Издательский дом «Медина»
Поиск rss Написать нам
Главная » Газета «Медина аль-Ислам»
Медина аль-Ислам №97 — Арслан Садриев: «Рост числа общин требует от ДУМЕР серьезных структурных изменений»
17.09.2009

Арслан Садриев:
«Рост числа общин требует от ДУМЕР серьезных структурных изменений»

В конце сентября в Москве пройдет очередной, V съезд Духовного управления мусульман европейской части России. Для участия в нем в Москву съедутся руководители и представители религиозных общин из 36 субъектов Российской Федерации. О повестке съезда и круге вопросов, которые будут на нем затронуты, мы попросили рассказать руководителя департамента внутренних дел Духовного управления мусульман европейской части России Арслана-хазрата Садриева.

— Салам алейкум, Арслан-хазрат. Расскажите, пожалуйста, подробнее о программе работы съезда.

— В ходе съезда, который состоится 23 сентября в московской резиденции Совета муфтиев России, будет заслушан отчетный доклад председателя ДУМЕР муфтия шейха Равиля Гайнутдина, в котором он расскажет об итогах работы за 2004–2009 годы, а также отчет ревизионной комиссии. Кроме того, состоятся выборы председателя ДУМЕР, как это предусматривает устав организации.

Выборы будут проходить открытым голосованием, в них примут участие все делегаты, прибывшие на съезд. В их числе будут находиться руководители духовных управлений мусульман и мусульманских общин, действующих под юрисдикцией нашей организации. В настоящее время кандидатом на должность главы ДУМЕР выдвинут только муфтий Равиль Гайнутдин, никто другой о своих претензиях не заявлял. Впрочем, возможно, новый претендент объявит о себе уже на самом съезде. Помимо главы организации, будет обновлен ее руководящий орган — президиум ДУМЕР. Завершится съезд принятием итоговых документов и церемонией водружения полумесяца на минарет строящейся соборной мечети.

— Чем обусловлена необходимость избрания нового состава президиума ДУМЕР?

— Объективными причинами. Как известно, президиум ДУМЕР включает в себя 14 авторитетных религиозных и общественных деятелей. Со времени его последнего избрания в составе президиума произошли некоторые изменения. Во-первых, ушел из жизни главный редактор общероссийской газеты «Ислам Минбаре» Талиб Саидбаев. Во-вторых, из состава президиума были выведены Рустам-хазрат Батров, покинувший пост имам-хатыба Ярославской мечети, и Умар-хазрат Идрисов, бывший председатель Духовного управления мусульман Нижегородской области.

— Сколько мусульманских общин в настоящее время объединяет Духовное управление мусульман европейской части России?

— Более 350, точное их количество я затрудняюсь назвать, поскольку еще несколько десятков общин проходит в настоящее время государственную регистрацию.

— А какова динамика роста их количества? Какие регионы вы относите к лидерам по числу зарегистрированных мусульманских организаций, а какие — к аутсайдерам?

— За каждые пять лет число общин в юрисдикции ДУМЕР удваивается. К примеру, ко времени созыва предыдущего IV съезда их насчитывалось 170, сейчас, как я уже говорил, речь идет уже о 350 организациях. Наименьшее их количество регистрируется в Северо-Западном федеральном округе, хотя, надо отметить, последние пару лет здесь наблюдается некоторое оживление. Среди наиболее активных в этом отношении регионов пальму первенства делят Приволжский и Южный федеральные округа, что вполне понятно, поскольку здесь компактно проживает мусульманское население. При сохранении нынешних темпов мы ожидаем, что через пять лет, к созыву очередного съезда ДУМЕР, число входящих в него организаций перевалит за седьмую сотню. 700 организаций — серьезная сила и вместе с тем серьезная проблема, потому что для их нормального функционирования понадобится глубокая реструктуризация и, конечно, это заявка на наличие специалистов.

— Значит ли это, что в рамках заявленной вами реструктуризации будут пересмотрены отношения центральных структур ДУМЕР с мусульманскими организациями в регионах?

— Увеличение числа общин вызывает к жизни необходимость выработки в том числе и новых принципов взаимодействия, поскольку привязка всех мусульманских организаций, и мелких, и крупных, к одному центру представляется в этих условиях весьма проблематичной.

— Известны ли сроки начала реализации этой организационной реформы? Какие конкретно структурные изменения она предусматривает?

— На съезде предполагается внести необходимые для данного развития изменения и дополнения в Устав ДУМЕР, как это полагается в соответствии с требованиями Министерства юстиции. В законченном виде структура будет выглядеть следующим образом: централизованной религиозной организацией мусульман, в составе ДУМЕР, в пределах федерального округа станет Духовное управление мусульман — муфтият, который будет объединять под своей юрисдикцией централизованные религиозные организации мусульман областного уровня — казыяты. Те, в свою очередь, будут подразделяться на централизованные религиозные организации мусульман меньшего порядка — мухтасибаты. В состав последних будут входить от 3 до 30 местных религиозных организаций мусульман, в казыяты — от 3 до 30 мухтасибатов, в муфтияты — от 3 до 30 казыятов. Таким образом, мы планируем создать стройную организационную структуру, достаточно гибкую и легко управляемую.

