Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Хадж-наме. Книга о хадже
09.11.2011

 

 

 

Дөхуль Шам Шәриф

Шам Шәриф вокзалына төшеб фаитончы карасак, тарафымыздан күб фаитончы төрле җанибә дәгъвәт идәләр —
бәгъзесе фәлән отелә дия, фәләнә дия. Билахир, бер гарәбәчея тәсадеф улуб Паша Гали чарсусында локандайа (отелә) назил улдык.

Гүзәл хөҗрә (акчасы алты грош кырык тиен) бәһасы илән нумерайа восул илән муи сәфид кемсәнә парадныйда истикъбаль идәр күрдек безә диде ки: «Барәкаллаһе фикөма, мән сезләре бәклийорум, хуш килдегез васфан килдегез», — диярәк, хөҗрәйә әшьямызы урынлагач безләрә диде ки: «Әйдәңез бәнем җайа. Сезгә тәгам хәзерләнмешдер». Вә үзене безә мәгълүм итде: «Мән Түнтәрдә Гали ишан таләбәсендәнем. Бурайа килүб шимди моһаҗир улуб калдым. Исламбулда йеди санә булдым. Исми Әхмәд Гыйсаметдин».

Мәхәлле Җамигыль-вәрд дигән мәсҗиде җамигъда гүзәл хөҗрә икән. Бу газиз дә зыяфәтдә булыныб, зоһыр намазыны укыб, шәй илән абдәст алмак лазим улгандан абдәстханәйә керерсәк, бәдрәфт ханәне нә күзләр күргән вә нә колаклар ишеткән гаҗәб тәмиз сулар агыб ятыр (Петергофда) казунный бакчада нинди фонтанлар булса Шам шәриф абдәстханәләре ойлә бик мөшабиһдер. Зыяфәтдән бәгде кәнде мәхәлләремез гаудәт идеб бер кичә истирахәт итдек.

Шам шәриф бәянда васыфдан хәриҗ шәһәр икән. Йеди урындан зур дәрьялар агып ятадыр. Урамлары кинеш байлык вә учсузлык икән.

Сабах мәзкур Әхмәд Гыйсаметдин әфәнде сәгать сәкиздә мәхәләмезә килеб: «Әфәнделәрем, зиярәтә кидәлим. Газизләре зиярәт идәлим», — дип, әүвәл җанымыздан еракта дәгел Габдулла әл-Морадиси хәзрәтләрене зиярәт итдек. Әҗилә вә сәхабә дән Рәсүлулла Галәйһи-с-сәламның галәмдары булмышдыр диде. Буның бәгъдендә мәсҗед Өмәвиягә бардык. Бу мәсҗед эчендә сәйидина Яхья Галәйһи-с-сәламның башы икән — аны зиярәт итдек. Гаҗәб мөзәйян солтан Габделхәмид хәзрәтләре бик гүзәл тәгъмир иткән. Әлхасыйль мәзкүр мәсҗед ут афәтилә ихрак булуб икән, солтан кәнде хәраҗаты илән тәгъмир идәдер диделәр.

[Б.17] Бәгъдәһе Гайса Галәйһи-с-сәлам назил улачак ак манарайа чыктык. Бик биек манара икән. Бу манарада әл-Имам әл-Газали хәзрәтләренең гөзлә идүб гыйбадәт кыйлган мәкамы икән. Әлһәмделиллә, зиярәт итдек. Манара югарысына ашуб тамаша итдек. Бакышта куркынычлы мөһиб җайдыр.

Шулук мәсҗеднең шәрекъ тарафында мөзәйян бер җайдыр. Зиярәтенә кердек — Хөсәен Разыйаллаһе Ганһенең башы мөбарәкенең урыны диделәр. Бу мәсҗед карибенда кыйбла җанибендә Йәзид (гамәлләһе-ллаһе ма йәстәхәккаһе!) икән. Бу хәлдә абдәст ханә кыйлмышлар булдык.

