Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Коранические чтения IV. «Нет ничего подобного Ему!» /Тауфик Ибрагим/
28.01.2009

Главные атрибуты

 

Трансцендентный и имманентный

Уже сама единственность Бога, о которой мы уже упоминали, выражает его трансцендентность – инакость и возвышенность. В Коране дважды Бог описывается как бади‘, «уникальный» на небесах и на земле (2:117; 6:101)[1]. Он абсолютно возвышен –

Нет ничего, подобного (мисль) Ему!

(42:11)

Идею трансцендентности выражают также эпитеты «всевышний» (‘алий – 2:55; 4:34 и др.; а`ля – 87:1; 92:20; мута‘али – 13:9); «пресвятый» (куддус – 95:23; 62:1); «самодовлеющий» (гани – 2:263, 267 и др.) В этом смысле порой толкуются эпитеты кабир и ‘азым (см. ниже – «всевеличественный»). Часто в Коране встречаются описания та‘аля, субхана, выражающие превознесенность Бога над теми или иными описаниями[2].

Подчеркивая трансцендентность Бога, Коран вместе с тем возвещает нам о Его имманентности, близости к тварям. Господь близок и внемлющ (11:61). Милость Божья близка к добротворцам (7:56). Всевышний наставляет пророка Мухаммада:

Если рабы Мои спросят тебя обо Мне,

Отвечай им, что Я рядом,

Я внемлю призыву взывающего ко Мне…

(2:186)

А в айате 50:16 сказано:

Воистину Мы сотворили человека,

Мы ведаем, что нашептывает ему душа его, –

Мы ближе к нему, чем вена его шейная.

Бог вездеприсущ: при тайной беседе троих Он – четвертый, будучи с людьми, где бы они ни находились (58:7). В смысле вездеприсутствия Божьего порой толкуют эпитеты васи` (2:184; 4:108 и др.) и шахид (4:33; 33:55 и др.).

Кораническое сакина (2:248; 48:4, 18, 26; 9:26, 40; 48:26), соответствующее талмудическому шахина, выражает умиротворяющее присутствие Бога в человеческом мире.

Трансцендентность-имманентность Бога выражена айатом 75:3 в описании Его как и «скрытого» (батын), и «явного» (захир). За откровениями, согласно которым Бог недоступен знанию людскому (2:255) и в свою Тайну (гайб) никого не посвящает, следует оговорка: «разве что пожелает Он» (2:255), «за исключением посланников, угодных Ему» (72:27). Точно так же в Коране говорится о недосягаемости Бога взором человеческим (6:103), а вместе с тем сообщается, что в Судный день лица избранных будут сиять, взирая на Господа своего (75:22–23).

Имманентность коранического Бога сказывается в ряде антропоморфных (человекоподобных) описаний. Упоминается, в частности, о Божьем «лике», «оке» и «длани»[3]. Сунна добавляет к ним «пальцы» и «ноги». Как увидим ниже, подобные описания, хотя и воспринимались буквально некоторыми мусульманами, большинство богословов либо понимают метафорически, либо признают их принципиально несхожими с соответствующими человеческими чертами.

 

Всевечный, присноживой

Арабский теологический словарь знает три термина, передающих идею вечности: кадим (или азали) – «вечный» в отношении к прошлому, абади – «вечный» в будущем, да’им – «всевечный» в обоих отношениях. Все эти характеристики, кроме азали, встречаются в Коране, но употребляются здесь не по отношению к Богу. Зато в смысле «всевечный» порой толкуют коранический эпитет Бога самад (112:2), а в смысле перманентности Его бытия – эпитеты каййум (2:255; 3:2; 20:111) и хакк (6:62; 20:114 и др.)

Кораническое субстанциализированное прилагательное хайй, «присноживой» (2:255; 3:2; 20:111; 25:58; 40:65), обозначает Бога не просто как живущего, но вечноживущего: в первых трех айатах оно сочетается с эпитетом каййум, «перманентный», а в четвертом к нему добавлены слова «который не умирает». Бог выше смерти, ибо именно

Он сотворил смерть и жизнь.

(57:2)

Это Он является источником жизни и распоряжается ею: живит и мертвит (2:258; 3:156),

Изводит живое из мертвого

И мертвое – из живого.

(3:27; 6:95)

И еще: Бог возвращает жизнь мертвым, воскрешает их (36:12; 41:39; 42:9).

Всевечность Бога, Его трансцендентность времени отражается в Его кораническом обозначении как «первого и последнего» (57:3). Настоящий мир имеет конец, Бог же пребывает превыше срока, фиксированного для земного бытия людей: Он вековечный (абка – 20:73). Другие айаты добавляют:

Все, что на земле, тленно,

Пребудет лишь лик Господа твоего[4],

Величественного и преславного.

(55:26–27)

Бренно все, кроме лика Его.

(28:88)

В Коране встречаются еще два образа, выражающие мысль о всевечности Божьей, – Он «наследник» (варис) всего, и к Нему «возвращение» всего[5].

Как было отмечено, в каламе вечность (кидам) служит первейшей характеристикой Бога, а дуальность кадим/извечный и хадис/возникший обычно выражает оппозицию божественного и человеческого.

