Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Российские мусульмане и мир ислама
05.02.2009

Глава 4.

Исламизация Дагестана в VII–X веках

 

Арабский Халифат сыграл важную роль в развитии многих народов. Распространение ислама связано с началом арабских завоеваний, проходивших в форме «войны за веру» (джихад). За относительно короткое время арабам удалось подчинить своей власти огромные территории от Испании на западе, до Индии на востоке. Такой успех арабов обусловлен тем, что на начальном этапе для завоеванного населения арабы допускали более мягкие формы эксплуатации, чем те, которые существовали в этих регионах до прихода арабов. Однако нельзя сказать, что арабская экспансия протекала безболезненно и успешно во всех регионах. Во многих из них, в частности, в Закавказье, Испании и Средней Азии, арабы встречали ожесточенное сопротивление местного населения и даже после подчинения этих районов, неоднократно вспыхивали восстания в этих провинциях Халифата. Подобная ситуация наблюдалась и на Северо-Восточном Кавказе, где арабы столкнулись с мощным сопротивлением Хазарского Каганата и политическими образованиями того периода – Лакзом, Сериром, Кайтагом, Табасараном и т. д.

Начиная с середины VII в. арабские завоеватели предпринимали комплекс военных и гражданских мероприятий с целью укрепления своего влияния на кавказских землях. Арабы не случайно акцентировали свое внимание на Кавказе. Этот важный геополитический регион являлся центром международных торговых путей, и овладение этим стратегическим пунктом давало возможность арабам контролировать пути, соединяющие Восточную Европу со странами Ближнего и Среднего Востока. Здесь следует отметить, что горцы Дагестана, с появлением угрозы быть завоеванными арабами, превратились в естественных союзников в борьбе с более мощной волной военной и идеологической экспансии[1].

Ряд средневековых арабских и местных источников указывали на то, что средневековые владения Дагестана без боя принимали арабов и заключали с ними мирные договоры. Этот факт нельзя считать бесспорным, учитывая тенденциозность данной категории источников. Более того, внутри самих мусульманских источников содержался факт ожесточенного сопротивления местных жителей арабским завоевателям. К примеру, в хронике «Тарих Дагистан» говорится, что ислам в крае был установлен «частью – пленением, частью – исламом (букв: «замирением»), поселением [мусульман] и хорошим обращением»[2].

Первый поход арабов к Дербенту, относящийся ко времени правления халифа Умара (634–644 гг.), связывают с именем арабского военачальника Абд ар-Рахмана ибн Рабиа аль-Бахили. По сообщению Белазури, Салман ибн Рабиа переправился через Куру, занял ряд городов и заключил мир с жителями Хайзана, Ширвана, Маската, Шабирана[3]. Подойдя к Дербенту, он также заключил мир с правителем Шахрбаразом на определенных гарантиях. Между ними был заключен договор, согласно которого арабы гарантировали жителям этой области сохранность их жизней и свободы веры. А.Р. Шихсаидов отмечает, что такая политика заключения мира с местными правителями в борьбе за укрепление власти в захваченных землях, была традиционная для мусульманских завоевателей[4]. Подобного рода договоры заключались по нескольку раз, практически после каждого крупного похода арабов в Дагестане. Наличие договора с мусульманами давало покоренному населению статус зиммиев, иноверцев, на которых распространялось покровительство мусульманской общины. Стать зиммиями означало сохранить личную свободу, избежать, участи иноверцев, подчиненных «силой оружия», часть которых истреблялась во время захвата территории, а остальные уводились в плен и обращались в рабов. Необходимо отметить, что в начале своих завоеваний арабы терпимо относились к христианам и иудеям. Это объясняется тем, что обе вышеуказанные категории относились к «людям писания», а так же тем, что «в VII веке находились на такой стадии развития, когда религиозная исключительность еще чужда народу»[5]. Кроме того, арабам приходилось сохранять такую веротерпимость, так как в некоторых заваеванных странах – Сирии, Палестине, Египте – христиане и иудеи относились к большинству населения.

Заключив договор, местные правители чаще сохраняли за собой власть, они осуществляли от имени арабских правителей и наместников административную и финансовую политику, они же организовывали доставку ежегодных налогов арабским властям. Налоговая политика заключалась во взимании поземельного (харадж) и подушного налога (джизья), а также многочисленных натуральных повинностей. Джизья взималась исключительно с иноверцев, и принятие ислама освобождало от этого налога. Таким образом, главная цель арабов в начальный период завоеваний заключалась в номинальной зависимости завоеванных территорий от Халифата, и самое главное, во взимании большого объема налогов. Для того, чтобы население не относилось к арабам враждебно, халиф Абу Бакр (632– 634 гг.) предписывал: «Всякий город и народ, который примет вас, заключайте с ними договор, будьте верны в обещаниях им. Пусть они живут по своим законам, бывшим у них до нашего времени. Установите подать как границу, которая есть между вами, чтобы они оставались в своей религии и на своей земле»[6].

