Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Хадж-наме. Книга о хадже
09.11.2011

 

 

Пророк Мухаммад (мир Ему)
сказал: «Ученые люди — это наследники пророков». Пророки оставили человечеству священные писания, ниспосланные Творцом, великие знания и деяния. Те люди, кому Божьей милостью суждено было стать наследниками пророков, несли свет добра и истины другим поколениям, ничего не утаивая из великой сокровищницы пророческого наследия.

К этой плеяде благородных распространителей пророческого знания принадлежал и наш великий земляк, современник М. Бигиева, Р. Фахретдинова, М. Абдо и многих других выдающихся ученых Хамидулла Альмушев.

Хамидулла-хазрат учился в Хиджазе и Стамбуле, Египте и Бухаре. С великим рвением искал он знания и с великой щедростью делился ими — был духовным наставником для многих петряксинцев, жителей ближних и дальних деревень, приходивших к нему за знаниями…

Много было достойнейших учеников у муллы Альмушева. Если вспомнить хотя бы одного из них — нашего современника и наставника имама-хатыба Московской Соборной мечети Ахметзяна-хазрата Мустафина — уже будет достаточно, чтобы понять какого уровня ученых вырастил мулла Альмушев, да будет доволен им Аллах!

 

Пятая Соборная мечеть с. Петряксы

  

Медресе «Чор-Минор» в Бухаре

 

     

Ш. Марджани

 

     

М. Бигиев

 

   

Близкая родственница жены Садретдина-ишана Аллямова, Хуббальнисы

 

Родная сестра Х. Альмушева Бибикош Фатхулла-кызы

 

 

Супруга Х. Альмушева Гильмикамал. Москва, 1941 г.

 

  

Дочери Х. Альмушева Сафия и Магсума

 

Х. Альмушев с дочерью Сафией

 

Сын Х. Альмушева Мунир

 

Р. Вагапов

Р. Фахретдин

 

М. Абдо

 

 

   

А. Мустафин

 

Х. Альмушев

 

Могила Х. Альмушева в с. Петряксы

 

Йолдыз Алимова

Рустам Исмагилов

 

 

 

Предисловие

В 2005 году исполнилось 150 лет со дня рождения видного татарского богослова и педагога Хамидуллы бине Фатхуллы Альмушева. Его имя почти неизвестно официальной татарской историографии, хотя эта личность по своей значимости без сомнения стоит на одном уровне с такими известными деятелями как Шигабутдин Марджани, Ризаэтдин Фахретдин, Габдулла Буби, Фатих Карими и др. В чем же причина? Почему мы так плохо знаем свое прошлое?

Впрочем, не стоит винить в этом современных исследователей. Ведь по большому счету возможность говорить в полный голос о богатом духовном прошлом татарского народа появилась лишь в последние, постперестроечные годы. Только-только начали переводиться труды даже таких корифеев, «столпов татарской исторической науки», как Ш. Марджани и Р. Фахретдинов, о которых мы долгие годы ничего не знали. Эта книга представляет собой первую попытку познакомить читателя с богатым творческим и научным наследием Хамидуллы Альмушева, человека, который оставил глубокий след в истории своего региона как просветитель, видный религиозный деятель и педагог.

Четвертая мечеть с. Петряксы

Хамидулла бине Фатхулла Альмушев родился в 1855 году в селе Петряксы Алатырского уезда[1] Симбирской губернии[2]. Жители села отличались своей религиозностью и набожностью[3]. Еще в 1859 году в Петряксах действовало четыре мечети, а в первой четверти ХХ века их число достигло семи. Именно в такой обстановке рос и воспитывался Хамидулла Альмушев[4].

Его отец Фатхулла-бабай решил дать сыну религиозное образование и отправил его в Бухару, где в то время его родной брат Тахир служил муллой в одной из местных мечетей. В Бухаре Хамидулла Альмушев изучает мусульманскую теологию, арабский, персидский и тюркский языки, историю, философию, астрономию, географию, математику, медицину, эстетику. Закончив учебу в Бухаре, он продолжает углублять свои знания в области мусульманской теологии. В течение 10 лет он получал образование в учебных заведениях Средней Азии. Впоследствии ему предложили работу в одном из медресе Петербурга. Там же он отслужил и срочную воинскую службу в качестве полкового муллы.