 

Истина

Слово хакк, которое обычно переводится как «истина/истинное», «правда/правдивое», в арабском языке имеет одновременно онтологический и гносеологический смыслы, выражая, соответственно, истинное (реальное) бытие и истинное (верное) слово.

О Боге как об истине/истинном (хакк) десятикратно упоминается в Коране (6:62; 10:30 и др.). Бог не только есть истина, но Он являет ее людям через откровения, данные пророкам. Это Он ниспослал Писание с истиной (2:176) прежним пророкам (2:213), и Коран – истина Господня (10:94). Вместе с ним

Истина явилась,

А неправда (батыл) сгинула.

(17:81)

Бог правдив, изрекает правду (хакк – 33:4; 34:23; 38:84; сидк – 3:95; 6:146). В айатах 87:122 суры 4 вопрошается

Кто ж правдивее (асдак) Бога

В слове своем?![6]

Эпитет хакк характерен именно для теологического словаря суфиев, у которых он выступает как первейшее обозначение Бога – в противоположность хальк, «творению». К нему порой обращаются и философы (фалясифа), особенно когда хотят подчеркнуть мистическое единство Бога с миром и человеком.

 

Свет

Наименование нур, «свет», прилагается к Богу прежде всего вслед за айатом 24:35, известным как «стих о свете»:

Бог есть свет небес и земли.

Его свет – словно ниша, в коей – светильник.

Светильник же – в хрустале,

Что подобен звезде жемчужной.

Возжигается он от дерева благословенного –

Маслины, ни восточной, ни западной.

Масло ее готово вспыхнуть,

Даже если огонь его не коснется.

Свет, [помноженный] на свет.

Ведет Бог к свету Своему,

Кого пожелает.

Пророки являются людям с откровением Божьим, которое и есть свет (3:184; 4:174). С Мухаммадом сошел свет (7:157; 64:8), и сам он сравним со «светильником сияющим» (33:46). Бог ведет верующих от мрака к свету (2:257).

И в Судный день

Земля озарится светом

Господа своего.

(39:69)

Богословы чаще всего толкуют «свет» в айате 24:35 метафорически – как «водительство». Некоторые же мыслители (в частности, аль-Газали и ас-Сухраварди) понимают его скорее в прямом значении, рассматривая Божий свет в качестве конституирующего начала/принципа всего сущего.

Свет Всевышнего порой связывается с Его красотой. О красоте Бога говорится в хадисе: «Воистину Бог красив и любит красоту»[7]. В теософии философов (фалясифа) и суфиев красота является одной из основных характеристик Бога.

 

Творец

После единства это, пожалуй, вторая главная характеристика коранического Бога. Утверждая существование Бога, айат 14:10 вопрошает:

Разве можно сомневаться в Боге –

Творце небес и земли?!

А в опровержение идолов в айате 16:17 замечается:

Неужто нетворящий равен творящему?!

Коран именует Бога халик, «творец» (59:24), и слова с корнем х-л-к являются наиболее типичными для описания божественного творчества в арабском теологическом словаре. В некоторых айатах присутствует превосходная степень халляк – творец по преимуществу; непрестанно творящий (15:86; 36:81). Он – «творец всего» (6:102; 13:16 и др.), «искуснейший (ахсан) из творцов» (23:14; 37:125).

В смысле «творца» Писание прилагает к Богу эпитеты бари’ (2:54; 59:24) и мусаввир (букв.: «образодатель», 59:24). Порой в том же значении толкуется наименование бади‘ (2:117; 6:101). Шесть раз Бог назван «фатыр («создатель») небес и земли» (6:14; 12:101; 14:10; 35:1; 39:46; 42:11). Все эти обозначения в Коране выступают скорее как синонимы, хотя в экзегетической и богословской литературе они нередко наделяются различными смыслами[8].

Бог – мухий, даритель жизни. Эпитет аль-мухий мусульманская традиция включает в список «99 прекрасных богонаименований». В самом Коране он встречается (но без артикля) дважды, в выражении «мухий (оживляющий) мертвых» (30:57; 41:39). Однако часты в Коране глагольные формы в выражениях типа «живит и мертвит» (напр. 2:258; 3:156). В айате 67:2 о Боге говорится как о «творце смерти и жизни».

Креативность Бога выражают и такие Его эпитеты, как мубди’, «начинающий» творение и му‘ид, «повторяющий» его, воскрешающий. Эти два эпитета, входящие в список «99 прекрасных богонаименований», в самом Коране встречаются только в глагольной форме (10:4; 30:11 и др.).

Владыка, всевеличественный

Первая сура Корана «Фатиха» открывается словами: «Благохвален Бог, владыка миров (рабб аль-‘алямин)». По толкователям, в этом описании, встречающемся еще в 41 айате, под «мирами» подразумевается и физическая Вселенная, с человеком в ней, и мир духов – ангелов, джиннов и демонов. Всего в Коране 964 упоминания эпитета Бога рабб, который, заметим, обычно переводится как «владыка», «господь», хотя на самом деле воплощает в себе также идею попечительства, заботы.

Часто в Коране к Богу применяется эпитет малик, который, как и русский «владыка», обозначает одновременно имение и царствование[9]. Бог – малик небес и земли (2:107), людей (114:2), Судного дня (1:4), и Ему нет участников во владении (17:101). Айат 3:26 наставляет верующих, чтобы они воззвали:

Боже,

Владыка царства (малик аль-мульк)!

