Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

История арабского халифата: Глава 2 «Халифат Омейядов (661–749 гг.)»
10.11.2011

Глава II.
Халифат Омейядов (661–749 гг.)

1. Муавия (661–680 гг.), основоположник династии Омейядов

Основание халифата Омейядов в Дамаске

Таковым было начало правления Омейядов (661–750), первой династии в истории ислама, и Муавия ибн Аби Суфьян стал ее первым правителем (прав. 661–680), обосновав столицу в Дамаске. Беспорядки и проявления непокорности в различных частях страны (особенно в Ираке, терзаемом войнами и бунтами все последние десять лет) были подавлены, зачастую безжалостно; правительство вновь стало централизованным, на этот раз в Дамаске — многонаселенном городе с древними культурными и административными традициями. Сирия заимела наиболее тренированную, дисциплинированную и лояльную армию среди всех провинций. Неудобство от того факта, что Муавия стал правителем, испытывали даже в Мекке и Медине — там помнили, что, подобно своему отцу Абу Суфьяну, он был одним из главных врагов Пророка вплоть до падения Мекки в 630 г., когда они оба стали мусульманами 1. Главнейшим же центром оппозиции стал Ирак, и, в особенности, города Басра и Куфа. Однако после подавления оппозиции началась новая фаза расширения мусульманского государства. Во время правления Омейядов мусульманское государство продвинуло свои границы до Индии и Китая на востоке, и до Атлантики и Пиренеев на западе. Впервые со времен Александра Македонского (356–323 гг. до Р. Х.) этот огромный регион, не считая Северной Африки и Испании, был объединен в составе единого государства.

662 г. Пожалование наместничества в Ираке Мугире и Зияду

Муавия возложил на двух своих помощников, Мугиру ибн Шаба и Зияда ибн Абихи, обязательство подавить оппозицию своему правлению со стороны хариджитов и сторонников убитого Имама Али. Мугира, беспринципный оппортунист, и Зияд ибн Абихи (ибн Абихизначит «сын своего отца», то есть сомнительного отцовства) были выходцами из племени сакиф из Таифа. Мугира, став губернатором Куфы, получил задачу подчинить местное население авторитету Муавии.

Зияд (ум. 673), с характерным ему изяществом, мудростью и жесткостью, был весьма выдающимся человеком. По его собственному определению, он поборол позор своего происхождения от бродячей невольницы, и в конце концов был назначен Имамом Али наместником Басры. После гибели Али, он отказался от сотрудничества с Муавией, но переменил свое отношение спустя год, в 662 г. Муавия, со своей стороны, публично признал Зияда своим сводным братом своего отца, Абу Суфьяна 2, назвав его Зиядом ибн Аби Суфьяном. Это придало Зияду доверие и удовлетворило его чувство собственного достоинства, хотя и повлекло множество критических выступлений в адрес Муавии. Сложнейшую работу наместником Басры Зияд начал импровизированной речью с парапета мечети, объявив о начале строгих мер против беспорядков и волнений. Его выступления не оказались пустыми угрозами; он применил жесткие меры по восстановлению власти Муавии, подорванной соперничающими религиозными и племенными группировками. В порядке уменьшения напряженности между племенами и сохранения твердой власти над армией, он разделил ее на четыре подразделения, набираемых из разных племен и возглавляемых командирами, назначенными правительством. Таким образом он уничтожил старую племенную основу, на которой строилась армия, как это уже сделал Муавия в Сирии.

668 г. Высадка на Сицилии

Мусульманский флот выдвинулся из Александрии и высадился в византийской Сицилии. Это, однако, не повлекло за собой постоянного присутствия на острове, которое произошло много позже в середине IX в.

669 г. Смерть аль­Хасана

Аль­Хасан, внук Пророка, сын Али и Фатимы, проживший после заключения договора с Муавией 8 лет в Медине, был отравлен в возрасте 45 лет одной из своих жен — Джада бинт аль­Ашас — по чьему­то наущению. Пророк еще при жизни предсказывал, что его внук и любимец Хасан переживет на своем веку фитны (раздор, вражда, заговор) среди мусульман. Внешне Хасан был очень похож на своего деда — Пророка Мухаммада; Пророк называл Хасана «предводителем юношей Рая». Он был похоронен своим младшим братом Хусейном в Медине на кладбище сахабов Баки.

670 г. Переселение иракских арабов в Хорасан

Мугира ибн Шаба скончался, и Зияд ибн Абихи занял вакантное место губернатора беспокойной Куфы. Он переселил около 50 тысяч бедуинов с их семьями в восточную провинцию Хорасан, и это ослабило напряженность в Ираке. Теперь он стал наиболее сильным из наместников, управляя целой восточной половиной государства из величественного двора в Басре.

Экспедиция в Северо­Западную Африку; основание Кайруана

Когда Амр ибн аль­Ас был заново назначен Муавией наместником Египта в 658 г., его племянник Укба ибн Нафи, энергичный и импульсивный воин, начал кампанию в контролируемый Византией регион Северной Африки, к западу от Египта (666 г.). Так как его военной базой первоначально являлся Фустат, а атаки производились на расстояние больше 2 тысяч километров, это создавало опасность для тыла и перебои с провиантом. Для преодоления этого недостатка, в 670 г. Укба заложил военный лагерь в Кайруане (совр. Тунисская Республика), и основал правительство провинции со столицей здесь. Новый гарнизон, подобно Басре, Куфе и Фустату перед этим, позднее превратился в знаменитый город, с Великой мечетью. Эта мечеть стала важным интеллектуальным центром, а сам город — отправной точкой расширения территорий в Северной Африке в период Омейядов.

Горные области Атласа, к северу от пустыни Сахара, издревле были населены берберами — народом семитского происхождения, всегда оказывавшим упорное сопротивление. Мусульмане столкнулись в этом ареале с двумя силами с двух разных направлений — берберами с гор Атласа, и византийцами с их крепостей с морского побережья. Хотя Кайруан лежал в нескольких километрах от побережья и, таким образом, был в безопасности от атак со Средиземноморья, он был расположен слишком близко к территории берберов. В прошлом, византийцы сохраняли контроль над регионом из их местной провинциальной столицы, античного города Карфагена (впервые основан в сер. IX в. до Р. Х. финикийцами, расположен в 16 километрах к северо­востоку от совр. Туниса) на побережье.

Дерзкий в своей храбрости Укба описывается традицией атакующим в конном строю врагов вплоть до Атлантики, сдерживаемым только лишь неистовыми океанским волнами, и заклинающим Бога быть свидетелем, что он сдержал свою клятву донести ислам до края света (имеется в виду поход 680–681 гг. из Кайруана в Танжер на северо­западе совр. Марокко, затем на юг до района Агадира на юго­западе Марокко, и возвращение до места гибели). Тем не менее ему не удалось развить политические возможности ситуации — союз с берберами заключен не был. Вместо этого он был атакован с двух сторон одновременно, виной чему послужило надменное обращение с горцами. По возвращении из этого опасного путешествия на запад, он был убит из засады в 683 г. около современного города Бискра в Алжире. Вскоре после его гибели берберы подняли восстание, и почти все территории были утрачены, включая и Кайруан; западной границей управляемого Амром Египта и всего мусульманского мира вновь стала Киренаика (известная у как Барка; в совр. Ливии). Тем не менее почва была подготовлена, что дало свои плоды в будущем.

Неудачная экспедиция на Константинополь

В течение всего времени своего правления Муавия оставался в состоянии войны с Византией. Он был занят этой войной, еще будучи наместником Сирии, сначала при первом Халифе Умаре (прав. 634–644), затем при его преемнике Халифе Усмане (прав. 644–656), когда он построил мощный флот для ведения военных действий против румийцев и на море, и на суше. Единственно, когда было заключено перемирие между двумя врагами и когда Муавия выплачивал дань Византии, — это время гражданской войны в Халифате. Теперь военные операции против Византии возобновились. Муавия видел в этом одну из важнейших своих задач — как в плане защиты и расширения территории, так и в плане постоянного боевого усовершенствования сирийской армии, сохраняя ее дисциплинированность и высокий военный потенциал.

Муавия отправил мощную военную экспедицию в Константинополь 3. Это было первое военное задание его сына Йезида, до сих пор интересовавшегося главным образом лишь развлечениями. Имперская столица, окруженная с трех сторон водой, была хорошо укреплена стенами и башнями необъятной высоты (местами до 30 метров) и мощи, которые в прошлом противостояли опытным войскам сасанидского хосроя. Новым энергичным императором недавно стал Константин IV (преемник Констанса II, жившего на Сицилии, и убитого заговорщиками после семнадцатилетнего правления). Хотя в ходе битвы мусульмане проявили храбрость и силу духа, они не смогли осуществить штурм города, потому что не имели необходимой сноровки и оружия для преодоления массивной и комплексной системы защиты стен. Кампания оказалась безуспешной (хотя мусульмане и заняли Халкедон), и была прекращена после множества потерь.

674 г. Высадка на Крите

Остров Крит, владение Византии, также был временно занят мусульманами. Укрепиться на острове, однако, мусульманам удалось гораздо позже — только в 827 г.

Использование византийцами «греческого огня»

Вслед за этим мусульмане снова предприняли поход на Константинополь, который длился семь лет. Это столкновение главным образом происходило между двумя флотами. Мусульмане закрепили за собой морскую базу Кизикос на южном побережье Мраморного моря. Во время боев византийцы использовали «греческий огонь» — тяжелую воспламеняющуюся жидкость — смесь из серы, селитры и сырой нефти, которой выстреливали из специальных орудий. Это не только напугало мусульман, никогда не видевших подобного, но и принесло серьезные разрушения их судам. Атака была свернута, и византийцам вновь удалось отстоять свою столицу.

678 г. Смерть Айши

Айша, вдова Пророка, умерла в возрасте примерно 65 лет, из которых она 46 лет была вдовой, и была похоронена в Медине. Она жила, полностью отойдя от политики, с момента «Верблюжьей битвы» (656), посещая могилу Пророка, похороненного в ее комнате. Она навсегда осталась уважаемой мусульманами как хранительница Сунны и передатчица множества хадисов.

679 г. Провозглашение сына Муавии преемником

Муавия объявил своего сына Йезида наследным преемником. Мать Йезида, Майсун, была христианкой из яковитов, из племени кальб, и являлась любимой женой Муавии. Так Муавия ввел наследственное правление, посредством чего правитель мог провозгласить одного из своих сыновей или даже племянников в качестве своего преемника, и которому население должно было принести присягу. Это отменило принцип старшинства и систему выборов. Практика наследственного правления применялась после Муавии всеми омейядскими, а затем и аббасидскими (750–1258) правителями.

Майсун отдавала юного Йезида на воспитание свои фаворитам в Пальмиру, в Сирийской пустыне, подальше от застойной дворцовой жизни в Дамаске. Йезид развивался в компании ее соплеменников бедуинов, увлекаясь пристрастием к охоте, езде верхом, стихосложению и прочими подобного рода занятиями. Его образ жизни повесы и непредсказуемое поведение разительно не совпадало со здравыми исламскими нормами. Сверх того, право Йезида на власть нелегко было обосновать с точки зрения законности. Если это право основывалось на наследственности, то старший сын Муавии имел больше оснований, чем Йезид, быть преемником халифа. Если, с другой стороны, правление должно было быть передано наиболее удобной персоне, то тогда имелось множество более очевидных кандидатов на этот пост, гораздо более достойных, нежели Йезид. Кроме того, Муавия «забыл» о договоренности с внуком Пророка — имамом Хасаном о неназначении преемника, который хотя и ушел из жизни, однако, оставался его родной брат, также внук Пророка — имам Хусейн. Вследствие такого шага со стороны Муавии явно нарушались права имама Хусейна на место лидера нации. Однако, употребив свои исключительные дипломатические способности, Муавия сумел убедить часть мусульман признать Йезида своим наследником.

Марван ибн аль­Хакам, бывший во времена Муавии наместником Медины, объявил населению о решении Муавии назначить преемником своего сына, и добавил: «/что соответствует/сунне Абу Бакра и Умара» (имеется в виду то, что перед смертью Абу Бакр назначил своим преемником Умара, а умирающий Умар, в свою очередь, утвердил решение шурыизбрать Халифом Усмана). Вставший Абдур­Рахман ибн Аби Бакр (сын первого Халифа) сказал: «это/соответствует/сунне Ираклия и Цезаря; поистине, Абу Бакр, клянусь Аллахом, не назначил Халифом ни одного из своих сыновей или членов своего рода». Прибывший лично в Медину Муавия, пытаясь получить присягу Йезиду, разговаривал один на один с виднейшими представителями сахабови их детьми. Ибн Умар (Абдуллах, сын Халифа Умара, общавшийся с Пророком еще ребенком, которого Пророк — с. а. в. — назвал «праведным»), Ибн Аби Бакр (Абдур­Рахман) и Ибн Зубайр (Абдуллах, сын погибшего в «Верблюжьей битве» Зубайра ибн аль­Аввама) отказались принести такую присягу 4.

