в Газете.Ру 2 апреля.

5 апреля в Совете муфтиев России прошел «круглый стол», организованный по инициативе посла Индонезии в России Хамида Аввалуддина. Будем объективными, участники мероприятия, ведущим которого выступил известный журналист, член Общественной палаты РФ Максим Шевченко, не сказали ничего принципиально нового: Ислам является религией, адресующей миру послание мира, толерантности, гуманизма и ни при каких обстоятельствах не оправдывает терроризм.

Суть мероприятия заключалась не только и не столько в выступлениях, сколько в самом факте: десяток аккредитованных в России послов мусульманских стран, от огромных в численном отношении Индонезии и Пакистана, богатейших Катара и Кувейта до ключевых игроков современного исламского мира Египта, Саудовской Аравии и Турции консолидированно выступили с оглаской своей позиции не где-нибудь, а на площадке Совета муфтиев России. Они, представители исламских стран, само собой разумеющимся воспринимают тезис о том, что именно мусульманские организации должны быть на передовой идеологической борьбы с террористической заразой, и четко продемонстрировали эту свою позицию.

На «круглом столе» выступил посол по особым поручениям МИД России Константин Шувалов. В своем выступлении дипломат отметил: «В борьбе за умы огромную роль играет традиция как сконцентрированный опыт многих предыдущих поколений». По его словам, «в рамках современной демократичной дискуссии, плюрализма знающий, образованный собеседник оказывается на равных правах с незнающим, но на стороне мудрости и знания должны быть поддержка общества, семьи и государства». Он говорил также о том, что люди должны иметь ясное представление о своей религии, а это требует большого труда и вложений, и несмотря на то, сколько было уже сделано, этого недостаточно. Прозвучала также и фраза «объединить усилия». Максим Шевченко говорил о том, что мусульманские лидеры должны активно работать с населением – встречаться со студентами, общественностью, рассказывать, разъяснять.

Как видим, к нам стучат во все двери и окна: «Ау, мусульмане, откликнитесь, без вашего участия Россия от этой напасти не спасется!» Позиция, что мы за действия боевиков не ответственны, удобная, но недальновидная. А кто ответствен? А если нам всю страну развалят-растащат, мы тоже не будем ответственны, ибо не мы растаскивали? Хватит ли взрывов марта–апреля, чтобы мы наконец проснулись, или требуются новые человеческие жертвы?

Диляра АХМЕТОВА



МЕДИНА АЛЬ-ИСЛАМ

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

МИНБАР ИСЛАМА

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

АЛЬ-МИНБАР

Аль-Минбар

ИСЛАМ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

ЖУРНАЛ «МИНАРЕТ ИСЛАМА»

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

ИСЛАМ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
ДРУГИЕ ПЕРИОДИЧЕСКИЕ ИЗДАНИЯ
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
ХАНАФИТСКОЕ НАСЛЕДИЕ
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
НАШИ УСПЕХИ

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Реклама

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.