Даруешь Ты владычество, кому хочешь,

Отнимаешь его, у кого хочешь;

Возвышаешь, кого хочешь,

Унижаешь, кого хочешь;

[Все] благо – в деснице Твоей,

Истинно всемогущего.

Атрибутом верховной власти Бога над тварями служит Его Престол. Это величественный (9:129), предостойный (23:116), преславный (85:15) трон, который «охватывает небеса и землю» (2:255). Десять раз в Коране Бог описывается как престолодержатель (рабб аль-‘арш, или зу-ль-‘арш – 9:129; 40:15 и др.).

Бог – превелик (кабир – 4:34; 13:9 и др.), всевеличествен (‘азым – 2:255; 42:4), всевышен (‘алий – 2:255; 4:34 и др.), держатель величия и достоинства (зу-ль-джаляль ва-ль-икрам – 55:27, 78).

Семь небес, земля и все кто на ней

Воспевают славу Его.

(17:44)

Пред Ним падают ниц

Кто на небесах и кто на земле,

Солнце, Луна, звезды, горы,

Деревья, животные и люди многие.

(22:18)

Величие Божье выражают также эпитеты джаббар и мутакаббир (59:22). Близкое значение имеют карим, «предостойный» (82:6; другое возможное значение – «щедрый»), акрам (превосходная степень от карим – 96:3), маджид, «преславный» (11:73) и хамид, «всехвальный» (2:267; 4:131 и др.).

 

Всеблагий

Коран изобилует эпитетами, выражающими всеблагость/всемилость Бога. Это отражает универсальный характер Его преблагости, проявляющейся как в самом создании тварей, так и в постоянном и всестороннем промышлении о них. Бог – благое, и «всякое благо (хайр) – в деснице Его» (3:26). Выше уже отмечалось, что в часто употребляемом в Коране богонаименовании рабб возглашается не только идея владычества над всем сущим, но и забота о нем.

Создав тварей, Бог ни на один миг не оставляет их без Своего внимания (23:17). Он управляет делами их (глагол даббара – 10:3, 31; 13:2; 32:5), путеводит ими (глагол хада – 10:35; 20:50; 87:3)[10], являет людям Откровение, Писание и пророков (5:16; 6:88–90; 39:23).

Всем живым существам Бог подает ризк, т. е. потребное для жизни, питание (11:6). Он – подлинно «питающий», раззак (51:58). В близком смысле порой толкуют эпитет мукит (4:85), возводя его к кут, «пища».

Своей благостью Бог отметил прежде всего род человеческий, который Он «возвысил в почете» (17:69) и которому «подчинил все, что на небесах и на земле» (45:13). Людей Бог

Одарил всякими благами (ни‘ам)

И явными, и скрытыми,

(31:20)

Коих считать, не пересчитать.

 (14:34)

Благодать Божья (ни‘ма) упоминается в Коране около 70 раз, и в списке «прекрасных богонаименований» фигурирует эпитет «благодействующий» (мун`им). Бог, возвещает Коран, всещедр (карим – 27:40; 82:6), вседарящ (ваххаб – 3:8; 38:9, 35)[11].

Коран неоднократно призывает полагаться на Бога – покровителя (вакиль), чье покровительство предостаточно (3:173; 4:81; 26:217; 65:3 и др.). Покровительство Божье передается также эпитетом насыр, указывающим на поддержку, помощь и выручку (3:150; 4:45 и др.). В этом смысле порой толкуют наименования валий (напр. 2:257; 12:101) или однокоренное с ним мауля (2:186; 6:62; 47:11 и др.).

Но эпитет валий/мауля истолковывают также как «друг», «любящий». Трижды в Коране Бог описывается также как вадуд, «любвеобильный» (11:90; 19:96; 85:14). Еще в двадцати айатах говорится о Его любви (глагол хабба) к людям (к верующим). Из них два айата упоминают о взаимной любви Бога и благоверных (3:31; 5:54)[12].

В Коране упоминается также Божье «довольство» (рида), искомое верующими. С другой стороны, говорится о Его нелюбви (глагол хабба) к неверным и нечестивцам, о Его гневе (гадаб, сахт, риджс), ненависти (макт), вражде (‘адуу) к ним, проклятии (ля‘на) их[13].

Формулой «Именем Бога всемилостивого (рахман), всемилосердного (рахим)» открывается каждая из 114 сур Корана[14]. Эпитет рахман встречается в Коране еще 56 раз, рахим – еще 113 раз, а однокоренной с ними глагол рахима и другие его производные – еще около 150 раз. Так же часто – около сотни раз – Коран прилагает к Богу эпитеты гафур (или гаффар), выражающие всепрощение. По десятку раз Бог обозначается как ‘афуу (отпускающий грехи), тавваб (препокаятель), ра’уф (милосердный, сострадательный), халим (кроткий, терпеливый), муджиб (отзывающийся на мольбу)[15].

Как сказано в 6 суре, «Бог предписал Себе милость (рахма)» (6:12, 54). В разъяснение пророк Мухаммад поведал, что Бог после сотворения мира сделал запись и положил храниться под Престол Свой: «Милость Моя опережает (или превышает) гнев Мой»[16]. Отчаиваться в милости Божьей – грех, признак маловерия (12:87; 15:55–56; 39:53).

