Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Российские мусульмане и мир ислама
05.02.2009

Предисловие

 

Россия в исламском цивилизованном дискурсе

 

Процесс распространения и утверждения ислама на территории нынешней России связан с продвижением, которое вели арабы в Закавказье и на Кавказе во время правления халифов Умара (634–644 гг.) и Усмана (644–656гг.) и Омейядских халифов (661–750 гг.). Их целью был Дербент (Дагестан). В Хазарском каганате ислам начал распространяться с 737 года. Это событие было связано с деятельностью арабского полководца Мервана ибн Мухаммеда, окончательно присоединившего Закавказье (в том числе и земли современного Дагестана) к Арабскому халифату и покорившего расположенные севернее земли Хазарского каганата со столицей Итиль на Нижней Волге. В это время началось принятие ислама и булгарскими племенами.

В Волжской Булгарии ислам был официально принят в 922 году. Исследователи единодушны в том, что часть волжских булгар исповедовала ислам и задолго до этого. Важнейшим фактором является их принадлежность к ханафитскому мазхабу, что говорит о связях со Средней Азией (Хорезмом) в отличие от шафиитского мазхаба, доминировавшего в Багдаде. По свидетельствам Ибн Русте (913 г.) и Ибн Фадлана (922 г.), в селениях булгар мечети с начальными школами при них были обычным явлением. В ханстве обращение жителей в ислам совершалось мирным путем, поэтому мулла во время проповеди (хутбе) в мечетях региона, опирался на посох странника, а не на меч воина, как в Туркестане, где обращение жителей имело и насильственный характер. Уже тогда булгарские улемы поддерживали контакты с Бухарой. Волжская Булгария начинает постепенно приобретать черты типичного мусульманского государства. Шариат сменяет тюркское обычное право, в городах возводятся соборные мечети во главе с кади, открываются мектебе и медресе; булгарские улемы совершенствуют свое образование в крупных центрах мусульманского мира – городах Средней Азии, Ирана, Ирака. На западе конечным центром распространения ислама был, вероятно, Ибрагимов (Абрамов) городок в районе слияния Оки и Волги.

В Золотой Орде в начальный период центрами ислама были Булгария и Хорезм. Поддержка ислама властями начинается при хане Берке с 1257 г. Золотая Орда с принятием ислама во времена хана Узбека (1312–1342 гг.) окончательно превращается в мусульманское государство. Именно в это время усиливается процесс распространения ислама среди кочевников в Нижнем Поволжье, в Приуралье, в Сибири. Выдающуюся роль здесь играют суфии, прежде всего тариката «йасавийа». Ислам принимается целыми родами. Ханафитский мазхаб с его гибкостью адаптировал местное обычное право (адат) в рамки шариата. В Золотой Орде создается мусульманская инфраструктура в лице медресе, вакфов, соборных мечетей. Структура духовенства возглавлялась сейидами (потомками пророка Мухаммада). Основной фигурой в регионах были судьи-кади.

В Казанском ханстве также функционировала довольно строгая и стройная иерархия мусульманского духовенства. Кроме главы сейида выделялись следующие группы духовных лиц: шейхи, шейх-заде, имамы, муллы, мулла-заде, кади, мавели или данишменды, хаджи, хафизы, дервиши. Все эти лица относились к сословию духовенства и имели право участвовать в Курултае. Духовенство осуществляло богослужение и судопроизводство по гражданским делам. В ведении духовенства находились медресе и мектебы. При медресе имелись библиотеки и школы каллиграфов переписчиков книг. В Казанском ханстве, подобно другим мусульманским государствам, основная собственность, расходуемая на религиозные и благотворительные цели (вакфы), размещалась в городах.

В российский период истории связи между мусульманами Московского царства и мира ислама были надолго прерваны. Но уже с рубежа XVII–XVIII вв. мусульмане России через Дагестан восстанавливают контакты с зарубежьем. С конца XVIII и по вторую половину XIX вв. Бухара вновь становится центром подготовки российских улемов и мударрисов. В связи с расширением границ государства появляется такая общность как «российские мусульмане» – этноконфессиональная общность в составе Российской Империи. На протяжении конца XVIII – XIX вв. наряду с мусульманами Волго-Уральского региона в состав России вошли такие мусульманские народы, как крымские татары, азербайджанцы, казахи, киргизы, узбеки, туркмены, горцы Северного Кавказа и даже часть турок (в Карской области).

