Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Коранические чтения II. «В милость всем людям» /Тауфик Ибрагим/
22.01.2009

Другие хадисы

В «Двух Сахихах», т. е. в сводах аль-Бухари и Муслима, имеется и такое предание о приговоре к раджму. К Пророку пришли двое мужчин, один из которых заявил, что его сын, нанятый в услужение ко второму, совершил прелюбодеяние с женой последнего. «Твоему сыну полагается сотня плетей с выселением на год», – изрек Пророк и, обратившись к некоему аслямиту по имени Унайс, добавил: «Ступай к той жене и допроси ее – если она признается, то подвергни ее раджму» (Б 2725, 6633, 6836, 6843, 7260; М 1698).

К сомнению в достоверности этой истории тотчас склоняет разноголосица в ее концовке. Ибо в одной версии утверждается о признании женщины Унайсу, который и подверг ее раджму, а согласно другой, это сам Пророк совершил над ней казнь. Кроме того, тяжущиеся требовали рассудить их «по Писанию Божьему» (би-Китаб Аллах), и сам Пророк начал свою речь словами: «Клянусь Тем, в Чьей деснице душа моя, я рассужу вас согласно Писанию Божьему». Между тем, в самом Коране нет ни предписания о выселении, ни повеления о раджме!

Непонятно также, как мог Пророк, не выяснив, женат ли тот сын или нет, сразу вынести решение именно о джальде. И еще, что более важно: почему Пророк не потребовал положенных четырех свидетелей или признания виновных?! И как Пророк, который настойчиво требовал закрыть глаза на чужие слабости и во всех прочих случаях не допрашивал/не приговаривал второго соучастника, на сей раз вдруг послал с допросом к женщине?![1]

Данная история страдает теми же изъянами, что предание о Маизе и гамидитке/джухайнитке – и в плане полной анонимности всех действующих лиц, и в плане отсутствия каких-либо упоминаний о проверке наличия соответствующих условий ихсана. И пусть не вводит в заблуждение случайно выплывшее здесь имя Унайса: о таковом абсолютно ничего неизвестно, и сей аслямит вообще фигурирует исключительно в этом предании [аль-Аскаляни, 1990, к Б 6828].

В «Двух Сахихах» упоминаются только эти три истории с раджмом. Другие предания о подобных приговорах, приводимых в «Четырех Сунанах» (т. е. в сводах Абу-Дауда, Ибн-Маджи, ан-Насаи и ат-Тирмизи), еще в меньшей мере заслуживают доверия – и не только потому, что два самых требовательных хадисоведа не включили их в свои своды.

Как повествуется в одном из таких преданий, Пророк приговорил некоего прелюбодея к джальду, и приговор был исполнен. Потом Пророку сообщили, что тот женат, и виновного приговорили к раджму (Д 4438). Помимо уже привычной нам полной анонимности, в этом предании вызывает подозрение молчание о том, как была установлена вина данного грешника. И неужто Пророк с такой легкостью и неразборчивостью вынес решение в столь серьезном деле, не выяснив семейного положения виновного?! К этому надлежит добавить, что в иной версии данного предания сам Пророк не фигурирует (Д 4438–4439).

Предание сие уязвимо не только со стороны матна/содержания, но и со стороны иснада/цепочки передатчиков, поскольку в этой цепочке значатся двое – Ибн-Джурайдж и Абу-з-Зубайр, которые оба считаются ненадежными передатчиками.

С обеих сторон уязвим и приведенный тем же Абу-Даудом хадис о случае, когда на рынке [в Медине?] появилась некая женщина с ребенком [на руках], что взволновало всех присутствующих. Собравшаяся толпа вместе с ней двинулась к Пророку. «Кто отец этого ребенка?» – спросил Пророк у женщины, но она хранила молчание. Тут поднялся один юноша, заявив: «Я, о Посланник Божий». Пророк расспросил о нем окружающих, которые отвечали, что наслышаны о нем только с хорошей стороны. Потом Пророк выяснил у юноши, женат ли он и, получив положительный овтет, приговорил того к раджму (Д 4435; см. также: Х 15504).

В плане иснада данный хадис слаб тем, что спорна надежность сразу двух из его передатчиков – и Ибн-Уляйсы, и аль-Ляджляджа. Касательно же матна вызывает недоумение хотя бы тот факт, что женщина не подвергалась никакому наказанию или даже порицанию, тогда как именно она и явилась возмутителем спокойствия.

«Сунаны» рассказывают и о человеке, который совершил прелюбодеяние с рабыней своей жены. Его привели к наместнику Куфы, ансариту ан-Нуману ибн Баширу, который объявил виновнику: «Воистину я буду судить тебя согласно суду Посланника Божьего – если [жена твоя] дозволила ее тебе, то я тебе присужу сотню плетей, а коли нет – я подвергну тебя раджму» (Д 4458; Ж 2551; Н 3360 – 3361; Т 1451)[2].

Приводя сей хадис, сам ат-Тирмизи отмечает слабую надежность иснада. К тому же данному хадису противоречит другой (не более заслуживающий доверия!) хадис, по которому Пророк не применил наказание (хадд) к одному такому виновнику (Ж 2552) или же он установил, что «если половое сношение произошло вопреки воле рабыни, то она получает свободу и муж возмещает ее жене, но коли по согласию рабыни, то она станет его рабыней и жене он возмещает рабыню» (Д 4460; Н 3363–3364; Х 19556).