Как показывают источники, первые походы арабов были неудачными, что было связано с настроем жителей завоеванных территорий. Несмотря на то, что местные правители использовались арабами в борьбе за укрепление власти в захваченных землях, а также для захвата новых земель, складывающиеся отношения между покоренными и завоевателями были не в пользу последних. Источники указывают на решительное сопротивление, которое оказывали народы Дагестана арабам. В 651–654 гг. арабы предприняли ряд походов в Дербент, но успеха не имели. Также неудачно завершились походы в 661–662 г. Надо сказать, что уже в начале завоевательной политики на Кавказе (с середины VII в.), арабы отводили Дербенту особую роль не только как важному опорному пункту халифата на Кавказе, от сохранения которого зависело спокойствие всего юга. Он был для них «святым местом», на которое, по свидетельству приближенных пророка, указал Мухаммед[7].

Начало VIII века характеризуется усилением арабской экспансии на западном побережье Каспийского моря. Этот этап, отмеченный кровавыми войнами, длился почти 100 лет. Борьба за Восточный Кавказ принимает ожесточенный характер: наиболее интенсивно ведется арабо-хазарская война, почти ежегодно арабские войска вторгаются как на просторы Северного Кавказа, так и в глубинные районы Дагестана. В этот период окончательно укрепляются позиции Халифата в Дербенте, растет значение каспийской торговли. Это, в первую очередь, было связано с завоеванием арабами Ирака и Ирана, с прекращением торговых отношений Халифата с Византией, а также монетной реформой Абд аль-Малика (685–705) – введением единой арабской монеты вместо византийского золота и иранских серебряных монет[8].

В 725–726 г. правителем северных областей Халифата был назначен арабский полководец Маслама ибн Абд аль-Малик, брат халифов аль-Валида I и Хишама, который начал упорную борьбу за захват Северо-Восточного Кавказа[9]. Хроника «Дербент-наме» подробно описывает события, связанные с гражданскими и военными мероприятиями в Дагестане: «Абу Муслим[10], придя в Дербент, сначала восстановил и привел его в порядок, установил железные ворота..., реставрировал башни Дербента. Для хранения казны и оружия он восстановил один огромный оружейный склад ... и благоустроил его»[11]. Затем Маслама разделил город на семь кварталов по числу стран, из которых прибыли арабские войска, и построил семь мечетей для каждых кварталов и построил одну большую Соборную мечеть. После этого он пошел с войной на Кумух, захватил его. Правителем Кумуха Маслама назначил своего «сипахсалара (военачальника) ибн Абдаллаха ибн Абд аль-Муталиб аль-Курайши... Затем [Абу Муслим] пошел на владение Хайдак... большую часть обратил в ислам, назначил с них ежегодный харадж. Абу Муслим назначил правителем [Хайдака] одного человека по имени Амир Хамза из числа своих людей, а при нем поставил других лиц и отряд из арабов. И вошло в обыкновение присваивать прозвище Усми каждому из потомков упомянутого Амир Хамзы. Оттуда [Абу Муслим] пошел на Табасаран, весь его народ обратил в ислам. Правителем [Табасарана] он назначил одного умеренного и набожного человека по имени Мухаммад Масум, и каждого, кто из его рода становился правителем там, вошло в обыкновение называть прозвищем Масум. [Кроме того, Абу Муслим] назначил в Табасаран двух ученых кади, чтобы Мухаммад Масум находил решение в совете с ними, если случится какое-либо большое дело»[12] Когда Маслама отбыл в Дамаск, управлять общиной мусульман в городе аль-Бабе был назначен Марван ибн Мухаммад, который в течении семи лет с 738 по 744 гг. вел войну с «владыками гор». За период своего правления Марвану удалось совершить ряд удачных походов. Пройдя через Дарьял и Дербентский проход войска Марвана, соединившись, разгромили хазарские войска, разрушили столицу Хазарского Каганата Семендер и вынудили кагана принять ислам. После этого он совершил походы вглубь Дагестана и обложил налогом жителей Сарира, Тумана, Табасарана, Кумуха, Зирихгерана, Кайтага, Кураха и Ахты[13].