 Понятие «российские мусульмане» формулируется отцом джадидизма Исмаилом Гаспринским в 1878 г. в статье «Русское мусульманство: мысли, заметки и наблюдения». Первым тезисом Гаспринского является тезис об исторической неизбежности поглощения земель бывших тюркских ханств российским государством. Поэтому возникает вопрос о механизмах формирования отношений между мусульманами и Россией на длительную перспективу. Основой здравой национальной политики Гаспринский провозглашает равенство и уважение к правам наций.

Основной ячейкой общества российских мусульман остается традиционная община. По утверждению Гаспринского, «всякая такая община представляет собой миниатюрное государство с прочной связью частей с целым и имеет свои законы, обычаи, общественные порядки, учреждения и традиции, поддерживаемые в постоянной силе и свежести духом исламизма». При этом «каждая мусульманская община имеет свою школу и мечеть». Гаспринский отмечает, что даже изолированные среди русского населения мусульмане, благодаря такой системе организации, «не утратили никакой татарско-мусульманской черты». С 1883 г. на страницах газеты «Тарджеман» Гаспринский выдвинул идею культурного и национального единства всех тюркских народов России на основе «единства языка, мысли и действий».

Практическое подтверждение национального единства российских мусульман оформилось в ходе российской революции 1905–1907 гг. в лице Всероссийских мусульманских съездов (решение о единой религиозной и культурной автономии российских мусульман), партии «Иттифак аль-муслимин», мусульманской фракции Госдумы. И. Гаспринский и С. Максуди говорили о российских мусульманах как о политико-правовой общности, отличной от христиан. С. Максуди приводил следующее различие между терминами Nation и Nationalite: «Понятие «Nation» обозначает народ, живущий в пределах одного государства. «Nationalite», независимо от гражданства в том или ином государстве – это общность людей, говорящих на одном языке, имеющих общую культуру и историю и желающих существовать как независимая политическая сила».

Фактически единству российских мусульман был положен конец на I Всероссийском мусульманском съезде 1917 г. в силу ряда объективных и субъективных причин. Несмотря на это, решениями съезда предусматривалось, что «для ведения духовными и культурными делами мусульманских народов России и обеспечения единства их действий будет образован центральный орган российских мусульман с законодательными функциями в пределах своей компетенции». Это орган – «Милли Шура» – был распущен советскими властями.

В 1920-е годы центром российских, а в некоторой степени и всех советских мусульман было Центральное духовное управление мусульман в Уфе.

В 1926 г. СССР на Исламском конгрессе в Мекке, организованном королем Саудом, представляли: муфтий Центрального духовного управления мусульман (ЦДУМ) Риза Фахретдин, кадии Кашшаф Тарджемани и Магди Магкули (представитель казахов), члены Голямалар Шурасы (Совет улемов) при ЦДУМ: имам из Казани Тагир Ильяси, астраханский имам Габдуррахман Гомери, имам Ленинградской Соборной мечети Муса Биги. В советскую делегацию также входили муфтий Ташкентского духовного управления мусульман Абдулвахит-кары Кариев и муфтий Крымского духовного управления мусульман Халил Мусляхеддинов.

Фахретдин был избран вице-президентом Конгресса. Миссия российских мусульман в Мекке была связана с именем еще одного татарина – выдающегося дипломата Карима Абдрауфовича Хакимова, ставшего ближайшим другом Сауда. Именно его усилиями первым государством, признавшим королевство Саудовская Аравия (КСА), тогда Хиджаза и Неджда, был СССР. К сожалению, после отзыва в 1937 г. и уничтожения К. Хакимова дипотношения прервались до 1990 г. Отказ от религиозной составляющей во многом тормозил контакты СССР с мусульманским миром, хотя с 1950-х гг. советское государство пользовалось большим влиянием в мире ислама и имело там целый ряд дружественных режимов.

Во многом, продолжая эту традицию, 1 июля 2005 г. Российская Федерация была принята в Организацию исламская конференция (ОИК) в качестве наблюдателя. ОИК была создана по инициативе Саудовской Аравии в 1969 г., когда большинство мусульманских государств получили независимость. Сегодня она объединяет 57 мусульманских государств, в том числе некоторые страны СНГ: Азербайджан, Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан.

Начало процессу вступления России в ОИК было положено в октябре 2003 г., когда Президент РФ В.В. Путин по приглашению премьер-министра Малайзии Мохатхира Мохаммада принял участие в церемонии открытия 10-й Конференции ОИК в качестве гостя Малайзии и выступил с речью. В заключительном заявлении Саммита приветствовалось желание России установить прочные отношения с ОИК.

