Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Проблемы становления и развития мусульманского образования на постсоветском пространстве — Д. Ахметова
07.12.2009

Диляра Ахметова
руководитель информационного отдела ИД «Медина»

Обзор квалификации ППС и вовлечение преподавателей и студентов в научную деятельность как фактор развития системы высшего исламского образования в России

В течение многих лет тема содержательной части образовательного процесса в исламских религиозных учебных заведениях остается проблемой. С одной стороны, мусульманское сообщество и общество в целом предъявляет более высокие требования к качеству подготовки, с другой, – экспертное сообщество прочно увязывает отток мусульманской молодежи в экстремистское подполье с несовершенством системы мусульманского образования в России.

В данной статье мы рассматриваем два аспекта данной проблемы: I) уровень подготовки и квалификацию профессорско-преподавательского состава исламских вузов страны на данном этапе и II) взаимодействие исламских вузов с российскими и зарубежными научными и образовательными центрами как фактор вовлечения студентов и преподавателей в научную и общественную деятельность, в противовес маргинализации и тенденции к сегрегации и обособления внутри небольшого «мусульманского» жизненного пространства. В итоговой части приведены основные выводы.

I. Квалификация ППС исламских университетов и институтов в РФ

Данная часть статьи основана на опросе ряда исламских вузов страны, который был проведен в 2008 году (соответственно, все данные по составу ППС – за 2008 год). В анкетировании приняли участие 8 вузов – Московский исламский университет, Российский исламский университет (Казань), Российский исламский университет ЦДУМ (Уфа), Северо-Кавказский исламский университет им. Абу Ханифы (Нальчик), Институт теологии и религиоведения (Махачкала), Исламский университет им. Имама Шафии, Исламский университет им. Имама Ашъари, Дагестанский исламский университет им. М.Арифа.

По результатам анкетирования были высчитаны средние показатели по ряду параметров. Среднее арифметическое из показателей 8 вузов, принявших участие в анкетировании, разумеется, не может считаться абсолютно объективной цифрой, так как не учитывает данных по всем учебным заведениям, которые зарегистрированы в качестве учебных заведений высшего исламского религиозного профессионального образования. Тем не менее, мы считаем, что показатели эти весьма репрезентативны, они отражают общую тенденцию наиболее активных и заинтересованных в дальнейшем развитии исламских вузов России. В данном случае для нас важна сегодняшняя тенденция и перспектива на завтра.

Количество преподавателей среди опрошенных вузов колеблется от 17 до 67, причем средний показатель преподавателей светских дисциплин превалирует над преподавателями религиозных дисциплин. Вероятно, это связано с тем, что преподаватели светских дисциплин чаще всего совмещают работу в исламском вузе с преподавательской деятельностью в светском университете и берут лишь один предмет, тогда как преподаватели религиозных дисциплин заняты полностью в своем исламском вузе и ведут несколько предметов.

А) Преподаватели религиозных дисциплин

Подавляющее большинство преподавателей религиозных дисциплин имеют квалификацию бакалавр/специалист1, они составляют в среднем 56,22% от общего числа преподавателей вузов, тогда как магистров богословия практически нет – среднее арифметическое по вузам – 1,8% от общего числа преподавателей. В абсолютных цифрах это выглядит так: 5 магистров преподают в Институте теологии и религиоведения (ныне – Институт теологии и международных отношений) в Махачкале, двое – в РИУ в Казани и один – в МИУ. Само собой разумеется, эти восемь магистров обучались за рубежом, ведь в России магистерские программы не осуществляются пока ни в одном из исламских вузов.

В этих данных также прослеживается негативная тенденция слабого привлечения магистров богословия, которые в данное время вернулись из зарубежных учебных центров в Россию, к преподавательской деятельности в исламских вузах.

Разброс цифр по бакалаврам, прошедшим обучение в зарубежных вузах велик – от 0% (ИТИР, РИУ ЦДУМ, ДИУ им. М.Арифа) до 47,4 (СКИУ им. Имама Абу Ханифы в Нальчике). Среднее арифметическое составляет 14,35%.

