Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Суфизм как социальная система в Российской умме
04.02.2009

Приложение

 

Биографии

 

Баруди Галимджан, Галеев Алим-джан б. Мухаммадджан (1857–1921) – первый демократически избранный муфтий ОМДС и ЦДУМ, мударрис медресе «Мухаммадия, шейх ордена «Накшбандийа». Б. родился в деревне Малые Ковали Казанского уезда (ныне Высокогорский район Татарстана) в семье купца-миллионера Мухаметзяна Ибниаминовича Галеева. В 1860 г. отец Б. перевез семью в Пороховую слободу Казани («порох» по-арабски баруд, отсюда и псевдоним ал-Б.), а спустя год – в приход 5-й Соборной мечети, где он вскоре стал признанным лидером махалли. В 1862 г. Г. поступил на учебу в Апанаевское медресе, где учился у мударриса Салахутдина Исхакова. С 1871 г. Б. сам стал помощником хальфы в начальных классах медресе.

В 1875–1882 гг. Б. учился в бухарском медресе «Мир-Араб». В 1882 г. при поддержке отца Б. стал имам-хатибом 5-й соборной мечети и мударрисом медресе «Мухаммадия», в котором Б. сумел осуществить свои педагогические идеи. В 1886 г., посещая центры исламского образования Каира, Стамбула, Мекки и Медины, Б. пришел к выводу, что прогресс мусульманского мира невозможен без его приобщения к достижениям европейской и мировой цивилизации. В 1891 г. с благословения шейха З. Расули Б. начал обучать шакирдов по звуковому методу. Б. за неимением литературы сам написал ряд учебников по арабскому и персидскому языкам. Б. наряду Ш. Марджани был первым из улемов Казани, поддержавшим идеи политической консолидации тюркского мира, изложенные в газете И. Гаспринского «Тарджеман».

В декабре 1893 г. Б. вместе с отцом вошел в состав депутации мусульман Казани в Петербург по вопросу о сохранении в надлежащей неприкосновенности религиозных книг. В результате этой миссии был отменен циркуляр Министерства просвещения, запрещавший использование иностранных и рукописных книг в медресе. К концу XIX в. Б. начинает занимать лидирующее положение среди духовенства Казани.

На III Всероссийском мусульманском съезде 1906 г. Б. вошел в состав президиума и был избран в состав ЦК «Иттифака». И. Гаспринский призвал к тому, чтобы Б. стал Раис аль-улама – главой религиозной автономии в ранге имперского министра.

В 1906–1918 гг. (с перерывом) Б. издавал религиозный журнал ««Дин ва-л-адаб» (Религия и воспитание), а также выступил в числе учредителей издательства «Миллят» (Нация), выпускавшего учебную литературу для джадидских медресе. Б. создал первое русскоязычное пособие по основам вероучения – «Основы Ислама» (Казань, 1906).

В 1908 г. по административному распоряжению казанского губернатора Б. был отправлен в ссылку в Вологодскую губернию. Через несколько месяцев ссылка была заменена ему высылкой за границу, где Б. совершил хаджж и посетил Каир, Дамаск, Стамбул и Берлин.

На I Всероссийском мусульманском съезде в Москве в мае 1917 г. Б. был избран первым независимым главой ОМДС. Он стал единственным лидером, избранным представителями всех мусульман России, и символом единства российской уммы. В мае 1917 г. по инициативе Б. была дана фетва, признающая расходы на мектебы, медресе и другие просветительные и научные цели равной садака и богоугодным делам.

Б. возглавил подготовку по проведению Всероссийского съезда улемов (духовенства). На съезде Б. был избран председателем Диния Назараты (Религиозного министерства) Милли Идарэ (Национального управления).

Несмотря на то что в решении о роспуске Милли Идарэ в апреле 1918 г. было особо отмечено сохранение Духовного управления, Б. с главами других назаратов выступил против этого решения. Вместе с председателем Мили Идарэ С. Максуди посетил в мае 1918 г. председателя ВЦИК РСФСР Я. М. Свердлова и управляющего делами СНК РСФСР В. Д. Бонч-Бруевича. Мусульманские делегаты оставили им заявление, в котором от имени мусульман Внутренней России было сказано, что роспуск Мили Идарэ вызвал возмущение мусульман, оценивших этот акт как действие, самым вопиющим образом нарушившее свободу самоопределения народов, провозглашенную советской властью, и как оскорбление их национального чувства. Во время этой поездки в Москву встречался также с наркомом по делам национальностей РСФСР И. В. Сталиным. В июне 1918 г. Б. подписал поздравление Милли Идарэ в связи с переходом Уфы под власть войск КомУча. В августе 1918 г. Б. отбыл в Петропавловск и вернулся в Уфу в марте 1919 г. После вторичного занятия города красными Б. был арестован органами ЧК в июне 1919 г., но вскоре освобожден.

