Издательский дом «Медина»
Поиск rss Написать нам
Главная » Газета «Медина аль-Ислам»
Медина аль-Ислам №98 — Запоздалое признание
26.10.2009

Памяти выдающегося татарского философа-богослова Мусы Биги (1873–1949)

29 октября 1949 года каирские газеты сообщили о кончине татарского богослова Мусы Джаруллы (Бигеева), который был похоронен в Афифи на фамильном королевском кладбище Хедивие. О нем писали: «Покойный был свободно мыслящим ученым, обладавшим живым умом. Он быстро мыслил и быстро писал. Он уважал мнение других ученых, но вместе с тем был сильным критиком...»

Муса-эфенди умер в эмиграции, на родине его имя стало возвращаться на страницы татарских изданий только с началом перестройки и гласности. Между тем Бигеев был автором 120 богословских трудов, перевода Корана на татарский язык, был публицистом и одним из лидеров общественного движения среди мусульман. В начале 1910-х гг. он стал подписывать свои статьи на тюрки — Муса Джарулла. Тогда его имя было знакомо ученым всего мусульманского мира, и в России о нем знали все.

Муса Яруллович Бигеев родился 25 декабря 1873 года в с. Кикино Пензенской губернии. Сам он дате и месту своего рождения особого внимания не уделял и в разных документах указывал их произвольно. Сейчас эта особенность привела к разночтениям, фамилия тоже пишется с искажением — Бигиев. Он имел светское и богословское образование, окончив реальное училище в Ростове-на-Дону, учился в медресе Бахчисарая, Казани, Бухары и в старейшем мусульманском университете «Аль-Азхар» в Каире. Участвовал в работе Всероссийских мусульманских съездов 1905–1906 гг. и 1914 г. Преподавал в оренбургском медресе «Хусаиния» мусульманское право, арабский язык и литературу. Избирался членом центрального бюро партии Всероссийский мусульманский союз в 1906 году и Исполнительного комитета мусульман в 1917 году, в дни Февральской революции был избран первым имамом Петроградской соборной мечети (1917–1923), выдвигался кандидатом на пост муфтия и в Учредительное собрание, издавал литературную общественно-политическую национальную газету «Аль-минбар».

Придя к власти, большевики отделили церковь от государства. Период идеологии государственного атеизма длился семьдесят лет, изменив многое в самосознании российских мусульман, хотя в первые годы советской власти отношение к мусульманам было лояльным. В 1920 году в Уфе состоялся Всероссийский съезд мусульманского духовенства, на котором Муса Биги ознакомил делегатов со своими предложениями по переустройству мусульманского общества. Годом ранее вышла в свет «Азбука коммунизма» Н. Бухарина и Е. Преображенского для малограмотного населения огромной страны. Именно эту работу вождей революции Муса-эфенди подверг критике в своем выступлении на съезде. Своеобразным ответом на нее стало «Воззвание к мусульманским нациям о религиозных, моральных, социальных и политических проблемах и действиях», или его «Азбука ислама», опубликованная в 1923 году в Берлине. Муса-эфенди рассуждал о судьбах Запада и Востока после I мировой войны, критиковал учение К. Маркса. Сразу же после этой публикации Бигеева арестовали. Его признали виновным в антисоветской агитации и пропаганде, подрыве престижа советского государства, преступной связи с мусульманскими контрреволюционными группировками и враждебно настроенными против советской власти турецкими общественными деятелями, в изготовлении и распространении литературы, призывающей к совершению преступлений. Обвинений он не признал, утверждая, что деятельность его была направлена на примирение сторонников различных направлений религии, на распространение и правильное толкование Корана. По постановлению комиссии ГПУ он был подвергнут высылке из Петрограда на два года. Такому мягкому решению властей он был обязан татарам Финляндии, которые обратились к правительству Турции с просьбой о помощи.

В те годы издавалось множество антирелигиозных газет и журналов, был создан Союз воинствующих безбожников для атеистической пропаганды среди населения, главным образом детей и молодежи. Для этнических мусульман на татарском языке выходили «Фэн эм Дин» (Наука и религия) и «Сугышчан алласыз» (Воинственный безбожник), «Аллаhсыз» в Баку, «Худосизлар» в Ташкенте и Самарканде, в Уфе «Алласыз». Молодежь пела «Интернационал», праздновала «октябрины» для новорожденных детей и комсомольские курбан- и рамазан-байрамы, на которых высмеивала духовенство. Вернувшись в Ленинград, Муса-эфенди только на джума-намаз становился имамом. Настоятелями мечети тогда были Якуб Халиков и Камалетдин Басиров. Он пытался найти работу, хотел преподавать на Восточном факультете университета. Однако его знания новой власти были не нужны. В 1926 году в составе делегации из СССР он участвовал в работе мусульманского конгресса в Мекке, принимал участие в очередном съезде духовенства в Уфе, на котором был избран в совет улемов. В 1927 году совершил хадж, а в ноябре 1930-го принял решение о нелегальной эмиграции. По сообщениям ленинградских газет тогда отдельные категории граждан лишались продовольственных карточек, в их числе были духовные лица и члены их семей. Покидая Советский Союз, Муса-эфенди увез на чужбину память о жене и детях. Своим отъездом он спас их жизни, хотя жену и детей объявили членами семьи изменника Родины и выслали из Ленинграда.