Тугры кабкада йирдә бер түгәрәк таш аяк астына куелган тапталып тора. Бу ташны сатун алурга яуропалылар дүрт миллион сум бирәләр икән. Хәзинә сатмайдыр диделәр. Сәбәбене сорадым. Диделәр ки: «Шаяд түбән тарафында бер бер санәм булса», —
диделәр.

Бәгъдәһе әс-солтан Әл-Гази Сәлахетдин Әйюби хәзрәтләрене зиярәт итдем. Эчкәре кердек, Алмания императорының веногы күрдек —
«мәзкүр солтанә бөйлә», — диюб язмышдыр. Кара лента илән (мән кәндиме шимди яхшы дип зан идәмен, чөнки мәңа синдәй газиз солтаны зиярәт мөяссәр булды).

Соңра котбез-заман Нуретдин хәзрәтләренә зиярәт идүб, бәгъдәһе әҗилләи әсхабдан Әба-д-Дәрда хәзрәтләренә зиярәт идүб истимдад кыйлдык. Тәкаббәлә-ллаһе минна вә сәййәррә-л-Лаһе ләна шәфагатеһе. Амин! Бәгъдәһе әш-шәйхел-әкбәр Мөхитдин бине әл-Гарәби хәзрәтләрене зиярәт итдек. Зур кобба эчендә мөһиб зиярәтгяһдыр. Бу заты шәрифнең төрбәсене солтан Габделхәмид хәзрәтләре пәк әгъля тәгъмир итмешдер. Бәгъдәһе Габделгани ән-Набулуси хәзрәтләрене, бәгъдәһе Памук бабаны зиярәт итдек. Бу газиз асылы көрд таифәсендән булмыш. Заманасының валисе буның кәрамәтенә вә вәлаятенә мөсәллим булмаенча буны төрбәсендән казутмышдыр. Төрбәсендән чыкса тәмам бүген үлмеш кеби тәне черемәмеш табылган. Бәгъдендә бу валийә бәгъзе хәвефнакь галәмәтләр белгермеш. Бу зат бу хәлдә бер аякы ачык, мамык эчендә куелмышдыр. Гыйсаметдин әфәнде сорды: «Каю аягыны күрәсез?», — дип. Без җаваб бирдек: «Сул аягыны күрәмез». «Исабәт кыйлдыңыз», — диде.

Бәгъдәһе әсхабы кирамдан шөһәдалары күб булса да, берсенең исемене әйтделәр — Мәсгуд бине Җабир дип. Икенчесе — Бине Ваил диделәр. Кем ул Бине Ваил —
белмәдем. Бәгъдәһе Билал Хәбәши Разыйа-л-лаһе хәзрәтләренә вә зәүҗә мөтәһәрәтдән — Өммү Сәлимә вә Өммү Хәбибәне зиярәт итдек. Вә Габдулла бине Өмме Мәктум хәзрәтләрне зиярәт итдек.

[Б.18] Билал Хәбәшинең мәдфүн урныны Бабе-с-Садир дип мәшһүрдер. Вә һәм Габдулла бине Зәйнелгабидин бине Хөсәен бине Гали Разыйа-л-лаһе ганһемләре зиярәт итдек. Вә хәзрәте Галинең кызы — Өммегөлсем Фатыйма әс-Сугра вә Гомәр Разыйа-л-лаһе ганһенең кызы Сәкинә хәзрәтләрене вә Рәсулулла җариясене. Вә бунларның кыйбла җанибендә булган әсхабы — барсы 200 диләр, зиярәт итдек. Вә һәм Өвәйс әс-Сәкафи сәхабы вә Габдулла бине Җәгъфәр Әс-Садыйк хәзрәтләрене зиярәт итдек. Вә «Тәнвирел-әбсар» сахибе Галәэтдин Әл-Хаскәфи вә һәм «Дөррел мохтар вә рәддел-мохтары габидин» сахибен зиярәт итдек. Габидин барсы ун ике диделәр, бар да голәмаи кирам җөмләсендән мәгъдуд икән.