Б. признал советский режим, но во время встреч с лидерами татарских большевиков требовал сохранения религиозной автономии мусульман. 16–25 сентября 1920 г. в Уфе под председательством Б. проходит I съезд духовенства при ЦДУМ. Б. приветствовал провозглашение Татарской республики и подарил личную библиотеку, которая в дальнейшем составила основу восточного сектора Научной библиотеки им. Н. И. Лобачевского КГУ.

Б. скончался в 1921 г. в Москве, куда приехал, чтобы обсудить в правительстве чрезвычайные меры для оказания помощи голодающим Поволжья.

 

Лит-ра: Акчура Й. Дамелла Галимжан эл-Баруди. – Казань, 1907; Баруди Г. Памятная книжка. – Казань, 2000; Салихов Р., Хабутдинов А., Хайрутдинов Р. Баруди Г. Ислам на европейском Востоке. Энциклопедический словарь. – Казань, 2004; Хабутдинов А. Ю. Формирование нации и основные направления развития татарского общества в конце XVIII – начале XX веков. – Казань, 2001; Юсупов М. Галимджан Баруди. – Казань, 2003.

 

 

Курбангалиевы – династия мударрисов, ишанов и имамов, известных с начала XVIII в., род аргаяшских башкир. Предок К., Хамит Бурсыкаев (род. 1737) был первым указным муллой деревни Исмаилова Челябинского уезда Оренбургской губернии. По имени его сына Курбангали (род. 1780) потомки, расселившиеся вокруг озера Аргаяш, стали называться К. Габдельхаким К. и четверо братьев возглавили приходы соседних деревень, были не только муллами, но и крупными землевладельцами. Габдельхаким К. основал мектеб при мечети деревни Медьяк, который в 1883 г. был преобразован в медресе.

Сын Габдельхакима ахун Габидулла (1858–1920) в 1882 г. завершил учебу в Троицком медресе, стал имамом и мударрисом в Медьяке. При нем ишаны К. распространяли свое влияние на полукочевое население Челябинского уезда Оренбургской губернии. В 1903 и 1912–1915 гг. Габидулла «за увлечение суфизмом отстранялся от должности мударриса. К. по аналогии с ваисовцами были сторонниками тотального контроля над населением, противниками джадидизма и лично З. Расули. В отличие от ваисовцев К. активно занимались торговлей и земледелием, имели связи даже с иностранными фирмами. Тем самым антимодернистский ишанизм использовал достижения современной цивилизации, но стремился сохранить механизм средневекового контроля над населением, не допуская изучения русского языка и светских дисциплин. В этом отношении антимодернистский ишанизм и кадимизм в лице К. составляли единое целое и противостояли не только джадидам, но и отдельным модернизаторским действиям муфтия М. Султанова.

В собственности К. были также большие табуны лошадей – до 100 голов. В 1919 г. Габидулла К. создал на свои средства конный «полк Мухаммада», который воевал на стороне белых войск Колчака. По распоряжению лидера башкирской автономии А.-З. Валиди Габидулла К. был арестован и расстрелян в Стерлитамаке в 1920 г.

Сын Габидуллы К. Мухамед-Габдулхай (1889–1972) и его сторонники наиболее активно отстаивали идею Башкирского Духовного управления (БДУ) и принимали непосредственное участие в разработке положения об управлении. Последователи К. составили основу руководства БДУ. Одним из побудительных мотивов создания этого управления было стремление достичь независимости от ЦДУМ, которое контролировалось сторонниками джадидов и единства мусульман России. Мухамед-Габдулхай был противником территориальной автономии и считал, что основной функцией башкирского правительства должна стать защита религиозных устоев. Однако после перехода войск А.-З. Валиди на сторону советского правительства БДУ последовало за ними. По инициативе Мухамед-Габдулхай К. волости Аргаяшского региона Челябинского уезда решили подчиниться не правительству Башкортостана, а Временному сибирскому правительству Колчака. Значительная часть башкир в составе Башкирского сибирского войска, возглавляемого Мухамед-Габдулхай К., последовала за армией Колчака в Сибирь, а оттуда – в Китай. В 1920–1930-е гг. он был имамом в китайской Маньчжурии, а затем в Токио. В 1938 г. Мухамед-Габдулхай К. был выслан японскими властями в город Далянь (Маньчжурия), где был арестован советским властями в 1945 г. В 1955 г. он был освобожден из Владимирской тюрьмы и в 1956 г. приехал в Уфу. Власти запретили ему покидать страну, и до своей смерти он был имамом в родных местах.