Проведя часть жизни в северной столице, занимаясь преподаванием, он по просьбе односельчан в 90-х годах XIX века возвращается на родину — в Петряксы, где получает место имам-хатыба и мударриса в мечети четвертого прихода.

В 1899–1901 гг. Хамидулла Альмушев совершает паломничество (хадж). Впрочем, это не был хадж в привычном понимании. Проезжая по пути через множество стран (по территории современных Польши, Венгрии, Турции, Греции, Ливана, Сирии, Палестины, Египта и др.[5]), он везде посещает местные достопримечательности, которые описывает с тщательностью путешественника-первооткрывателя. Наибольший интерес у него вызывают памятники, которые так или иначе связаны с Исламом, историей мусульманской религии, ее видными деятелями.

По воспоминаниям потомков Альмушева, в Египте Хамидулла-хазрат познакомился с Мусой Бигиевым[6], учившимся в это время в «Аль-Азхаре»[7]. Доказательством этого служит тот факт, что, описывая в своем дневнике встречу с Бигиевым в Медине, Хамидулла-хазрат пишет о нем как об уже знакомом человеке.

Необходимо заметить, что эта длительная поездка состоялась во многом благодаря материальной поддержке его хорошего петербургского знакомого — депутата и миллионера Мухаммад-Галима Максудова. Максудов не только профинансировал саму поездку, но и оказывал материальную поддержку семье Альмушева во время совершения им хаджа. Максудов и Альмушев были хорошими друзьями. Об этом свидетельствует, в частности, тот факт, что дети Максудова учились в Петряксах у Хамидуллы-хазрата. Об особом доверии Максудова к Альмушеву говорит и то, что он отправил с ним в Мекку своего старшего сына Ибрагима.

Однако Ибрагим Максудов вернулся на Родину сразу по совершении хаджа, а Хамидулла-хазрат пробыл в Хиджазе[8] еще год[9]. Во время пребывания на Священной земле Хамидулла Альмушев продолжал совершенствовать свои знания — посещал алимов, хазратов, брал у них уроки. В течение этого года Хамидулла-хазрат не терял связи с семьей — переписывался с супругой Гильмикамал[10]. Одно из ее писем прибавило к счастью совершения хаджа и учебы в колыбели Ислама еще и радость от рождения сына. Письма Альмушева домой полны нежной любви к своему семейству.

М.-Г. Максудов с сыновьями: Исламом, Хафизом и Каримом

 

Когда Хамидулла-хазрат вернулся в деревню, его сыну Муниру был уже год. В Петряксах Хамидулла-хазрат долгое время преподавал в медресе — обучал детей чтению Корана. «Медресе Хамидуллы», разместившееся в небольшом здании и просуществовавшее до 30-х годов ХХ века, привлекало жителей как центр учености. В 1907 году он основал школу для девочек, где преподавали (предположительно под руководством его супруги Гильмикамал-абыстай) его дочери Магсума и Сафия.

Хамидулла-хазрат был в хороших отношениях со многими известными деятелями татарского общества того времени. Известно, что он вел активную переписку с Ризой Фахретдиновым[11] и встречался с ним во время своих поездок в Оренбург. В своем био-библиографическом словаре «Асар» («Следы») Р. Фахретдинов помещает сведения и о Х. Альмушеве: «Хамидуллах бине Фатхуллах. Бывший имам деревни Петряксы Нижегородской губернии. Скончался 28 мухаррама 1348 года (7 июля 1929 года) в возрасте 73 лет и был похоронен на кладбище вышеупомянутой деревни.

После окончания учебы в Бухаре вернулся домой и вскоре отправился на год в Хиджаз. Два раза совершил хадж. Отличался высокой ученостью и хорошим характером, был незаменимым человеком для мусульман своей местности»[12].

Хамидулла Альмушев обладал многими достоинствами. Он наизусть знал Коран, писал исторические очерки, размышления об Исламе, делал записи о жизни народов Востока. Согласно сохранившимся сведениям, Хамидулла Альмушев был человеком современных для своего времени взглядов. Он не только не осуждал, но, наоборот, поощрял различные новшества молодых имамов.