Касательно бакалавров и специалистов, окончивших российские учебные заведения, общий процент практически составляет 29,37%.

Если свести данные по бакалаврам и специалистам богословия безотносительно страны получения образования, показатели получаются следующие – 56,22% преподавателей исламских вузов России имеют высшее богословское образование. Показатели варьируются от 5,97% (ИТИР) до 75 % (Университет им. Имама Ашъари).

При рассмотрении проблемы иностранного влияния на российскую систему исламского образования, как правило, речь заходит о преподавателях, обучавшихся за рубежом. Так вот из 58% преподавателей религиозных дисциплин, которые имеют квалификацию бакалавр, специалист или магистр, лишь 16,25% (по отношению к общему числу преподавателей) обучались за границей. Остальные – это выпускники российских исламских вузов. В абсолютных цифрах картина такова – в опрошенных вузах религиозные дисциплины преподают 36 выпускников зарубежных вузов (квалификация бакалавр или магистр).

Как показывают наши исследования, к сегодняшнему дню из сектора высшего профессионального исламского религиозного образования практически исчез фактор иностранного идеологического влияния в виде преподавателей-иностранцев, которые вели обучение не в соответствии с характерными для России религиозно-правовыми традициями. Особенно это заметно на примере исламских вузов в регионе Северного Кавказа. Однако есть и исключения.

Российские граждане, получившие религиозное образование за рубежом и ныне ведущие преподавательскую деятельность в российских исламских высших учебных заведениях, являются выпускниками следующих вузов:

Иорданский государственный университет (Иордания), Мединский исламский университет (КСА), Институт им. Шейха Барауддина Аль–Хасани, Университет Аль–Азхар (АРЕ), Международный исламский университет (Пакистан), Международный малазийский исламский университет (Малайзия), университет “Умм аль-Кура” в г. Мекке (КСА), Дамасский государственный университет (Сирийская Арабская Республика).

Необходимо подчеркнуть, что лишь очень небольшой процент обучавшихся в зарубежных исламских вузах и вернувшихся затем на родину россиян работают в отечественных высших исламских учебных заведениях. Многие из них занимаются общественной работой либо коммерцией, некоторая часть служит имамами в мечетях.

В течение последних лет наблюдается и процесс снижения количества выпускников зарубежных вузов по отношению к общему количеству преподавателей религиозных дисциплин.

К этому можно добавить также, что по сообщениям руководителей самих исламских вузов, они стремятся развивать отношения с выпускниками определенных университетов и определенных государств, избегая при этом привлекать к образовательному процессу выпускников из других государств, в частности Саудовской Аравии. Так, Духовное управление мусульман Чечни заявило о том, что будет развивать отношения с исламскими учебными заведениями Сирии, так как в этой стране сильны традиции суфизма, так же как и в Чеченской Республике и на Северном Кавказе в целом. Другой пример – в Исламском университете им. Имама Ашъари в Хасавюрте (Дагестан) преподавателями религиозных дисциплин работают только выпускники российских исламских вузов и Дамасского государственного университета (Сирия). Причина такой избирательности аналогичная доводам ДУМ Чечни.

На протяжении последних лет в исламском религиозном межвузовском сообществе России утвердилось мнение о том, что отправление молодых россиян на обучение в зарубежные исламские образовательные центры должно осуществляться по новым принципам – не по завершении средней школы как раньше, а в форме продолжения образования по магистерской программе после окончания бакалавриата в одном из российских исламских вузов.

Данная схема впервые начала реализовываться в российском исламском университете в Казани в 2007 году, когда пятеро выпускников-бакалавров отправились на продолжение обучения в магистратуре в Турции.

В данное время координация и контроль отправки российских граждан на учебу в вузы исламских стран осуществляется через региональные и централизованные духовные управления мусульман.

