Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Абу-Ханифа: задачки на сообразительность
11.03.2009

Абу-Ханифа: задачки на сообразительность

Молчаливая пара

Однажды к Абу­Ханифе пришел человек и сказал:

- Я поклялся, что я не заговорю с женой, разве что она сама заговорит со мной. Она же поклялась раздать как милостыню свое имущество, что не заговорит со мной, разве что я заговорю с ней.

- Ты спрашивал кого­нибудь об этом?

- Да, Суфияна Саури. И он сказал, что кто заговорит, тот и нарушит клятву.

- Разговаривай со своей женой, и никто из вас не нарушит клятвы.

Человек отправился к Суфияну и поведал ему ответ Абу­Ханифы. Разгневанный Суфиян отправился к Абу­Ханифе:

- Разрешаешь недозволенную близость?!

- А что случилось?

- Повторите отцу раба Божьего тот вопрос!

    Когда Абу­Ханифой был повторен тот же вопрос, он повторил им свой ответ.

- Откуда ты взял это? - спросил Суфиян.

- Когда она произнесла ему свою клятву, - отвечал Абу­Ханифа, - после того, как поклялся он, то тем самым она заговорила с ним. Его клятва утратила силу и, стало быть, если он заговорит с ней, то ни он, ни она не нарушат клятву, ибо, когда она заговорила с ним после клятвы, клятва для обоих утратила свою силу.

Даже Суфиян был вынужден признать: «Перед тобой открывается знание о таких вещах, в которых все мы невежды!»

Развод, молитва и близость

Один мужчина поклялся, что если он ополоснется после близости с женой в тот же день, то она - трижды разведена. Немного погодя, он поклялся, что если пропустит какую­нибудь молитву, то его жена - разведена. И еще позже он сказал, что если в этот день не будет иметь близости с женой, то она - разведена. Учитывая, что молитва недопустима без полного омовения после интимных отношений, то, кажется, развод был неизбежен. Разве можно выпутаться из подобной ситуации? Об этом спросили Абу­Ханифу. «Пусть имеет близость со своей женой, - сказал имам, - после предвечерней (`аср) молитвы, когда еще не зашло солнце, затем [после захода солнца] пусть моется и читает молитву. В этом случае он может, не разводясь, выполнить все три условия: иметь близость с женой в течение дня, не пропуская молитвы и не моясь в течение того же дня» .

Развод и соль

Некий человек поклялся развестись с женой, если та, готовя пищу, не положит туда значительный объем соли и если он почувствует при этом в приготовленной еде привкус соли. Об этой задаче спросили Абу­Ханифу, и он сказал: «Пусть варит яйца и кладет столько соли, сколько нужно или даже больше» .

Развод и цыпленок

Один человек поклялся, что никогда не будет есть куриных яиц; он же поклялся, что будет есть все, что находится в углу дома. Если там обнаружат яйцо, что делать?» - спросили имама. Абу­Ханифа ответил: «Пусть курица высидит яйцо, а когда вылупится цыпленок, сварит его и съест вместе с бульоном» .

Если хочешь, ты - свободна!

Некоторых традиционистов в затруднение поставил один случай, разрешить который не мог никто, кроме Абу­Ханифы. Один человек сказал своей жене: «Если этой ночью ты попросишь от меня развода, а я не дам его, то ты - разведена!», на что женщина ответила: «Если этой ночью я не попрошу у тебя развода, то мой раб - свободен!». «Проси развод», - сказал Абу­Ханифа женщине. «А ты скажи: - обратился он к мужу - "Если хочешь, ты - свободна!"». И добавил: «Ступайте, вы свободны от своих клятв!». Мужу же имам сказал: «Кайся перед Богом о случившемся!». И он покаялся. С тех пор каждый раз после намаза они вместе с женой молились за Абу­Ханифу .

Наследство для Абу-Ханифы

Однажды во время отъезда Абу­Ханифы умер человек, который признал его своим наследником. По возвращении ученый обратился по этому вопросу к Ибн­Шубруме*, подкрепив свое притязание необходимыми свидетельствами. Но Ибн­Шубрума, недолюбливавший ученого, решил отказать Абу­Ханифе в его законном праве:

- А ты можешь поклясться, что твои свидетели говорят правду?

- Я не должен клясться, ибо отсутствовал, - ответил имам.

- Логика твоя ошибочна!

- А что в таком случае ты скажешь о слепом, которому нанесли телесное увечье, и два его свидетели подтверждают это? Должен ли он поклясться, что свидетели его говорят правду, хотя он и не видел этого?

Ибн­Шубрума был вынужден присудить Абу­Ханифе его долю наследства.

