Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Медина аль-Ислам №97 — Политический истеблишмент мусульманских регионов в решении проблем российской уммы
17.09.2009

Российские мусульмане исторически делятся на два основных региона: Волго-Уральский (и часть прилегающей Западной Сибири) и Северный Кавказ. Их иногда называют поволжской и кавказской умой, или «дар ут-татар» и «дар уль-кавказ». Но сейчас единая российская умма кристаллизуется, и возникает вопрос: кто будет играть в ней ведущую роль? С конца XVIII века и до конца 1920-х гг. становую роль играло Оренбургское магометанское духовное собрание (ОМДС) — Центральное духовное управление мусульман России (ЦДУМ) с центром в Уфе. Именно представители ОМДС в начале прошлого века выдвинули идеи консолидации российской уммы с единым лидером Раис аль-улама. Среди северокавказских улемов ключевую роль в этом процессе играл Сайпулла-кади Башларов. В 1920-е гг. муфтий ЦДУМ Риза Фахретдин постарался использовать заинтересованность советских властей в эффективной политике в мусульманском мире для объединения советских мусульман. В 1920-е гг. власти мусульманских автономий России превратились в важнейших партнеров ЦДУМ. При этом власти Большой Башкирии противопоставляли ЦДУМу местное Духовное управление мусульман Башкортостана. На Северном Кавказе так и не возникло Духовное управление мусульман. Но в итоге политика диалога властей с советской уммой была отвергнута более чем на 60 лет и вновь началась только в дни распада СССР.

Двадцать лет назад прошел первый знаковый юбилей российской уммы — празднование 1100-летия принятия Ислама булгарами. Муфтий Духовного управления мусульман в Уфе Талгат Таджутдин стал «татарином года». В сентябре этого же года Минтимер Шаймиев возглавил Татарскую Автономную Республику, став первым секретарем обкома партии. В начале 1990-х гг. лидеры татарского национального движения выдвинули лозунг переноса муфтията в Казань при установлении контроля над ним со стороны националов. ЦДУМ осталось в Уфе, но в начале 1990-х от него отошли большинство регионов с их новыми муфтиятами. Даже приходы республики ЦДУМу пришлось разделить со вновь возникшим Духовным управлением мусульман Башкортостана (ДУМ РБ). Преимущественно татарские приходы остались за ЦДУМом, а преимущественно башкирские отошли к ДУМ РБ.

С 1998 года Духовное управление мусульман Татарстана ведет гораздо более лояльную политику по отношению к властям республики, но близкому ему Казанскому муфтияту не удалось получить широкого распространения вне Татарстана. В 2000-е гг. Всемирный конгресс татар (ВКТ) формально объединил лидеров ЦДУМ, московского Совета муфтиев России (СМР) и ДУМ РТ в рамках религиозной комиссии, но и эта схема оказалась нерабочей. Так что единая поволжская умма, или «дар ут-татар», так и не оформились. Исламские университеты Уфы, Москвы, и Казани не выполняют роль объединителей уммы и центров подготовки ее разнопрофильной элиты, которую играли джадидистские медресе столетие назад. Да и сами личности президентов Татарстана (Минтимера Шаймиева, родился в 1937 году) и Башкортостана (Муртаза Рахимов, родился в 1934 году) связаны именно с хозяйственной элитой советской эпохи. При этом на официальном сайте М. Шаймиева отмечены не только Международная премия имени короля Фейсала и орден почета «Аль-Фахр» 1-й степени (СМР), но и ордена Русской православной церкви 1-й степени: святого благоверного князя Даниила Московского 1-й степени и преподобного Сергия Радонежского. Привоз в Казань списка Казанской иконы Божьей Матери превратил город в крупнейший центр православного паломничества.