Всеблагость Бога выражается и в принятии заступничества (6:51, 70; 39:44 и др.). В смысле благости иногда толкуются Божии эпитеты васи‘, джаббар, каййум, му’мин, мухаймин, ракыб, фаттах, хасиб, хафиз и др.

Согласно некоторым айатам, Бог «не путеводит» неверным и нечестивцам (напр. 2:258, 264), их «сбивает» (2:26; 4:88), «запечатывает» им сердца, зрение и слух (2:7; 16:108), «налагает покрывало» на сердца их (6:25; 17:46). Многие толкователи полагают, что такие выражения следует понимать лишь в смысле оставления неверных в их заблуждении. Точно так же «хитрость» (макр, кайд) Бога, о которой упоминается в ряде айатов (в частности, в 3:54; 7:183; 10:21), интерпретируется как его расстройство козней нечестивцев.

В мусульманской религиозной философии, особенно в фальсафе, слово хайр обычно передает богонаименование «благо», «всеблагий» – первейший атрибут Бога. В Коране применительно к Всевышнему оно встречается лишь единожды: «Бог – хайр и долговечнее» (20:73; здесь, правда, хайр может обозначать не только «благо», «благий», но также «лучше», «предпочтительнее»).

 

Всемогущий

Неограниченную силу и власть Божью Коран чаще всего выражает эпитетами кадир, «всемогущий», ‘азиз, «всемощный» и кави, «всесильный», которые в общей сложности встречаются более 160 раз.

В Писании фигурируют три обозначения Бога, производные от корня к-д-р: кадир, «могущий» и две его превосходные формы – кадир и муктадир. Эпитет кадир (или его мн. ч. кадирун) встречается 12 раз (6:37, 65 и др.); кадир – 45 раз (причем, как правило, в формуле ‘аля кулль шай’ кадир, «над всякой вещью властен» – 2:20, 106 и др.), муктадир – три раза (18:45; 54:42, 55).

Эпитет ‘азиз упоминается 82 раза (2:129, 209 и др.), кави – девять раз (8:52; 11:66 и др.). Около десятка раз встречается описание типа «обладатель (или владыка) силы (кувва, ‘изза)»[17].

Бог описывается Кораном и как «крепкий» – матин (51:58), и как «превозмогающий»: кахир (6:18, 61), каххар (превосх. форма от кахир – 12:39; 13:16; 14:48; 38:65; 39:4; 40:16).

В смысле всемогущества порой толкуется эпитет джаббар (59:23).

Божье всемогущество воплощено прежде всего в Его твародейственном слове: Ему достаточно сказать о вещи: «Будь! (Кун!)» – и вот она уже есть (3:47; 36:82 и др.). Веление Божье исполнится в мгновение ока (54:50).

Своей креативной мощью Бог создал весь мир, где всякая вещь свидетельствует о Его всемогуществе. Это Он поддерживает существование всех тварей. В Его владычестве – жизнь и смерть[18].

Сотворив небеса и землю, Бог не испытал ни малейшей усталости (2:255), и Ему не в тягость оберегать их (2:255). Бог, которого не утомило создание мира и человека, может творить вновь, оживлять мертвых (46:33; 50:15).

Следует отметить, что среди мединских иудеев было распространено вульгарное понимание библейского рассказа о «покое» Бога на седьмой день, по завершении шестидневного творения Вселенной. Именно такое упрощенное толкование и подразумевается в айатах 38–39 суры 50, обращенных к пророку Мухаммаду:

Мы сотворили небеса и землю,

И [все], что есть между ними

За шесть дней,

Не отягощаяясь [этим].

[Слушая] речения [иудеев],

Наберись терпения.

Яркие картины Божьего всемогущества запечатлены в коранических историях пророков, повествующих о дарованных им знамениях в подтверждение их посланничества, об их чудесном спасении (вместе с последователями) от вражеских козней, о небесной каре народам, упорствующим в своем безверии и нечестии. Таковы, в частности, рассказы о Ное и Потопе; о Худе и об урагане, погубившем адитов; о Салихе, его верблюдице – знамении Божьем – и о страшной гибели самудитов; о спасении Авраама от костра и о даровании ему и жене его, уже старикам, чада; о Лоте и низвергнутых городах; об Ионе и поглотившем его ките; о Шуайбе и мадйанитах; о преодолении Моисеем египетских волхвов, о разверзании перед ним моря и гибели в нем Фараона с войском; о подчинении Соломону ветра, джиннов и демонов. Чудесным образом – без отца – на свет явился Иисус; еще в колыбели он произносил разумные речи, а в бытность его пророком он был наделен даром исцеления недужных и воскрешения мертвых; ему была явлена небесная Трапеза; Бог спас его от расправы, взяв живым на небо. Многочисленными чудесами отмечена жизнь и пророческое служение Мухаммада – в частности, ночным Небошествием, укрытием в пещере во время хиджры, победой при Бадре и в других сражениях против язычников[19].

 

Всеволящий

Преимущественно в контексте изображения Божьей мощи Коран упоминает о Его суверенной воле. Правда, термин «воля» («хотение», «желание»), который обычно передается арабским маши’а или ирада, в самом Коране не встречается ни в форме существительного, ни в форме причастия (ша’ий; мурид), а фигурирует лишь в глагольной форме[20].