Разоблачение предусмотрительных воров

Однажды воры пробрались в дом одного человека и вынесли оттуда все ценное. Уходя, они взяли клятву со своей жертвы, что его жена будет трижды разведена, если он даст знать о них кому­либо. Наутро хозяин дома увидел воров, торгующих его вещами, но он никому не мог сказать об этом, т.к. в этом случае он потерял бы свою жену. Озадаченный таким положением дел, он стал искать совета у Абу­Ханифы. Ученый взялся помочь ему. Он попросил привести квартального имама, муэдзин и понятых. Ученый спросил у них:

- Хотели бы вы, чтобы Бог вернул этому человеку его ценности?

- Да, - ответили они.

- Тогда соберите всех нечестивых и порочных, заведите их в дом или мечеть, а затем выводите по одному, всякий раз спрашивая у него: «Он украл у тебя?». Если не украл, то пусть говорит «Нет», а если украл, то пусть молчит. Когда он будет молчать, того и наказывайте.

Так и было сделано. Человек смог, не нарушив свою клятву, вернуть все то, что у него украли.

Павлиний вор

У соседа Абу­Ханифы украли павлина, и он за помощью обратился к имаму. Абу­Ханифа посоветовал никому об этом пока не говорить и отправился в мечеть. Когда там собралось много народу, ученый крикнул: «Эй, павлиний вор! Не стыдно тебе приходить в мечеть с перьями на голове?!». Среди присутствующих один человек стал поспешно ощупывать свои волосы. Этим он и выдал себя, а сосед Абу­Ханифы получил назад свою птицу .

Второй свидетель

Одному человеку другой задолжал тысячу дирхемов, но долг свой не признавал. У хозяина долга был только один свидетель вместо положенных двух, и потому он даже был готов пойти на крайнюю меру - принести клятву, подтверждающую его правоту. Абу­Ханифа знал, что он прав, но для суда этого было недостаточно: нужен второй свидетель. Ученый предложил хозяину долга подарить данный долг в присутствии своего свидетеля третьему лицу, дабы тот истребовал его от должника. Таким образом, хозяин долга становился вторым свидетелем, что делало возможным обращение по данному вопросу в суд. Так и поступили. Судья вынес решение выплатить долг .

Пустой мешок позорит мужчин

Одна женщина задала Амашу* вопрос о клятве своего мужа, который поклялся дать развод, если она скажет ему, что мука в доме закончилась, или об этом напишет, или пошлет, или передаст через кого­либо, или продиктует кому. Вопрос поставил ученого в тупик. «Тебе надо обратиться к Абу­Ханифе», - сказал он. Женщина отправилась к имаму и рассказала о случившемся. «Если закончится мука в мешке, - посоветовал он, - привяжи его к одежде своего мужа, когда тот булет спать. Проснувшись он увидит мешок и поймет, что мука закончилась». Женщина так и поступила. Увидев пустой мешок и поняв, что жена смогла обойти все условия, оговоренные в клятве, муж воскликнул: «Ей­богу, это хитрости Абу­Ханифы! Разве мы будем благоденствовать при нем, живом?! Он позорит нас перед женами, показывая нашу немощность и рыхлость наших умов!» .

Три дирхема

Али ибн Асима занимал вопрос, который условно можно обозначить вопросом трех дирхемов. Суть его такова. Два компаньона для участия в одном общем деле смешали свои денежные средства. Один из них вложил два дирхема, другой - один. Вскоре два дирхема из трех были израсходованы. При этом участники предприятия не проследили, чьи именно. Кому должен принадлежать оставшийся дирхем? И если он должен быть поделен между ними, то как?

Ибн­Шубрума рассуждал следующим образом. Про один из двух потраченных можно с уверенностью утверждать, что он принадлежал тому, кто вложил в дело два дирхема. Про второй же потраченный дирхем достоверное знание отсутствует: он в равной степени мог принадлежать каждому из участников предприятия. Стало быть, и неизрасходованный дирхем может также в равной степени принадлежать любому из них. Поэтому его надлежит поделить поровну.

Однако Абу­Ханифа, отвечая на вопрос Ибн­Асима, пошел другим путем. «В тот момент, - объяснял он ему, - когда три [дирхема] были перемешаны, так что не различить, в этом целом они обернулись в долевое участие (ширка). И владелец одного дирхема стал обладать третью каждого дирхема, а владелец двух дирхемов стал обладать двумя третями каждого дирхема. И какой бы дирхем не был бы потрачен, это [соотношение] сохраняется».

Али ибн `Асим был настолько потрясен силой логики ученого, что не уже смог удержаться от эмоционального комментария: «Клянусь Богом! Если взвесить его разум (акл) и разум всех [ученых] Куфы, то его [ум] перевесил бы!» .