Кроме того, необходимо отметить, что наибольшее отрицательное влияние на настроения студентов исламских высших религиозных заведений и мусульманской молодежи вообще в части приверженности традиционным мазхабам оказывают не дипломированные вузовские преподаватели, а неофициальные проповедники, которые нередко являются самоучками.

Характерным показателем развития кадрового обеспечения исламских высших учебных заведений в России является комплектация ППС из числа своих же выпускников. Еще в конце 1990-х годов для средних религиозных учебных заведений мусульман России основным источником пополнения преподавательского состава (для возможности набирать большее количество студентов и открывать большее количество образовательных направлений, отделений заочного образования и т.д.) были собственные выпускники.

Аналогичная тенденция характерна в данное время для ряда исламских вузов Дагестана. Специфика региона такова, что по целому ряду объективных и субъективных причин руководство исламских вузов стремится не допустить появления в своих учреждениях преподавателей извне. К таким причинам относятся сохраняющаяся опасность широкого распространения нетрадиционных для республики форм бытования ислама; совместное проживание в Дагестане представителей двух канонических мазхабов – ханафитского и шафиитского; разделение вузов по признаку отношения к тому или иному суфийскому тарикату. К примеру, в Дагестанском исламском университете им. М.Арифа все 11 преподавателей религиозных дисциплин имеют дипломы об окончании этого же вуза.

Что касается остальных регионов, в Российском исламском университете в Казани, как сообщил проректор по учебной работе Марат Гильманов, количество преподавателей из числа собственных выпускников не меняется на протяжении последних нескольких лет и на данный момент составляет 8 человек (14%). 9 человек из числа собственных выпускников ведут преподавательскую деятельность в данное время в Российском исламском университете в Уфе, это составляет 23% от общего числа преподавателей и практически половину преподавателей религиозных дисциплин.

Б) Преподаватели со светским образованием.

Квалификация преподавателей светских дисциплин

В качестве одного из положительных моментов в повышении общего уровня квалификации преподавательского состава исламских вузов и повышении качества образования отметим тот факт, что для преподавания в исламских вузах приглашаются преподаватели, имеющие большой стаж работы в государственных учебных заведениях. Также налаживается тесное сотрудничество с академическими научно–исследовательскими институтами и соответствующими кафедрами светских государственных учебных заведений по преподаванию данных дисциплин.

Лишь очень небольшой процент преподавателей исламских вузов России имеют два высших образования – светское и религиозное, тем более сложно встретить в этой категории лиц, имеющих научную либо богословскую степень. Обладающих двумя видами образования практически нет среди руководящего состава высших исламских религиозных учебных заведений. Исключение составляют те, кто имеет среднее религиозное и высшее светское образование. Это, к примеру, проректор по научной работе Российского исламского университета в Казани Рустам Батров (выпускник Московского высшего исламского духовного колледжа, из которого впоследствии был образован МИУ, и Волго-Вятской академии госслужбы при Президенте РФ).

Вместе с тем, известно, что среди руководства исламских вузов на уровне проректоров и деканов факультетов есть немало аспирантов и соискателей, что позволяет рассчитывать на то, что в обозримом будущем академический уровень руководящего состава этих вузов будет значительно повышен.

Показатель обладания высшим светским образованием, подтвержденным дипломом, варьируется, по нашим данным, от 33 % (Университет им. Имама Ашъари в Хасавюрте) до 100 % (Институт теологии и религиоведения в Махачкале). Средний же показатель составляет 64,5 %.

Относительно квалификации преподавателей светских дисциплин мы можем сказать следующее: процент кандидатов наук по отношению к общему количеству преподавателей находится в диапазоне от 12,5 % (университет им. Имама Ашъари в Хасавюрте) до 53,6 % (Московский исламский университет). Средний показатель составляет 29 %. Примечательно, что среди принявших участие в анкетировании вузов нет ни одного, в преподавательском составе которого не было бы остепененных преподавателей.