Лит-ра: Юнусова А. Б. Ислам в Башкортостане. – Уфа, 1999.

 

Расули Зайнулла (1833–1917) – мударрис, ишан, шейх ордена Накшбандийа. Родился в деревне Шарип Троицкого уезда Оренбургской губернии в семье муллы. Учился в медресе своей деревни, затем – г. Троицка Оренбургской губернии. По завершении учебы (1859) – мударрис и имам-хатиб в деревне Ак-Хужа (близ Верхнеуральска, Оренбургская губерния). Именно там он начал свою деятельность мюршида. В 1859 г. в Бухаре шайх Абд ал-Хаким посвятил Р. в тарикат Накшбандийа-муджаддидийа.. В отличие от почти всех предыдущих шейхов, которые получали инициацию в Туркестане или Мавераннахре, Р. получил и вторичную инициацию от стамбульского шейха ордена Накшбандийа-халидийа Ахмеда Зияутдина Гюмюшханеви (1813–1893), когда находился в Стамбуле в 1869–1870 гг. после хаджа.

Вернувшись в родную деревню, Р. ввел ряд новшеств в суфийскую практику местных мусульман: громкий зикр, празднование рождения Пророка (маулид), ношение четок и т. д. Ряд мулл обвинили его в «ереси» и протурецкой пропаганде. По их доносу Р. был арестован и в январе 1873 г. сослан в Вологодскую губернию (через три года переведен в Кострому). Ссылка лишь прибавила ему славы. Р. был возвращен по личному ходатайству муфтия С.-Г. Тевкелева. По возвращении из ссылки (1881) Р. совершил второй хадж, а в 1884 г. поселился в г. Троицке как имам-хатиб 5-й Соборной мечети, где основал медресе «Расулия». Буржуазия Троицка оказала финансовую поддержку Р. в его пропаганде ислама и укреплении ордена Накшбандия.

В первые годы существования «Расулия» была чисто конфессиональным учебным заведением. Вначале в программе обучения преобладали традиционные богословские дисциплины: логика и калам. Но Р. был противником схоластики, поэтому преподавание в «Расулие» концентрировалось на изучении Корана и хадисов по богословским трудам Г. Курсави и Ш. Марджани. С 1893 г. Р. начал реформировать свою школу по джадидскому образцу – ввел звуковой метод обучения, классно-урочную систему, изучение светских дисциплин. В 1895 г. послал двух педагогов для личного обучения у И. Гаспринского. «Расулия» превратилась в джадидское медресе, а также в центр ордена Накшбандийя, особенно для мусульман Оренбургской губернии, Уральской и Тургайской областей. Рауслия имела 11-летний учебный курс. Программа преподавания включала вероучение, татарский, арабский и русский языки, чистописание, чтение, заучивание и толкование Корана и хадисов, математику, российскую, татарскую и всеобщую историю, историю ислама и священную историю, теологию, мусульманское право, логику, этику, гигиену, географию, естествознание, физику, химию, зоологию и педагогику. В 1913 г. в «Расулие» было 13 преподавателей и 240 шакирдов. Медресе содержалось на пожертвования. На средства меценатов (в том числе самого Р., который лично внес 19 тыс. руб.) были куплены и два главных здания «Расулии». В начале XX в. обучение стало платным (8 руб. в год). При медресе имелась библиотека, которой Р. завещал бесценную коллекцию своих книг и 3,5 тыс. руб. в вакф.

Наиболее известным мюридом Р. стал. Г. Баруди. В 1891 г. Р. заложил первый камень в основание медресе Г. Баруди «Мухаммадия». При открытии «Мухаммадии» Р. произнес следующую речь: «Вместе проявляйте иджтихад (усердие) на пути реформы образования, служите этому пути, не враждуйте и не разделяйтесь в национальных и религиозных делах, на это я даю вам благословение». К Р. стекались ученики из Сибири, с китайской границы, из Туркестана, Казахстана, Дагестана и Казани. За свою влиятельность Р. называли «королем татар».