Под впечатлением пережитого и передуманного в СССР Биги написал книгу «Женщина в свете священных аятов Благородного Корана» о проблемах семьи, хиджаба, правах женщины, о социальном и общественном статусе женщины, многоженстве, браке и разводе. Средства на публикацию книги в Берлине, в типографии А. Мухаммедова, дала семья Джамалетдин из Финляндии. В 1933 году, когда к власти пришел Гитлер, была опубликована эта работа, рекомендованная им профессорам и мыслителям и посвященная жене Асьме-ханум. Он верил, что печатное слово сохранится.

«Асьма, твоя красота — отражение твоего целомудрия. Целомудрие украшает женщину, делает красавицей.

Царица моя, величественная моя Асьма, эту книгу под названием “Женщина”, написанную с намерением выразить свое уважение всем мусульманкам, и с желанием передать, хотя бы вкратце, суть Корана о семейных устоях, я посвящаю тебе. Моей скромной, чистейшей, заботливой подруге, переносившей с большим снисхождением и милосердием причиненные мной горести и беспокойства на протяжении 30 лет. Окружавшей всех моих детей, всю семью счастьем, всегда радовавшей мое сердце обликом и словом своим. Моей царице, величественной моей Асьме. Прими и прости все мои недостатки. В последние годы нашей совместной жизни я оставил заботливую, уважаемую мать моих драгоценных дорогих дочерей и сыновей, обрекая на унижения и муки. В том не было моей вины, на то воля Всевышнего. Не простишь — имеешь право, но позволь мне, грешному, припасть к твоим ногам и поцеловать их.

Твой раб: ибн Фатима»

Об этом посвящении она не узнала.

Муса-эфенди жил и работал в Египте и Турции, Афганистане и Финляндии, Иране и Ираке, Индии и Японии. После войны хотел вернуться, но, увы... Около 500 томов своих книг он завещал национальной библиотеке Анкары. Финские татары провели меджлисы в сороковой день и в годовщину его смерти. В Хельсинки и Стамбуле вышли в свет книги о нем. На родине же о его смерти не было известно ничего. Для ленинградских татар Муса-эфенди оставался человеком-легендой. Старики на семейных меджлисах вспоминали о Мусе-мулле, пересказывали его проповеди и произведения, стремясь донести их суть до молодых. Муса-эфенди оказался единственным из мусульман-прогрессистов, имя которого было неразрывно связано с Петербургом-Петроградом-Ленинградом, но с каждым годом становилось все меньше и меньше тех, кто его помнил и мог читать его книги.

В 1991 году на общегородском референдуме Ленинграду было возвращено историческое название Санкт-Петербург. Татарская интеллигенция возобновила издание газеты «Нур». Памяти Биги было посвящено одно из собраний общественности в Этнографическом музее.

В ноябре 1999 года в Анкаре состоялся симпозиум, посвященный памяти Мусы-эфенди в связи с 50-летием его кончины, а в декабре турецкие и татарские ученые провели конференцию в Казани, на которую была приглашена дочь богослова Фатима Мусовна Тагирджанова (1918–2006). Темой, объединившей всех выступавших, было творческое наследие Мусы-эфенди в современном мире. Прочитав памяти богослова суру из Корана, двухдневную работу конференции завершил тогда турецкий ученый Мехмет Гермез, автор книги о Мусе-эфенди.

Знаковым для потомков Бигеева стал 2006 года, когда в транслировавшейся по ТВ проповеди по случаю Курбан-байрама председатель Совета муфтиев Р. Гайнутдин напомнил современному духовенству теорию «О Всеохватности Божественной милости» татарского богослова-реформатора Мусы Бигеева. Тогда же в проекте «Иджма = Согласие» МАЭ им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН проф. Е.А. Резваном был создан документальный фильм о нем. Еще один фильм вышел в 2008 году, и на IV фестивале мусульманского кино «Золотой минбар» эта картина «И раскололся месяц» (режиссер Б. Баишев) получила приз «За вклад в дело исламского просвещения».

В ноябре 2008 года в музее «Разночинный Петербург» работала выставка «“Я этим городом храним”. Петербургская многонациональная семья», часть экспозиции которой была посвящена жизни и деятельности М. Биги.

Сирийский публицист Мухаммад Курд Али писал шестьдесят лет назад: «Муса Джарулла действовал основываясь на своих знаниях, он был прекрасным примером человека, созданного для того, чтобы посвятить свою жизнь служению религии и нравственности. Этот человек... был одним из тех ученых, которые не получают признания при жизни. Но его ценность все больше будет проявляться с течением веков. Его жизнь полна пользы и добра...»

Альмира ТАГИРДЖАНОВА



Контактная информация

Об издательстве

Условия копирования

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2022 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.