Со ссылкой на практику (Сунну) Пророка передают и такое, достаточно распространенное предание. К халифу Али привели некую Шараху (др. чтение: Шураху) – прелюбодейку из [йеменского] племени хамдан, и по его решению она была подвергнута джальду в четверг, а на следующий день, в пятницу – раджму. «Я приговорил ее к джальду согласно Писанию Божьему, раджму же – согласно Сунне Пророка Божьего», – объяснил халиф (Х 841, 1189, 1214; ан-Насаи, 1991, №7140)[3]. Впрочем, в передаваемой у аль-Бухари версии упоминается только о раджме (Б 6812)! Комментируя это предание (в его последней версии), аль-Аскаляни отмечает ненадежность хадиса со стороны иснада: некоторые хадисоведы считают, что аш-Шаби, передатчик данного свидетельства, не встречался с Али. А в отношении содержания достаточно сказать, что абсолютное большинство факихов не считает целесообразным присоединять джальд к раджму [см. например: аль-Маргинани, т. 2, с. 12; Хидая, т. 2, с. 99].

В свете такого, вполне здравого, мнения факихов становится явной и маловероятность приписываемого Пророку предписания в вышеупомянутом хадисе со слов Убады – о наказании холостяков-прелюбодеев джальдом с годовым выселением и о наказании состоявших в браке джальдом с раджмом[4]. Да и налагаемое здесь изгнание является далеко не практичной и нецелесообразной мерой, особенно в отношении женщин и рабов. Поэтому такую меру не признают многие факихи (в частности, ханафиты и маликиты)[5].

Имеется еще один хадис, возводящий к Пророку предписание раджма за прелюбодейство. Согласно этому хадису, кровь мусульманина дозволяется проливать лишь в трех случаях: за убийство, за прелюбодеяние (если он состоит в браке) и за вероотступничество[6]. Однако и подлинность этого хадиса сами средневековые факихи фактически поставили под сомнение[7], значительно расширив список заслуживающих смерти деяний, который стал включать в себя чародейство (у маликитов и ханбалитов), пренебрежение ритуальной молитвой (у шафиитов и маликитов) и др.

Итак, все хадисы о раджме, приводимые в канонических «Шести книгах», не выдерживают строгий экзамен на аутентичность. И даже если кое-что из них и окажется подлинным, то таковые, надо полагать, должны относиться к поре, предшествующей сошествию айата 24:2, который окончательно подтвердил упразднение сурового библейского приговора прелюбодеям.

Научно-критическое обсуждение и остальных мер уголовного права, учрежденных фикхом (в частности, отсечение руки за кражу, бичевание за употребление алкогольных напитков), обнаруживает значительное отступление средневековых богословов от толерантного учения коранического/пророческого ислама. Здесь, как и во многих других областях, всеобщий гуманный дух этого учения нынешнему поколению мусульман открывать и открывать для себя вновь.

 


[1]     Как пишет аш-Шафии (т. 5, с. 128–129), если кого-то обвинят в прелюбодеянии или в ином преступлении (хадд), то имаму-правителю не подобает послать к нему и допрашивать о сем, поскольку Всевышний заповедал: «Не шпионьте!» Однако тот же аш-Шафии полагает, что этому не противоречит отправление Пророком Унайса к той женщине, ибо, говорит он, надлежало выяснить, признается ли женщина, – если да, то она подвергнется наказанию, и в таком случае с соучастника снимается наказание за возможное лже-обвинение; а если нет, то он подвергнется и такому наказанию (Там же). Вместе с тем вложенное в уста Пророка наставление Унайсу никак еще не свидетельствует в пользу такого мотива!

[2]     Версия Д 4459 возводит такое общее предписание прямо к Пророку, а версия Н 3362 сообщает о частном случае вынесения им такого приговора.

[3]     Нетрудно заметить, что это предание противоречит хадисам о раджме как о кораническом предписании.

[4]     Отметим также, что данный хадис не приводится у аль-Бухари. Кроме того, в нем говорится о наказании для прелюбодействующих между собой двух холостяков или же двух состоящих в браке лиц, без уупоминания о каре в смешанных случаях!

[5]     Согласно «Хидае», «изгнание женщины открывает ей дорогу к дальнейшему блуду, ибо люди менее стесняются, когда удалены от своих друзей и знакомых, порицания которых они больше всего боятся. Кроме того, находясь в неопределенном положении и между чужеземцами, они с большим трудом могут снискивать пропитание, вследствие чего могут предаться непотребству ради существования, а это есть наихудшее из блудодеяний» (т. 2, с. 12). И еще: женщину, отбывающую в отдаленные края, должен сопровождать кто-то из близких родственников-мужчин (махрам). А в случае с рабами и рабынями выселение представляет большее наказание для хозяина, нежели для них самих. Поэтому даже сторонники изгнания не распространяют данную меру на таких лиц.

[6]     Как мы показали во второй главе, в последнем случае речь идет о вероотступнике, присоединяющися к воюющим против мусульман врагам.

[7]     А некоторые (включая видного шафиита аль-Джувайни) и впрямь заговорили о его проблематичности (см. аль-Аскаляни, 1990, к Б 6978).



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.