Процент докторов наук значительно ниже, к тому же в трех из предоставивших сведения вузов не работает ни единого преподавателя в степени доктора (Дагестанский исламский университет им. М.Арифа в Махачкале, Университет им. Имама Ашъари в Хасавюрте, Северо-Кавказский исламский университет им. Имама Абу Ханифы в Нальчике). Максимальный показатель также как и в случае с кандидатами наук в Московском исламском университете 35,7%. Средний показатель по 8 вузам – 9,65%.

Что касается общей цифры по преподавателям, имеющим ученую степень, максимальный показатель – 89,3% у МИУ, средняя цифра – 39%.

В) Руководящий состав исламских вузов

В рамках данного исследования целесообразно также провести некий анализ руководящего состава вузов и его профессиональной подготовки. Значение, которое придается различными мусульманскими духовными структурами становлению и развитию высшего исламского религиозного образования характеризуется тем фактом, что с момента учреждения вплоть до сегодняшнего дня ректорами вузов избираются или назначаются председатели либо заместители председателей региональных или централизованных духовных управлений мусульман. В частности, ректором Дагестанского исламского института им. М.Арифа до 2008 года являлся председатель ДУМ Республики Дагестан Ахмад хаджи Абдуллаев. Первым ректором Российского исламского университета в Казани являлся также председатель регионального ДУМ Гусман Исхаков. Ректором Московского исламского университета с момента основания служит заместитель председателя Совета муфтиев России и заместитель председателя Духовного управления мусульман Европейской части России Марат Муртазин, а ректором Российского исламского университета Центрального духовного управления мусульман России и европейских стран СНГ – заместитель главы ЦДУМ Ринат Раев. Ректор Нижегородского исламского университета – заместитель председателя Духовного управления мусульман Нижнего Новгорода и Нижегородской области Дамир Мухетдинов. До избрания ректором Северокавказского исламского университета им. Имама Абу Ханифы его ректор Шарабутдин Чочаев также был заместителем муфтия Кабардино-Балкарии.

Для Республики Дагестан характерно также, что некоторые вузы возглавляют суфийские шейхи. Это, в частности, ректор исламского университета им. Сайфуллы-Кади Башларова в городе Буйнакске Арсланали Гамзатов (шейх шазилийа); ректор исламского университета им. имама Шафии в Махачкале Муртазали Карачаев (шейх накшбандийа).

Что касается профессиональной подготовки и квалификации руководящего состава исламских вузов на территории России, практически весь пул этих работников мы можем поделить на две основные группы: имеющих религиозное образование и имеющих светское образование.

К первой группе относятся специалисты, получившие образование еще в советский период в медресе «Мир-Араб» в Бухаре и в Ташкентском исламском институте им. Бухари. К таким можно отнести ректора РИУ в Казани с 1998 по 2006 годы, муфтия Татарстана Гусмана Исхакова, первых проректоров этого же вуза с 1998 по 2007 годы Сулеймана Зарипова и Нурислама Ибрагимова, ректора СКИУ им. Имама Абу Ханифы в Нальчике Шарабутдина Чочаева.

В эту же группу входят ректоры, которые получили образование самостоятельно (в том числе шейхи суфийских тарикатов), либо являются выпускниками учебных заведений централизованных исламских духовных структур, к которым они относятся. К числу таких принадлежат: ректор ДИУ им. М.Арифа до 2008 года, муфтий Дагестана Ахмад Абдуллаев, нынешний ректор этого же вуза Хабиб Маматханов, ректор Исламского университета им. Имама Шафии Муртузали Карачаев.