Шам җәнуб тарафында Җәбәле Гали итәгендә Һабил Галәйһи-с-сәламне Кабил үлтүргән урындыр диделәр, зиярәт итдек. Бу хәлдә дә каны таш өстендә бик заһир булуб торадыр. Бу тагда күмү мөяссәр булмагач, муйнына асып алты сәгатьлек урынга илтүб дәфен кыйлган. Һәр сәнәдә бер дәфга зиярәтенә күб җәмәгать чыгуб истимдад идәләр диделәр. Мөстәҗабе-д-дәгъвәт урынлардыр диделәр.

Шам Шәрифдән утуз чакрым кыйбла тарафында зур таг фәукында Баязид Бистами рәхимәһе-л-лаһны зиярәт итдек. Тәфәрәҗ вә дил-гөшай җайдыр. Бәгъдәһе әш-шәех ән-нәкышбәнди әл-Халидине зиярәт итдек. 14-нче шәүвәлдә зиярәт әснасында мәхмәле шәрифне зиярәт итдек. Мәхмәл шәриф мәзкүр көндә Шамдан Хиҗаз тарафына хәрәкәт идәдер икән. Дүрт чакрым мәсафә еракта андада бер Вәлиулла Әхмәд нам кемсәнәйи зиярәт итдек. Янә дә Әхмәд Әсруҗи хәзрәтләрене зиярәт итдек. Буның фи-л-җөмлә мәнакыйбыны сөйләделәр, яздым. Ант өчен шаһидлар бу газиз хозурына дәгъвәт иделә икән. Әгәр хыянәт [вә] шәһадәте зур булурса би кодрәти-л-лла дәфгы уладыр икән. Шам әһалисендә хыянәт вә шәһадәте зур юктыр диделәр. Вә Шамның шәрык тарафында «Кыйраәт» сахибе — Әбу бине Кәгъб хәзрәтләрене зиярәт итдек. Кабкадан тыш тарафда зур кобба эчендә. Янә дә [рслан?] вә Мөхәммәд Әл-Хәнәфи хәзрәтләрене вә Тальхә вә Габдулла бине Зәбир вә Габдеррахман бине [Әби Бәкер?] вә сәкиз данә әсхабы вә шаһиданә. Тәмими вә Хәзрами вә әбнаи гыйзам хәзрәтләрене гомума вә голәмаи кирамләри зиярәт итдек. Мөхәммәд Әл-Хәнәфидан соң голәмаи кирама кадәр «Дәхдәхә» дигән у[ры]нда [бер? бик?] күб газизләр бар диделәр. Могавия Разыйа-л-лаһе ганһе вә Могавия бине Йәзидне зиярәт итдек. Тәкаббәлә-ллаһе миннә вә йәссәрә ләна шәфагатеһем. Амин!

«Вертящиеся» дервиши суфийского братства

[Б.19] Мәсҗиде Өмәвиядә җомгада улдык, хәнәфи ел-мәзһәб имам улды. Гүзәл гыйльмел-кыйраәттә мәһарәте там. Вә чарсуларында вә урамларында сәер вә тамаша әйләдек. Вә бер хәммамә вардым. Гаҗәб мөзәйян хәммамдыр. Бик вакытым хуш булуб чыктым. Бәгъзе әмакине мәгъруфәләрене тамаша кыйлдык. Вә истикамәт кыйлдык: хөҗрәмез зур ике тәрәзәле бер ышкаф вә бер камут ике өстәл. Икемезә ике карауат гүзәл тимердән вә ике намусия (чыпылдык). Тәрәзәләре зур урамга караган. Әлхасыйль отелемыз мәҗмәгын-насда хуш җайда. Биш тәүлек Шам шәрифе сәер вә тамаша әиләдегемездән бәгъде янә дә Бәйрута кайтмак ләзем иделгәндән Бәйрута кайтдык.