2. Превращение власти халифа в наследственную: правление Йезида. Мученичество Хусейна ибн Али (680)

680 г. Смерть Муавии и воцарение Йезида; гибель Хусейна
и его сторонников в Кербеле

Муавия скончался в апреле в возрасте около 75 лет. Его сын и наследник, Йезид, был провозглашен в Дамаске правителем (680–683). Многие регионы присягнули Йезиду, но оппозиция, ведомая сторонниками Али, которых Муавия сдерживал путем подавления, выступила против него. Главным из них был аль­Хусейн (626–680), сын Имама Али — четвертого Халифа (прав. 656–661) и единственный остававшийся в живых внук Пророка. Как и его старший брат аль­Хасан, умерший в 669 г., он жил в уединении в Медине с 661 г., когда Муавия был в силе, но сейчас отказался принести присягу верности Йезиду. Сторонники Алидов в Ираке считали, что настало время восстановить справедливость и вернуть правление законному лидеру — наследнику Али и Хасана, имаму Хусейну, которому они присягнули как халифу. Они неоднократно приглашали Хусейна прибыть в Куфу и принять лидерство в Ираке, и после некоторых раздумий он согласился 5. Вначале он направился в Мекку, а затем выступил в этот трагический поход в Куфу, пересекая Аравийскую пустыню с небольшим числом верных последователей из своих родственников и сторонников. В то время Убайдуллах, сын Зияда ибн Абихи, такой же жестокий, как и его отец, был приглашен Йезидом в качестве наместника Куфы. Следуя примеру своего отца, он арестовал и казнил многих сторонников Хусейна (среди них был и Майсам ат­Таммар, которому Имам Али предсказал его казнь и даже указал место его распятия). Утром 10 октября Умар, сын известного военачальника Сада ибн Аби Ваккаса, командуя 4 тысячной армией, преградил дорогу и окружил поредевший отряд Хусейна (40 пеших и 32 всадника) в Кербеле, на западном берегу Евфрата, примерно в 80 километрах к северо­западу от Куфы. Убайдуллах настаивал на безоговорочной капитуляции Хусейна, и когда тот отказался это сделать, устроил резню. Сначала никто из воинов не нападал на него, не желая брать на себя ответственность за пролитие крови внука Пророка. Но затем один из них, из племени киндитов, по имени Малик ибн ан­Нусайр, ударил Хусейна мечом по голове, после чего они набросились на него массой, и вскоре он, его родственники и соратники были перебиты.

Трагедия Кербелы произвела сильное впечатление на современников. Передается, что Умм Саляма (вдова Пророка — с. а. в.), Ибн Аббас и др. сахабы видели в ту ночь в своих снах Посланника Аллаха в горе и печали; говорится, что даже джинны плакали по Хусейну. В некоторых сборниках приводятся хадисы Пророка, в которых он предсказывал гибель Хусейна. Имам Хусейн был признан «величайшим мучеником» («Саййид аш­шухада»), и вместе со своим братом имамом Хасаном они были названы Пророком «предводителями юношей в раю». Посланник Аллаха также говорил: «Полюбил Аллах того, кто полюбил Хусейна» («Сахих» аль­Бухари; «Сунан» ат­Тирмизи).

Так погиб внук Пророка Хусейн ибн Али аш­Шахид («Мученик»), и его голова была отослана Йезиду в Дамаск. Затем голова была передана сестре Хусейна Зайнаб и его 22 летнему сыну Али (Зайн аль­Абидин), доставленным в качестве пленников в Дамаск, и захоронена вместе с телом в Кербеле, которая стала символом шиитского движения 6.

682–683 гг. Восстание против Йезида в Мекке и Медине;
упорное сопротивление Абдуллаха ибн Зубайра омейядской армии; смерть Йезида

Убийство имама Хусейна не принесло мира Йезиду. Жестокость трагедии в Кербеле вызвала против его власти безмерную агрессивную реакцию. Медина, хранимая и любимая Пророком и его сподвижниками, открыто восстала против омейядского правления. Волнения распространялись так быстро, что Йезид послал специального наместника усмирить ситуацию. Когда это не удалось, Йезид отправил армию численностью в 12 тысяч человек в августе 683 г. под руководством Муслима (сына Укбы) в Хиджаз с приказом подавить мятеж. Мединцы, хотя и были храбрыми и глубоко преданными своему делу, не могли противостоять тренированной сирийской армии, и потерпели поражение в отчаянной схватке с войсками Йезида, в местечке Харрах к северу от города. В ходе подавления этого восстания было убито не менее 270 ансаров.Армия затем двинулась на юг, к Мекке, где Абдуллах ибн Зубайр 7, сын известного сахаба, убитого в «Верблюжьей битве» (656), провозгласил себя халифом. В пути Муслим умер, и на его место был выдвинут Хусейн ибн Нумайр, который осадил Мекку с окружающих ее гор. В течение последующих двух месяцев продолжалась ожесточенная стрельба, проходившая даже у самой Каабы. Это нанесло ущерб зданию Каабы, Черный камень оказался расколот. Смерть Йезида в ноябре 683 г. (в возрасте около 38 лет) заставила его армию прекратить войну и вернуться в Дамаск; Аравия осталась в сфере влияния Абдуллаха. Он предпринял полную реконструкцию Каабы, собрав вместе куски Черного камня и установив его на свое место.

Прошло около 50 лет с момента смерти Пророка Мухаммада, но в Медине до сих пор еще жили некоторые его сподвижники. Существовала строгая традиция пуританского религиозного рвения в городе, восходящая к временам раннего ислама. Штурм священных городов рассматривался как еще один акт святотатства Омейядов. Они стали совершенно непопулярны в этой части державы и считались нечестивыми в самоуправляющихся мусульманских общинах. Выдвинувшийся на волне широкого возмущения Абдуллах, имевший гораздо меньше прав на правление по сравнению с Хусейном, стал наиболее явным противником Омейядов.

Претенденты на правление мусульманским государством

В различных частях государства оказалось три независимых правителя. Йезид оставил после себя в качестве наследника болезненного сына в возрасте 13 лет, провозглашенного в Дамаске Муавией II. Абдуллах ибн Зубайр был известен в качестве правителя в Хиджазе. Убайдуллах в Басре являлся наместником, а фактически — сувереном восточной половины державы, (включающей Басру, Куфу, Персию), контролируя регион в течение двух лет. Он был выдвинут на этот пост Йезидом через несколько месяцев после трагедии в Кербеле; его отец Зияд ибн Абихи занимал это же место в течение предшествующих пяти лет, во время правления Муавии.

Когда Абдуллах попытался получить поддержку своему делу в Басре, это привело к гражданскому конфликту, по линиям родства, между сторонниками его и Убайдуллаха. В этом стечении обстоятельств Убайдуллах, ненавидимый в Ираке за кровавое убийство Хусейна и жестокость, с которой он обращался с народом, бежал за помощью Омейядов.

684 г. Воцарение Марвана

Из этих трех претендентов, малолетний Муавия II скончался в феврале, а Убайдуллах был уже вытеснен со своей базы в Басре. Со смертью Муавии ибн Йезида закончилось правление наследников Абу Суфьяна. В тот момент для Абдуллаха ибн Зубайра, поддержка которого постоянно росла, открылось поле действий. Однако он твердо отказался покинуть Мекку и пойти на столицу — реальный центр силы, упустив тем самым возможность воспользоваться выгодными условиями, возникшими в суматохе. В то же самое время Омейяды собрались в июне и избрали старейшего члена своего клана, Марвана ибн аль­Хакама, правителем. 70 летний Марван служил в свое время секретарем Халифа Усмана (644–656). Страна вновь погрузилась в гражданскую войну между правящими претендентами, но на этот раз она имела более глобальные масштабы.

Битва при Мардж­Рахит; укрепление позиций Марвана

В доисламские времена, существовал острый и неослабевающий антагонизм, доходящий до ненависти, между химьяритамии модаритами. Эта вражда между арабами северного и южного происхождения частично ослабла в результате проповеди исламского учения о религиозном братстве; но вспыхнула вновь, когда Йезид был обвинен племенем кайс в фаворитизме к племени своей матери кальб. Приверженцы двух претендентов были разделены по племенному признаку; кальбиты заняли сторону Марвана, а кайситы в Сирии провозгласили о своей верности Абдуллаху, как законному правителю. Битва между ними произошла в июле на равнине Мардж­Рахит в нескольких километрах к северо­востоку от Дамаска, и сторонники Абдуллаха потерпели в ней поражение. Марван был признан правителем (прав. 684–685) всей Сирией, и таким образом воцарилась линия Марванидов, к которой принадлежали все 11 оставшихся Омейядских правителей. Вскоре он получил признание также и со стороны Египта. Ибн Зубайр же удерживал под контролем Аравию и Ирак. Итак, держава вновь оказалась расколотой между двумя противоборствующими лагерями: Абдуллах принадлежал к роду Хашим, а Марван — к роду Умайя.

Хотя битва при Мадж­Рахат привела к упрочению Омейядов, она также возродила старую вражду между химьяритами и модаритами, «дремлющую» все эти годы. Эта ненависть между двумя группами арабов вспыхнула в такой степени, что оставалась неизменным фактором в течение последующих десятилетий. Если Муавия еще держал ее под контролем для того, чтобы сберечь единство и упрочить свое правление, то некоторые из последующих омейядских правителей имели склонность опираться на поддержку одной или другой группировки для сохранения своего влияния. Это стало еще одним фактором, приведшим к постепенному размыванию Омейядского влияния и к их конечному падению в 750 г. Такая поляризация мусульманского сообщества на враждующие фракции не ограничилась одной лишь Сирией, но захватила все государство, включая Северную Африку и Испанию, где она продолжалась под различными названиями в течение последующих столетий.

685 г. Воцарение Абдул­Малика;
враждующие группировки государства

Марван ибн аль­Хакам умер, и власть перешла к его чрезвычайно талантливому сыну Абдул­Малику (прав. 685–705). Он вступил во владение глубоко разобщенного государства, претерпевшего множество страданий в период кризиса и неопределенности, наступивших после смерти Йезида в 683 г. Только западные провинции признали его законность; Аравия, Ирак и Персия открыто стояли на стороне Абдуллаха ибн Зубайра. Ирак был практически недоступен для контроля — из­за строгой оппозиции со стороны, как шиитов, так и пуритан­хариджитов. Но прежде чем новый омейядский правитель смог повлиять на ситуацию в Ираке, он сконцентрировал свои ресурсы на севере Сирии, где в течение почти двух лет стремился упрочить свои позиции со стороны Византии. Византийцы пользовались своим преимущественным положением, когда мусульманский мир в предыдущие пять лет был погружен в разрушительные конфликты. В итоге с византийцами было заключено временное перемирие.

Помимо бесконечных межплеменных конфликтов, особенно между химьяритами и модаритами, государство было раздираемо между четырьмя группировками. Прежде всего, это были сами соперники, Абдул­Малик и Абдуллах ибн Зубайр. Держава была поделена примерно на две равные части; западные регионы поддерживали Абдул­Малика, восточные — Абдуллаха. Кроме того, этого были еще и хариджиты, выступавшие с оружием в руках и базировавшиеся в Ираке, который номинально был под влиянием Ибн Зубайра. Хариджиты были фанатичной религиозной группой, считавшей, что правителем должен быть самый благочестивый мусульманин, в независимости от его социального и национального происхождения, которого они выбирали (и зачастую сами же и отвергали). Шииты же — сторонники Али ибн Аби Талиба и его погибшего сына Хусейна, верили в то, что мусульманским государством должен руководить имам из наследников Али и Фатимы — дочери Пророка.

Восстание Мухтара в Ираке

Даже после трагедии в Кербеле в 680 г., в Ираке, особенно в Куфе, было большое число шиитов, сожалеющих об оставлении Хусейна и его семьи в тот трагический день. Когда после смерти Йезида омейядское правительство потеряло контроль над восточными провинциями, часть шиитов 8 подняла вооруженное восстание под лозунгами «кающихся грешников» для отмщения убийцам Хусейна и прочим омейядским ставленникам.

К концу правления Марвана (684–85) они собрались в Кербеле, численностью в 16 тысяч человек, вокруг могилы погибшего Хусейна, в накаленной атмосфере, и затем, полные страстей и энергии, направились с целью отомстить Омейядам. Хотя Ирак был одной из территорий, согласившихся признать Ибн Зубайра в противовес Омейядам, между ним и «кающимися грешниками» не было достаточно общей почвы, позволившей бы предпринять единую атаку против Марвана, их общего врага. Абдуллах сражался за государство, в то время как они мстили за кровь Хусейна, пытаясь тем самым искупить свои грехи того, что не пришли на помощь внуку Пророка. Несмотря на их сильнейшую преданность своему делу и отвагу на поле боя, они крайне нуждались в компетентном лидере для координации их усилий. Столкнувшись с непобедимой натренированной сирийской армией под командованием Убайдуллаха ибн Зияда, они были фактически истреблены в местечке Айн аль­Варда вдоль Верхнего Евфрата, и их остатки отступили в Куфу.