Что касается второй группы руководящего состава исламских университетов, это ректоры Московского исламского университета, Российского исламского университета в Казани, Института теологии и религиоведения в Махачкале Марат Муртазин (кандидат наук), Рафик Мухаметшин (доктор политических наук) и Максуд Садиков (доктор философских наук) соответственно. К этой же категории мы можем отнести проректора Российского исламского университета в Уфе, доктора исторических наук Рифа Якупова, проректора Московского исламского университета, кандидата наук Виктора Гавриша, проректора по учебной работе Российского исламского университета в Казани Марата Гильманова, проректора по внешним связям Дагестанского исламского университета им. М.Арифа Макаали Алиева, проректора Северо-Кавказского исламского университета им. Имама Абу Ханифы в Нальчике кандидата экономических наук Хафизуллу Курайши и других.

Как видим, значительная часть этих кадров имеет научную степень, причем это продолжающийся процесс – в 2007 и 2008 году, в частности, кандидатские диссертации защитили ректоры МИУ и НИИ им. Х.Фаизханова Марат Муртазин и Дамир Мухетдинов.

Если не считать бухарское медресе и Ташкентский исламский институт зарубежными вузами, так как это были учебные заведения на территории СССР, мы видим, что среди ректоров и проректоров исламских вузов России практически нет выпускников зарубежных вузов. Исключение составляют выпускник Дамасского государственного университета (Сирия) ректор исламского университета им. Ашъари в Хасавюрте Магомеддибир Омаргаджиев, ректор Нижегородского исламского института им. Фаизханова Дамир Мухетдинов, который проходил обучение в университете «Умм аль-Кура» в Мекке (Саудовская Аравия).

 

II. Взаимодействие исламских вузов с российскими и зарубежными научными и образовательными центрами как фактор вовлечения студентов и преподавателей в научную и общественную деятельность

Огромное значение для развития вуза имеет научная и общественная жизнь, в рамках которой происходит обмен идеями, методиками, подходами с другими вузами, научными институтами. Для системы исламского высшего образования на современном этапе крайне важно расширить свою деятельность путем организации научных мероприятий для студенческого и преподавательского состава: лекториев, конференций, семинаров, вовлечения преподавателей в научную деятельность, подготовку учебных пособий и научных изданий. Все познается в сравнении и для вуза это, в первую очередь, станет площадкой обмена опытом, оценки себя на фоне остальных высших учебных заведений, светских и религиозных.

Каким образом эта работа поставлена сейчас? Проанализировав наиболее крупные мероприятия, проведенные в течение 2007 – 2009 годов исламскими высшими учебными заведениями на территории ПФО, ЮФО и ЦФО совместно с российскими светскими вузами и научно-исследовательскими центрами, мы можем констатировать, что большинство из них представляли собой научные и научно-практические мероприятия международного, всероссийского и межрегионального масштаба.

Наиболее активно по данному направлению сотрудничества со светскими высшими учебными заведениями и научно-исследовательскими центрами проявил себя Российский исламский университет в Казани (международная научно-практическая конференция “Благотворительность в России: исторический опыт, проблемы возрождения традиций и перспективы развития”, круглый стол по проблемам религиозного образования с участием Дмитрия Медведева, международная научная конференция под названием «Имам Хомейни и многополярный мир», научно-практическая конференция «Роль кинематографии в диалоге культур и конфессий», международная конференция «Мусульманское образование в России и за рубежом»). Кроме того, плодотворные партнерские отношения в области проведения совместных мероприятий с региональными светскими вузами и научными центрами налажены у Московского исламского университета, Северокавказского исламского университета им. Абу Ханифы, Нижегородского исламского института им. Х.Фаизханова, Северокавказского университетского центра исламского образования и науки, Института теологии и религиоведения им. Мамма-Дибира аль-Рочи (ныне Институт теологии и международных отношений).