В 750 г. в Халифате произошли существенные изменения политического характера – власть перешла в руки династии Аббасидов (750–1258). В этот период повсюду в халифате начинается движение народных масс, измученных непосильными налогами[14]. В Дагестане выступления против арабов принимают широкий размах (особенно в конце VIII – начале IX вв.). Даже в самом Дербенте отмечается рост недовольства арабским правителем. Для усиления своих северных границ халиф Аль-Мансур (754–775 гг.) выслал из Сирии, Месопотамии и Мосульского округа семь тысяч мусульман с семьями и велел правителю Дербента Язиду ибн Асаду, построить поселить их в окрестностях города. Эти переселенцы построили крепости Рукель, Кала-Сувар, Митаги, Мугатыр, Мараг, Бильгади и обосновались в них[15]. Эти города стали опорными пунктами для мусульманских воинов. Здесь необходимо отметить, что еще при сасанидах был построен мощный оборонительный комплекс – Дарпуш, который впоследствии перешел к Арабскому Халифату. Он представлял собой мощную дербентскую крепость, 40-километровую горную стену от Дербента до Табасаранских гор и разветвленную сеть укреплений с военными гарнизонами в виде пограничных крепостей (рибаты) по всей протяженности горной стены. Этот комплекс строился сасанидами, а затем арабами и сельджуками при активном участии местного населения и был призван усилить оборонительные возможности дербентской крепости и горной стены[16]. В этих гарнизонах жили арабские воины с семьями. Как сообщает Дербент-наме, «...в Табасаране основали двенадцать групп (фырка). Двенадцать племен (таифа) были приведены из Аравии, Химса, Шама, Мосула и поселены сюда на жительство»[17]. Таким образом, наряду с Баб аль-абвабом ранние центры распространения ислама формируются и в других населенных пунктах Северо-Восточного Кавказа, где переселившиеся арабы составляли наиболее активную часть населения. А.К. Аликберов отмечает, что если раньше Дербент являлся основным стратегическим пунктом Халифата на Кавказе, то к Х веку город стал центральным звеном пограничного военно-оборонительного комплекса Дарпуш[18].

Проведенный краткий экскурс в историю арабских завоеваний облегчает, на наш взгляд, понимание причин, обусловивших политику арабской колонизации завоеванных территорий, направленную на укрепление позиций халифата на его северной границе. Заселение Дагестана арабами являлось неотъемлемой частью политики халифата, правители которого пытались ослабить социальные противоречия на завоеванной территории путем переселения недовольного населения в разные области халифата. Такая политика проводилась во всех покоренных странах.

Первые шаги к реальной исламизации Дагестана сделали именно мусульманские переселенцы, вытеснившие потомков сасанидских колонистов из Дербента и пограничных опорных пунктов – рибатов[19]. Источники свидетельствуют о том, что строительству крепостей в Дербенте и его окрестностях Халифат придавал особое значение. Арабские халифы не жалели средств для поддержания фортификаций города в образцовом порядке. Эти крепости играли и роль очагов распространения ислама в немусульманском окружении, обитатели которых становились активными пропагандистами мусульманского вероучения[20].

 Арабские и местные источники свидетельствует о том, что, обосновавшись в построенных специально для них лагерях в Дербенте и других населенных пунктах, арабские переселенцы продолжали жить компактно на землях Южного Дагестана многие поколения. В середине X в. аль-Масуди писал, что между Хайдаком и Баб аль-абвабом жили арабы, которые «не говорят хорошо ни на каком языке, кроме арабского. Они живут в лесах, зарослях, долинах и вдоль больших рек, в селениях, в которых они поселились в то время, когда эти места были завоеваны теми, кто устремился сюда из арабских пустынь»[21]. На арабские поселения указывает «История Маййафарикина» Ибн аль-Азрака. Он подробно рассказывает, как встретился с местными арабами, которым принадлежали два города среди гор, близ Дербента. Один из арабов рассказал, что их предки живут здесь около пятисот лет[22].

Таким образом, Дербент, вместе с сетью оборонительных крепостей и укреплений, попав в зависимость к арабам, стал крепким заслоном на северных границах Халифата и в то же время опорным пунктом для распространения мусульманского влияния на другие районы Северо-Восточного Кавказа.

В 750 г. в Халифате произошли существенные изменения политического характера – власть перешла в руки династии Аббасидов (750–1258). В этот же период повсюду в халифате начинается движение народных масс, измученных непосильными налогами[23].