Согласно Корану, Бог, что волит, устанавливает (5:1), совершает (11:107; 22:14), творит (3:47; 5:17). Он наделяет образом, каким пожелает (3:6; 82:8). Если бы Бог захотел, сделал бы тень неподвижной (25:45); сдержал бы ветер – и корабли не поплыли бы (42:33). Пожелал бы Он, привел бы всех к вере (6:107; 10:99; 13:31), обратил бы всех в одну религиозную общину (5:48; 11:118); уничтожил бы всех неверных (47:4); увел бы людей, заменив их другими (4:133; 14:19).

Абсолютная воля Божья, Его неограниченная власть над людьми выражается Кораном и в таких образах: кого (кому) хочет, облагодетельствует (3:73; 14:11); подает потребное (ризк) для жизни (13:26; 17:30), и без счета (2:212; 3:27); отмечает милостью Своей (2:105; 3:74); избирает в пророки (3:179; 40:15); ниспосылает откровение (2:90; 3:73-74); оказывает поддержку и помощь (3:13; 30:5); дает царство или отнимает (2:247; 3:26); путеводит или сбивает (6:39; 13:27); прощает или наказывает (2:284; 3:129) и др. По воле Своей одним Он дарует сыновей, другим – дочерей, третьим – сыновей и дочерей, а четвертых оставляет без детей (42:49–50).

Вместе с тем, подчеркивается в Коране, Бог желает людям легкого, но не тяжкого (2:185); не хочет стеснить их (5:6). Айаты 26–28 суры 4 благовещают:

Бог хочет просветить вас...,

Быть внимательным к вашему покаянию...,

Облегчить ношу вашу,

Ибо человек – создание слабое.

Как гласит Коран, вопреки воле Божьей никто ничего не может сделать (10:107; 11:33). Говоря о вступлении на путь Божий, Коран дважды повторяет:

Не захотите вы [этого],

Коли [того] не захочет Бог.

 (76:30; 81:29)

А пророка Мухаммада Всевышний увещевал так:

Ни о чем никогда не говори:

«Завтра я сделаю это»,

Не добавив:

«Если будет на то воля Божья».

 (18:23–24)

И вслед за этим наставлением мусульмане каждое свое намерение совершить что-либо в будущем сопровождают возгласом ин-ша’а-Ллах!, «да будет на то воля Божья!».

 

Всеведающий

«Неужто творец не знает творений своих?!» – вопрошает айат 67:14. Преимущественно (более 300 раз) всеведение Божье выражается словами с корнем ‘-л-м, «знать», и прежде всего эпитетом ‘алим, «знающий», «ведающий», который встречается в 153 айатах[21].

Бог знающ обо всем (2:29, 231 и др.). Своим знанием (‘илм) Он обнимает (васи‘а) все (6:80; 7:89; 20:98). Он знает все, что на небесах и на земле (3:5, 29), все прошлое и будущее (2:255; 20:110). Ему ведомо великое и малое во Вселенной:

Он знает все,

Что есть на суше и на море;

Ни один лист древесный

Не упадет без ведома Его;

Нет ни зерна во мраке земле,

Ничего влажного иль сухого,

Что не было бы [учтено]

В Книге ясной.

 (6:59)

Ничего не ускользнет от знания Божьего, и Его провидение охватывает весь мир, присутствуя везде:

Ему ведомо,

Что на небесах и что на земле.

Не бывает тайной беседы трех,

Чтобы не был Он четвертым,

Пятерых – чтоб не был Он шестым,

Более или менее лиц –

Чтоб не был Он с ними,

Где бы ни находились они.

(58:7)

Бог знает все тайное (3:5; 5:109; 20:7), самые сокровенные уголки души, «сердца» (3:119; 4:63; 11:31; 28:69; 50:16). Согласно айату 6:59, только Богу одному ведомы «ключи тайного» (мафатих аль-гайб) – образ, символизирующий и всезнание, и всемогущество Божье. Как разъяснил пророк Мухаммад (в хадисе от аль-Бухари), в данном айате подразумеваются пять тайн, упоминающихся в другом айате:

Воистину у Бога знание о [судном] Часе;

Это он насылает дождь;

Знает, что в утробах;

Ни одна душа не знает,

Что случится с ней завтра;

Ни одна душа не знает,

В какой земле умрет она;

Бог [же] всеведущ, всеосведомлен.

(31:34)

В 94 айатах фигурирует эпитет Божий хаким, «премудрый» (напр., 2:32, 129). Это описание выражает как совершенное, полное знание, так и искусное мастерство. Оно может означать также и мудрое судейство.

Всеведение Божье Коран передает также наименованием хабир, «всеосведомленный», встречающимся 44 раза, причем, в пяти случаях он сочетается с другим наименованием – латыф, «проницательный» (6:103; 22:63; 31:16; 33:34; 67:14).

Бог – свидетель (шахид) всего (в восьми айатах, например, 4:33; 5:117), свидетель деяний людей (3:98; 10:46), и Его свидетельства достаточно (4:79; 17: 96). В айате 10:61 читаем:

Нет ни одного деяния вашего,

Коему Мы не были бы свидетелями…

Ни на земле, ни на небесах

Не скроется от Господа твоего ничего,

Будь оно весом с пылинку,

Менее того или более…

Близкое значение имеет эпитет хасиб, «всеучитывающий» (4:86; 21:47; 33:39) к Последнему суду. Бог всеучитывает (глаг. ахса – 36:12; 58:6; 72:28; 78:29), и Он скор в расчете (сари‘ аль-хисаб – 2:202; 3:19 и др.).