 

 

  Прибытие в Достопочтимый Дамаск

Сойдя с поезда на вокзале Дамаска, мы начали искать извозчика. Вокруг полно фаэтонов. Все зовут ехать с ними в любую сторону, каждый предлагает ехать в тот или иной отель. В конце концов, выбрав одного из них, доехали до отеля, расположенного в районе базара Паши ‘Али. Сняли неплохой номер, который обошелся в шесть грошей сорок копеек.

В парадной нас встретил светловолосый [юноша], который сказал: «Да прибудет с вами благодать Всевышнего! Я уже давно жду вас, добро пожаловать!». После того, как мы разместили свои вещи в номере, он продолжил: «Давайте поедем ко мне. Обед уже готов». Потом он представился: «Я — бывший шакирд ‘Али-ишана из Тюнтера[1]. Семь лет прожил в Стамбуле, а теперь обосновался здесь. Меня зовут Ахмед Гисметдин».

Внутренний вид мечети Омейядов, Дамаск

Мы посетили его квартиру, расположенную при мечети «Джами аль-Вард» («Розовая мечеть»). Перед обеденным намазом мы зашли в умывальню, чтобы совершить омовение. Невиданная и неслыханная красота ждала нас там. Трудно описать словами [насколько хорошо все здесь устроено]. [Отовсюду] течет невероятно чистая вода, [а внешне] умывальня напомнила мне фонтаны, виденные в садах Петергофа.

Трудно подобрать слова, чтобы описать [все красоты] Дамаска: это и обилие воды, и ширина улиц, и множество разнообразного и дешевого товара!

Утром к нам явился вышеупомянутый Ахмед Гисметдин и предложил: «Эфенди, давайте посетим места упокоения святых». [Приняв его предложение], мы посетили расположенную неподалеку [усыпальницу] ‘Абдуллаха аль-Морадиси — сподвижника Пророка Мухаммада  и его знаменосца. Потом мы направились в мечеть Омейядов[2]. Оказывается, в этой мечети покоится голова господина нашего Яхьи (мир Ему). Невероятно красивая мечеть! Говорят, что [не так давно] эта мечеть горела, но была восстановлена и реставрирована за счет личных средств султана ‘Абд аль-Хамида.

[Л.17.] После чего мы посетили высокий белый минарет, на который [по преданию] должен будет спуститься пророк ‘Иса (мир Ему). Говорят, что внутри этого минарета уединялся и читал молитвы сам имам Газали[3]. Слава Аллаху и нам удалось подняться на его вершину и обозреть город! Невероятно захватывает дух от высоты!

С восточной стороны этой мечети имеется еще одно красивое место. Посетили и его. Говорят, что здесь покоится голова Хусейна[3] (да будет Аллах доволен им!). Неподалеку от той же мечети, по направлению к кибле расположена [усыпальница] Язида[4] (да воздаст ему Аллах тем, чего он заслуживает!). Здесь же была воздвигнута умывальня.

Перед самыми воротами лежит утопленный в землю круглый камень, по которому ходят люди. Интересно, что европейцы уже давно просят продать его и даже предлагают цену в четыре миллиона рублей. «Наше наследие не продается», — сказали им в ответ [местные власти]. Я спросил — почему [европейцы интересуются им]? «Возможно, под этим камнем находится какой-либо идол», — сказали мне.

После чего я посетил гробницу султана аль-Гази Салах ад-Дина Айюби[5]. Зашли внутрь. На самом видном месте находится венок от императора Германии с надписью на черной ленте «В память о султане» (это особенно четко отпечаталось у меня в памяти, поскольку само посещение гробницы невероятно взволновало меня).

Далее мы побывали в усыпальнице одного из великих людей своего времени — Нуретдина-хазрата[6], а также посетили гробницу Абу ад-Дарды’[7] (прими, Аллах, наши молитвы и не лишай нас своего заступничества. Амин). Затем мы посетили Мухетдина ибн аль-Араби[8], который покоится внутри мавзолея. Это достаточно большое по своим размерам сооружение было возведено по велению султана ‘Абд аль-Хамида.