Впоследствии, в том же году (685), они нашли лидера в лице политического авантюриста по имени Мухтар ибн Аби Убайд, родом из Таифа, по прозвищу «Кайсан». Он сплотил вокруг себя уцелевших шиитов Куфы, которые, под его искусным руководством, внезапно восстали и неожиданно для всех захватили город, свергнув его губернатора — назначенца Абдуллаха. Хотя шииты составляли меньшинство в Куфе, такой драматический поворот событий предоставил Мухтару важную и мощную базу, укрепившую его позиции. После этого переворота, он попытался путем перемирия завоевать доверие куфийцев; когда это не удалось, он полностью изменил свою политику. Мухтар­"Мститель" начал планомерно уничтожать участников сражения против Хусейна, до сих пор живших в Куфе, причем делал это в жесткой форме. Он быстро приобрел контроль над большей частью Ирака и севером Персии, до того признававших Ибн Зубайра, и таким образом раздробил государство на три сферы влияния: Абдул­Малика (Сирия и Египет), Абдуллаха (Аравия и Басра в Ираке) и нового конкурента, Мухтара. Что же касается хариджитов, то они в то время не были объединены и достаточно сильны, чтобы представлять из себя реальную угрозу, и были выдворены из Басры.

686 г. Поражение сирийской армии в Ираке

Давление на Абдул­Малика со стороны Византийской границы несколько ослабло, и он попытался (в августе), в первый раз, получить контроль над Ираком, выступив против Мухтара ибн Аби Убайды. Но это предприятие закончилось для омейядских войск поражением; их командир, Убайдуллах ибн Зияд, бывший наместником Ирака во время трагедии в Кербеле и потому ненавидимый в этой стране, был убит во время сражения около Мосула.

687 г. Смерть Мухтара в ходе осады Куфы

Абдуллах ибн Зубайр все еще базировался в Мекке, но его брат Мусаб попытался вернуть для него Ирак из­под власти Мухтара. Успех проповеди расового равенства помог Мухтару набрать силу с помощью мавали; зато теперь арабы, испугавшись потерять в перспективе свои привилегии, выступили против него. Ситуацию развил с выгодой для себя Мусаб — он организовал мятеж бедуинских воинов против Мухтара. Куфа была взята, а Мухтар убит в апреле в возрасте около 65 лет; его возвышение и падение были одинаково скоропостижными. Таким образом, реальных правителей осталось двое — Абдуллах ибн Зубайр и Абдул­Малик.

691 г. Ирак под контролем Абдул­Малика

Заключив мир с Византией и в 689 г. и подавив всякую оппозицию своему правлению, Абдул­Малик переключил все свое внимание на другие регионы. Ирак переносил основные тяготы в кровавой гражданской войне; Абдуллах ибн Зубайр оставался в Мекке все это время, а Абдул­Малик все выжидал, пока его враги сражаются друг с другом на территории его главного соперника. Теперь он почувствовал себя достаточно сильным и уверенным в своей безопасности, чтобы провести военную кампанию в Ираке против Мусаба, отвоевывавшего этот регион для своего брата Абдуллаха. Иракцы к тому времени уже чересчур устали от жестоких потрясений; каждый новый победитель считал своим долгом оплатить за старые прегрешения своих врагов.

Две армии встретились в местечке Дайр аль­Джасалик на западном берегу Тигра (севернее которого позже, в 762 г., был основан Багдад). Командиры армии Мусаба не чувствовали себя уверенными в этом новом витке гражданского конфликта; они проиграли, а сам Мусаб был убит. Весь Ирак целиком перешел в руки Абдул­Малика, а под контролем Абдуллаха осталась только Аравия.

«Купол Скалы» (аль­Акса)

По приказу халифа Абдул­Малика в Иерусалиме в 691 г. был построен знаменитый «Купол Скалы» (Куббат ас­Сахра), рядом с которым (на месте мечети Умара) позже была сооружена мечеть аль­Акса («Отдаленнейшая»). Это стало поворотным моментом в истории архитектуры, с точки зрения стилистики, положив начало первому исламскому строению в виде купола. Мечеть «Аль­Акса» стала третьей святыней ислама. Ее местоположение связано с упоминаемой в Коране (в суре «Аль­Исра», аяте 1) «Масджид аль­Акса». Великолепный Купол был возведен вокруг Священной Скалы, имеющей более 17 метров в длину и около 13 метров в ширину, но почти полукруглой по форме, поднимающейся на полтора метра от земли, с которой Пророк Мухаммад совершил свое известное вознесение («аль­мирадж»). Хотя здание подвергалось нескольким перестройкам и ремонтным работам, оно сохранило свою оригинальную форму и потому является самым ранним мусульманским монументом, служащим и по сей день. Надписи куфическим шрифтом вокруг Купола — один из наиболее древних сохранившихся образцов арабского письма, — являются ценным источником по изучению каллиграфии. Мечеть аль­Акса, заложенная Халифом Умаром во время посещения им Иерусалима, была перестроена заново аббасидским халифом аль­Мансуром (прав. 754–775).

В общем значении, термин «аль­Акса» используется как для «Купола Скалы» и мечети, так и для всех построек вокруг священного места.

692 г. Осада Мекки войсками Хаджаджа;
смерть Ибн Зубайра; конец второй гражданской войны

Получив контроль над Ираком, Абдул­Малик поручил своему верному и беспощадному военачальнику, по имени Хаджадж ибн Юсуф, родом из Таифа, выступить против своего главного противника Абдуллаха ибн Зубайра, прочно основавшегося в Мекке. Потеря Ирака явилась жестоким ударом по позициям Ибн Зубайра. Войска Хаджаджа осадили Мекку, и это стало второй битвой за Священный город в период борьбы Абдуллаха против Омейядов (первый раз — в 683 г.). Хаджадж полностью пренебрег святостью этого места в своих усилиях подавить сопротивление. Продолжительные бомбардировки каменными снарядами из катапульт, установленных на горах вокруг самого Священного города ислама, оставляли после себя опустошение и руины; повреждения получила даже Кааба. После восьми месяцев блокады, осажденные проиграли. Ибн Зубайр, отказавшийся сдаться и отважно продолжавший стрельбу в безвыходной для себя ситуации, погиб в сражении у Каабы в октябре; его голова была отослана Абдул­Малику, а тело распято на виселице. Решительный Абдуллах ибн Зубайр оказывал сопротивление и был фактически независимым правителем в течение девяти лет. За подавление движения Ибн Зубайра бывший школьный учитель Хаджадж ибн Юсуф получил пост наместника Аравии в возрасте 30 лет. Он продолжил укрепление своей власти, и в течение последующих двух лет «умиротворил» регион и полностью переподчинил его омейядскому контролю.

Так подошел к концу бедственный период 12 летней Второй гражданской войны, начавшейся с воцарением Йезида в 680 г. (Первая война продолжалась пять лет — от убийства Халифа Усмана в 656 г. и до убийства Халифа Али в 661 г.) В ходе правления Абдул­Малика больше не было серьезных восстаний, и он оставался безальтернативным правителем мусульманского мира. Позднее он стал известен как «отец царей» — в связи с тем, что четыре его сына — аль­Валид (прав. 705–15), Сулейман (715–717), Йезид II (720–724) и Хишам (724–742) — руководили мусульманским государством.

695 г. Покорение Ирака Хаджаджем

После полного подчинения Аравии, Хаджадж ибн Юсуф был назначен (в январе) наместником Ирака — самой беспокойной части государства 9. После спешного перехода из Медины более 900 километров по Аравийской пустыне всего с 12 сопровождающими, он неожиданно появился у Соборной мечети Куфы, переодетый погонщиком верблюдов. Здесь он снял свой камуфляж, и произнес одну из самых угрожающих речей с кафедры мечети, как это сделал до него Зияд ибн Абихи в 662 г., пообещав принять самые жестокие меры против антиомейядских выступлений, с чьей бы стороны они не исходили. И он, как и Зияд, выполнил свои угрозы. Его преданность Омейядам сделала его преследующим цель восстановления их власти в провинциях любыми средствами, включая самые безжалостные. Между ним и его предшественником и собратом по крови Зиядом ибн Абихи из Таифа наблюдалось поразительное сходство в их действиях и убеждениях. И как Зияд, он также стал правителем всей восточной части державы, получив полную свободу действий. Он продолжал иметь всю ту же всестороннюю поддержку и от преемника Абдул­Малика — аль­Валида (прав. 705–715), и оставался на своем посту вплоть до своей кончины в 714 г. в возрасте 52 года.

696 г. Арабский в качестве официального языка государства;
введение арабской монеты

Официальной политикой мусульман было сохранение старой административной машины со своими кадрами и процедурами, нетронутой на завоеванных территориях при условии эффективного сбора налогов. К примеру, даже спустя 60 лет, публичные доклады все еще делались на греческом языке в Сирии, и на пехлеви в Персии и Ираке. В связи с этим Абдул­Малик привлек свое внимание к модернизации гражданской администрации.

Правительство было организовано на базе пяти диванов (секретариатов, прообразы министерств), ответственных за поземельные сборы и финансы, армию, правительственную переписку, почтовую службу и канцелярию. Первые три из этих департаментов уже существовали — хотя и не в такой форме — со времен Праведных Халифов, особенно Умара ибн аль­Хаттаба (прав. 634–644); два других были основаны Муавией (прав. 661–680), но теперь были реорганизованы должным образом. В 696 г., арабский язык был провозглашен официальным административным языком мусульманского государства; Ирак стал первым, принявшим его, затем Сирия (700) и Египет (705).

В своих финансовых системах в качестве основной валюты византийцы использовали золотые монеты, солиды, тогда как Сасаниды — серебряные дирхамы. Обе эти валюты продолжали хождение и под мусульманским правлением. Спорадические процессы модифицировать систему были начаты Муавией, и были продолжены и развиты в начале 696 г. Абдул­Маликом. Новые монеты содержали только исламские надписи по­арабски; это были золотые динары (около 4 граммов веса) и серебряные дирхамы. Центральный монетный двор был основан в столице (696), но прошло несколько лет, прежде чем арабские монеты вошли в обращение по всей державе. Во времена Абдул­Малика, динар стоил десять дирхамов, позднее двенадцать или даже больше; реальная оценка стоимости была объектом рыночных колебаний, варьируясь в зависимости от времени и места.

Был образован эффективный механизм собирания налогов и отрегулирована система их сборов и учета. До сих пор существовало три главных формы налогов, представленных самолично Пророком и отрегулированных Халифом Умаром. Это:

1) налог в пользу нуждающихся мусульман (закят), выплачивавшийся всеми мусульманами, имеющих определенный минимум (нисаб) имущества: золота и серебра, товаров, скота и т. д. Закятявляется одним из основных столпов исламского вероучения;

2) поземельный налог (харадж), взимавшийся со всякого, кто культивировал землю;

3) подушная подать (джизья), собиравшаяся со всех взрослых мужчин немусульман из числа иудеев, христиан, зороастрийцев и т. д. («людей Писания») как бы в обмен на покровительство и защиту их самих и свободы их вероисповедания. Женщины, дети, престарелые, инвалиды, монахи и рабы освобождались от этого вида налогов, если только они не имели независимых доходов.

Подавление хариджитов в Ираке

Во время сражений между Абдул­Маликом и Ибн Зубайром, хариджиты набрались сил и вновь стали представлять угрозу для Ирака. Эти фанатично настроенные люди сеяли террор и опустошение по всей стране, рассматривая каждого, кто не был согласен с ними, как «неверующего» и заслуживающего наказания смертью. До сих имелось большое число людей в их рядах, которые были просто недовольными, привлеченные их экстремистскими взглядами. После многих лет борьбы, Хаджадж подавил их в 696 г., но только после того, как был прислан специальный экспедиционный корпус. Их лидер, Шабиб, потерпел поражение и утонул в реке Дуджайл (совр. Карун, юго­запад Ирана) в 696 (или 697) г. Подавление хариджитов принесло Ираку освобождение от тех жестокостей, которые творили фанатики.

3. Утверждение ислама в Ифрикии и Магрибе

698 г. Новое взятие Кайруана; изгнание византийцев
из Северной Африки; основание Туниса

Укба ибн Нафи стал контролировать север Африки еще в 670 г., победив византийцев, и сделав Кайруан в качестве своей базы в регионе к западу от Египта. Однако он не смог умиротворить коренное население — берберов, и был в конечном итоге убит в 683 г.; берберы вернули свои земли. После того время от времени предпринимались попытки вернуть их, но победы доставались дорогой ценой и были недолговременными.