Более десяти раз в Коране подчеркивается, что Бог ничего не упускает из виду, не оставляет без Своего внимания (не гафиль – 2:74, 140; 23:17 и др.).

В смысле ведения порой истолковываются коранические эпитеты ракыб (4:1; 5:117; 33:52) и мухаймин (59:23).

Всеведение Божье выражают и два нижеследующих описания – «слух» и «зрение», которые будут рассматриваться отдельно, вслед за преобладающей в мусульманском богословии традицией, считающей их самостоятельными атрибутами, отличными от атрибута «знание» (‘ильм).

 

Всеслышащий, всевидящий

Богонаименования «всеслышащий» (сами‘) и «всевидяший» (басыр) встречаются соответственно в 43 и 42 айатах, причем, в 10 из них они идут вместе (напр. 4:58; 17:1). Айат 18:26 восклицает:

Как ясно зрит Бог,

Как верно слышит Он!

Бог зрящ (басыр) всякой вещи (67:19), дел человеческих (2:96, 110 и др.), благочестивых Своих рабов (3:15; 34:11 и др.). О зрении Божьем Коран упоминает еще пять раз, но с использованием глагола другого корня – ра’а (9:94, 105; 20:46; 26:218; 96:14); три раза – с использованием глагола назара (3:77; 7:129; 10:14). В пяти айатах упоминаются «очи» (‘айн) Божии (11:37; 20:39; 23:27; 52:48; 54:14). А в айате 10:31 при описании Бога сказано: йамлик ас-сама‘ ва-ль-абсар, что можно истолковать как «Он обладает слухом и зрением» или (согласно преобладающей интерпретации) – «владеет слухом и зрением [людскими]», т.е. «дарует» их, «наделяет» ими.

Отправляя Моисея и Аарона увещевать буйствующего Фараона, Бог напутствовал их:

Не бойтесь, ибо Я с вами –

Я буду [все] слышать и видеть.

(20:46)

Всевышний слышит разговоры людей (3:181; 58:1), их тайные и явные беседы (43:80), воззвания и мольбы их (3:38; 14:39)[22].

 

Изрекающий

Речь (слово) Божья в мусульманской литературе обычно выражается термином калям, а соответствующий ему эпитет мутакаллим. В Коране, кроме обозначения калям, встречается (чаще всего в глагольной форме) синонимичное ему кауль, которое – подобно русскому «сказать» – допускает также толкование «велеть». Наименование же мутакаллим не фигурирует ни в Коране, ни в Сунне.

Согласно преобладающему в мусульманской традиции мнению, речь (слово) есть главная разновидность Божьего откровения людям (пророкам). Со смертными, подчеркивается в айате 42:51, Бог говорит (глаг. калляма) только внушением, или через завесу, или через вестника (т. е. ангела).

Как повествует Коран, Бог говорил (калляма) с некоторыми пророками (2:253), а Моисея удостоил личной беседы (4:164; 7:144), откуда и почетное прозвище последнего – Калим Аллах, «Собеседник Божий» (сокр. аль-Калим, «Собеседник»). Мекканские язычники тщетно требовали от пророка Мухаммада, чтобы Бог говорил с ними (2:118). В Судный день Он не станет говорить с нечестивцами (2:174; 3:77).

Слова (калимат) Божьи неисчерпаемы: если бы все деревья земли превратились бы в орудия письма (аклям), а к мировому океану добавили еще семь, и те сделались бы чернилами, все равно их бы не хватило для записи слов Господних (31:27; см. также 18:109). Словом Божьим является Библия (2:75; 4:46; 5:13, 41)[23], Коран (калям – 9:6; кауль – 28:51; 73:5).

Под «словом» (обычно – калям, реже – кауль) Бога в Коране порой подразумевается предустановление Его (6:115; 7:137 и др.). Слово (слова) Божье истинно, неизменно (6:34, 73, 115). Выше, в разделе об эпитете «творец», упоминалось о всемогущем твародейственном Слове Божьем «Будь!».

В Коране Иисус описан как Слово (Калима) от Бога (3:39, 45), Слово Его (4:171). Мусульманские толкователи склонны понимать эти обозначения в чисто монистическом духе, исключающем причастность кого-либо из людей к божественной природе. Иисус, как полагают они, есть Слово Божье в том смысле, что он явился чистым воплощением твародейственного слова «Будь!», осуществленным без человеческого посредника. Или же о его природе возвещено Словом Божьим, переданным предшествующим пророкам.

В мусульманском богословии Коран (как Слово Божье) занимает положение, аналогичное месту Иисуса в христианском. И в обеих культурах ортодоксальным стал догмат о совечности Слова (Корана или Иисуса соответственно) Богу.