Также мы не обошли стороной усыпальницы ‘Абд аль-Гани Набулуси[9] и Памук-бабы. Последний по своей национальности был курдом. Согласно преданиям, он еще при жизни совершил множество чудес. Чтобы проверить это, даже была вскрыта его гробница. Самое удивительное то, что святой выглядел как будто умер только сегодня, а на его теле совершенно отсутствовали следы разложения! Позже его тело начало подавать какие-то жуткие знаки [и его положили обратно в гробницу]. Сейчас на обозрение выставлена лишь одна из ног [Памук-бабы], укутанная со всех сторон ватой. Гисметдин-эфенди [решил нас проверить] и спросил: «Какую ногу вы видите?» — «Правую». «Правильно», — ответил он.

Далее мы посетили усыпальницы, где покоится множество шахидов — представителей ученого люда. Нам назвали имена двоих — Мас‘уда ибн Джабира и Ибн Ва’иля. О втором я ничего не слышал. [Л.18.] В этот день мы побывали также в гробницах Биляла[10] Хабаши (да будет Аллах доволен им), которая известна здесь под названием «Баб ас-Садир», ‘Абдуллаха ибн Умм Мактума[11], «пречистых жен» — Умм Салимы и Умм Халимы. Мы посетили места упокоения ‘Абдуллаха ибн Зайн аль-‘Абидина ибн Хусейна ибн ‘Али (да будет Аллах доволен ими), а также усыпальницы дочери хазрата ‘Али — Умм Кульсум Фатимы ас-Сугра (младшая. — Прим. ред.), дочери ‘Умара[12] (да будет Аллах доволен им) — Сакины и усыпальницу невольницы Посланника Аллаха . Кроме того, здесь, по направлению к кибле, погребено около 200 асхабов. Посетили и их. [Назову некоторых]. Это ’Увайс ас-Сакафи и ‘Абдуллах ибн Джа‘фар ас-Садык.

Мы побывали также на могиле автора книги «Танвир аль-абсар» ‘Аля’уддина аль-Хаскафи[13], а кроме этого помянули ученого, написавшего труд «Дурр аль-мухтар ва-р-радд аль-мухтар-е ‘абидин»[14]. [Вообще-то покоящихся здесь] ‘абидинов[15] двенадцать — все они при жизни были крупными учеными.

Говорят, что с южной стороны города, у подножия горы «Джабаль ‘Али», находится место, где Кабил (библ. Каин. — Прим. ред.) убил [своего брата] Хабила (библ. Авель. — Прим. ред.) (мир Ему)[16]. Побывали и там. До сих пор на одном из камней можно увидеть хорошо сохранившиеся следы крови. Поскольку Кабил не смог похоронить в этой каменистой почве своего брата, он взвалил его труп себе на спину и так носил его на протяжении шести часов, пока не подобрал подходящее для погребения место[17]. Раз в год на месте, где было совершено убийство, собирается много народа, [чтобы помянуть Хабила]. Считается, что произнесенные здесь молитвы будут обязательно услышаны [Аллахом].

В тридцати километрах от Дамаска в направлении киблы на вершине высокой горы находится [гробница] Баязида Бистами[18] (да будет Аллах милосердным к нему). Посетили и ее. Приятное для созерцания место. После чего направились [к могилам] шейхов [суфийских орденов] накшбандийя халидийя[19].

14 шавваля мы наблюдали, как из Дамаска в Хиджаз направляется «махмаль шариф»[20]. [В этот день] мы посетили усыпальницу некоего Валиуллы Ахмеда, которая расположена в четырех километрах [от Дамаска], а также место упокоения хазрата Ахмеда Асруджи. Нам рассказали о многочисленных заслугах этого человека. Все это я записал [в свою тетрадь]. Говорят, что борцы за веру клянутся его именем. В случае лжесвидетельства или какого-либо другого злого замысла [их клятва] отвергается. Все это происходит благодаря могуществу Аллаха. Правда, жителям Дамаска в большинстве случаев не присущи вышеупомянутые отрицательные качества. Так нам сказали.