В Дагестане выступления против арабов принимают широкий размах (особенно в конце VIII – начале IX вв.). Даже в самом Дербенте отмечается рост недовольства арабским правителем.

В начале IХ века наступает мирная полоса – о походах арабов нет никаких известий. Все области Дагестана, за исключением Дербента, приобретают независимость от арабской власти и проводят самостоятельную внутреннюю и внешнюю политику.

Смена религий – грандиозная ломка общественного сознания населения, тем более, когда речь идет о многочисленных этнических группах Дагестана с устоявшимися традициями культуры и быта. И тем не менее, история показала, что смена языческих культов мировыми религиями – повсеместный процесс, хотя детали его различны. В Дагестане процесс исламизации был особо длительным, потому что проповедь ислама встречала сопротивление не только местных языческих религиозных представлений о духах гор, родников и деревьев, но и соседних религиозных доктрин – зороастризма, христианства и иудаизма, претендующих на преобладающее место в дагестанской культуре, поскольку эти они проникли на Северо-Восточный Кавказ гораздо раньше ислама. Это соперничество проявлялось не только в религиозных диспутах, но и в прямых военных столкновениях. Не сумев вытеснить многие местные верования и культы, ислам наполнял их новым, мусульманским содержанием. Обряды, входившие в исламскую атрибутику, в той или иной форме синтезировались с местными традициями. Распространение ислама в начальный период насильственным путем так же явилось причиной затянувшейся почти на тысячелетие распространение ислама. Кроме того, любой завоеватель в первую очередь преследует геополитическую или материальную выгоду, поэтому на начальном этапе исламизации Дагестана, арабский завоеватели были заинтересованы в захвате территории, принадлежавшей Хазарскому Каганату, в том числе и Дербенту, как землям, имеющим важное стратегическое значение. Кроме того, арабы в некотором роде были заинтересованы в том, чтобы часть населения Дагестана было немусульманским, так как в таком случае это население облагалось дополнительным налогом – джизьей. Очевидно, что, несмотря на ряд сокрушительных ударов, нанесенных арабами хазарам, преимущество последних состояло в их мобильности, что практически сводило на нет победы арабского войска. Поэтому, чтобы удержать захваченные территории, арабы были вынуждены переселить в Дагестан многочисленные арабские семьи, которые со временем ассимилировались с местным населением, передав ему свою религию и культуру. Здесь следует отметить, что переселенческая политика не являлось новым шагом в истории Дагестана. Процесс широкого переселения этнически единого населения на Северо-Восточный Кавказ еще до арабов практиковала Сасанидская империя. Еще одной важной чертой длительности процесса исламизации региона явилось то, что Дагестан не представлял собой одно политическое образование. В Дагестане существовало большое количество феодальных владений и союзов сельских общин, и поэтому возведение ислама в господствующую религию приходилось проводить поэтапно в десятках самостоятельных политических образованиях. Кроме того, следует отметить еще и естественно-географический фактор, гористый, труднодоступный ландшафт, также затормозивший процесс исламизации региона. Еще одной причиной того, что арабский период исламизации Дагестана практически завершился к IX веку, является то, что арабам приходилось рассредоточивать свои войска на несколько фронтов: восток, запад, изнурительная война с Византией, подавление многочисленных восстаний внутри самого Халифата. Кроме того, поскольку империя халифов в эпоху своего наибольшего распространения простиралась от Атлантического океана до Инда и от Каспийского моря до Нильских порогов, то, естественно, единство такого обширного государства не могло сохраниться. В VII–IX веках в самом Халифате начались сепаратистские настроения, которые привели к распаду единого Арабского Халифата. Наместники халифа в разных регионах фактически стали независимыми. Их потомки, выделившиеся в отдельные династии Идрисидов, Саффаридов, Саманидов, Газневидов и т. д., признавая халифов своими духовными владыками, держали в своих руках всю власть и все доходы в провинциях Андалузии, Северной Африки, Египта, Сирии, Персии и Трансоксании.

 

 

Задания для усвоения пройденного материала и самостоятельной подготовки:

1.     Основные этапы проникновения ислама на территорию Дагестана.

2.     Основные факторы исламизации региона.

3.     Фактор арабских завоевательных походов в распространении ислама на территории Дагестана.

4.     Ключевые места концентрации исламской культуры на территории Дагестана в указанный период.

5.     Взаимодействие ислама с локальными этноконфессиональными и культурными сообществами Дагестана в указанный период.