Теперь же, когда Абдул­Малик был на вершине власти, он направил свои ресурсы для продвижения в западном направлении в этом регионе. После серии отважных атак одновременно против берберов в Атласе и византийцев мусульмане отвоевали свою базу Кайруан. Был взят и Карфаген — некогда один из величайших городов мира. С падением своей столицы, остатки византийской армии оставили крепости и покинули страну. Это стало окончательным исходом византийцев из их африканской цитадели. В дальнейшем Карфаген был восстановлен, а также заложен новый — Тунис.

702 г. Свирепости Кахины в стране берберов

Византийцы были вытеснены из Северной Африки в 698 г. армией Хассана ибн Нумана, и мусульмане остались один на один с берберами. Ситуация склонялась и в ту, и в другую стороны. Свирепое берберское племя в горах Атласа — зената — было известно тем, что им руководила «Кахина» (в перев. с араб. «пророчица»). Как предполагали, она была одарена сверхъестественными способностями, благодаря чему держала свой народ в полном повиновении. Мусульмане получили подкрепление мощной армией, командиром их вновь был ветеран африканской кампании Хассан. Вначале Кахина одерживала победы, но вскоре обнаружила, что новая, укрепленная, армия слишком сильна в сражениях. В отчаянной попытке помешать успехам Хассана, она приказала полностью разрушать все, что попадало под ее власть. Решающая битва состоялась на морском побережье в районе Табарака (около 130 километров к западу от Карфагена), где она потерпела поражение и была убита. Разорения и жестокость, совершенные последователями этой берберской львицы, показали свою бесполезность; наоборот, Хассана приветствовали как освободителя жители процветающих городов, серьезно пострадавших от ее политики тотального разрушения. Используя тонкие дипломатические приемы, Хассан заключил с берберами союз против оставшихся византийских элементов. Так наконец­то были умиротворены берберы, после тридцати лет чередующихся побед и поражений.

Укрепление Хаджаджем восточных границ

К тому времени на восточных границах, Хаджадж ибн Юсуф покончил со всеми главными восстаниями и почувствовал, что пришло время укрепить его власть. В 702 г. он построил новый город, названный Васит (араб. «Срединный»), посередине между двумя наиболее беспокойными городами государства — Куфой и Басрой; позднее он использовал его как свою базу, контролируя всю восточную часть государства из этого стратегического места — вплоть до своей смерти в 714 г.

Ирак, некогда процветающая страна, была опустошена предшествующими годами войны. В связи с этим стал актуальным вопрос приведения региона в порядок. В результате, в этой изобильной водой провинции была усовершенствована система ирригации; были вырыты несколько новых каналов; отреставрирован большой канал между Евфратом и Тигром. Сеть каналов, текущих из Евфрата в Тигр, использовалась также и для перевозки грузов из и в Сирию; это открыло навигационное сообщение, связавшее разные части Сирии и Ирака с Индией через Персидский залив.

705 г. Включение Северо­Западной Африки
в качестве полноправной провинции Халифата

На севере Африки, Хассан ибн Нуман был замещен около 705 г. Мусой ибн Нусайром, который соединял в себе черты хорошего солдата и такого же хорошего политика. Регион получил статус полноправной провинции — до этого он являлся частью провинции Египет — со своей собственной столицей в Кайруане, где Муса основал свое правительство. В предшествующий период, наместники просто назначались губернатором Египта. Благодаря своей примирительной позиции, Муса успешно завоевал доверие местного населения, и за короткое время вся берберская нация целиком приняла ислам. Потерянный в 683 г., север Африки вновь целиком вошел под мусульманское правление — вплоть до Атлантического побережья. Единственным исключением была Сеута — колония, удерживаемая графом Юлианом 10 в составе Византийской империи, но западные острова Средиземноморья были заняты мусульманами. Марокко позже станет мостом для совершения высадки в Испанию в 711 г.

Так пришел черед мусульманского влияния в Северной Африке после долгого непрерывного ряда иностранных нашествий — финикийцев, римлян, вандалов, и снова римлян. Римляне были побеждены в 553 г. вандалами — племенем из Северной Европы, которые перебрались из Испании в Африку в 427 г., сделав столицей Карфаген в 439 г. Однако за все это время берберы внутренних областей вполне успешно отстаивали на деле свою фактическую независимость внутри и вокруг гор Атласа. Впервые за все время эти язычники гор приняли монотеизм. С течением времени, этот народ станет большим энтузиастом в деле исламской проповеди, чем сами арабы, и сыграет решающую роль во многих кампаниях в Африке и Испании.

Воцарение аль­Валида — сына Абдул­Малика

Абдул­Малик скончался в октябре в возрасте около 60 лет, ему наследовал его сын аль­Валид (прав. 705–715), который пожинал плоды уже установившихся стабильности и процветания. Аль­Валид оказался достойным преемником своего отца и продолжил добиваться достижений, как в военной, так и в гражданской областях. В течение его правления в состав мусульманской цивилизации вошла первая европейская страна — Испания. В Ираке, который традиционно являлся самой беспокойной частью, он оставил Хаджаджа ибн Юсуфа в качестве наместника, и дал ему свою полную поддержку, как это делал до него его отец. Хаджадж в конечном счете установил совершенный контроль над восточной частью державы. В дополнение ко всему, произошло значительное продвижение в восточном направлении. Впервые мусульмане вступили в Индию, и небольшая ее западная часть перешла под мусульманский контроль. Также успешно завершились кампании в регионе Трансоксианы (по­арабски: Мавероннахр, юг Средней Азии), начавшиеся в 667 г. Мусульманскими стали: Балх, Бухару, Самарканд, Хорезм и Фергана, в результате чего территория государства протянулась от Самарканда до Толедо.

Правление аль­Валида было наполнено спокойствием и изобилием; во время него было построено множество зданий для общественных нужд — таких, как школы, дома приюта и больницы, в дополнение к великолепным местам богослужений. Он назначил своего двоюродного брата и будущего халифа, Умара ибн Абдул­Азиза, наместником Аравии, под чьим руководством была расширена мечеть Пророка в Медине, и было проведено много усовершенствований для паломников в священных городах Мекке и Медине.

Мечеть в Дамаске

Аль­Валид, большой покровитель архитектуры, начал сооружение Великой мечети в Дамаске на месте кафедрального собора Св. Иоанна Крестителя 11 (который сам, в свое время, был языческим святилищем Юпитера). Когда она была закончена, то стала не только величественным местом богослужений, приличествующем для столицы, но также использовалась для проведения официальных аудиенций; для этих целей аль­Валид специально подготовил изумительную палату. Эта мечеть считается наибольшей из всех классических мечетей новой традиции.

4. Приход ислама в Европу

711 г. Высадка мусульман в Испании

711 год стал своего рода одной из высших точек расцвета мощи мусульманского государства, как на западе, так и на востоке. На западных границах небольшая армия мусульман, большей частью состоящей из бербер, под командованием Тарика ибн Зияда, предприняла значительный шаг, имевший далеко идущие последствия. Мусульмане высадились из Танжера (совр. Марокко) на скалу Гибралтар 12 — одну из самых южных точек Европы. Тарик был вольноотпущенником Мусы ибн Нусайра, прославленного наместника Северной Африки, который успешно выдворил остававшихся византийцев с побережья к западу от Карфагена, и прочно укрепил исламское правление вплоть до Атлантики. Должным образом укрепившись на Гибралтаре он затем экспедицию вглубь страны. В Испании (арабы называли ее «аль­Андалус» 13) тогда господствовали вестготы (народ германского происхождения, — одно из варварских племен, разрушивших Римскую империю) — с 531 г.; их численность оценивалась в 80 тысяч, в то время как основное население страны — иберийцы, говорившие на народной латыни, — насчитывало до 6 миллионов человек. В то время король Родерик (Родриго, или Родерих) находился на севере страны, что дало вторгнувшейся армии время и возможность укрепиться в соседней провинции Альхесирас. Услышав о высадке мусульман, король отправился на юг, но его армия в 25 тысяч человек была наголову разбита на берегах реки Барбате; сам он был убит или тогда же, или сразу после того. Это привело к полному распаду организованного сопротивления Вестготского королевства, которое к тому времени уже находилось в состоянии династических раздоров, не говоря уже о недовольстве в больших масштабах и страданиях среди подданных этого государства — простолюдинов иберийцев. Подобно тому, как это уже происходило в двух предшествующих решительных моментах расширения Исламского государства — после битв при Ярмуке и при Нехавенде — мусульманам оставалось только усмирять сопротивление отдельных вестготских гарнизонов.

Оставив своих врагов в панике без лидера, Тарик, воодушевленный моментальной победой, развил ситуацию до конца, не давая передышки королевской армии. Он спешно выступил с остатками своего небольшого отряда, по направлению к вестготской столице, Толедо, в 400 километрах к северу через горное плато, заставив по пути капитулировать Кордову, Архидону и Эльвиру 14.

Хотя его акция была отчаянной до безумия, она доказала правильность его расчетов: он нашел столицу в полном смятении, и она быстро капитулировала. После этого, город за городом без труда переходили в руки мусульман; древнее королевство было взято под контроль в течение нескольких месяцев. Большая часть Иберийского п ва стала мусульманской за два года, и это положило начало доминированию последователей ислама в этой части Европы в течение следующих семи столетий.

Вступление мусульман в долину Инда

Пока шла кампания в Испании, сухопутная экспедиция мусульман прошла через юг Персии и Белуджистан, уже находившиеся под управлением мусульман, и вошла в нижнюю часть долины Инда. Морской порт Дайбул (или Дабхол, совр. Карачи) и город Нирун (совр. Хайдарабад, юг Пакистана) перешли под контроль мусульманской армии. Далее мусульмане продвинулись вплоть до города Мултан (в Южном Пенджабе). И это было первым масштабным появлением мусульман на Индийском субконтиненте.

Убийство Юстиниана II; хаос в Византийской империи

Тиран — император Юстиниан II (прав. 705–711)* был убит, и это снова повергло Византийскую империю в хаос. Вслед за тем была череда скоротечных правлений трех императоров (Филиппик, Анастасий II и Феодосий III) в следующие пять лет, пока Лев III Исавр не набрал силу в 716 г. и не восстановил порядок и единство. В течение этого периода неурядиц, аль­Валид поощрял попытки своего брата Маслама ослабить влияние Византии в Малой Азии. Это в конечном итоге привело к осаде Константинополя в 716–717 гг., закончившейся провалом.

* Это было вторым правлением Юстиниана II, в первый раз бывшего на троне в 685–95 гг. Жестокий император был прозван «Безносым», поскольку его нос был ампутирован.

712–713 гг. Кампания Мусы в Испании

Когда новость об ошеломляющем успехе Тарика ибн Зияда достигла его начальника, наместника в Кайруане, Муса ибн Нусайр решил лично отправиться в Испанию. В июне 712 г., он высадился в Альхесирасе и начал свою собственную кампанию, независимо от Тарика. Он последовал на север, но немного западнее, чем Тарик; по этому пути концентрировались многие крепости, не взятые Тариком — как, напр., Медина­Сидония, Кармона, Алькала де Гуадайра и Севилья. Севилья была столицей Испании при римлянах и являлась самым большим городом страны и крупным интеллектуальным центром. Она пыталась оказать сопротивление, но в итоге капитулировала. Наиболее упорное противодействие шло со стороны древней римской колонии Мериды, сдавшейся после многомесячной осады. После этого Муса направился в Толедо (араб. Тулайтула), завершив круг военных экспедиций в 713 г.; там он встретил своего помощника Тарика, и принародно отругал его за превышение полномочий и проведение операций без связи с «официальной властью».

Традиционное объяснение данного конфликта со стороны некоторых историков сводится к тому, что Муса руководствовался ничем иным, как мелочной завистью в связи с выдающимися достижениями Тарика. Однако, это утверждение, по меньшей мере, спорно; скорее, он искренне чувствовал необходимость обеспечить военную и политическую поддержку этой важной победе мусульман — помня о том, что случилось ранее в его собственном регионе Северной Африки. Тогда Укба, блестящий и отважный воин, промелькнул вдоль морского побережья на расстояние почти двух с половиной тысяч километров к западу от Египта, пока, согласно легенде, его лошадь не была остановлена «океанскими волнами» к северу от Агадира (совр. Марокко). Но поскольку все те достижения, совершенные мусульманами на волне раннего, чистого и пылкого энтузиазма, не имели подкрепления в виде дальнейшей консолидации и укрепления сил, позиции мусульман в регионе оставались крайне непрочными. И когда Укба попал в засаду и был убит в 683 г., войска вскоре после его гибели были вынуждены уйти из этого района, и границы вновь вернулись к прежнему состоянию. Чтобы не повторить эту ошибку наместник, вероятно, и отправился в Испанию.