К востоку от Дамаска находится мавзолей автора книги «Кыра’ат» («Чтение Корана») Абу ибн Ка‘ба. Мы посетили и это величественное здание, которое находится снаружи ворот. Кроме того, мы побывали на могилах Мухаммада аль-Ханафия[21], Талхи[22] и ‘Абдуллаха ибн Зубайра[23], ‘Абд ар-Рахмана ибн Абу Бакра[24] и восьми асхабов и шахидов, хазратов Тамими и Хазрами и еще многих других великих ученых. Там, между усыпальницей Мухаммада аль-Ханафия и погребеньями ученых, есть место, называемое «Дахдаха», где похоронено много святых людей. Посетили мы и гробницу Му‘авии[25], а также Му‘авия ибн Язида (прими Аллах наши молитвы и не лишай нас своего заступничества. Амин).

[Л.19.] Пятничный намаз мы совершили в мечети Омейядов. Имам читал [проповедь] согласно ханафитскому мазхабу. Читал красиво, с большим мастерством. После [намаза] мы прошлись по улицам и заглянули на крытый рынок. Кроме того, я помылся в бане. Прекрасно провел время! Позже мы сходили к [усыпальницам] некоторых известных людей.

Жители Смирны и Дамаска

[Вернулись в номер]. Благодаря двум окнам, которые выходят на большую улицу, в нашей комнате [достаточно светло]. Есть шкаф, комод, два стола, две железные кровати. На окнах москитные сетки. Сам отель расположен в хорошем месте.

Пять дней и ночей мы провели в Дамаске и решили вернуться в Бейрут.


[1] ‘Али бине Сафиулла бине Муксин (1783–1874). Известный религиозный деятель Поволжья, ишан. Жил и работал в деревне Тюнтер Малмыжского уезда Вятской губернии (ныне Балтасинский район РТ). Жена Х. Альмушева — Гильмикамал, была дочерью известного петряксинского ишана Садретдина. Жена Садретдина-ишана — Хуббульниса, уроженка Тюнтера, родственица и ученица ‘Али-ишана.

[2] Мечеть в Дамаске (705–715); построена на месте кафедрального собора Иоанна Крестителя (Яхья — коранич.), бывшего языческим святилищем Юпитера. Памятник средневековой арабской архитектуры. Образец типа колонной мечети с многостолпным молитвенным залом и примыкающим прямоугольным двором с галереями. Использовалась также для проведения официальных аудиенций.

[3] Газали (аль-Газали) Мухаммед (1058 или 1059–1111) — мусульманский теолог, философ, мистик. Будучи иранцем, писал преимущественно по-арабски. Оказал влияние на средневековую философию, в т. ч. в Европе.

[4] Аль-Хусейн (626–680) — сын четвертого праведного халифа (656–661) ‘Али (около 600–661) и Фатимы, дочери Пророка Мухаммада (мир Ему), третий шиитский имам. Убит в стычке с отрядом омейядских войск в Кербеле. «Признан» величайшим мучеником («Сайид аш-Шухада»).

[5] Язид ибн Муавия — второй халиф династии Омейядов (680–683). Мать Язида, Майсун, была христианкой и являлась любимой женой Муавии.

[6] Салах ад-Дин (Саладин) (1138–1193) — египетский султан с 1175. Основатель династии Айюбидов. Возглавлял борьбу мусульман против крестоносцев.

[7] Нуретдин-хазрат Махмуд ибн Занги— правитель Сирии (1148–1174), сын Атабека ак-Сонкур, основателя династии зангидов. Объединил Сирию в борьбе с крестоносцами. После взятия какого-либо города строил там госпиталь и медресе.

[8] Абу ад-Дарда’ (ум. 625 г.) — один из сподвижников Пророка Мухаммада , кади (мусульманский судья) Дамаска. Один из ранних аскетов, которых суфийская традиция представляет как суфиев.

