Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Рустам Батров - Абу Ханифа: жизнь и наследие
11.03.2009

Абу Ханифа — крупнейшая фигура в истории средневекового Ислама, чье религиозно-правовое наследие самым действенным образом актуально для мусульман и сегодня. Мы открываем серию публикаций из одноименной книги молодого ученого Рустама-хазрата Батрова, подготовленной к изданию Духовным управлением мусульман Нижегородской области.

Последователи его школы встречаются во всех уголках земного шара и исчисляются сотнями миллионов. С именем Абу Ханифы знакомы и представители иных конфессий и мировоззрений, ведь оно стало достоянием общемировой правовой культуры. Возникающий в этой связи интерес к личности и наследию величайшего мусульманского факиха очевиден. Однако русскоязычный читатель сможет удовлетворить его лишь в минимальной степени. Парадоксально: имя Абу Ханифы на слуху у всех, кто знаком с тематикой Ислама и историей его правового учения, но до сих пор в России никто не предпринимал серьезных исследований, посвященных жизни и наследию знаменитого мусульманского богослова. И это несмотря на то, что большая часть российских мусульман исторически являются приверженцами ханафитской традиции, а первые статьи, посвященные имаму и его творчеству, появились в отечественной науке еще в конце XVIII века.

Самый известный и влиятельный факих в истории Ислама Нуман ибн Сабит, больше известный как Абу Ханифа, родился во времена омейядского халифа Абд­аль­Малика (прав. 685–705 гг.) в Ираке. Имам происходил из знатного иранского рода. При рождении будущего иракского факиха нарекли именем `Атик, которое он позднее сменил на Нуман. В этом имени есть «маленькая тайна», суть которой состоит в том, что им обозначается кровь (душа), дающая жизнь телу человека. Именно душой фикха и суждено будет стать в будущем Нуману. Однако это имя мало известно широкой публике. Традиционно великого мусульманского правоведа называют по кунье — Абу Ханифа.

Кунья — это уважительное обращение к человеку, указывающее на его отношение к своему ребенку или же родителю. В данном случае речь идет об отцовстве. Учитывая, что «Ханифа» традиционно считается женским именем, возникло утверждение о том, что Абу Ханифа получил свою кунью по имени дочери. Стало быть, ее следует перевести как «отец Ханифы». Однако, исходя из того, что в источниках упоминается лишь единственный сын Абу Ханифы — Хаммад, такая интерпретация куньи была признана ошибочной.

Широкое распространение получило смысловое толкование куньи Абу Ханифы через анализ лексического значения ее ключевого слова — «ханифа». Под последним в литературном арабском языке понимается набожный богомолец, а в иракском диалекте — носимый за поясом письменный прибор, с которым Абу Ханифа никогда не расставался. Таким образом, словосочетание «Абу Ханифа» возможно перевести соответственно как «человек молитвы» и «человек с пером».

Приняв Ислам и получив свободу, предки Абу Ханифы, тем не менее, не могли стать полноценными членами арабского общества. Специфика общества тех времен была такова, что бывшие рабы не могли влиться в его родоплеменную структуру и стать полноправными гражданами, а получали особый статус, нарекаясь словом мавали. Этот статус выражался в том, что мавали закреплялись за своими бывшими хозяевами­патронами, сохраняя от них личную зависимость, и ограничивались во многих правах.

Институт мавали, безусловно, нарушал провозглашенный Кораном принцип равенства всех верующих независимо от происхождения. Нередко ограниченность правового статуса мавали усугублялась унижениями и оскорблениями со стороны более «полноценных» членов общества. Чистокровные арабы относились к мусульманам­инородцам свысока, издевались над нечистым выговором, иными привычками в быту, порой под страхом смертной казни запрещали родниться с ними. [Иные] арабы говорили: «Молитву делают недействительной трое — осел, собака и мавали», подобным отношением вынуждая мавали строить себе даже отдельные мечети. Арабы такого типа не упускали возможности подчеркнуть свое «превосходство», забывая порой, что сами они были нередко потомками простых пастухов, неграмотных и неотесанных бедуинов. Поэтому, когда спустя время один из патронов Абу Ханифы напомнит ему, что тот всего лишь его мавали, имам — сын знатных предков — вспылив, ответит: «Клянусь Богом! Я более благородных кровей, чем ты!»