— А что будет с уже существующими духовными управлениями мусульман, входящими в структуру ДУМЕР? Как вы намерены встраивать их в создаваемую систему?

— Пока они останутся за скобками реформы, однако в будущем она коснется и их. Впрочем, мы не намерены форсировать процесс реструктуризации, во всяком случае в ближайшие пять лет вопрос о существующих ДУМах не будет подниматься.

— А кто будет ведать назначением глав новых организационных структур? Станет ли вопрос выборов казыев и мухтасибов прерогативой центрального органа ДУМЕР или его будут решать исключительно на местах?

— Все просто: главы местных религиозных организаций будут избирать мухтасибов, а те, в свою очередь, — глав казыятов. При этом итоги выборов всякий раз должны будут быть одобрены вышестоящей организацией.

— Арслан-хазрат, по долгу службы мне регулярно приходится общаться с руководителями мусульманских общин центральной части России. Из разговоров с ними создается впечатление, что, несмотря на порой большую географическую удаленность друг от друга, все они сталкиваются практически с одинаковыми проблемами. Это трудности с регистрацией общин, оформлением бумаг на землеотвод участка под строительство мечети, хроническое отсутствие средств.

— Вы правы. Но хотелось бы отметить, что зачастую эти проблемы упираются в банальное нежелание (или неумение) что-либо изменить. Советский Союз, откуда все мы родом, воспитал в людях массовое иждивенчество. Нередко вместо того, чтобы пробовать переломить создавшуюся ситуацию, люди ждут, когда явится некто, кто выполнит за них всю работу. А ведь мы живем в стране, где религия отделена от государства, которое если и оказывает нам помощь, то не в таком объеме, чтобы удовлетворить все наши потребности. Поэтому основную часть нагрузки мы, мусульмане, должны нести сами. Это и является проблемой всех наших религиозных организаций. В результате нехватка средств приводит к тому, что мусульманские общины оказываются не в состоянии развивать систему образования и элементарно пригласить на работу квалифицированного имама.

— На ваш взгляд, нехватка средств непосредственно связана с малой активностью членов и руководства мусульманских общин?

— Вы знаете, это замкнутый круг. У людей нет средств, чтобы нанять образованного имама, а если нет образованного имама, не ведется обучение, нет просвещения — нет людей, нет людей — нет средств, нет средств — нет имама. Круг замкнулся.

— Как вы полагаете, создание новых структур — мухтасибатов и казыятов — поможет разорвать этот порочный круг?

— Согласитесь, вместе нам будет проще решать общие проблемы, будет легче поднимать их перед президентом, правительством, представителями президента в федеральных округах. А пока одна религиозная организация — это всего лишь одна религиозная организация. Ее учредителями, как известно, могут выступать 10 человек. Представьте себе такую ситуацию: приходит глава мусульманской общины к представителю власти и говорит: «Мусульманам нужна мечеть». — «А сколько здесь мусульман?» — спрашивает чиновник. «Их здесь тысячи!» — «А сколько их в твоей общине?» — «У меня только 10». — «В таком случае собирайтесь у кого-либо на квартире и молитесь», — вот чем обычно заканчиваются подобные беседы.

Кроме того, мы намерены финансово поддержать новые, создаваемые организации. Для этого среди них будут распределяться средства, собранные у тех мусульманских общин, которые уже встали на ноги.

— Не боитесь ли вы, что эта мера вызовет недовольство у МРОМ, чьи средства вы намерены аккумулировать для последующего распределения среди их менее состоятельных в финансовом плане собратьев?

— Мы понимаем, что при реализации этого замысла нам придется столкнуться с проявлениями местнического эгоизма. Это достаточно серьезная проблема, хотя и вполне понятная. Люди говорят: «Мы сами нашли средства, мы трудились, мы подняли нашу мечеть, мы ее финансируем. Что мешает другим последовать нашему примеру?» Они правы, однако в исламе никто не отменял понятия братской взаимопомощи. Братья, мы понимаем, вам было тяжело, но вы выстояли и встали на ноги. Давайте теперь поможем нашим единоверцам, чтобы затем они примкнули к нам и в свою очередь начали помогать другим. Думаю, наши аргументы будут услышаны.

— Вы не могли бы уточнить, о суммах какого порядка идет речь?

— Пять процентов бюджета организации. Именно такая сумма была закреплена в уставах этих организаций при регистрации.

Беседовала
Патимат Гусейнова



Контактная информация

Об издательстве

Условия копирования

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2019 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.