5. Завоевание Средней Азии

Пересечение реки Яксарт (Сырдарья);
распространение ислама до границы с Китаем

На восточных рубежах поступательное движение мусульман также захватывало воображение. Хаджадж ибн Юсуф назначил в 704 г. наместником Хорасана Кутайбу ибн Муслима, определив центром региона Мерв (совр. Мары, Туркменистан). Река Окс (Амударья) традиционно служила границей между Ираном — страной персов, и Тураном — страной тюрков. Тюрки, будучи в большинстве своем язычниками и кочевниками давно враждовали с персами, многие из которых уже приняли ислам. В этих обстоятельствах мусульмане предприняли серию успешных экспедиций и укрепились в нескольких опорных пунктах в Мавераннахре («земле за Рекой»), сделав их своими постоянными гарнизонами (таковыми стали, к примеру, Бухара, Самарканд, Хорезм). Трансоксиана (земли за Оксом — юг Средней Азии, или Мавераннахр — по­арабски 15) была важным регионом, имевшим выгодные торговые пути с Китаем, знаменитые поставками китайского шелка («Великий шелковый путь»). Эти земли были известны также и своим обильным плодородием. Закрепившись в них, мусульмане предприняли несколько экспедиций дальше, через какое­то время заняв и Фергану, обильно плодоносящую долину, орошаемую водами реки Яксарт (совр. Сырдарья), после чего был взят под контроль и (расположенный на другом берегу реки) город Шаш (совр. Ташкент). На следующий год была предпринята экспедиция на Кашгар, приграничный город в Китае, откуда была отправлена делегация к китайскому императору с призывом принять ислам. Несмотря на то что оно было отвергнуто, сделано это было по­восточному: с хорошим юмором и философскими мудростями.

Это был кульминационный пункт движения Омейядов на восток; казалось, мусульмане достигли предела своих возможностей, связанные географическими и этническими факторами. Мусульмане встретились с новой расой — монгольской, и новой религией — буддизмом. Однако, достижения в распространении ислама остались постоянными. Число обратившихся в ислам коренных жителей — персов и тюрков — постоянно увеличивалось, особенно во время правления халифа Умара II (прав. 717–20), когда была представлена более справедливая система налогообложения.

Большое число новообращенных присоединилось к армии в Хорасане, в результате чего они смогли сыграть важную роль в свержении Омейядов (750) и последующей истории ислама. Бухаре и Самарканду было суждено стать крупными центрами исламской интеллектуальной и культурной жизни. В течение столетий после прихода сюда ислама, он распространился из этой устойчивой базы (равно, как и с других, — например, с побережья, где ислам проповедовали арабские купцы) и в самом Китае. На сегодня численность мусульман Китая оценивается в несколько десятков миллионов человек.

714–715 гг. Отстранение впавших в немилость Мусы и Тарика;
воцарение Сулеймана

Под контроль мусульман переходили Сарагоса, Валенсия и др. города. Но в сентябре 714 г. Муса ибн Нусайр и Тарик ибн Зияд, ведущие военные действия в северо­испанском горном регионе Галисии, получили не допускающий возражений приказ от аль­Валида с требованием доложить ему о результатах. Муса, будучи наместником региона, единственный нес прямую ответственность перед правителем за ситуацию в провинциях. И теперь, по иронии судьбы, он был обвинен в точно таком же нарушении субординации, за которое он сам резко выговаривал своему подчиненному, Тарику. Оставив своего сына обеспечивать надзор на новых территориях, Муса, вместе с Тариком, отправился в долгое путешествие через Африку, Египет и Палестину, с длинным конвоем из берберских вождей, вестготских князей. Когда Муса во главе этой триумфальной процессии достиг Сирии в феврале 715 г., аль­Валид лежал смертельно больной. Вскоре власть перешла к грубому и мстительному брату аль­Валида Сулейману (прав. 715–717), показавшему себя как слабая тень своих отца и брата. Вместо приветствия великих достижений, он оказал героям унизительное обхождение, рассматривая их как чересчур сильных и потенциально опасных. Муса действительно обладал сильным влиянием и могуществом, контролируя регион такой же большой, как тот, которым владел его повелитель; при этом, однако, он не высказывал ни малейшего намека на желание получить независимость. Будучи в столице, два видных военачальника, впавшие в немилость, были отстранены, и провели остаток своих дней в бедности и безвестности.

Уничтожение видных военачальников

На востоке страны, наместник Хаджадж ибн Юсуф скончался в 714 г., и месть Сулеймана обрушилась на его ставленников Мухаммада ибн Касима и Кутайбу ибн Муслима. Первый был вынужден оставить командование, обвиненный в многочисленных различных преступлениях, и был казнен. Кутайба же, предчувствующий свое отстранение, попытался организовать мятеж, но был убит.

Это одновременное и бессмысленное уничтожение самых видных военачальников дискредитировало власть и сыграло свою роль, трудноуловимую, в дальнейшем развитии государства. Причинами этой акции были боязнь нового правителя влиятельных людей и ненависть к тем, кто оказывал помощь и поддержку его брату и предшественнику аль­Валиду, которого он сильно не любил. Это послужило зловещим знаком мусульманским командирам и наместникам по всей стране, предостерегающим о том, что может случиться с ними в руках боязливого и деспотичного правителя. Все это создало атмосферу недоверия и вражды между столицей и отдельными провинциями государства.

716–717 гг. Беспорядки в Испании

В Испании Абдул­Азиз, сын Мусы, из своей резиденции в Севилье, продолжал укреплять территории. Хотя мусульмане лишились двух своих лучших военачальников, они предприняли ряд новых экспедиций — в западном направлении, на территорию современной Португалии 16; в район южноиспанского города Малаги, и на север, в Пиренеи. Подобно его отцу, политика Абдул­Азиза в отношении местного населения была терпимой и миролюбивой. Однако он не долго занимал свое место. Деспотичный правитель Сулейман начал испытывать сомнения и в его лояльности, в результате чего Абдул­Азиз был убит около Севильи в марте 716 г.

Следующие сорок лет были периодом нестабильности и волнений в мусульманской Испании — вплоть до 756 г., когда здесь воцарилась Омейядская линия Абдур­Рахмана. Яростные раздоры возникли вначале между арабами и берберами, а затем среди самих арабов — по линии древней генеалогической вражды между северными и южными арабскими племенами, химьяритами и модаритами.

Неудача осады Константинополя

Самой известной военной операцией, проведенной во время недолгого правления Сулеймана (два с половиной года), стала третья осада Константинополя, продолжавшаяся целый год, с 716 по 717 г. 17 В массивной операции было задействовано 80 (или даже 120) тысяч солдат, сопровождаемых 1800 кораблями; командовал армией Маслама ибн Абдул­Малик, выдающийся воин и брат правителя. Но имперская столица была слишком сильно укреплена. Более того, византийский престол занимал Лев III Исавр (прав. 717–741, основатель Исаврийской династии), который являлся сильным военачальником и организатором, получившим полную поддержку Церкви. Мусульмане несли множество потерь, ведя отчаянную стрельбу в условиях исключительно суровой зимы; именно в это время Сулейман скончался (717).

Умар II — пятый праведный халиф;
попытки реформировать несправедливую систему налогообложения

Хотя у Сулеймана оставалось множество братьев и сыновей, он сделал своим преемником своего двоюродного брата Умара ибн Абдул­Азиза (прав. 717–720), известного как Умар II; он приказал прекратить осаду и вернул армию в Сирию. Это была последняя большая экспедиция Омейядов против Византии, хотя мелкие столкновения вдоль границ продолжались и после того.

С самого начала расширения границ его подданные, которые принадлежали к определенным религиям — таким, как христианство и иудаизм (они назывались зиммии 18) — выплачивали подушную подать, установленную Пророком Мухаммадом, как бы в обмен на покровительство, вкл. гарантии неприкосновенности личности и имущества, и защиту их жизней от внешних врагов и свободы вероисповедания (зимма — значит «покровительство»). Им предоставлялась местная автономия под руководством их старейшин и собственных религиозных законов; духовные лидеры были ответственны за сбор общинных налогов перед мусульманским наместником. Но если они принимали ислам, они освобождались от этого налога (джизья) и платили только обязательные для всех мусульман (закят).

Эта система работала все то время, пока государственное управление было умеренным как в размерах, так и в стилях работы 19. Но с тех пор все переменилось. Правители больше не жили как простые люди, напротив, восприняли стиль жизни императоров, со всеми имперскими замашками и атрибутами власти. Огромная страна, содержавшая регулярную армию, простиралась от границ с Индией до побережья Атлантики. В то время многие народы — персы, египтяне, берберы и др. — вошли в состав мусульманского государства, и число мусульман­неарабов все это время быстро росло. Новый класс мусульман, многократно превосходящий по численности арабов, был известен как мавали (ед. ч. мауля); они считались как бы находящимися под покровительством арабов. Перед государством возникла серьезная проблема с глубоким и продолжительным подтекстом: должны ли новообращенные освобождаться от дополнительных налогов, в соответствии с их новым религиозным статусом, или же они должны были продолжать выплачивать старые (более высокие) налоги (что сеяло семена раздора среди значительной части различных групп населения). Правительство выбирало второй вариант, жалуя освобождение от податей лишь в исключительных случаях — тем, кто оказывал выдающиеся услуги государству. Мавали сражались наравне с арабами, особенно в провинциях Хорасан и в Северной Африке, но получали меньшее вознаграждение, чем их напарники из числа арабов. Более того, хотя мавали теоретически были равны арабам, это равенство не допускалось на деле. Последние формировали правящую аристократию, обладая социальным превосходством и более низкой планкой выплаты налогов. Таким образом, разделение между арабами и неарабами носило как экономический, так и социальный характер; сформировавшие эту систему, будучи в меньшинстве, образовывали правящий класс. Все это вызывало сильное негодование среди мусульман­неарабов. В этом заключалась главная внутренняя слабость омейядской системы правления, приведшая к их окончательному падению в 750 г. Значительное число беспорядков в разных регионах были вызваны этой несправедливой системой, а мавали становились подкреплением для оппозиционных движений.

Халиф Умар II (род. 681) был известен своим благочестием и крайней религиозностью. Его отец был наместником Египта, а мать была внучкой Халифа Умара. Во время правления аль­Валида Умар был назначен наместником Медины (706–712), где он перестроил мечеть Пророка, значительно ее расширив и улучшив. В традиционно набожном окружении Медины Умар особенно четко чувствовал ужасающую несправедливость политики Омейядов, наносящую вред единству мусульман. Его отличала смелость суждений и действий; поэтому, он начал свое правление с реформы системы налогообложения, в ходе которой мавалибыли уравнены в правах с арабами. Он также установил жалованье воинам­мавали, и отменил налоги со священников и монахов. Неарабам было предоставлено больше гражданских прав; халиф требовал соблюдения условий договоров с завоеванными, позволяя им обращаться в спорных вопросах в третейский суд. Все это поощрило многих немусульман принять ислам.

С другой стороны, он предпринял дипломатические шаги с целью исцелить те раны между шиитами и Омейядами, которые так часто погружали государство в гражданские войны в прошлом. Он упразднил практику, введенную Муавией после битвы при Сиффине и воспринятую другими Омейядами, проклятий в адрес Али ибн Аби Талиба на пятничных богослужениях. Также он вернул оазис Фидак наследникам Али. Умар II попытался прийти и к соглашению с хариджитами, призывая их к единству на основе всеобщего соблюдения предписаний Корана и Сунны. Обратил свое внимание халиф и на другую многолетнюю проблему — конфликт между модаритами и химьяритами. В попытках ослабить внутреннюю разобщенность, он вел себя беспристрастно в отношениях с этими двумя племенными группами, так называемыми северными и южными арабами.

Все эти меры имели целью объединить общество. К сожалению, он недолго правил, и его реформы не смогли оказать длительного влияния на все возрастающее недовольство среди мусульман­неарабов, особенно персов на востоке и берберов на западе, что стало серьезной проблемой, разрушающей государство. В любом случае все его реформы были забыты вскоре после его смерти, и управление вернулось к тем способам, которые применялись до его воцарения. Умар II был человеком глубоко набожным, напоминавшим своими манерами первых Халифов. Его действия были продиктованы, как его благочестивым нравом, так и проницательной интуицией в общественных вопросах. Период его правления был в высшей степени свободен от всяких подстрекательств и гражданских конфликтов. Историки впоследствии часто называли его пятым праведным халифом.

718 г. Экспедиция во Францию

Территория Испании, подчинявшаяся провинциальному правительству в Кайруане, значительно расширилась с тех пор, как Тарик ибн Зияд и Муса ибн Нусайр, были отстранены от власти. Теперь этой страной управлял Хурр ибн Абдур­Рахман. Мусульмане под его командованием впервые вступили в Южную Францию, переправившись через восточную окраину Пиренеев. Они заняли городок Нарбонн на побережье Лионского залива, который позднее служил им опорным пунктом для совершения экспедиций вплоть до Бургундии.

719 г. Кордова как резиденция мусульманского правительства Испании

Место пребывания правительства мусульманской Испании было перенесено из Севильи в Кордову, которой суждено было стать на века величайшим центром культуры и познания в Европе. После 756 г., когда в Испании воцарилась новая ветвь Омейядов, Кордова стала их столицей, и была украшена великолепными зданиями последующими мусульманскими правителями.