Возможно, что именно за свои прогрессивные взгляды Хамидулла-хазрат подвергся репрессиям, которые, слава Всевышнему, были недолговременны. На основе злобного навета он был арестован. Примечательно, что весь процесс разбирательства шел в Петербурге, в канцелярии Николая II. Хамидулла Альмушев дал зарок: если отпустят, то в Петряксы вернусь пешком. Так оно и случилось: хазрат был признан невиновным, а его пешая дорога домой растянулась на долгие три месяца.

Дети Хамидуллы Альмушева продолжили дело отца. Старшие дочери, Магсума (1894–1949) и Сафия (1897–1984), окончив в Касимове школу для мусульманок Фатымы-абыстай и вернувшись к родителям в 1907 году, сами стали преподавать в школе для девочек, которую Хамидулла-хазрат организовал по просьбе односельчан, выделив под классы часть своего дома.

Магсума, всю жизнь прожившая в родной деревне, преподавала в мектебе, затем — в начальных классах светской школы, была первой учительницей для многих петряксинцев, чем заслужила уважение и добрую память. Средняя дочь Хабибуллы Альмушева Сафия 36 лет занималась педагогической деятельностью, получила музыкальное и театральное образование. В 1913 году Хамидулла-хазрат отвез шестнадцатилетнюю дочь учиться в Оренбург, где в типографии газеты «Вакыт» работал его племянник К. Мухаммятов, а главным редактором журнала «Шура» был друг и единомышленник Р. Фахретдинов. В Оренбурге Сафия училась в джадидистской «Первой женской школе» Зейнаб Камалии. Окончив школу, Сафия работала учительницей в Актюбинской женской школе, занималась в музыкально-драматической школе. В 1920 году она медсестрой Второго татарского полка участвовала в боях на Туркестанском фронте. После демобилизации Сафия работала актрисой в Татарском драматическом театре, затем — в типографии газеты «Красный Восток». Вернувшись в Петряксы, она преподавала в начальной школе, была одним из организаторов культурной жизни села, участвовала в деятельности драматического кружка, играла вместе с Рашидом Вагаповым[13], который в 1926–28 годах жил в Петряксах. Достойно пережила репрессии 30-х годов, обрушившиеся на семью дочери хазрата и жены «врага народа». Младшая дочь хазрата Амина (1912–1994) вышла замуж и уехала в Москву до начала гонений на служителей веры, работала на машиностроительном заводе, воспитала троих детей.

Трагической была судьба Мунира Альмушева (1900–1952), единственного сына Хамидуллы-хазрата. Получив начальное образование в мектебе отца, десятилетним мальчиком он уехал в Казань, где учился в медресе «Мухаммадия». Вернувшись домой в 1915 году, стал помогать отцу по службе в мечети. В 1934 году его арестовали по обвинению в «контрреволюционной деятельности» и приговорили к трем годам исправительных работ на строительстве Волго-Донского канала. В 1937 году он был вновь арестован и осужден на 10 лет исправительно-трудовых лагерей на Колыме. Вернувшись через 15 лет с каторги слепым, Мунир прожил всего два месяца.

Тридцать семь лет Хамидулла Альмушев прослужил имамом мечети в родной деревне. Он был образцовым имамом, подлинным духовным наставником односельчан. Учил детей в школе и у себя дома, наставляя на путь истинный прихожан, своей жизнью подавая им пример мусульманина, беззаветно исполняющего моральные требования своей религии. Его приглашали в другие деревни уезда совершать обряды, выступать с проповедями в мечетях. С его благословения в селе открылась первая школа колхозной молодежи, первая светская школа. И в годы гонений на религию Хамидулла-хазрат продолжал занятия в школе при мечети, подготовил немало молодых людей, посвятивших себя служению Исламу. Среди них, например, уроженец деревни Шубино (территория современной Нижегородской области) Ахметзян-хазрат Мустафин, с 1956 по 1986 годы исполнявший обязанности имам-хатыба Соборной мечети Москвы, то есть фактически возглавлявший единственную на тот момент мечеть Центральной России.