Свой авторитет ишана Р. использовал для внедрения джадидского метода своими шакирдами, хотя далеко не все из них были в этом заинтересованы. По словам Х. Максуди, «одно из больших свершений, сделанных хазретом для нации, состоит в том, что он давал на любой из вопросов современности ответ, соответствующий шариату». Особую роль Р. сыграл в просвещении и окультуривании кочевников, в первую очередь казахов. В июне 1914 г. участники IV Всероссийского мусульманского съезда получили от казахской общественности телеграмму следующего содержания: «Мы хотим быть подчинены Оренбургскому Духовному собранию». М.-Н. Тюнтяри утверждал, что «одной из наиболее важных реформ и значительных трудов Р. было распространение среди казахов знаний, приведение их к исламскому образу жизни, иджтихад (усилия) по прекращению среди казахов обычаев язычества».

Лит-ра: Зайнулла хазретнын таржемаи хале. Тозучесе Ризаэтдин бин Фахретдин. Оренбург, 1917; В. Б[артолъд]. Шейх Зайнулла Расулев. Мусульманский мир. – Пг., 1917. Вып. I; Валидов Дж. Очерк истории образованности и литературы татар. – М. – Пг., 1923; Казань, 1998; Хабутдинов А. Расули З. Ислам на европейском Востоке. Энциклопедический словарь. – Казань, 2004; Хабутдинов А. Ю. Формирование нации и основные направления развития татарского общества в конце XVIII – начале XX веков. – Казань, 2001.

 

Расули Габдуррахман (1889–1950) – муфтий ЦДУМ и ДУМЕС, шейх ордена Нкшбанидийа, сын З. Расули. Получил образование в медресе своего отца З. Расули «Расулия». В 1899 г. совершил хадж, где стал шейхом ордена Накшбандийа, затем продолжил образование в каирском университете аль-Азхар. В 1903 г. Г. Р. вернулся в Троицк, где в «Расулие» начал преподавание арабского языка и нового тогда предмета «История Ислама». В это же время Г. Р. передал руководство медресе сыну. Г. Р. окончательно перестроил медресе на джадидский лад и ввел преподавание истории, географии, физики, химии, зоологии и других научных дисциплин. При медресе была открыта первая в Троицке типография, где печаталась, в частности, первая казахская газета «Айкап» (Заря). Не случайно именно во многом по инициативе Расулевых казахские приходы вошли в 1917 г. в состав ЦДУМ.

В 1906 г. Габдуррахман стал членом религиозной комиссии III Всероссийского мусульманского съезда в Нижнем Новгороде. Комиссию возглавлял Г. Баруди. Глубоко символично, что именно в нашем городе впервые официально сотрудничали первый и последний муфтии единого ЦДУМ. После смерти отца в 1917 г. Габдуррахман возглавил его приход. Вскоре медресе «Расулия» было преобразовано в татаро-башкирский педтехникум. Диплом этого медресе официально признавался советскими властями как аттестат о среднем педагогическом образовании.

После смерти отца в 1917 г. Г. Р. возглавил его приход при 5-й мечети Троицка. С 1923 г. был избран мухтасибом огромной Уральской области (части Урала вне национальных республик). На съездах мусульманского духовенства 1923 и 1926 гг. при ЦДУМ Р. был избран членом Совета улемов (Голямалар Шурасы).

В 1936 г. в результате борьбы, развернувшейся после смерти муфтия Р. Фахретдина и последовавших арестов членов ЦДУМ, Р. стал муфтием. 15–17 мая 1942 г. Р. провел первое после разгрома ЦДУМ чрезвычайное совещание ЦДУМ, где было принято обращение ко всем мусульманам СССР с призывом защищать Родину не щадя своей жизни, широко распространявшееся среди всех мусульманских народов СССР. 3 марта 1943 г. в газете «Известия» была опубликована телеграмма Г. Расули о сборе средств мусульманами на строительство танковой колонны и о том, что он лично вносит 50 000 рублей на это дело. В ответ И. В. Сталин направил телеграмму Г. Расули с просьбой передать благодарность мусульманам, участвовавшим в сборе средств на постройку танковой колонны.