И тем не менее именно происхождение из числа мавали будет способствовать в дальнейшем становлению Абу Ханифы в качестве мусульманского ученого. В ту эпоху многие персы были отмечены печатью мусульманской науки и знания. Причина тому кроется в том, что их униженное положение, препятствия продвижению по социальной лестнице оставляли порой единственный путь для самореализации — религиозную науку, где единственным критерием, вне зависимости от происхождения, была степень и глубина образованности. Несмотря на трудности усвоения тонкостей арабского языка и невзирая на насмешки арабов, мавали уверенно входили в первые ряды знатоков Корана и Сунны. Не случайно выходцы из Ирана составили авангард религиозной науки в целом и мусульманского фикха — в частности. Именно из их большинства сложился основной корпус знатоков шариата в разных концах Халифата.

Мусульманская религиозно­научная традиция тех времен была представлена двумя основными школами: Ирака и Хиджаза (Мекка и Медина). В Хиджазе преобладала установка на традиционализм, последователи которого стремились не выходить за рамки буквального понимания Корана и Сунны. В Ираке же религиозная традиция подвергалась рациональному осмыслению, благодаря которому вопросы решались с помощью умозрительных методов. Как правило, данное различие объясняется тем, что в Хиджазе исторически проживало много сподвижников Пророка, мир Ему, основных носителей традиции, в то время как иракская школа мусульманской учености формировалась вдали от родины Ислама.

У Пророка, мир Ему, было более десяти тысяч сподвижников, к которым причислялся каждый, кто, будучи мусульманином, хотя бы раз видел его. Однако большинство сподвижников были лишь хранителями воспоминаний о Пророке, мир Ему, в то время как передатчиков хадисов было абсолютное меньшинство. Ибн аль­Каййим аль­Джаузи установил всех «сподвижников Божьего Посланника, мир Ему, с чьих уст сохранились фетвы» — их получается всего 146 человек.

[Из них] в Ираке в разное время проживали Али ибн Абу Талиб, Абдаллах ибн Мас`уд, Анас ибн Малик, Абу Муса аль­`Ашари, Са`д ибн Абу­Ваккас и Сальман аль­Фариси. Присутствие в Куфе значимых сподвижников Пророка, мир Ему, не могло пройти бесследно. Поэтому распространенное мнение о том, что «она не была обителью хадиса», следует признать ошибочным. Однако Ирак в целом, и Куфа в частности, никогда не являлись лидирующим центром хадисоведения. Напротив, этот регион всегда считался рационалистской оппозицией традиционалистскому Хиджазу.

Вот комплекс тезисов, являвшийся зеркальным ответом Абу Ханифы на радикальное политическое движение хариджитов, которые оправдывали инициируемые ими гражданские войны («смуты» в терминологии средневековых богословов, или же «террор» в терминологии современных реалий). [Радикалы] считали любого «великогрешника», то есть человека, чье «деяние» не соответствует критериям благочестия, лишенным веры, — неверным. Признанный таковым человек исключался из мусульманской общины (=государства) и, лишенный ее покровительства, ставился вне закона и подлежал убиению. На практике неверным признавался каждый, кто не разделял идеологию [радикалов] и отказывался принимать участие в их одиозном движении, то есть по сути все прочие члены общины. Таким образом, убийство соотечественников [радикалы] признавали возможным и даже богоугодным, что оправдывало абсолютно любые кровопролития.

[Абу Ханифа рассуждает:] верующий может грешить, совершая при этом «великие грехи» и становясь «великогрешником»; может вершить богоугодные поступки, но до тех пор, пока он не отказывается от истины и не впадает в «безбожие» (куфр) и «многобожие» (ширк), он может «надеяться» на Божье помилование, и его следует считать верующим. Этот тезис проистекает из того, что сама вера неотождествима с деянием и наличествует в человеке вне зависимости от того, как он исполняет «божественные законы» (шариат) и «религиозные обязанности». Поэтому не следует обсуждать, что ждет грешника в следующей жизни, «оставив» этот вопрос на Суд Всевышнего, равно как и все другие вопросы, где у нас нет должного знания.



МЕДИНА АЛЬ-ИСЛАМ

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

МИНБАР ИСЛАМА

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

АЛЬ-МИНБАР

Аль-Минбар

ИСЛАМ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

ЖУРНАЛ «МИНАРЕТ ИСЛАМА»

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

ИСЛАМ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
ДРУГИЕ ПЕРИОДИЧЕСКИЕ ИЗДАНИЯ
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
ХАНАФИТСКОЕ НАСЛЕДИЕ
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
НАШИ УСПЕХИ

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Реклама

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.