Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Медина аль-Ислам №94–95 — Сопротивление «магометан» крещению в Сибири
08.06.2009

г. Искер-столица Сибирского ханства

 

Не секрет, что внедрение в школу «Основ православной культуры» рассматривается многими как новая волна христианизации. История помнит несколько попыток обращения «инородцев» в «греко-российскую веру», в том числе насильственных. Источники также показывают, что «магометане» активно сопротивлялись крещению, и случалось, что их союзниками становились светские власти.

 

После Кучума

Более века после падения Сибирского ханства православные миссионеры не тревожили местных мусульман, хотя уже при первом сибирском митрополите Киприяне поход Ермака, положивший начало распаду ханства Кучума, получил идеологическое обоснование: «И посла их Бог очистити место, где быти святыне».

Вялотекущее крещение «инородцев» имело место, но не носило насильственного характера. По свидетельству европейских путешественников XVII века, «магометане» Сибири жили вольготно. Лянге пишет, что татары — «зажиточные люди, богатые лошадьми, быками, коровами, овцами». «Они живут свободно, никому ничего не платят, продают много зерна, масла, рыбы, а также уток и других птиц», — добавляет другой путешественник.

Москва вела гибкую политику, поскольку любое закручивание гаек могло пополнить ряды сторонников внуков Кучума, чьи летучие отряды действовали на границе со степью еще 100 лет после крушения ханства.

 

Мурза Сабанак

Первое противостояние мусульман и христиан приходится на начало XVIII века, когда с воцарением Петра I в Сибирь прибывает митрополит-креститель Филофей Лещинский. Миссия его была направлена на крещение северных народов, которые частично уже успели принять Ислам.

О тех событиях мы узнаем из воспоминаний Новицкого, сподвижника Мазепы, который был сослан Петром в Сибирь и стал одним из участников экспедиций Лещинского.

В юрт Кошутских, где жили мусульмане-манси, миссионеры встретили сопротивление, но им удалось захватить местного князя.

«Немного же держася сей тмы зловерия Махометанова, нача просвещатися учением проповеди, прыять крещение», — писал Г. Новицкий.

«Оправославленный» в тобольской тюрьме кошутский князь едет вместе с Лещинским на родину и крестит еще триста манси.

Путешествие Филофея на север чуть не стоило ему жизни. Миссия из Тобольска прибыла на ладьях в юрты Бурейковские к мусульманам-ханты. Произошла драка. Остяки схватились за пищали и луки. Три незваных гостя погибли на месте. Глава юрт князь Уршанко выстрелил в Лещинского. Позже митрополит писал: «Мене самаго вдарено с пищоли под пояс, но Бог помиловал мя: пуля кругом ободрала платье, а мене не вредила».

Миссионеры отплыли
от Бурейковских юрт. Впоследствии Уршанко был захвачен и крещен.

Миссионеры выяснили, что за событиями в остяко-вогульских юртах стоят люди главы тобольских татар мурзы Сабанака, который пустил слух о царском указе, якобы повелевающем за убийство Лещинского никого не наказывать.

Митрополит писал в Синод: «Есть в Тобольске начальный татарин Сабанак, тот посылал к остякам своих абизов (муэдзинов) и велел, чтобы абизы научили остяков некрещенных, дабы нас позабивали до смерти: указ-де прислан государев убить архиерея...».

На основании донесения Синод постановил задержать Сабанака.

«Но Сабанак был такая persona grata в Тобольске, такое имел покровительство со стороны тамошних светских властей, что для него указы Св. Синода ровно ничего не значили, он продолжал делать самые возмутительные вещи, и все ему проходило безнаказанно», — пишет П. Буцинский.

В другом донесении говорится: «Татары подъезжают к новокрещеным и, смущая, велят именем своего начальника Сабанака церкви жечь, попов и причетников до смерти побивать и кресты побросать и старую веру держать. Они ж абизы, не ведомо по какому указу, многих остяков пообрезывали, а около Тобольска и крещенных коснулись, и размножают свою проклятую веру».

«Читая такое донесение о поступках магометан, право, подумаешь, что это творилось не в Русской православной империи, а в каком-нибудь магометанском государстве!» — недоумевает Буцинский.

Синод написал о жалобах в Сенат. Оттуда дело через Тобольскую губернскую канцелярию поступило в надворный суд, который оставил его без рассмотрения.

«Если далее обратим внимание на отношение светских сибирских властей к делу инородцев, то еще более будем поражены, чем поступками магометанских духовных лиц, — пишет Буцинский. — …Светские власти были самыми сильными противниками распространения христианской веры между сибирскими иноверцами».

Противодействие властей крещению Буцинский объясняет коррумпированностью.

 

Караван в Петербург

Трудные времена для сибирских мусульман наступили к середине XVIII века, с назначением на пост митрополита Тобольского Сильвестра Гловацкого, экс-управителя Новокрещенской конторы. Этот человек, принуждая мусульман принимать христианство, сажал их в растопленные печи.

«В архиерейском доме под уборной внизу был устроен каземат для нежелающих принять крещение. Туда прямо на головы арестованных опускали все нечистоты».

Гловацкий снес обе тобольские мечети. Всего в Тобольском уезде снесли 66 мечетей из 89, в Тюменском — 19 из 32.