Что касается тематики проводимых совместно со светскими институтами мероприятий, это, в основном проблемы внутрикорпоративного развития (научно-практическая конференция «Развитие религиозного образования мусульман России», круглый стол по вопросам религиозного образования, всероссийская научно-практическая конференция «Исламское образование как социальная система и его интеграция в образовательную систему России»); вопросы развития исламоведения и истории ислама в России (научно-практической конференция “Ислам в истории и культуре народа Кавказа: традиции и новые пути осмысления”, всероссийская научно-практическая конференция «Жизнедеятельность и духовное наследие выдающегося ученого-богослова и шейха накшбандийского, шазалийского и кадирийского тарикатов Сайфуллы-кади Башларова», всероссийская молодежная научно-практическая конференция «Современные проблемы и перспективы развития  исламоведения, востоковедения и тюркологии», международная научно-практическая конференция «Ислам на Юге России. Вопросы возрождения и развития»). Кроме того, в рамках совместных мероприятий рассматриваются и общекультурные и политические вопросы (международная научная конференция под названием «Имам Хомейни и многополярный мир», научно-практическая конференция «Роль кинематографии в диалоге культур и конфессий»).

Особого внимания достойны факты привлечения к научной деятельности и обсуждения актуальных проблем развития религиозного образования и исламоведческой науки студенческого сообщества (всероссийская молодежная научно-практическая конференция «Современные проблемы и перспективы развития  исламоведения, востоковедения и тюркологии», межвузовская студенческая научная конференция «Религиозные конфессии России: толерантность, гуманизм, сотрудничество»).

Необходимо отметить, что чаще всего совместные мероприятия организуются между теми религиозными и светскими университетами и институтами, которые являются вузами-партнерами по программе подготовки специалистов с углубленным знанием истории и культуры ислама. Это, к примеру, Нижегородский государственный университет им. Лобачевского, Татарский государственный гуманитарно-педагогический университет, Пятигорский государственный лингвистический университет и др.

По итогам изучения контактов исламских вузов ПФО, ЦФО, СЗФО и ЮФО с российскими светскими вузами и научно-исследовательскими центрами в сфере разработки учебно-методической и справочной литературы можно сделать вывод о том, что в большинстве случаев данное сотрудничество происходит в области образовательной деятельности, причем как в сфере высшего образования (Инновационная образовательная программа ННГУ им. Лобачевского: Подготовка специалистов с углубленным знанием истории и культуры ислама), так и в сфере школьного (Учебное пособие для учащихся старших классов общеобразовательных учреждений «История религий»).

Масштабнее всего работа по выпуску учебной и методической литературы в партнерстве со светскими институтами налажена в Нижегородском исламском институте им. Фаизханова, Российском исламском университете (Казань) и Московском исламском университете.

Отдельно остановимся на вопросах взаимоотношений с зарубежными исламскими вузами. Хотя в новейшей истории взаимодействие российских мусульман с зарубежными духовными центрами и благотворительными фондами началось уже в начале – середине 1990-х годов, к тому времени подавляющее большинство исламских вузов России не были еще даже учреждены либо действовали в статусе средних учебных заведений. Процесс организации и становления львиной доли современных российских исламских институтов и университетов пришелся на конец 1990-х – начало 2000-х и именно в этот период начались и первые контакты с зарубежными научными и образовательными центрами.

На этот же период пришелся и самый интенсивный отток молодых российских мусульман в зарубежные образовательные центры, среди которых наибольшим авторитетом и популярностью пользовались Мединский государственный университет и университет «Умм аль Кура» (Королевство Саудовская Аравия) и Университет Аль-Азхар (Арабская Республика Египет).

Кроме того, именно во второй половине 1990-х и начале 2000-х годов в Россию наблюдался активный приток проповедников и преподавателей богословских дисциплин зачастую с очень сомнительной квалификацией.

На новый этап развития взаимоотношений с зарубежными образовательными и научными центрами, более высокий в академическом и организационном плане, российские исламские вузы вышли приблизительно к 2005 году, когда эти контакты стали строиться в соответствии с традициями и закономерностями организации процесса высшего профессионального образования.