Р. Г. выдал 917 свидетельств на право совершения обрядов, не связывая их получение с открытием приходов. Р. ежегодно публиковал мусульманские лунные календари, в 1945 г. издал свое религиозное пособие «Ислам дине» («Религия Ислама»). Однако его ходатайство об открытии богословских курсов не было удовлетворено. В 1945 и 1947 гг. Р. Г. совершил хадж. В 1947 г. биография Р. Г. была включена в издание американского справочника Who Is Who In Religion («Кто есть кто в мире религии»). В 1948 г. Р. Г. провел первый с 1926 г. съезд мусульманского духовенства, где ЦДУМ было переименовано в ДУМЕС, проведены выборы управления, утвержден его новый устав. Р. был последним советским муфтием, который мог позволить себе определенную самостоятельность от властей.

Лит-ра: Ислам и мусульманская культура в Среднем Поволжье: История и современность. Очерки. – Казань, 2002; Хабутдинов А. Расули Габдуррахман (1936–1950). Муфтий эпохи войн и террора. Российские муфтии. От екатерининских орлов до ядерной эпохи (1788–1950). – Нижний Новгород, 2006; Хабутдинов А., Хабутдинова М. Расули Г. Ислам на европейском Востоке. Энциклопедический словарь. – Казань, 2004; Юнусова А. Б. Ислам в Башкортостане. – Уфа, 1999.

 

Рамзи

Мурадаллах б. Бахадиршах Абдаллах б. Адилшах Рамзи (Мухаммад Мурад Рамзи) – известный татарский историк, теолог, общественный деятель, шейх Накшбандйи. Родился 25 декабря 1855 г. (по другим источникам, 10 октября 1854 г.) в д. Альметьево Мензелинского уезда Уфимской губернии (ныне Сармановский р-н Республики Татарстан). Учился сначала у своей матери, позже, по достижении 8 лет, в медресе Альметьева.

В 1869 г. отправляется в Казань, где некоторое время учится в медресе Марджани, потом уезжает в Бухару для продолжения обучения. По пути останавливается в Троицке и два года проводит в медресе муллы Мухаммаджана. Весной 1874 г. прибывает в Бухару, через год покидает ее и в конце 1875 г. приезжает в Ташкент. В течение этого времени он около двух лет учительствует среди казахов и киргизов. В начале 1877 г. вновь приезжает в Бухару, позже отправляется в Ташкент и обучается там в течение двух лет. В 1878 г. Р. отправляется в паломничество, посещает Джидду, в октябре того же года – Мекку. После совершения хаджжа он отправляется в Медину и обучается сначала в медресе «Амин-ага», затем в медресе «Шифа», а через некоторое время – в медресе «Мухаммадия». Вскоре он становится последователем шейха тариката Накшбандийа Мухаммада Мазхара и получает у него иджазу (разрешение быть духовным наставником). Продолжает обучение в Мекке у шейха Абдалхамид ад-Дагистани. После смерти последнего в 1884 г., посещает уроки у его последователя шейха Мухаммад Салих аз-Завави, который переезжает в 1885 г. в Медину. В 1886 г. шейх аз-Завави назначает его своим преемником в Мекке. По предложению шейха Р. переводит с персидского языка на арабский книгу «Мактубат» Ахмад ас-Сирхинди (1564–1624), а также распространенное среди членов тариката накшбандийа агиографическое сочинение Ваиза Кашифи (1463–1531) по «Рашахат ‘айн ал-хайат» (Капли источника [вечной] жизни). По некоторым сведениям, в Медине Р. встречался с Абдуррашидом Ибрагимом и Абдалхак Юсуфом из Семипалатинска. В 1895 г. он женится (из девяти детей четверо умирают в раннем детстве). В 1899 г. его родственник Юсуф Дибирдеев, совершавший хаджж, покупает ему новый дом. В 1902, 1904, 1907, 1909, 1914 гг. Р. посещает родину.