 

Правосудный

Выше уже отмечалось, что в 94 айатах Бог описывается как хаким, всемудрый, мудрый судья (напр. 2:32, 129). В смысле «судья» преимущественно толкуется эпитет фаттах из айата 34:26. У Бога все судейство (хукм – 6:57; 40:12 и др.). Он – наимудрейший (ахкам), наилучший (хайр) из судей[24]. Помимо обозначений хакам, хаким и фаттах, в списке «99 прекрасных богонаименований» фигурируют эпитеты муксит, «правовоздающий» и ‘адль, «всесправедливый», которые соответствуют кораническим откровениям о Боге как воздающем по правде (ка’им би-ль-кист – 3:18) и о справедливом (‘адль) Слове Господнем (6:115).

Правосудие Божье выражается прежде всего в мздовоздаянии разумно-нравственным существам, в вознаграждении праведных и наказании нечестивцев. Как обещают айаты 99:7–8,

Кто сотворил добра хоть с пылинку,

Увидит его;

 А кто сотворил зла хоть с пылинку,

Увидит его.

В данных айатах сказано о Последнем суде, который наступит по скончании веков. Но помимо этого, всеобщего суда, в Коране и особенно в Сунне упоминается о предварительном, частном суде, который творится над людьми прямо в могилах, сразу после смерти. Коранические откровения повествуют и об уже совершившемся, «историческом» суде, прежде всего – о казнях Божьих, постигших нечестивые народы: Великом Потопе, уничтожение Содома и Гоморры, гибели адитов и самудитов, утоплении Фараона, разгроме мекканских язычников при Бадре и др. В здешнем мире суд Божий осуществляется и в отношении каждого индивида, когда Бог дарует кого-либо благами или, наоборот, подвергает испытанию и наказанию.

Строгость Божьего правосудия по отношению к нечестивцам Коран порой сравнивает с «мщением», «возмездием», называя Бога «вершителем возмездия» (зу-интикам – 3:4; 5:95; 14:47; 39:37). Соответственно в списке «99 прекрасных богонаименований» фигурирует эпитет мунтаким «вершащий возмездие». Также антропоморфно в Коране упоминается о Божьем «гневе» и «проклятии»[25]. Вместе с тем, как было отмечено, Бог – преблаг, и Его милость превалирует над Его гневом.

Атрибуты «творец», «промыслитель»/«всеблагий» и «судья»/«мздовоздайатель» представляют собой три главных модуса отношения Бога к миру, описывая его соответственно началом, серединой и концом тварей. В Коране о Боге как о судье говорится прежде всего в контексте повествования о Конце света, Судном дне, Рае и Аде.

 

Классификация атрибутов

В мусульманском богословии (особенно в каламе) атрибуты Божьи делятся на «утверждающие»/«положительные» и «отрицающие»/«отрицательные», выражающие соответственно обладание данным свойством или лишенность такового. К «отрицающим» атрибутам относятся описания, обозначающие трансцендентность Бога, Его несхожесть с тварями. При этом необязательно, чтобы в таких описаниях явно присутствовала отрицательная частица типа «не» или «без». Так, «отрицающими» считались, в частности, атрибуты «единый-вахид» (истолковываемый в смысле «не имеющий подобных», «немножественный») и «вечный-кадим» (как «безначальный»).

В свою очередь, среди «утверждающих» атрибутов различаются «субстанциональные» (или «сущностные», «самостные») и «оперативные» (или «активные», «действенные»). Атрибуты первого типа характеризуют Божью субстанцию/сущность (зат) саму по себе, безотносительно к тварям. Таковы, например, атрибуты «жизнь» и «знание». Второй же тип атрибутов описывает действия Бога в отношении тварей. Сюда включаются такие эпитеты, как «творец», «податель пропитания» (раззак), «оживляющий» и «умертвляющий», «правосудный» и т. п.

Суннитский калам выделяет семь главных «субстанциональных» атрибутов: жизнь, знание, могущество, воля, слух, зрение и речь. Эти атрибуты считаются такими же извечными, как сама Божья сущность. Извечен поэтому и Коран, будучи «речью» Божьей. Относительно «оперативных» атрибутов мнения расходятся. Ашариты полагают их возникающими во времени (хадиса); матуридиты признают их извечность, присоединяя к указанным семи субстанциональным атрибутам еще один, восьмой – осуществление (такуин). Со своей стороны аль-Ашари и ряд его последователей объявляют перманентность/бака’ («сохранность бытия») восьмым субстанциональным атрибутом, что отвергается большинством матуридитов, отождествляющих бака’ с Божьей сущностью.

Что же касается мутазилитских и шиитских богословов, то они подчас сводят атрибуты «воля», «зрение» и «слух» к атрибуту «знание», а атрибут «речь» считают оперативным атрибутом. Из последнего положения следует тезис о «сотворенности» Корана (как речи Божьей), его возникновении во времени (при записи на Святохранимую Скрижаль/аль-Ляух аль-Махфуз или при передаче его ангелам и пророкам).

Ашариты и матуридиты отличают «внутреннюю» (нафси) или «смысловую» (ма‘нави) речь от «чувственной» (хисси) или «словесной» (лафзи) речи. Коран, считают они, извечен именно в первом аспекте, со стороны смысла. Во втором же аспекте, т. е. со стороны словесного выражения этого смысла, Коран – «сотворен», «возникший». Многие ханбалиты и другие хашавиты приписывают Корану извечность в отношении обоих аспектов.

Большинство ашаритов допускают слушание внутренней речи. Матуридиты преимущественно склонны к отрицанию такой возможности.