Мы полагаем, что с конца 2008 года можно говорить о наступлении нового этапа в данном процессе, который будет характеризоваться взаимодействием исламского духовного межвузовского сообщества России с аналогичными сообществами других государств, что должно повлечь за собой более системный и целевой подход к организации партнерских проектов. Началом данного этапа, по нашему мнению, следует считать договоренность о создании совместной российско-турецкой рабочей группы по сотрудничеству в сфере развития исламского теологического образования, которая была достигнута в ноябре 2008 года между Советом по исламскому образованию Совета муфтиев России и Министерством по делам религий Турецкой Республики в рамках международной конференции «Развитие исламского теологического и религиозного образования в России и за рубежом» (13 – 14 ноября 2008 года, Москва).

Изучив конкретные примеры взаимодействия российских религиозных исламских вузов с зарубежными научными и образовательными центрами в течение последних лет, мы имеем возможность судить о некоторых тенденциях, наметившихся в данной сфере.

Прежде всего, стоит отметить, что уровень международных контактов высок у тех высших учебных заведений, учредители которых, в лице духовных управлений мусульман, сами имеют широкие и налаженные связи с различными иностранными структурами, в том числе духовными министерствами и ведомствами, университетами и т.д. В качестве примера можно привести Российский исламский университет в Казани (один из учредителей – Духовное управление мусульман Республики Татарстан, имеющее очень широкие деловые контакты за рубежом), Московский исламский университет (учредитель – Духовное управление мусульман Европейской части России, который в составе Совета муфтиев России обладает очень широкой контактной базой с заинтересованными институтами за рубежом).

Еще одна тенденция: взаимодействие некоторых исламских институтов и университетов по линии международных контактов осуществляется не напрямую, а непосредственно под эгидой головного учреждения – учредителя в лице регионального духовного управления мусульман. Такой тип развития зарубежных контактов мы наблюдаем на примере Московского исламского университета (до 2007 года), Курчалойского исламского института им. А. Кадырова (Курчалой, Чеченская Республика).

Важно отметить, что ряд исламских высших учебных заведений по данным анкетирования, проведенного нами в рамках нашего исследования, заявили о полном отсутствии каких бы то ни было контактов с зарубежными образовательными или научными центрами. К таким, к примеру, относятся Дагестанский исламский университет им. М.Арифа и Университет им. Имама Шафии в Махачкале.

Основными видами деловых контактов между российскими исламскими религиозными вузами и их зарубежными партнерами являются следующие:

- визиты делегаций зарубежных учебных и образовательных центров в Россию и их ознакомление с деятельности российских исламских институтов и университетов;

- поездки представителей российских исламских вузов с целью ознакомления и налаживания контактов в зарубежные научные и образовательные центры;

- организация стажировок и краткосрочных курсов для студентов и преподавателей российских исламских высших учебных заведений в зарубежных образовательных центрах или вузах (Московский исламский университет, Курчалойский исламский институт, Российский исламский университет в Казани);

- взаимодействие с вузами исламских государств через участие в Федерации университетов исламского мира (Российский исламский университет в Казани);

- проведение совместных мероприятий (Российский исламский университет в Казани, Московский исламский университет);

- совместное учреждение тех или иных образовательных центров: Центр подготовки Хафизов Корана Российского исламского университета в Казани работает в качестве филиала Всемирной организации подготовки хафизов Корана Всемирной исламской лиги; Центр исламской экономики учрежден в том же вузе при поддержке Международного центра образования по исламским финансам в Куала-Лампуре (Малайзия).

Необходимо отметить, что большая часть данных контактов имеет больше декларативный, нежели практический характер и не идет дальше ознакомительных поездок и заявлений о намерениях сотрудничать. Весьма показателен также факт, что взаимодействие практически не ведется в научной сфере в виде организации совместных мероприятий, взаимодействия в области написания и издания научных или учебных книг и т.д. На данном этапе российские исламские вузы не воспринимаются их зарубежными аналогами как серьезные партнеры в академической сфере. Прошедшая совсем недавно – 28 – 29 сентября 2009 года в Казани Международная научно-практическая конференция «Мусульманское образование в России и за рубежом», организаторами которой выступили РИУ, ТГГПУ и ISESCO – Исламская организация по вопросам образования, науки и культуры (Islamic Educational, Scientific and Cultural Organization) является скорее счастливым исключением, нежели закономерностью.