Свою знаменитую книгу «Талфик ал-ахбар ва талких ал-асар фи вакаи‘ Казан ва Булгар ва мулук ат-татар» (Известия и сведения о событиях в Казани, Булгаре и татарских правителях) он начинает писать в 1892 г. и завершает в 1907 г., однако она не проходит цензуру; только при содействии Н. Катанова и Гайнаддина Ахмерова в 1908 г. ее удается издать в Оренбурге (в 2-х томах) при материальной помощи шейха Зайнуллы Расули. Временный комитет по делам печати Казани конфискует тираж и закрывает типографию; на Р. возбуждают дело, и он спасается бегством за границу. Еще до завершения дела в связи с 300-летием дома Романовых Р. был помилован. В 1914 г. он приезжает с семьей в Россию. Его жена Асма-ханум с детьми некоторое время гостит в своей родной деревне, а Р. со старшим сыном Фахми Мурадом едет в Туркестан и посещает Ташкент, Бухару, Коканд, Наманган, Андижан. Через некоторое время семья вместе собирается в Одессе, чтобы отплыть в Турцию. Однако начинается I мировая война, и Р. остается в России. Он едет в Казань и проводит там с семьей зиму. Несколько лет живет вблизи Оренбурга под чужим именем, поскольку имел гражданство Турции. В июле 1917 г. в качестве делегата от Оренбурга участвует во Всероссийском съезде мусульманского духовенства в Казани. В 1919 г. ему удается покинуть Россию и выехать в Восточный Туркестан, где он поселяется в г. Чугучак (ныне Синьцзян-Уйгурский АО КНР). Известно, что Р. перевел на тюрко-татарский язык «Талфик ал-ахбар», а также написал комментарий на Коран. Однако достоверных сведений об этих переводах нет. Умер 2 апреля 1934 г. в г. Чугучак.

Лит-ра: Духовная культура и татарская интеллигенция: исторические портреты. – Казань, 2000. С. 54–61; Temir A. Dogumunun 130. ve Olumunun 50. Yili dolayisiyla kazanli tarihci Murad Remzi (1854–1934). – Belleten Turk Tarih Kurumu. Cilt 50. Sayi 197. – Ankara, 1986. S. 495–505.

 

Тукаевы – династия ишанов, имамов и мударрисов из села Стерлибаш Стерлитамакского уезда Оренбургской (с 18б5 г. – Уфимской) губернии. Основателем ее стал Нигматулла б. Биктимер б. Тукай б. ас-Слаучи (1772–1844), предки которого переселились в Башкирию из деревни Слауч Малмыжского уезда Вятской губернии (ныне Балтасинского района Татарстана). Вначале он учился у мударриса Фазыла аль-Кизляви в медресе при 6-й мечети Казани, Мухаммада Рахима б. Йусуфа ал-Ашити и Габдуррахмана аль-Каргалый в Мачкаре. Нигматулла и оба его сына, Мухаммад-Харис и Мухаммад-Харрас Биктимировы, получили образование в Бухаре. Нигматулла в 1801 г. отправился в Бухару, где проучился свыше 10 лет. Там же, у шейха Абу Салиха Ниязкул ат-Туркмани, который был учителем и его казанского мударриса Фазыла аль-Кизляви, Нигматулла углубил свои познания в учении и практике накшбандийа, а также стал сторонником взглядов и другом Г. Курсави.

Нигматулла в 1813 г. стал указным имамом и возглавил медресе в Стерлибаше, которое превратил в одно из ведущих учебных заведении края. Он ввел в жизнь местных мусульман некоторые новшества: запретил джиены, празднование Навруза как Нового года, отменил поминание усопших на 3, 7 и 40-й день их смерти, стал практиковать коллективные зикры, сидя в кругу на восходе солнца, и многодневные безотлучные моления в мечетях. В своем медресе он с успехом преподавал Коран, тафсир, хадисы, акиду, составил персидско-тюркский словарь («Лугат Нигматулла») и написал арабо-тюркскую сравнительную грамматику, служившие для шакирдов учебным пособием. Благодаря огромному авторитету Нигматуллы село Стерлибаш превратилось в начале XIX в. в один из главных религиозно-культурных центров края, куда периодически приезжали муфтии ОМДС М. Хусаинов и Г. Габдрахимов, влиятельные имамы и ахуны округа, многочисленные мюриды, улемы (например, Г. Утыз-Имяни) и даже казахские ханы Джихангир и Ширгазы. Нигматулла превратил свое медресе в крупнейший суфийский центр региона и имел, по некоторым данным, десятки тысяч мюридов. Нигматулла обладал богатой библиотекой, для пополнения которой не жалел средств, времени и сил (много книг он переписал собственноручно). Он использовал в учебном процессе труды Г. Курсави.