Социальный статус бухарцев позволял бороться за свои права. В 1751 году их делегация едет в Петербург. Караван возглавил тарский бухарец Алим Шихов. Получив жалобу, Сенат обратился в Синод, чтобы «как сами преосвященные архиереи, так и протчия духовные лица никого, как из магометан, так и из протчих неверных народов, в православную христианскую Греко-российскую веру, без письменных их саможелательных о том прощений и без подлежащего, прежде нежели крещены будут, довольного к православию наставления, принимать и святым крещением просвещать отнюдь не отважились».

Жаловался и Гловацкий.
В 1754 году он писал в Синод, что тобольские татары вновь построили мечеть в юрте «явного ругателя тайны святого крещения и развратника новокрещенных от христианской веры татарского абыза Нурлы Сеитова». Здесь говорят «соблазнительные слова», «упоминанием Магометова имени чинят великогласный крик и явнособлазнительные христианам мольбище». Митрополит писал, что татары препятствуют соплеменникам креститься, бывали случаи «жжения огнем» тех, кто хотел креститься.

Осенью 1755 года Гловацкого сняли с тобольской кафедры. За 9 лет в православие было обращено более 2500 татар.

Следующая волна крещений, при Н. Ильминском, не имела в Сибири большого успеха. По данным Ядринцева, с 1860 по 1869 год из среды татар Тобольской губернии, «составляющей 40 тысяч сплоченного фанатического магометанского населения», было крещено только 300 человек.

 

Миссия кряшен

В 1900 году в Тобольске создается противомусульманская миссия. В Сибирь направляются кряшены (крещеные татары), выпускники Казанской семинарии. Благодаря их отчетам, которые публиковались в церковной газете, можно узнать немало интересного о работе кряшен. К примеру, дьякон Волков пишет, что татары стали избегать его после того, как он пытался заговорить о «порочности их веры». Как-то он предложил татарину Муслиму отдать сына на обучение. Муслим согласился. После этого он больше не увидел ни Муслима, ни его сына. Другой татарин на предложение перейти в православие «поник головой и, не проронив в продолжение моей речи ни единого слова, простился».

Кряшен Мрязев сообщает, что татары либо возражали, либо молчали, давая понять, что они не согласны тем, что «православие превосходит магометанство».

Миссионер Купцов пишет, что мулла, с которым он пытался завести дружбу, не стал с ним разговаривать после того, как он нетактично выразился об Исламе. Разговоры с татарами имели один результат: его звали вернуться в Ислам. Миссионер Михайлов сообщает, что миссия не складывается, ибо приходится иметь дело «с татарами-магометанами, в высшей степени фанатиками, которых убедить креститься очень трудно».

Наибольший успех имел кряшен Ефрем Елисеев. В своих «Записках миссионера» он рассказывает: «17 февраля в Тюменском монастыре обращено было восемь человек при торжественной обстановке, что совершилось спокойно, без особого волнения со стороны татар, отчасти потому, что татары узнали об этом поздно. До десяти татар ворвались в ограду монастыря, но, убедившись, что крещение уже свершилось, спокойно, с грустью разошлись».

Однажды миссионеры выкрали мальчика, сына одного из новообращенных из юрт Ембаевских. Ребенок после смерти матери и крещении отца жил у родных.

«Мальчика сначала поместили в монастырь, так как я предполагал нападение татар, — пишет Елисеев. —
И действительно, спустя два часа с грохотом и шумом несколько экипажей, нагруженных членами Бухарской волостного правления, и родственники ворвались с требованием отдать мальчика. Без всякой церемонии они бегали по всем корпусам монастыря, а у моего крыльца поставили караул. Я вышел и тихо обратился к ним по-татарски: “Вам нужен мальчик, но ведь его тут окрестят, ведь в крещении спасение, вот я сам крещенный и кроме доброго ничего не вижу в крещении; я вам тоже советовал бы креститься”»...

Мусульмане жаловались в полицию, слали телеграммы, пробовали и силой вернуть мальчика, но безрезультатно.

«После многих наших заступничеств мальчик 9 сентября был окрещен с именем Феодосия», — пишет Елисеев. Крещеный этот мальчик учинил немало хлопот и забот. Он «выбегал ночью, кричал, не повиновался», «проявлял свои дикие инстинкты». Бросал крест, бранил просфору, швырял их на пол, «постоянно плясал, щи с капустой называл свиным супом, требовал то сырой рыбы, то конины».

Окруженный монастырскими стенами, мальчик постепенно смирился с участью. После этого случая татары стали избегать Елисеева, не давали ему лошадей на станциях, писали жалобы и прошения.

За 17 лет работы миссии число крещеных не превысило 150 человек. Провал ее во многом стал возможным благодаря сплоченности «магометан». И это признавал Е. Елисеев, написавши, что «...весь мир татар сплотился около своих мулл, чтобы впредь не растерять своих птенцов для прославления Ислама».

 

Калиль Кабдулвахитов,
Тюмень



МЕДИНА АЛЬ-ИСЛАМ

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

МИНБАР ИСЛАМА

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

АЛЬ-МИНБАР

Аль-Минбар

ИСЛАМ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

ЖУРНАЛ «МИНАРЕТ ИСЛАМА»

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

ИСЛАМ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
ДРУГИЕ ПЕРИОДИЧЕСКИЕ ИЗДАНИЯ
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
ХАНАФИТСКОЕ НАСЛЕДИЕ
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
НАШИ УСПЕХИ

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Реклама

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.