720 г. Смерть Умара II и воцарение Йезида II;
государство в преддверии внутренних конфликтов

Умар ибн Абдуль­Азиз скончался в феврале в возрасте 39 лет после двух с половиной лет правления. После него к власти пришел Йезид II (прав. 720–724), один из сыновей Абдул­Малика и брат двух предыдущих правителей, аль­Валида и Сулеймана. Он являлся также внуком Йезида I — его мать Атика была дочерью Йезида.

Йезид II обладал слабым и легкомысленным характером, и во время его правления никаких существенных достижений не происходило; напротив, общая тенденция постепенно подводила ситуацию к неблагожелательной для Омейядов развязке. Все те меры, которые предпринял его предшественник для исправления обстановки, были отменены. Скрытая пока еще волна негодования, основывавшаяся на социальных, экономических и религиозных разногласиях внутри государства, все возрастала, приводя к необратимым последствиям. Что еще хуже, старая вражда между химьяритами и модаритами проявилась теперь и в Северной Африке, и в Испании, и даже на передовых базах на линии фронта во Франции.

721 г. Оттеснение мусульман из­под Тулузы

Мусульмане начали сталкиваться с сопротивлением во Франции, и были оттеснены из района Тулузы Эвдом (Одом), герцогом Аквитанским. Это было первое поражение мусульман во Франции.

6. Конец Омейядского халифата

724 г. Смерть Йезида II; воцарение Хишама

Йезид II умер, и к власти пришел его брат Хишам ибн Абдул­Малик (прав. 724–743), которому было около 40 (или же 34) лет; в годы его правления страна находилась в состоянии смуты. Хишам был четвертым сыном Абдул­Малика (прав. 685–705), занимавшим престол. Хотя он был компетентным и сдержанным человеком, проблемы, с которыми он столкнулся, были огромными и критическими, угрожающими самому существованию государства. Впоследствии он рассматривался многими историками как последний государственный деятель династии Омейядов.

Начало движения Аббасидов

Шииты, оформившиеся как оппозиционное движение в поддержку власти справедливого имама из рода Пророка, представляли реальную угрозу омейядскому режиму, но до поры до времени их пропаганда была скрытой и анонимной. Суннитское же движение как таковое в то время не представляло какого­либо консолидированного течения: размежевание основных направлений ислама происходило постепенно 20.

Хариджиты развили миссионерскую работу в Северной Африке, прочно закрепившись среди некоторых берберских племен. Эта пуританская группа, происходившая из Ирака, имела своих приверженцев и в разных частях Персии, и в Аравии.

Социальные и связанные с ними экономические разногласия существовали между арабами и мавали, особенно персами на западе и берберами на востоке. Сами арабские племена то и дело вспоминали о своем происхождении — северном или южном, результатом чего была вражда между химьяритами и модаритами. Таким образом, правление Омейядов держалось на очень зыбкой почве.

В этих условиях происходил постепенный рост нового антиомейядского движения. Пророк Мухаммад, кроме дяди Абу Талиба, сыном которого был Али, имел и другого дядю — Аббаса. Таким образом, две ветви клана Хашимитов были в равной степени родственны Пророку. Правда, Алиды имели преимущество, так как Имам Али был женат на дочери Пророка Фатиме, и, через нее, они являлись прямыми наследниками самого Пророка Мухаммада. В любом случае Аббасиды не играли никакой роли в общественной жизни, поэтому неожиданным кажется включение правнука Аббаса, Мухаммада ибн Али, в антиомейядскую деятельность. Этот человек, который жил в безвестности около Маана (совр. Иордания), казалось, был одарен искусством политической пропаганды и организации. Возможно, что он унаследовал от одного из Алидов (Абу Хашима Абдуллаха ибн аль­Ханафии 21) вполне реальную тайную организацию, использованную им для борьбы с Омейядами. Он успешно развернул подрывную подпольную сеть в далекой, слабо контролируемой, провинции Хорасан, эксплуатируя обиды мусульман­неарабов в этом регионе. Секретная кампания велась его эмиссарами от имени «дома Пророка» — этот неопределенный термин использовали в своих проповедях шииты, имея в виду наследников Али. Таким образом, Аббасиды шли к власти на волне шиитской пропаганды, и вскоре у них уже было значительное число последователей.

728 г. Восстание персов, поддержанное тюрками

После побед Кутайбы ибн Муслима в Трансоксиане в течение 712–713 гг., здесь имелось большое число персов и тюрков, принявших ислам. Значительное число новообращенных пополнили армию в качестве рекрутов. Этот процесс заметно ускорился во время правления халифа Умара II (прав. 717–720) — в основном из­за изменения политики налогообложения, представленной им для установления равенства между арабами и другими мусульманами. Однако все его реформы были забыты вскоре после его смерти, и система вновь вернулась к тем методам, которые применялись до него.

Это вызвало резкое негодование среди новообращенных, с которых стали требовать более высокие подушные налоги уже после того, как они приняли ислам. Они не могли понять, почему их мусульманские собратья из числа арабов, — а согласно исламу они должны были быть равноправными, — освобождались от этой подати. Более того, они сражались бок о бок с арабами, но получали меньшее вознаграждение.

Мусульмане­персы были так рассержены, что были готовы прибегнуть к помощи своих традиционных неприятелей, тюрков (племена карлуки, тюргеши и др.), против которых они воевали под командованием Кутайбы 15 лет назад. Крупное восстание против несправедливой социальной политики вспыхнуло в Хорасане, и мощная армия тюрков из­за реки Яксарт (Сырдарья) присоединилась к мятежникам. Представители Омейядов были осаждены; контроль над Трансоксианой перешел к восставшим и их союзникам, тюркам.

Хасан аль­Басри

Хасан аль­Басри (род. 624), ведущий религиозный авторитет, крупнейший богослов раннего ислама, умер в Басре, где прожил большую часть своей жизни с 657 г. При халифе Умаре II он был назначен кадием (судьей) Басры; группировавшийся вокруг него теологический кружок был центром интеллектуальной жизни Басры и всего Омейядского государства. Высокий авторитет и благочестие этого выдающегося мыслителя и знатока шариата оказали сильнейшее влияние на все дальнейшее развитие богословской мысли большинства религиозных школ.

730 г. Упорная борьба с хазарами

Еще к 620 м гг. населявшие обширный регион к северу от Каспия тюркоязычные хазары были зависимым от Западно­Тюркского каганата племенем, вступавшим в союз с Византией в борьбе против Персии. В сер. VII в. здесь сложился Хазарский каганат со столицей в городе Итиль в устье Волги. С тех пор хазары являлись опасным противником на Северном Кавказе. В 730 г. хазарский каган принял иудаизм, что очевидным образом отразилось на взаимоотношениях с соседями Хазарии.

Мусульмане подвергались постоянным набегам со стороны воинственных хазар; Азербайджан был разорен. Всего лишь два года назад произошла жестокая схватка, в результате которой регион был взят мусульманами под контроль. Теперь же, в 730 г., наместником здесь был назначен Марван II. Большая часть из дальнейшего двенадцатилетнего наместничества Марвана прошла в упорной борьбе с врагами, в ходе которой мусульманами была взята под контроль Грузия.

732 г. Битва при Туре (при Пуатье)

Прошло ровно одно столетие после смерти Пророка Мухаммада. Мусульмане в Испании, под руководством Абдур­Рахмана аль­Гафики, предприняли свою последнюю и самую крупную военную экспедицию на север, через западные Пиренеи, в самое сердце Франции. Победив герцога Эвда (Ода) Аквитанского, они заняли Бордо, а затем двинулись еще севернее в направлении Тура. Эвд обратился к Карлу Мартеллу, мажордому Северо­Франкского двора, который выдвинулся к югу от Парижа, между Пуатье и Туром, где и произошло сражение (позднее оно получило два названия — «битва при Пуатье» и «битва при Туре»).

Первые семь дней, две армии напряженно выжидали друг против друга; дело происходило в холодный месяц октябрь. Затем Абдур­Рахман предпринял наступление, но его легкая кавалерия потерпела неудачу в попытке прорвать живую стену, образованную армией франков; мусульмане понесли тяжелые потери. Среди жертв был и сам Абдур­Рахман. В тылу вновь вспыхнули раздоры между берберами и арабами; надежды на получение подкрепления не было. В этой ситуации, мусульманская армия, будучи глубоко внутри территории Франции, была поставлена в невыгодные условия чрезмерно растянувшимися линиями коммуникации. Когда наступила ночь, обе армии разошлись по своим позициям; велико же было изумление среди франков, когда они обнаружили на рассвете следующего дня, что мусульмане оставили свой лагерь и исчезли. Потери франков также были немалыми, и Карл Мартелл возвратился к себе. Он ушел с поля боя победоносно — действительно, это была победа при обороне, — хотя битва закончилась неоднозначно.

Пуатье обозначило ту крайнюю северо­западную точку, до которой смогло продвинуться мусульманское государство, образованное всего лишь сто лет назад обитателями пустынь Аравии. Теперь же оно было более могущественным, нежели Римская империя в 100 г., когда она достигла наибольшего размаха при императоре Траяне. Но после этой кульминационной точки государство Омейядов начало приходить в упадок, раздираемое внутренними противоречиями, социальными и экономическими проблемами.

Пуатье было самым далеким пунктом, который достигли мусульмане в ходе своих походов, и эта битва впоследствии стала знаменитой именно по этой причине, а не в силу каких­то выдающихся военных подвигов. Однако после этого серьезного поражения мусульмане не свернули полностью свои экспедиции во Францию, а продолжали их еще в течение двух десятилетий (напр., Авиньон — в 734, Лион— в 743). Они утратили Нарбонн, последнюю удерживаемую ими стратегическую базу, в 759 г.

Мусульмане вели военные кампании в течение ста лет, и за это время построили огромную державу, началом которой было крошечное теократическое государство в Медине. Вместе с тем это расширение породило свои собственные проблемы, не в последнюю очередь основанные на национальных и расовых различиях: в случае Северной Африки и Испании конфликт между арабами и берберами все увеличивался, пока в конечном итоге не вспыхнул со всей своей примитивной жестокостью в 740 г. К этому добавлялись старые внутриплеменные разногласия между модаритами и химьяритами. Эта часть государства стала также хорошей почвой для проповеди миссионеров— хариджитов с востока, чей «революционный» призыв к равноправию поначалу встретил симпатию среди обиженных слоев общества. Бесконечные, многогранные распри разрушали не только внутреннюю сплоченность, но и влияли на моральное состояние, и, следовательно, на результаты сражающихся на фронтах. Центральная власть на полуострове была подорвана до такой степени, что наместники страны могли удержаться на своих постах в среднем не больше года в течение периода между 732 и 755 гг. Ситуация была отягощена длительностью и сложностью линий связи со столицей, зависящих от сухопутного маршрута через Северную Африку. Исламская волна пошла на убыль.

737 г. Поражение хазар на Кавказе

Будущий омейядский правитель Марван II (прав. 744–750) провел успешную военную кампанию на Кавказе, во главе 120 тысячной (по другим источникам — 150 тысячной) армии, нанеся множество ударов по позициям хазар в районе нижней Волги, и взяв столицу Хазарского каганата город Итиль в устье этой реки. Полагают, что хакан (каган) для прекращения военных действий принял ислам (об этом говорят два мусульманских автора); тем не менее последующий ход событий в Хазарии опровергает это мнение.

Опорным пунктом мусульманского государства на Северном Кавказе продолжал оставаться Дербент (Баб аль­Абваб). В период наместничества Марвана в этом городе была построена первая на территории Восточной Европы соборная мечеть (733–734), позже неоднократно перестраивавшаяся. Отсюда ислам распространялся по всему Южному Дагестану; к 779 г. относят постройку мечети в селении Кумух — центре лакцев. Влияния же ислама в Хазарии не ощущалось еще по крайней мере целое столетие, хотя общины мусульман, как и христиан, а также язычников в этой стране существовали; правящая же верхушка Хазарии во главе с каганом по имени Обадия в 799–809 гг. сделала официальной религией каганата иудаизм.

738 г. Окончание союза между мусульманами Хорасана
и тюрками­язычниками

Восстание, поднятое мусульманами не арабского происхождения в северо­восточном регионе, Трансоксиане, вспыхнуло в 728 г. в результате отказа преемников Умара II (прав. 717–20) продолжать его политику умеренного и равноправного налогообложения. Восставшие объединились с тюркскими племенами карлуков и тюргешов из района Семиречья, управлявшихся хаканом, и заняли всю территорию за рекой Окс (Амударья).