[9] Ибн Араби (Мухетдин Абу Абдуллах Мухаммад б. ‘Али аль-Хатими ат-Та‘и (1165–1240)) — крупнейший мусульманский философ-суфий, создатель учения о «единстве единственности».

[10] ‘Абд аль-Гани ан-Набулуси (ум.1731 г.) — писатель, суфий, знаток вопросов всеобщности учений суфизма.

[11] Билял ибн Рабах аль-Хабаши — первый муэдзин в Исламе.

[12]‘Абдаллах ибн Умм-Мактум — сподвижник Пророка .

[13]‘Умар ибн аль-Хаттаб (ок. 591 или 581 — 644) — ближайший сподвижник Пророка , отец Хавсы — одной из жен Пророка , второй праведный халиф (634–644). Правление ‘Умара стало золотым веком раннего Ислама. Ему принадлежит заслуга введения мусульманского летоисчисления по хиджре.

[14] Аль-Хаскафи (ум. в 1677 г.) — мусульманский законовед, жил в Дамаске. Автор комментария к труду «Танвир аль-абсар» («Освещение взоров»).

[15] «Дурр аль-мухтар ва-р-радд аль-мухтар-е ‘абидин» («Избранный жемчуг или избранные возражения поклоняющихся»).

[16] Дословно: «поклоняющийся». Речь идет о суфиях.

[17] Кабил и Хабил — персонажи мусульманских преданий, два сына Адама.

[18] Согласно мусульманским преданиям, убийство Хабила стало первым убийством на земле. Поэтому Кабил, не зная, что делать, целый год носил труп на спине, в мешке. Лишь увидев, как разрывает землю ворон, он также предал земле тело своего брата.

[19] Баязид Бистами — прославленный персидский суфий. Ум. 875 г.

[20] Халидийя — суфийская ветвь тариката накшбандийа , организованное шейхом Халидом ал-Багдади (1776–1827) в 1811 г.

[21] Махмаль аш-шариф — паланкин (носилки в форме кресла или ложа, укрепленные на 2 длинных шестах, концы которых лежат на плечах носильщиков) с покрывалом и другими дарами для Каабы.

[22] Мухаммад ибн аль-Ханафия — сын халифа ‘Али от жены из племени ханифа, дочери Пророка Мухаммада, не являлся наследником Пророка, но он был более заметным членом рода Алидов, оставшихся после трагедии Кербеле. Принимал участие в «верблюжьей битве» в 665 году вместе с братьями Хасаном и Хусейном.

[23] Талха ибн ‘Убейдуллах (ум. 656) — сподвижник Пророка Мухаммада, известный мекканец. Имел честь спасти жизнь Пророка в битве при Ухуде (625 г.). После смерти ‘Умара ибн аль-Хаттаба вошел в Совет по выборам нового халифа. Один из 10 сподвижников, кому при жизни Пророк обещал Рай. Принял участие в «Верблюжьей битве» на стороне ‘Аиши (ум. 692 г.) — супруги Пророка, во время которой был убит.

[24] ‘Абдуллах ибн Зубайр ибн аль-‘Аввам, сын погибшего вместе с Талхой в «Верблюжьей битве» Зубайра ибн аль-‘Аввама. Первый новорожденный у мухаджиров в Медине, т.к. он родился во время хиджры (переселения) своих родителей. Его мать Асьма была дочерью Халифа Абу Бакра. В 679 г. отказался присягнуть на халифат Язиду ибн Му‘авия и в 682 г. в Медине провозгласил себя халифом, подчинив себе Хиджаз. Убит в 692 г. во время осады Мекки войсками омейядского халифа ‘Абд аль-Малика. Его голова была отослана халифу в Дамаск, а тело распято на виселице.

[25]‘Абд ар-Рахман ибн Абу Бакр— сын первого праведного халифа Абу Бакра. Поздно принял Ислам и первоначально сражался против мусульман. Был среди тех, кто отказался присягнуть на халифат Язиду.



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.