Ситуация в восточной части Северного Кавказа радикально отличается. Если в двух мусульманских республиках Приволжского федерального округа православные сохраняют несколько менее половины населения, то их число на восточном Кавказе за 20 лет сократилось в разы. В Дагестане президентом является еще советский лидер Муху Алиев (родился в 1940 году), но он руководит республикой три года в отличие от двух десятилетий правления М. Шаймиева и М. Рахимова. Но в республике гор 14 только титульных наций в отличие от двух миллионов татар Татарстана и по миллиону башкир и татар в Башкортостане. Столь же относительно недавно Чечню возглавляет Рамзан Кадыров (и. о. председателя правительства с 2005 года и президент с 2007-го) и Ингушетию — Юнус-Бек Евкуров (президент с 2008 года). Оба они являются Героями России. Президент Чечни активно занимается строительством мечетей на Кавказе, уже в его западной части — в Черкесске и Сочи. Расширяется его влияние и в Центральной России: это и проект мечети имени Ахмад-хаджи Кадырова в Ярославле и мечеть в Москве. Если еще двадцать лет назад мусульмане Центральной России отождествлялись с татарами, то сегодня — с кавказцами, и прежде всего с чеченцами. Татарский язык уходит из все большего числа городских мечетей и сменяется русским, который царит и в городских мечетях Кавказа.

В отличие от округа ОМДС–ЦДУМ на досоветском Северном Кавказе не существовало ни опыта Духовных управлений мусульман и мусульманских университетов, чьими аналогами были джадидистские медресе. Духовное управление мусульман Северного Кавказа (ДУМСК) просуществовало от дней депортаций многих кавказских народов в годы Великой Отечественной войны до периода распада СССР. Сейчас, несмотря на их критику самых различных сторон, Духовные управления мусульман республик Северного Кавказа и действующие при них исламские вузы стабильно укрепляются. Преимущественно о роли муфтиятов и исламских вузов Кавказа говорилось 28 августа 2009 года в Сочи, где прошла встреча президента России Д. А. Медведева с лидерами северокавказских республик и Духовных управлений мусульман региона. Эти ориентиры властей приводят к усилению борьбы с «внемечетным Исламом», подпольными медресе и бесконтрольной отправкой на обучение в мусульманские зарубежные центры. В сегодняшней России официальные структуры традиционных религий все более выводятся из-под огня критики, а значит, и анализа.

Следует отметить, что республики Кавказа занимают достаточно компактную территорию в отличие от общин «дар ут-татар», раскиданных по аулам и городам от Волги и до Енисея. К тому же города Северного Кавказа не имеют ярко выраженного индустриального профиля в отличие от городов Центра, Поволжья. Урала и Сибири. На Кавказе люди в махаллях знают своих соседей в отличие от многоэтажек промышленных городов. Эти традиции соседства переходят в большие города. И уже в Москве старые дома Татарских улиц в Замоскворечье сменяет мусульманский чеченский район в Бутове. Коренные москвичи вспоминают, что татары столицы в своей слободе или дворницких жили внутренней жизнью, которую никому не показывали. Ее центром была не только Историческая мечеть, но и дом Асадуллаева с детсадом и средней школой, театром и редакциями периодических изданий. Но это не история Бутова... Кавказ обладает своей древней и стойкой цивилизацией, но она отличается от традиций, сформировавшихся на окских и волжских просторах.

Дар уль-кавказ за последние два десятилетия переживает жестокие времена. Здесь выживет сильнейший и побеждает сплоченная и решительная команда. К тому же здесь выше рождаемость, крепче семьи и ниже смертность за счет отсутствия алкоголизма и бытовой преступности. Но здесь же исчезают традиции многолетнего созидательного труда и качественного образования. Впрочем, это происходит и по всей стране, все более садящейся на нефтегазовую иглу, о чем говорят президент России Д. А. Медведев и премьер-министр В. В. Путин. И все это сопровождается насилием, выход из которого видят в весьма своеобразной версии шариатизации. Она работает хотя бы потому, что уже не действует советский вариант и власти не хотят или не могут запустить новое издание варианта джадидистского, ориентированного на свободную и сознательную личность, преимущественно собственника. Гражданское же общество у российских мусульман пока значительно слабее, чем 100 лет назад... Сегодня лидеры регионов во многом определяют профили местных мусульманских сообществ, но в российских мегаполисах и на сайтах Интернета существует и собственная жизнь. Может, за ней и будущее?!

Айдар Хабутдинов,
доктор исторических наук



МЕДИНА АЛЬ-ИСЛАМ

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

МИНБАР ИСЛАМА

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

АЛЬ-МИНБАР

Аль-Минбар

ИСЛАМ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

ЖУРНАЛ «МИНАРЕТ ИСЛАМА»

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

ИСЛАМ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
ДРУГИЕ ПЕРИОДИЧЕСКИЕ ИЗДАНИЯ
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
ХАНАФИТСКОЕ НАСЛЕДИЕ
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
НАШИ УСПЕХИ

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Реклама

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.