Потребовалось десять лет жестоких боев, чтобы этот отдаленный и суровый регион взяли под свой контроль омейядские войска. Неожиданная развязка произошла в ходе сражения в 738 г. — главным образом из­за того, что хакан был убит своими же племенными вождями в собственном лагере, где он готовил поход на Балх. С его смертью союз между восставшими и тюрками рухнул, и те вернулись на свои земли, ввязавшись в междоусобную борьбу друг с другом. Пожалуй, в те годы впервые в истории ислама мусульмане заключали союз с язычниками для борьбы с собратьями по вере.

740–742 гг. Восстание берберов в Северной Африке

Берберы были крайне недовольны тем обстоятельством, что они — хорошие мусульмане, доказавшие свою верность делу ислама — не имели равных с арабами прав (что особенно четко проявлялось в неравноправном налогообложении). В годы правления Абдул­Малика (прав. 685–705) движение хариджитов было насильственно подавлено на востоке, но после его смерти они стали проникать на север Африки. Здесь они сумели извлечь для себя полную выгоду, воспользовавшись раздражением берберов, и успешно развернули антиомейядскую пропаганду. Чувства возмущения вспыхнули с такой силой, что в 740 г. берберы восстали массами; мятеж распространился по всей территории провинции от Марокко до Кайруана. После продолжительных кровопролитных столкновений, в ходе которых омейядский экспедиционный корпус был фактически истреблен, восстание было окончательно подавлено в 742 г., и центральное правление в Северной Африке восстановилось. Однако в эту кампанию было привлечено так много средств, что операции во Франции, на Сицилии и Сардинии пришлось остановить.

Гражданская война в Испании

Вдохновленные восстанием собратьев, берберы Испании также выступили (741) против арабов, следствием чего стала ожесточенная гражданская война, в ходе которой был убит и наместник. Едва контроль над ситуацией был восстановлен, начались межплеменные столкновения между самими арабами. Все это привело к всеобщим беспорядкам, когда множество наместников сменяли друг друга, пока в 746 г. это место не занял Юсуф ибн Абдур­Рахман аль­Фихри, восстановивший порядок. Ему суждено было стать последним омейядским губернатором Испании, прежде чем в 750 г. правящая династия была низложена.

Вооруженное выступление Зайда ибн Али; начало зайдизма

Независимо от движения Аббасидов, внук убитого Хусейна и брат 5 го шиитского имама Мухаммада аль Бакира, Зайд ибн Али возглавил антиомейядское восстание в Куфе (в 737, или 739 г.). Тем самым он, как потомок семьи Пророка, пытался с оружием в руках доказать свое право на имамат. Его поддержала та часть шиитов, которая была недовольна политикой Алидских имамов. Как обычно, переменчивые куфийцы обещали ему свою полную поддержку, заранее определив датой вооруженного выступления один из дней января 740 г. В то же самое время наместник Куфы Юсуф ибн Умар ас­Сакафи, узнавший о планах заговорщиков, предостерег сторонников Зайда жестокими последствиями в случае их участия в восстании. Это принесло ему выгоду, и лишь несколько сотен куфийцев выступили вместе с Зайдом в назначенный день. Они были легко перебиты в течение нескольких дней, и сам Зайд погиб 6 января. Его тело было распято на кресте в Куфе, а отрубленная голова отослана Хишаму. Сын Зайда (Яхья), благородный юноша 17 лет, бежал в Персию, где скрывался вплоть до своего выступления против аль­Валида II (прав. 743–744), в ходе которого он также был убит (в 743 г., в Джузджане).

Плохо подготовленное и политически не совсем уместное восстание Зайда было бы незначительным само по себе, если бы не имело столь серьезного продолжения. Оно усилило отчуждение мусульман Ирака от Омейядов, чем, в свою очередь, воспользовались Аббасиды. Они обернули ситуацию к своей выгоде, но сторонники Алидов все еще считали, что те воюют за дело их имамов. Таким образом, гибель Зайда больше создала проблем для Омейядов, нежели что­то разрешила.

После этого выступления приверженцы Зайда, считавшие его своим 5 м имамом, распались на несколько общин, выработавших много позднее единую систему убеждений, чему способствовали их военно­политические успехи. «Зайдиты» выделились в особое религиозное течение, стремившееся к созданию теократического государства во главе с имамом из рода Али. Хотя они возвели вооруженное выступление в принцип, идеологически они заняли одну из наиболее средних позиций, признавая законность правления Абу Бакра и Умара и отрицая Божественную природу имамата 22.

743 г. Стремительное ухудшение положения Омейядов;
воцарение Марвана II

Хишам скончался в феврале в своей резиденции в Русафе (Сирия), около Ракки на Верхнем Евфрате, после почти двадцатилетнего правления, в возрасте менее 60 лет. Мусульманская держава все еще простиралась на огромной территории. На Средиземном море мусульмане стали грозной силой, взяв под контроль многие острова — такие, как Кипр, Родос, Крит и т. д. Вместе с тем со смертью Хишама могущество Омейядов практически подошло к своему концу, и государство очень скоро пришло в состояние упадка.

В течение короткого времени на престоле сменились четыре халифа, из которых только последний, Марван II (прав. 744–750), сумел показать хоть какую­то преданность своему делу. Марван получил прозвище «Марван­Осел» 23. Он уже показал себя блестящим командиром в кампании против хазар, длившейся 12 лет до начала его правления. Но период между смертью Хишама и воцарением Марвана был наполнен яростной междоусобной борьбой за власть внутри семейства Омейядов. Три некомпетентных правителя — аль­Валид II, Йезид II и Ибрахим — ускорили падение династии своими расточительными манерами и любовью к развлечениям. В дополнение ко всему призывы к мятежу и ожесточенная внутренняя вражда различных группировок, распространенные повсеместно, раздирали государство на части. Такое обилие политических проблем для Марвана II, который был в большей степени солдатом, нежели политиком, обернулось тем, что он оказался бессилен выправить ситуацию.

Аббасидское движение под руководством Абу Муслима

Мухаммад ибн Али, глава клана Аббасидов и блестящий лидер антиомейядской пропаганды, умер в 743 г., оставив руководство движением своему сыну Ибрахиму, который позже назначил Абу Муслима ответственным за организацию восстания. Абу Муслим, происходивший из простой семьи был исключительно одаренным руководителем. Он с искренностью полностью посвятил себя созданию тщательно законспирированной сети антиомейядского движения, сделав его многоликим, так что стало возможным широкое привлечение самых разных групп населения с различными обидами и устремлениями. Пропаганда была направлена ко всем недовольным и сопровождалась расплывчатыми, но благочестивыми лозунгами. Народ, уставший от хаоса и многочисленных страданий, справедливо обвинял в этих бедах Омейядов, и потому готов был к любому новому режиму, обещавшему мир и справедливость. Эта кампания была столь успешной, что Абу Муслим был признан долгожданным освободителем.

747 г. Начало аббасидского восстания в Хорасане

Тайное аббасидское движение на северо­востоке копило силы, пока организованное им восстание не выплеснулось наружу. Восставшие под руководством Абу Муслима свергли омейядского наместника Хорасана Насра ибн Сайяра. Призыв следовать неназванному «угодному Аллаху имаму из рода Пророка », под которым шииты понимали наследников Али, обеспечил восстанию широкое участие.

748 г. Занятие Хорасана Абу Муслимом

В марте Абу Муслим провозгласил себя правителем Хорасана, сделав своей резиденцией город Мерв (совр. Мары). Абу Муслим, имевший в своем распоряжении большую армию и много способных командиров стал фактически хозяином всего Хорасана. Он начал принимать присягу людей на верность имаму из числа Хашимитов — рода, к которому принадлежал Пророк, не упоминая ни конкретных лиц, ни тем более род Аббаса. Власть Омейядов была полностью ликвидирована в этом регионе; движение Аббасидов с этого момента стало безудержным. Черные знамена отныне гордо вывешивались на публике 24.

Восставшие, будь они арабами, персами или смешанного происхождения, имели одну общую черту — они относились к недовольным и обделенным группам населения. Хариджиты не присоединились к этому движению в силу того, что они исповедовали антиправительственные анархические принципы. Арабы­модариты также сторонились новой силы, так как являлись фаворитами правящего Марвана II.

Васил ибн Ата

Васил ибн Ата, которому приписывается основание известной школы рационализма, именуемой «мутазилизм», умер в Басре. Васил был активным участником кружка Хасана аль­Басри (ум. 728), но затем в силу разногласий со своим учителем покинул (итазала) этот кружок со своими единомышленниками. Его эмиссары были разосланы во все провинции, где проповедовали идеи мутазилизма и одновременно вели антиомейядскую пропаганду, тем самым способствуя падению Омейядов. Васил выступал против анропоморфизма (придание Богу человеческих качеств), был первым классификатором течений в исламе; его сочинения сыграли исключительно важную роль в истории мусульманского права (фикх), а его четыре «принципа познания истины» позже были трансформированы имамом Шафии в четыре источника фикха.Мутазилизм играл важную роль в период правления аббасидского правителя аль­Мамуна (прав. 813–833) и его преемников.

749 г. Растущее влияние аббасидского движения

Ибрахим ибн Мухаммад, религиозный лидер и наставник Аббасидов, оставался в подполье, в своем доме около Маана, общаясь со своим заместителем Абу Муслимом в далеком Хорасане путем тайных сообщений. Однако Марвану II удалось выявить главу движения; Ибрахим был арестован и заточен в Харране (Северная Сирия), где он позднее, в августе, был отравлен. Но, предчувствуя свой арест, он успел назначить своего брата Абуль­Аббаса в качестве своего преемника и руководителя движения.

Взятие Ирака Абуль­Аббасом

Армия, посланная Омейядами, была разгромлена войсками Аббасидов, после чего они взяли город Нехавенд (май или июнь) в Персии и затем Куфу (октябрь) в Ираке. Хотя основные силы Аббасидов пришли из глубин Персии, иракцы, долгое время недовольные Омейядами, также оказали им существенную поддержку.

Вскоре после того, как была взята Куфа, новый глава аббасидского движения, Абуль­Аббас тайно прибыл сюда вместе с семьей из Маана и почти полтора месяца жил здесь скрытно. В это время Абу Муслим делал попытки договориться о передаче власти главе рода Алидов имаму Джафару ас­Садику, но тот отказался, сказав, что «сейчас не его время». 28 ноября Абуль­Аббас неожиданно явился народу, с триумфом подъехав верхом к соборной мечети Куфы, где провозгласил себя правителем. Из его программной речи шииты поняли, что правителем стал представитель семейства Аббаса, а вовсе не Али, как они ожидали. Хотя лозунг «за семью Пророка», намеренно многозначный, с успехом использовался в течение многих лет подполья, сыграв решающую роль в аббасидской пропаганде. Однако уже никто не мог выступить против победителей, и Абуль­Аббас принимал присягу стекавшегося толпами населения Ирака. Ненавистные Омейяды были почти свергнуты, по крайней мере в восточной части мусульманского государства. Всеобщая эйфория охватила страну, но уже тогда чувствовались некоторые нотки разочарования.

750 г. Битва на реке Заб; свержение Омейядов

Наконец, в январе Марван II, 14 й и последний правитель из династии Омейядов, прибыл в Мосул (Ирак) из сирийского города Харрана (он всегда чаще жил в Харране, нежели в столице) в сопровождении своих войск для того, чтобы лично принять участие в сражении с мятежниками. Битва состоялась около реки Большой Заб (приток Тигра к востоку от Мосула), и в ходе нее Марван потерпел полное поражение. Это окончательно предопределило падение Омейядов. Марван бежал сначала в Харран, затем в Дамаск (павший тремя месяцами позже), потом в Египет, а аббасидские войска занимали все главные города азиатских провинций без малейшего сопротивления. Они захватили Египет в течение шести месяцев; Марван был казнен 5 августа в возрасте чуть больше 60 лет. Его отрезанная голова была послана Абуль­Аббасу, чье восшествие на престол происходило в атмосфере террора.

Истребление семейства Омейядов

В июне 750 г. Аббасиды основательно приступили к планомерному уничтожению всех оставшихся в живых членов павшей династии. Эта отвратительная задача была возложена на победителя в битве на реке Заб, дядю нового правителя, Абдуллу, который за свое участие в «революции» был награжден должностью наместника Сирии. Восемьдесят или около того омейядских принцев были приглашены Абдуллой на пиршество в крепость Абу Футрус (на реке Ауджа, Сирия). По заранее условленному сигналу группа убийц ворвалась в зал и жестоко расправилась со всеми гостями. Во все уголки государства были посланы агенты для уничтожения членов свергнутого семейства; в частности, брат Абдуллы Давуд получил место губернатора Мекки и Медины одновременно с приказом поголовного истребления Омейядов в святых городах. Неистовство новых правителей граничило с безумием и дошло до такой степени, что они уже были близки к осквернению могил омейядских правителей (за исключением Муавии и Умара II).

Так разрушилась, подойдя к своему бесславному концу, держава Омейядов, правивших девяносто лет. Это падение произошло не из­за внешних врагов, но в результате губительной внутренней политики правящего режима, не отвечавшей чаяниям народа.