 

[1]  Арабо-хазарские и арабо-дагестанские войны, а также хронологию арабских походов на Северо-Восточном Кавказе мы сознательно пропускаем, так как эти вопросы нашли широкое освещение в работах ряда исследователей; см.: Новосельцев А.П. Хазарское государство и его роль в истории Восточной Европы и Кавказа; Минорский В.Ф. История Ширвана и Дербенда в X и XI вв.; Гаджиев М.Г., Давудов О.М., Шихсаидов А.Р. История Дагестана с древнейших времен до конца XV в.; Буниятов З.М. Азербайджан в VII–IX вв.; Артамонов М.И. История хазар.; Шихсаидов А.Р. Ислам в средневековом Дагестане (VII–XV вв). Махачкала, 1969; его же: Освободительная борьба народов Дагестана против Халифата в VII–VIII вв. (в трудах арабских авторов) // Освободительная борьба народов Дагестана в эпоху средневековья. Махачкала, 1986; его же: О проникновении христианства и ислама в Дагестан; Алиев Б.Г. Борьба народов Дагестана против иноземных завоевателей. (Источники, предания, легенды, героико-исторические песни). Махачкала, 2002; Айтберов Т.М. Древний Хунзах и хунзахцы. Махачкала, 1990; История Дагестана с древнейших времен до наших дней. Т. I. М., 2005. 

[2]  «Тарих Дагестан» Мухаммадрафи. Введение, перевод, комментарии А.Р. Шихсаидова // Шихсаидов А. Р., Айтберов Т. М., Оразаев Г. М.-Р. Дагестанские исторические сочинения. М, 1993. с. 102.

[3]  Баладзори. Книга завоеваний стран. Пер. П.К. Жузе, 1927, с. 14

[4]  Шихсаидов А. Р. Ислам в средневековом Дагестане, 1969, с. 83.

[5]  Петрушевский И. П. Ислам в Иране в VII–XV вв. ЛГУ, 1966, с. 95.

[6]  Буниятов З.М. Азербайджан в VII–IX вв. Баку, 1965, с. 79

[7]  Бакиханов Аббас-Кули. Гюлистан и Ирам / Редакция, комментарии, примечатели З.М. Буниятова. Баку, 1991, с. 49.

[8]  Беляев Е.А. Арабы, ислам и арабский халифат в ранее средневековье. 2-е изд. – М., 1966. – С. 188.

[9]  Шихсаидов А.Р. Ислам в средневековом Дагестане, с. 88.

[10]Здесь необходимо отметить, что политический деятель Абу Муслим, который поднял восстание в Хорасане и сыгравший крупную роль в приходе к власти династии Аббасидов на самом деле не имеет отношения к этим событиям и даже никогда не был в Дагестане. Речь идет действительно о Масламе, брате двух халифов, которого дагестанская мусульманская письменная традиция возводит к Абу Муслиму см.: Шихсаидов А.Р. Ислам..., с. 91; Бобровников В.О. Абу Муслим // Ислам на территории бывшей Российской империи. Энциклопедический словарь. Под ред. Прозорова С.М. М., вып. 1. 2006, с. 18; Алкадари Г. Асари Дагестан. Махачкала, 1994, с. 43–44.

[11]Оразаев Г. М.-Р. Дербенд-наме Введение, перевод, комментарии Г.М.-Р. Оразаева // Шихсаидов А. Р., Айтберов Т. М., Оразаев Г. М.-Р. Дагестанские исторические сочинения,

[12]Там же, с. 33–34.

[13]Там же, с. 36; Ахмад ибн Асам аль-Куфи. Книга завоеваний (извлечения по истории Азербайджана VII–IX вв.) / Пер. с арабского З.М. Буниятова. Баку, 1981, с.55–56.

[14]Беляев Е. А. Арабы, ислам и арабский халифат в ранее средневековье. М., 1966, с. 251.

[15]Гасан Алкадари. Указ. Соч., с. 47.

[16]Аликберов А.К. Дарпуш // Ислам на территории..., с. 130; его же: Северный Кавказ // Там же, с. 354.

[17]Дербенд-наме, с. 34.

[18]Аликберов А.К. Эпоха..., с. 45.

[19]Там же, с. 474.

[20]Аликберов А.К. Северный Кавказ. // Ислам на территории бывшей Российской империи. Энциклопедический словарь. Под ред. Прозорова С.М. М.. 2001, вып. 3. с. 40

[21]Минорский Ф.В. Указ. Соч., с. 203.

[22]Там же, с. 223.

[23]Беляев Е.А. Арабы, ислам и арабский халифат в ранее средневековье. М., 1966, с. 251.



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.