Эта впервые публикуемая «Книга о хадже» выполнена на основе рукописи самого Хамидуллы бине Фатхуллы, которая ныне хранится в Петряксах в семье его наследников. В оригинале рукопись представляет собой 44 листа с текстом на одной стороне страницы. Основная часть текста написана на старо-татарском литературном языке, который представляет собой смесь арабо-персо-турецких слов, словоформ и синтаксических оборотов. В тексте имеются значительные вкрапления (в основном стихотворные) на арабском и персидском языках, которые здесь приведены в русском переводе[14].

Х. Альмушев и его супруга Гильмикамал с дочерью Аминой и внучкой Ляйлей, 1924 г.

Интересно, что Хамидулла Альмушев в своих путевых заметках употребляет диалектные слова и выражения, характерные для мишарского татарского языка. Например, вместо литературного «бәрәңге» (картофель) он использует диалектное «җир алмасы». То же самое можно сказать и о словах «ансат/ асан» и др. Все это говорит о том, что текст хадж-наме не был предназначен для печати, а являлся своего рода путевым дневником.

На первый взгляд создается впечатление, что путевые заметки Хамидуллы Альмушева были написаны в дороге, сразу после посещения тех или иных мест или встреч с разными людьми. Но упоминание в тексте событий, которые произойдут гораздо позже описываемых им, говорит о том, что изложение увиденного произошло спустя некоторое время. Четкость почерка, отсутствие на бумаге пятен и помарок, которые неизбежны при письме в условиях дороги (поезд, корабль), также говорят в пользу этого. Скорее всего, Хамидулла Альмушев писал свои заметки во время более или менее продолжительных остановок, например, в гостиницах. Или переписывал их на чистый лист бумаги из своего дорожного дневника[15].

Высокая образованность Хамидуллы-хазрата хорошо видна при знакомстве с оригинальным текстом хадж-наме. Пользуясь достаточно сложной арабо-персидской лексикой, он практически не совершает ошибок и лишь в редких случаях допускает пропуски точек или других диакритических знаков[16].

Текст хадж-наме невероятно богат фактическим материалом. В нем упоминаются десятки имен собственных, географических названий, исторических событий, терминов, тесно связанных с реалиями жизни мусульман Ближнего Востока конца XIX века. Автор не раскрывает значения этих слов, подразумевая, что они должны быть понятны грамотному татарскому читателю того времени.

Посещая разные страны и города, Хамидулла-хазрат старается изучить и детально описать традиции, культуру, быт, нравы их жителей. Он дает свою оценку учебным заведениям того времени, встречаясь с выдающимися деятелями этих стран, Хамидулла-хазрат дарит им книги своего сочинения, руководствуясь желанием рассказать о мусульманах России, и о нашей стране как самом северном форпосте Ислама в мире. Среди людей, с которыми встретился Хамидулла-хазрат во время своего путешествия, например, легендарный египетский реформатор Ислама Мухаммед Абдо[17].

При этом от путевых заметок праздного путешественника его хадж-наме отличает не только искреннее желание глубоко изучить посещаемые страны, но и нежелание говорить об их отрицательных сторонах. Альмушев говорит, что не хочет писать о дурном, видимо, именно поэтому он опускает описание городов Мекка и Медина, быт жителей которых оставлял желать лучшего. Это также характеризует Альмушева как человека мудрого и высоконравственного — настоящего ученого и истинного мусульманина.

В любом случае это произведение Хамидуллы бине Фатхуллы Альмушева несомненно открывает новую страницу в истории татарского духовного прошлого, заставляет несколько иначе взглянуть на многие, казалось бы, хорошо известные вещи и понятия.

При подготовке текста к публикации мы стремились к тому, чтобы перевод на русский язык максимально точно отражал содержание татарского оригинала. Отсюда — некоторые стилистические шероховатости, которые идут от первоисточника. Данная публикация — научная. Поэтому при ее оформлении были использованы правила, которые приняты в научных публикациях. Например, отсутствующие де-факто в оригинале слова, но вытекающие из контекста, заключены в русском переводе в квадратные скобки. Сноски и комментарии также говорят о стремлении дать максимально полную информацию о содержании текста.

Выражаем признательность главному специалисту Главного архивного управления при Кабинете министров Республики Татарстан Ильясу Мустакимову, благодаря которому были прояснены и переведены на русский язык некоторые малопонятные и трудночитаемые места оригинала рукописи.