После смерти Нигматуллы его дело продолжили сыновья. Особенно яркой личностью был старший из них – Мухаммад-Харис (1810–1870). В 1833–1841 гг. он обучался в Бухаре. После возвращения стал халъфой, а с 1844 г. – мударрисом Стерлибашевского медресе. Он много сделал для улучшения ее материальной базы, предпринял первые попытки расширить традиционную учебную программу. В частности, ввел в ней преподавание русского языка, знание которого считал необходимым и полезным для российских мусульман. Мухаммад-Харис был мюридом бухарского шейха Убайдаллы б. Ниязкул ат-Туркмани (сына Абу Салиха Ниязкул ат-Туркмани), от которого он получил иджаз-нама – разрешение на воспитание мюридов, число которых у него на родине было огромным. В Бухаре, он познакомился с Ш. Марджани и оказывал ему помощь в занятиях. После возвращения в Стерлибаш Мухаммад-Харис принял многие идеи Ш. Марджани по модернизации ислама и его институтов и распространил их среди шакирдов. Всю жизнь Мухаммад-Харис активно занимался благотворительной деятельностью, открыл в родном селе приют на 40 мест для сирот и бедных. Власти давали ему дипломатические поручения по обеспечению продвижения Российского государства в казахские степи. В 1869 г. за оказанные услуги Александр II пожаловал ему почетное звание тархана. При Мухаммад-Харисе село Стерлибаш по-прежнему оставалось одним из религиозных центров края, его посещали муфтии Г. Сулейманов и С.-Г. Тевкелев.

В должности мударриса и имама Мухаммад-Харису много помогал его брат – Мухаммад-Харрас (1814–1871), учившийся в Бухаре в 1844–1854 гг. После них Стерлибашевское медресе возглавляли в разные годы их многочисленные сыновья. Они отказались от воспитания мюридов и сосредоточили все силы на проповеднической деятельности в мечети и просветительской работе в медресе, одновременно они занимались миссионерством среди чувашей. Хабибулла (1856–1897) и Мухаммад-Шакир (1862–1932) Т. стали одними из первых распространителей газеты «Тарджеман». Первый из них, хотя имел традиционное мусульманское образование (обучался в медресе Стерлибаша и Чакмака, Бухары и Ургенча), поддержал сторонников реформы в медресе. Второй прослушал два курса Оренбургской татарской учительской школы, написал первое у татар исследование по истории родного села – «Тарихе Эстерлебаш» (История Стерлибаша). М.-Ш. Тукаев был членом мусульманской фракции в Госдуме 2-го и 3-го созывов, где работал в комиссии по вероисповедным делам,

Лит-ра: Мэржани Ш. Мустафад аль-ахбар фи ахвали Казан ва Болгар. – Казань, 1989; Тукаев М.-Ш. Х. Отчет члена комиссии по вероисповедным вопросам во второй и третьей Государственной Думах. – Оренбург, 1912; Его же. Тарихе Эстерлебаш. – Казань, 1899; Фахраддин Р. Асар. – 2 жилд. жозья. – Оренбург, 1904; Асар. –2 жилд. 15 жозья.– Оренбург, 1908; Хабутдинов А. Ю. Формирование нации и основные направления развития татарского общества в конце XVIII – начале XX веков. – Казань, 2001.

 

Утыз-Имяни

Абдаррахим б. Усман б. Сармаки ал-Булгари (1754–1834) – видный татарский поэт, ученый-мыслитель, приверженец этических идей суфизма, религиозный реформатор. Он родился в д. Утыз-Имян (нынешнее название – Яна Кади Черемшанского района Татарстана). Его отец, Усман б. Сармаки, умер до его рождения, а мать Гафифи умерла, когда ему было всего два-три года. Осиротев, мальчик воспитывался в семье родственников. Он рано начинает учиться в медресе д. Утыз-Имян у муллы Вильдана. Вскоре перебирается жить при медресе, зарабатывая на хлеб прислуживанием богатым шакирдам. Уже в то время среди своих сверстников он выделяется остротой ума и смышленостью, за что получает прозвище «шакирд, знающий все без обучения» и становится хальфой – преподавателем медресе, будучи учеником. Не удовлетворившись обучением в родной деревне, получает знания в соседних деревнях и переезжает под Оренбург, в Сеитовскую слободу, для учебы в медресе Каргалы, где обучается у Валида б. Мухаммада ал-Амина. В поисках новых знаний в 1788 г. он вместе с семьей отправляется в Среднюю Азию. Сначала в течение нескольких лет обучается в Бухаре у известных ученых, потом и сам становится мударрисом мечети Могоки-Атари после хаджжи Валиаддина б. Хасана ал-Багдади. В Бухаре У.-И. впервые знакомится с суфийским учением. Он становится приверженцем накшбандийского тариката ветви муджаддидия шейха Фаизхан ал-Кабули (ум. 1802), который оказал значительное влияние на формирование суфийских взглядов У.-И. После Бухары он обучался и сам преподавал в различных медресе городов Восточного Туркестана и Средней Азии, таких как Акча, Туфан, Самарканд, Шахимардан. В 1796 г. отправляется в Афганистан, посещает его древние культурные центры: Кабул, Герат и Балх. В 1799 г. возвращается сначала в Бухару, а потом на родину. По пути домой он останавливается в д. Мерас Стерлитамакского уезда (ныне д. Мерас Давлеканского района Башкортостана) у Лукмана Кантона б. Усмана б. Ибрахима и с его согласия регистрируется в государственных тетрадях как его сын Абдаррахим (у Лукмана был сын по имени Абдаррахим, который к тому времени умер), башкир. Видимо, У.-И. предвидел трудности, которые его ждут по возвращении на родину, и хотел таким образом устроить жизнь своих многочисленных детей, которые становились бы башкирами и по царскому указу, как башкиры наделялись бы землей. У.-И. прибыл в родное село Утыз-Имян, но там выделить землю отказались, ссылаясь на то, что его отец – выходец из д. Тимяш. Поэтому У.-И. работает имамом-мударрисом медресе в д. Сарабиккулово, потом переезжает в д. Куакбаш, вынужденно живет в различных деревнях. В конце концов после долгих скитаний возвращается в д. Тимяш, где живет и обучает шакирдов до конца своей жизни. В это время он становится лидером оппозиционной группы религиозных ученых, боровшихся против признания ОМДС. У.-И. видит тяжелое положение своего народа, хочет помочь ему найти выход из нищеты и, как он полагает, из безверия путем укрепления веры в истинного Бога. Он похоронен в д. Тимяш.