Вступление России в ОИК оказалось, во временном и смысловом отношении, связанным с 1000-летием Казани. 24 июня 2005 г. новый генеральный секретарь ОИК Экмеледдин Ихсаноглу прибыл в Казань. В интервью агентству «Интерфакс» он вспоминал: «Я присутствовал на открытии грандиозной мечети Кул-Шариф – это самая крупная мечеть в Европе, и ее открытие приурочено к 1000-летию Казани. Мы рассчитываем на то, что эта мечеть станет символом возрождения ислама в России». В этот же день в интервью «Интерфаксу» президент Татарстана Минтимер Шаймиев заявил: «Процесс участия России в качестве наблюдателя в Организации Исламская конференция должен быть ускорен».

28 июня 2005 г. генеральный секретарь ОИК Экмеледдин Ихсаноглу накануне 32-й конференции глав МИД стран-членов ОИК в Сане в интервью агентству «Интерфакс» заявил: «В России проживает 20 миллионов мусульман, неразрывно связанных с исламским миром, являющихся частью этого мира, который насчитывает 1,5 миллиарда человек. Мусульмане России имеют полное право чувствовать себя частью исламского мира. Наше сотрудничество может иметь самый широкий спектр, в том числе в вопросах построения безопасного мира, в решении многих международных и региональных проблем». Заключительную часть интервью Ихсаноглу посвятил свом казанским впечатлениям: «Мусульмане России имеют свою многовековую культуру и историю, которая неразрывно связана с историей русского народа. И российские мусульмане для нас являются связующим звеном между мусульманским миром и русским народом. Я повторяю – именно русским народом. Наиболее ярким примером в этом смысле является Татарстан. Это республика, представляющая самый северный форпост исламского мира.

В ХIХ веке среди татар возникло движение по актуализации исламской философской мысли и исламской литературы и культуры. Именно в этот период в Татарстане образовался синтез классического ислама и его современной формы. Однако дальнейшее развитие этого направления было прервано гнетом коммунизма, когда верующие мусульмане отрицали эту чуждую для них идеологию, и мусульмане в период коммунистического правления в вашей стране потеряли свободу мысли и свободу совести. И все, что было накоплено в ХIХ веке, за 80 лет коммунистического режима было уничтожено.

Мое личное мнение заключается в том, что культура ислама, богословие снова найдут свое место в татарском обществе, и снова будут развиваться, и это станет возвращением российских мусульман к истокам ислама и его культуры.

Почему я говорю именно о Татарстане? Потому что эта республика является для нас примером того, как мусульмане России имеют возможность осуществлять свои духовные и религиозные потребности».

29 июня 2005 г. на 32-й конференции (сессии) глав МИД ОИК впервые выступил министр иностранных дел России Сергей Лавров. Как и Ихсаноглу, в качестве положительного примера синтеза российских и мусульманских основ он привел Татарстан: «В эти дни начинаются торжества, посвященные тысячелетию Казани, столицы одного из субъектов Российской Федерации – Татарстана, где проживает значительная часть мусульман страны, находится древнейший очаг исламской культуры». При этом он упомянул о посреднической роли татар: «Насколько я знаю, некоторые участники конференции были почетными гостями на только что состоявшемся там открытии грандиозной, крупнейшей в Европе мечети Кул-Шариф». В последнем абзаце своей речи С. Лавров подчеркнул принадлежность российских мусульман к единой умме: «Конечно, активность российских мусульман не ограничивается Татарстаном или даже Россией. Они не отделяют себя от мирового мусульманского сообщества, участвуют в его духовной жизни».

Такой консенсус российских центральных и региональных властей и руководства ОИК открывает новые перспективы для общественного движения российских мусульман. На саммите ОИК в Мекке представлял татарин тогда полномочный представитель президента РФ по Дальневосточному федеральному округу К.Ш. Исхаков.

В продолжение этой тенденции в 2007 г. последовал первый визит российского лидера – Президента В.В. Путина в Саудовскую Аравию. Важнейшим политическим событием 2007 г. стало и участие В.В. Путина в саммите стран Прикаспийского региона в Тегеране. Таким образом, контакты России с миром ислама продолжаются, и наряду с религиозным, все большее значение приобретает политическое измерение.

 

Д. В. Мухетдинов



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.