Благодарим за проделанную работу по транскрипции и переводу текста хадж-наме старшего научного сотрудника Института татарской энциклопедии Академии наук Республики Татарстан кандидата филологических наук Азата Ахунова.

Особую благодарность за помощь в издании этой книги выражаем внучке Хамидуллы Альмушева Йолдыз Алимовой и ее сыну Рустаму Исмагилову.

Искренне надеемся, что издание этой книги положит начало целому ряду научных исследований биографии и наследия Хамидуллы Альмушева, что, бесспорно, должно послужить благому делу изучения истории Нижегородчины и сохранения духовных и научных традиций, веками живших среди нижегородских мусульман.


[1] Алатырский уезд Симбирской губернии находился частично на территории современного Пильнинского района Нижегородской области.

[2] Биографическая справка о Хамидулле Альмушеве основана на материалах сайта «Ислам в Нижнем Новгороде» (www.islamnn.ru) и статьи Йолдыз Алимовой «Пешком из Петербурга в Петряксы» (Алимова Й. Петербургтан Петрякска җәяүләп… / Й. Алимова // Татарские новости. — 2005 — № 10 (135). — С. 10).

[3] Здесь следует отметить, что среди выходцев из Петрякс и такой известный религиозный деятель, выдающийся чтец Корана, как Тахир бине Субханкул. Он многократно упоминается в труде Ш. Марджани «Мөстфадел-әхбар фи әхвали Казан вә Болгар (Казан hәм Болгар хәлләре турында файдаланылган хәбәрләр)». Тахир б. Субханкул приходился родственником жене Хамидуллы Альмушева Гильмикамал (по материнской линии ее отца Садретдина-ишана).

[4] В данный момент в рамках серии «Жизнь замечательных земляков» изд-во Нижегородского исламского медресе «Махинур» готовит к выпуску книгу о Хамидулле Альмушеве.

[5] Территория Турции, Сирии, Ливана, Палестины и Египта входила на тот момент в состав Османской империи.

[6] Муса Бигиев (1875–1949) — выдающийся богослов, общественный и политический деятель, публицист, член партии «Иттифак аль-муслимин».

[7] «Аль-Азхар» — один из наиболее крупных и авторитетных исламских вузов мира, находится в Каире.

[8] Хиджаз — название области в Аравии, в которой находятся священные города Мекка и Медина.

[9] По воспоминаниям некоторых потомков Хамидуллы-хазрата, он ездил в хадж дважды, однако, как следует из текста хадж-наме, Хамидулла Альмушев совершил два хаджа во время одной длительной двухлетней поездки.

[10] Дочь имама первой Соборной мечети с. Петряксы Садретдина-ишана, высокообразованная женщина.

[11] Риза Фахретдинов (Ризаэтдин Фахретдин, 1859–1936) — ученый-просветитель, историк, богослов, религиозный и общественный деятель, главный редактор журнала «Шура», с 1922 г. муфтий Центрального духовного собрания мусульман Внутренней России.

[12] Фахретдинов Р. Асар (Следы): Био-библиографический словарь татарских религиозных деятелей. (Рукописный, неопубликованный вариант. Хранится в Уфе.) — Т. 3 С. 253. Фахретдинов размещает биографическую справку об Альмушеве в третьем рукописном томе под 1348 годом по хиджре, то есть в 1929 году — в год кончины Альмушева.

[13] В конце татарского текста приведен словарь устаревших слов, а также арабо-персо-турецких заимствований, а сами эти слова выделены в тексте курсивом.

[14] Возможно, хадж-наме было переписано набело уже в Петряксах, в спокойной домашней обстановке. Это косвенно подтверждает тот факт, что день приезда Альмушева в Петряксы — 26 мая 1901 года, а последняя запись в дневнике — от 2 июля 1901 год. Вероятно, как раз в течение этого месяца Хамидулла-хазрат и переписал свои путевые записки.

[15] При написании транскрипций иностранных слов (например, топонимов) здесь были сохранены те формы написания, которые употребляются в оригинальном тексте Хамидуллы Альмушева.

[16] Абдо Мухаммед (1849–1905) — египетский реформатор Ислама, муфтий Египта с 1899 года.



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.