Отметим также, что некоторые мутазилиты предпочитали истолковывать все атрибуты Бога в «отрицающем» смысле: знание, например, – как отсутствие невежества, волю – как отсутствие принуждения и т.п. Такой подход впоследствии стал характерным для теологии мусульманских философов/фалясифа. В религиозной литературе теология подобного типа называется апофатической (от греч. апофатикос – «отрицательный») в противоположность катафатической (от греч. катафатикос – «утвердительный»).

 


[1]     Эпитет бади‘ порой толкуется как «творец».

[2]     См. наш «Путеводитель по Корану» (М., 1998); переизд. в кн. Е. А. Резвана «Коран и его мир» (С-Пб., 2001), с. 16 и с. 491 соответственно. Ниже это сочинение будет обозначено как «Путеводитель», а два издания – как «I» и «II».

[3]     Несмотря на такие антропоморфические описания Бога, коранический антропоморфизм, как будет показано, более редкий и рафинированный, по сравнению с библейским.

[4]     Пребудет – араб. йабка. Этому выражению, а также выражению абка в айате 20:73, соответствует внекоранический эпитет аль-бакы, «вековечный», в списке «99 прекрасных богонаименований».

[5]     Эти образы встречаются многократно. См. Путеводитель – I, с. 18; II, с. 491–492.

[6]     В списке «99 прекрасных богонаименований» фигурирует имя аль-Хакк, а в шиитской версии также и ас-Садик.

[7]     Данный хадис передан Муслимом, Абу-Даудом, ат-Тирмизи и Ибн-Ханбалем.

[8]     Кроме однокоренных с указанными слов, божественное творение в Коране передается и иными глаголами – анша’а, бада’а, джа‘аля, фа‘аля, каддара и др.

[9]     См. Путеводитель – I, с. 32–33; II, с. 497–498.

[10]    В списке «99 прекрасных богонаименований» атрибут путеводительства представлен не только однокоренным хади, но и внекораническим рашид.

[11]    Преблагость Божью в смысле сообщения тварям благ и доброт выражают также эпитеты латыф (12:100; 22:63; 42:19), барр (52:28), зу-т-таул (40:3), зу-фадл (2:243, 251 и др.).

[12]    Философы/фалясифа и суфии выдвигают любовь в качестве одной из первейших характеристик Бога, который является и любящим, и возлюбленным.

[13]    Путеводитель – I, с. 40–41; II, с. 501.

[14]    Кроме 9 суры, которая, как полагают некоторые авторы, является продолжением предыдущей (имеются и другие объяснения).

[15]    См. Путеводитель – I, с. 34–38, II, с. 498–500. В списке «99 прекрасных богонаименований» фигурирует также сабур, «долготерпеливый», – эпитет, который в Коране буквально не встречается, но во многих айатах говорится о долготерпении как о богоугодном качестве (напр. 2:153; 3:146; 16:127).

[16]    Хадис приводят аль-Бухари и Муслим.

[17]    Путеводитель – I, с. 22–23; II, с. 493–494.

[18]    Подробно об этом говорилось в первой главе «Доказательства бытия Бога», а также в параграфах «Творец» и «Всеблагий» первой части настоящей главы. Помимо приведенных там образов Божьей мощи, обращают на себя внимание также следующие описания: Бог удерживает небеса и землю (35:41); не дает небесам обрушиться (22:65), поддерживает птиц в их парении (16:79; 67:19), обеспечивает соседство соленой и пресной воды (25:53; 55:19–20).

[19]    См. раздел «Пророки» в Путеводителе по Корану.

[20]    Божья воля в Коране выражена также глаголами: хабба – «любить», радиа – «благоволить», ихтара – «выбирать».

[21]    В Коране употребляются три наименования, производных от корня `-л-м: `алим («знающий») и две усилительные формы – ‘алим, ‘аллям. Первое наименование `алим появляется два раза в формуле «знающий невидимого (гайб)» (34:3; 72:26), 11 раз – в формуле «знающий невидимого (гайб) и видимого (шахада)» (6:73; 9:94 и др.), единожды (во мн.ч. ‘алимун) – в формуле «знающий все» (21:81) – эпитет аль-‘алим встречается в 32 айатах и относится исключительно к Богу (2:32, 127 и др.); ‘алим (без артикля) – 67 раз сам по себе, а 26 раз – в составе формулы «знающий обо всем», 34 раза – в выражениях типа «знающий [что-либо]». ‘Аллям встречается четырежды в формуле «знающий невидимое (гуйуб)» (5:109, 116; 9:78; 34:48). Примерно в 20 айатах говорится о «знании» (‘илм) Божьем.

[22]    В списке «99 прекрасных богонаименований» фигурируют эпитеты ас-сами‘, «всеслышащий» и аль-басыр, «всевидящий». Шиитская версия добавляет еще одно наименование: ар-ра’и, «лицезреющий».

[23]    Ссылка на эти айаты соответствует преобладающему в мусульманской экзегетике мнению, согласно которому выражения типа «искажают слово» относятся к Библии.

[24]    Ахкам аль-хакимин – 11:45; 95:8; хайр аль-хакимин – 7:87; 10:109; 12:80; хайр аль-фатихин – 7:89; хайр аль-фасылин – 6:57.

[25]    См. Путеводитель – I, с. 40–41; II, с. 501.



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.