У.-И. занимался также исправлением и уточнением рукописей. Так, он исправил «Джами ар-румуз» (Сборник о знаках) Маулана Шамсаддин ал-Бухари, написав трактат о языке этого сборника. Известно, что он исправил список Корана, находящийся в Самарканде, который, как полагали жители Мавераннахра, был в руках у убитого халифа Османа (656).

Свои суфийские взгляды У.-И. изложил в «Саиф сарим» (Острый меч) и «Никаз ал-халикин» (Избавление погибающих) – названных, как и книги турецкого теолога Мухаммада ал-Биркави (ум. 1573), – и в «Джавахир ал-баян» (Драгоценности пояснения). Для У.-И. наряду с пророком Мухаммадом, улемами (религиозными учеными) авторитетами являются также святые, то есть суфии. Выделяя среди всевозможных суфийских толков накшбандийский ветви муджаддидия, У.-И. положительно относится к этому учению. Он толковал мусульманское право, выделяя морально-этические нормы накшбандийского тариката ветви муджаддидия, последователи которого должны были трудиться, принимать активное участие в жизни общества. У.-И. одним из первых в татарском обществе конца XVIII – начала XIX вв. вызволил из «небытия» тему необходимости менять устои традиционной жизни татарского общества. Необходимо было религию в условиях наступления эпохи Нового времени приспособить к современной действительности. Для достижения этой цели У.-И. предлагал руководствоваться иджтихадом и с его помощью реформировать законы шариата. Это концепция в народе получила название «маслак Утыз-Имяни» (учение Утыз-Имяни). У.-И., как это присуще всем реформаторам, выступает против «новшеств» (бида), которые, по его мнению, мешают оздоровлению нравственного климата татарского общества (собираясь в мечети – организуют меджлисы, весной, когда нет дождей, организуют «моление о дожде», читают Коран за деньги, чревоугодничают). Обычно с такими требованиями выступали консерваторы-салафиты. Однако внешне салафитское начало в его концепции не определяет ее сути. Главным в концепции У.-И. было то, что он ратовал за свободу высказывания мысли, вынесение иджтихада, за критическое отношение к наследию прошлого. В центре этой концепции, ее несущей конструкцией было рационалистическое, реформаторское начало.

У.-И. написал более 90 произведений, многие из которых еще не исследованы. Из них более половины – поэтические произведения, остальное – сборники религиозно-философского содержания.

 

Лит-ра: Фахраддин Р. Асар – Оренбург, 1904 г. 1 жилд. 6 жоз. 300–316 бб.; Габдеррахим Утыз Имяни. Шигырьлэр, поэмалар (Тоз. А. Шарипов – Казан, 1986; Эдэбият чыганакларын барлаганда. – Казан, 1994; Юзеев А. Н. Татарская философская мысль конца XVIII –XIX вв. – Казань, 2001.



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.