 Проход в стене

Один человек спросил Абу­Ханифу, имеет ли он право прорубить проход в стене своего двора.

- Прорубай что хочешь, не спрашивая своего соседа, - ответил он.

Однако этот самый сосед обратился по этому вопросу к городскому судье Ибн­Абу­Ляйле (ум. 148 х./765 г.), и тот вынес решение в его пользу. Владелец стены пожаловался Абу­Ханифе. И ученый вновь сказал ему:

- Делай дверь!

Сосед опять заставил пойти его в суд, и вновь судья оказался на его стороне. Тогда ученый спросил владельца стены:

- Сколько стоит твоя стена?

- Три динара, - был ответ.

- Я тебе их компенсирую. Ступай и разрушь стену от начала до конца.

Человек пошел ломать стену. Но сосед вновь привел его к судье.

- Он же ломает свою стену, а ты просишь меня запретить ему это? - сказал судья. А затем, обратившись к владельцу стены, добавил:

- Ступай, сломай ее и делай что хочешь!

- Тогда почему вы меня мучили и запрещали сделать проход, когда это было легче для меня? - не выдержал измученный судебными тяжбами.

- Когда один идет к тому, кто указывает на мою ошибку, то как же я должен поступить, узнав о своей ошибке? - сказал судья  .

 Вожделенная тысяча

Один человек перед смертью передал другому кошель с тысячью дирхемов и завещал: «Когда повзрослеет мой сын, отдай ему из этого то, что хочешь». Сын повзрослел. Но ему был отдан лишь пустой кошелек. Наследник отправился к Абу­Ханифе и рассказал о случившемся. Имам пригласил душеприказчика и сказал: «Отдай ему тысячу дирхемов. Ибо что ты хотел, то и оставил себе. Обычно люди удерживают то, что хотят сами, а отдают то, чего не хотят».

 Пусть оплакивает себя тот, кто не хочет учиться

Когда Абу­Юсуф, лучший ученик Абу­Ханифы, заболел, последний сказал: «Если умрет этот юноша, то на земле не за кем будет следовать». После таких слов мнение Абу­Юсуфа о себе возросло, и к нему стали наведываться знатные особы. Он решил проводить собственные правовые собрания и стал меньше посещать занятия Абу­Ханифы. Имам спросил у своих учеников, что с ним случилось, и ему обо всем рассказали. Тогда Абу­Ханифа поручил одному из своих студентов отправиться к Абу­Юсуфу и задать такой вопрос: «Что ты скажешь о человеке, который отдал за один дирхем белильщику тканей одеяние с тем, чтобы он побелил его, но, когда он через несколько дней пришел к нему забрать платье, тот сказал: «У меня нет ничего твоего!» ­ и стал препираться? Затем владелец одеяния снова пришел к нему, и тот отдал ему побеленное одеяние; ему следует заплатить? Если скажет: «Следует» - ответь: «Ты ошибся!»; если скажет: «Не следует» - ответь: "Ты ошибся!"»

Студент оправился к Абу­Юсуфу и задал ему этот вопрос.

- Следует, - ответил на него самоуверенный ученый.

- Ты ошибся! - парировал посыльный. Абу­Юсуф на час погрузился в размышления и потом сказал:

- Не следует.

- Ты ошибся! - снова повторил тайный агент Абу­Ханифы. Еще через час размышлений Абу­Юсуф встал и отправился к своему учителю.

- Тебя привел не иначе, как вопрос о белильщике тканей! - подтрунивал Абу­Ханифа.

- Да, - ответил Абу­Юсуф.

- Свят Бог! Кто ж дает фетвы людям и проводит занятия, рассуждая о Божьей религии, а его уровень в том, что он не может толком ответить на один вопрос о денежных вознаграждениях!

- Абу­Ханифа! Научи меня!

- Если он побелил одеяние после того как присвоил (гасаба) его, то ему не следует платить, ибо он белил для себя. А если он побелил одеяние до того как присвоил его, то ему заплатить следует, ибо он белил для заказчика - объяснил Абу­Ханифа. А затем добавил:

- Кто думает, что ему уже не нужно учиться, пусть оплакивает себя!



МЕДИНА АЛЬ-ИСЛАМ

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

МИНБАР ИСЛАМА

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

АЛЬ-МИНБАР

Аль-Минбар

ИСЛАМ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

ЖУРНАЛ «МИНАРЕТ ИСЛАМА»

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

ИСЛАМ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
ДРУГИЕ ПЕРИОДИЧЕСКИЕ ИЗДАНИЯ
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
ХАНАФИТСКОЕ НАСЛЕДИЕ
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
НАШИ УСПЕХИ

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Реклама

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.