Единственным представителем семейства Омейядов, избежавшим гибели, был внук Хишама (Абдур­Рахман). Ему удалось бежать из Сирии в Магриб; из Сеуты он перебрался в аль­Андалус, где основал новую династию омейядских государей Испании (756).

Правление Омейядов

Одной из заслуг Омейядов стало то, что они как организаторы и администраторы сумели развить связанную с исламом арабскую культуру, сделали арабский язык доминирующим во всех уголках страны, и одновременно отодвинули бедуинов на второй план.

Сделав опору на Сирию, они обеспечили мощное ядро для своей армии и гражданской администрации. Сирия находилась на высокой ступени развития, являлась родиной многих цивилизаций. Семитские племена, населявшие ее до прихода ислама, были в большей степени организованы и уважительно относились к центральной власти. Гражданская администрация базировалась на хорошо сохранившейся византийской системе управления, которая вначале была сохранена для христиан, а затем трансформирована в общегосударственную.

Пророком Мухаммадом на основе коранических установлений была заложена политика уважительного отношения к «покровительствуемым меньшинствам» («зиммии»), включавшая в себя защиту их религий и правительств. В период Омейядов, в целом, эта политика была продолжена, хотя и со значительными перекосами. Каждая такая община сохраняла свою внутреннюю автономию под руководством своего религиозного лидера. Даже в вопросах юриспруденции, наказания виновных и т. д. они были вольны действовать (если дело не касалось мусульманина) в соответствии с собственными религиозными законами. Отношения между мусульманами и другими группами населения были достаточно хорошими и толерантными. Сирия, подобно другим провинциям, имела большую христианскую общину; жена Муавии была христианкой, так же, как и его придворный поэт и личный врач. Военные действия мусульман с христианской Византийской империей никак не отражались на положении христиан — подданных мусульманской державы. Так, жизненный путь святого Иоанна Дамаскина протекал параллельно правлению Омейядов. Святой Иоанн, известный богослов и автор церковных гимнов в православии, написавший сборник христианских доктрин, был также автором ряда антиисламских трактатов — и это свое положение он упорно продолжал отстаивать на многочисленных открытых дебатах.

Омейяды сильно заботились о наборе в армию, оказывая предпочтение более дисциплинированным сирийцам. За девяносто лет своего правления, они удвоили размеры своей державы, как на западе, так и на востоке — державы, раскинувшейся на трех континентах. Однако, чинимая большинством омейядских правителей несправедливость и жестокость по отношению ко всем нелояльным режиму гражданам, не могла долго продолжаться и терпеться мусульманами. Результатом чего и явилось свержение этой династии. Отметим, что о подобном ходе истории, в свое время, говорил еще Пророк Мухаммад, который, в частности, сказал: «Халифат — тридцать лет; после этого придут мулюк (то есть правители, короли, цари)».

1Некоторые историки полагают, что Муавия тайно стал мусульманином в день Худайбия (628 г.). В любом случае Пророк Мухаммад поручил Муавии быть его писцом; он был женат на сестре Муавии; Муавия известен и как передатчик хадисов Пророка.

2Никакого позора Абу Суфьяна не подразумевалось, поскольку все грехи, совершенные до принятия ислама, автоматически прощались после обращения в ислам.

3Точная датировка этих экспедиций не известна.

4В своем предсмертном завещании Муавия предостерегал своего сына Йезида следующими словами: «Поистине, я не опасаюсь курайшитов, кроме троих — Хусейна ибн Али, Абдуллаха ибн Умара и Абдуллаха ибн Зубайра». После смерти Муавии Йезид немедленно отправил наместнику Медины Валиду ибн Утба письмо с требованием взять присягу на верность с этих людей, «даже если придется силой». Валид был смещен со своего поста после того, как он не смог взять присягу.

5Многие знатные курайшиты, включая родственников имама Хусейна, отговаривали его от этого похода. Среди них были его брат Мухаммад ибн аль­Ханафия, Абдуллах ибн Аббас; Абдуллах ибн Джафар ибн Аби Талиб (двоюродный брат Хусейна) написал ему следующее: «Если ты погибнешь сегодня, потушится свет земли. Поистине, ты — Знание следующих по верному пути и надежда верующих; не спеши с выездом...»

6После смерти Пророка Мухаммада, небольшая группа его сподвижников выступила за признание законным наследником и Халифом двоюродного брата и зятя Пророка Али ибн Аби Талиба; среди них выделялись дядя Пророка аль­Аббас и его семья, Абу Зарр, аль­Микдад аль­Кинди, Салман аль­Фариси, Аммар ибн Ясир, Абу Айюб аль­Ансари, Билял аль­Хабаши, Халид ибн Саид, а также Зубайр, позже выступивший против Али, и др. Эта группа и их последователи впоследствии получили название «аш­шиа» (араб. «партия»), или «шииты» в русской литературе. В действительности спор практически не касался вопросов религиозной доктрины, но лишь вопроса о преемнике. По прошествии времени шиитское движение, одной из отличительных черт которого является Божественность верховной власти, широко распространилось в восточных провинциях (Ирак, Иран).Постепенно это движение выделилось, образовав отдельное течение. Убийство имама Хусейна, еще в большей степени, чем его отца, имама Али, способствовала религиозному и политическому объединению приверженцев рода Али. Хусейн стал символом шиитского движения и значительной фигурой всего мусульманского мира. Трагедия в Кербеле (произошедшая в день Ашуры) никогда не была забыта, и сегодня, спустя 13 веков, и вспоминается во многих регионах мусульманской цивилизации как урок набожности, самоотверженности за веру, свободолюбия и борьбы за честь и поддержки священных законов Корана. Отвергая крайности, которые иногда встречаются в траурных церемониях в день Ашуры, все мусульмане, искренне любящие Пророка, его семью и сподвижников вспоминают в этот день о мученической гибели внука Пророка, выступившего против несправедливости.

Постепенно, в течение нескольких десятилетий, шииты предстали как особая группа со своей собственной доктриной. Политические поражения шиитов и гонения на них со стороны властей привели к их обособлению и развитию своей теологической базы.

7Абдуллах ибн Зубайр — первый новорожденный у мухаджиров в Медине, так как он родился во время хиджры своих родителей. Его матерью была Асма, дочь Абу Бакра. Младенца благословил сам Пророк Мухаммад. Данное событие примечательно еще и потому, что иудеи Медины наложили заклятие на всех мухаджиров, чтобы у них не рождались дети. Именно с целью доказать жителям города, что заговор не действует, дед новорожденного, Абу Бакр, обошел с младенцем всю Медину.

8Другая часть не участвовала в выступлениях, следуя за своим имамом Зайн аль­Абидином, который вел уединенный образ жизни в Медине, олицетворяя собой праведность и непорочность рода Пророка.

9В то время шииты объединились вокруг Али ибн Хусейна, которого называли также Зайн аль­Абидин, или имам Саджад («Поклоняющийся в молитвах»). 22 летний сын имама Хусейна был свидетелем кровавой расправы над своим отцом и его сторонниками в Кербеле, после чего сам он был пленен. Позднее он не выступал ни с какими политическими требованиями (но все равно подвергался заточению — при халифе Абдул­Малике), ведя уединенный образ жизни в Медине и олицетворяя собой праведность и непорочность рода Пророка; шииты считали его четвертым имамом (после Али, Хасана, и его отца Хусейна). Он был отравлен в 712 или 713 г. в возрасте 57 или 59 лет (исходя из некоторых сообщений, по наущению будущего правителя Хишама) и похоронен в Медине на кладбище Баки. Имам Саджад считается автором молитвенного сборника «Сахифа саджадия», прозванного «Псалтырем Рода Пророка».

10Согласно историческим хроникам граф Юлиан, бывший византийским наместником в Сеуте, призвал арабов из Марокко на Пиренейский полуостров в 711 г. Таким образом он стремился отомстить королю вестготов Родерику за свою дочь, прекрасную Флоринду, которую тот обесчестил.

11В исламе он почитается как Пророк Яхья (а. с.); храм возник на том месте, где, по преданию, была захоронена усекновенная голова пророка. По преданию, перед Концом времен, на белый минарет Дамаскской мечети снизойдет Иисус Христос (Иса аль­Масих; а. с.).

12Скала Гибралтар возводит свое название к имени Тарика; ее первоначальное название по­арабски — «Джабаль (или Габаль) аль­Тарик», что значит «гора Тарика».

13Возможно, что слово «Андалус» происходит от названия страны вандалов — Вандалисия. Вандалы — другое германское племя — вступили в Испанию из Франции в 409 г. и переселились в Северную Африку через 20 лет, основав здесь в 439 г. Африканскую империю со столицей в Карфагене; некоторые из их потомков до сих пор жили на юге Иберийского полуострова. Арабы называли словом «Андалус» весь полуостров (совр. Испания и Португалия), а не только южную испанскую область, носящую сегодня имя «Андалузия».

14Позднее она стала известна как Гранада, со своим знаменитым дворцом Альхамбра, раскинувшимся на обрывистом холме. Дворец начал возводиться в 1238 г. при первом правителе династии Насридов Мухаммаде аль­Галибе (прав. 1232–1272) и был завершен его преемниками. Он стал последним образцом мусульманского искусства в Испании. Этот монументальный комплекс оставался под их контролем вплоть до 1492 г., когда Гранада перешла в руки объединенных войск Фердинанда II Арагонского (1452–1516) и Изабеллы Кастильской (1451–1504) — после их свадьбы в 1469 г., соединившей Испанию под одной короной.

15По­арабски «ма вараа­н нахр» — «то, что за Рекой»; отсюда слово «Мавероннахр», некогда употреблявшееся у мусульман Средней Азии и всего мира и вновь вошедшее в речевой оборот сегодня.

16Само название «Португалия» происходит от Порту­кале, то есть порт­крепость (араб. кальа — «цитадель», «крепость»). В XII в. эту страну в Европе называли Алгабрия (араб. аль­гарб — «запад»). Значительные достижения культурной жизни «арабо­португальской» части страны аль­Андалус в XI–XII вв. известны по археологическим раскопкам; известным фактом является и то, что в португальском языке более 1 тыс. слов арабского происхождения. При упоминании «мусульманской Испании», безусловно, имеются в виду и собственно Испания, и Португалия.

17Точная дата этой осады, как и двух предыдущих, неизвестна.

18Первоначально статус «ахль аль­Китаб» (то есть «люди Писания») и «зиммии» относился только к христианам и иудеям, а также к небольшой общине сабиев в Ираке. Однако по мере расширения исламского государства этот статус был распространен и на зороастрийцев — огнепоклонников (которые всего один раз упоминаются в Коране — под словом «маджус», что означает «маги»), и на буддистов, и на индусов... Таким образом, большая часть религиозных групп были отнесены к категории «зиммии».

19Халиф Умар ибн аль­Хаттаб (прав. 634–644), один из самых властных людей того времени, имел обыкновение прогуливаться по улице босым, одетым в лохмотья, и жил в убогой хижине.

20"Сунни«, или «сунниты» (от араб. «сунна» — «обычай», «пример»; особенно в значении «Сунна Посланника Аллаха — с. а. в.»), — название большей части мусульман, одного из основных течений ислама. Сунна зафиксирована в виде хадисов (поступков, или изречений) Пророка, и является вторым после Корана источником вероучения в исламе. Так как требование следовать жизненному пути, Сунне Мухаммада, как образцу и идеалу является обязательным для всех мусульман, термин «сунни» в узком смысле этого слова не должен относиться только к одной части общины, хотя со временем эта практика стала распространенной — во многом из­за того, что сонный мусульманский мир уступил этому. Это привело некоторых к той мысли, что шииты отвергают Сунну; в действительности же, ни одно по­настоящему мусульманское течение в исламе не делает этого. Сунниты признают первых четырех Халифов как праведных преемников Пророка Мухаммада, признают достоверность шести сводов хадисов (шииты имеют свои собственные сборники хадисов), и принадлежат к одной из четырех богословско­правовых школ, основанных соответственно имамами Абу Ханифой, Маликом, Шафии и Ахмадом ибн Ханбалом.

21Абу Хашим — сын Ибн аль­Ханафии (ум. ок. 700), сына Имама Али от жены из племени ханифа. Сторонниками этой линии Алидов являлись, в частности, кайсаниты, выступившие с восстанием под руководством Мухтара в 685–687 гг. Абу Хашим, умерший (возможно, отравленный) в 716 г., согласно легенде, якобы оставил своим преемником правнука Аббаса — Мухаммада ибн Али.

22Зайдитские государства существовали в Дайламе и Табаристане, на южном берегу Каспийского моря, в 864–928 гг.; в Йемене в 897–1962 гг. В настоящее время большая часть зайдитов проживает в Йемене; имеются общины в Саудовской Аравии, Пакистане и др. странах.

23Для арабов осел ассоциируется с выносливостью и стойкостью, а не с глупостью.

24Черный цвет был знаком траура по тем членам семьи Пророка, которые погибли от рук Омейядов.



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.