Подавляющее большинство всех контактов приходится на религиозные и научные институты мусульманских государств (стран-участниц ОИК), среди них – Турецкая Республика, Исламская Республика Иран, Королевство Саудовская Аравия, Малайзия, Сирия, Арабская Республика Египет, Кувейт. Причем во всех этих случаях, по понятным причинам, речь, прежде всего, идет о кадровой, методической и иной помощи именно российской стороне. Исключение составляет взаимодействие с исламскими духовными структурами Республики Казахстан.

Уровень и характер контактов исламских вузов с иностранными вузами и научно-исследовательскими центрами в сфере образования, академического обмена не позволяет говорить о какой бы то ни было прямой и сильной взаимозависимости между фактором религиозно-правовой традиции в виде приверженности тем или иным каноническим мазхабам.

Как показывают наши исследования, к сегодняшнему дню из сектора высшего профессионального исламского религиозного образования практически исчез фактор иностранного идеологического влияния в виде преподавателей-иностранцев, которые вели обучение не в соответствии с характерными для России религиозно-правовыми традициями. Особенно это заметно на примере исламских вузов в регионе Северного Кавказа.

На сегодняшнем этапе случаи приглашения к преподаванию в исламских вузах России иностранных граждан крайне редки (ситуация иная для ряда средних учебных заведений). В некоторых случаях иностранцы преподают исключительно языковые дисциплины, в других – религиозные дисциплины.

 

III. Выводы

Изучение современного состояния уровня богословской и т.н. «светской» квалификации профессорско-преподавательского состава высших исламских учебных заведений на территории обозначенных федеральных округов путем анкетирования и устного опроса руководство вуза и сопоставление полученных данных с данными, которые были собраны ранее исследователями на местах, позволяют говорить нам о положительной динамике развития уровня квалификации ППС данных вузов.

В частности, наметилась устойчивая тенденция увеличения процента остепененных преподавателей и то, что в числе преподавателей исламских вузов немало аспирантов и соискателей, позволяет прогнозировать дальнейший рост этого показателя.

Также весьма положительным показателем является увеличение количества преподавателей религиозных дисциплин, которые одновременно с высшим богословским, имеют и высшее светское образование. Зачастую светское образование они получают уже после религиозного, что свидетельствует о высокой мотивации преподавателей к повышению уровня своей квалификации. Этому в немалой степени способствует и позиция руководства ряда вузов, которая ориентирует своих преподавателей на получение светского образования заочно.

Довольно непросто давать оценку динамике соотношения преподавателей религиозных дисциплин, окончивших религиозные вузы в России и за рубежом. В некоторых вузах этот показатель снижается (РИУ в Казани), в части вузов – сохраняется стабильно высоким (Университет им. Ашъари, СКИУ им. Абу Ханифы). Двоякая тенденция объясняется тем, что объективно в условиях становления исламские религиозные вузы России не могут конкурировать с зарубежными учебными центрами, имеющими многовековые традиции по уровню подготовки студентов. Однако существующие различия между формами ислама, бытующими в некоторых арабских странах и России в вероучительной и обрядовой стороне религии являются фактором, который вызывает негативную реакцию со стороны руководства российских исламских вузов и их учредителей вплоть до того, что ряд вузов принципиально отказывается привлекать к преподавательской деятельности выпускников зарубежных вузов.

К положительным явлениям можно отнести и то, что растет количество преподавателей религиозных дисциплин с высшим религиозным образованием, подтвержденным дипломом, не секрет, что еще несколько лет назад в исламских вузах религиозные дисциплины вели, в основном, выпускники средних исламских учебных заведений на уровне медресе или духовных колледжей либо преподаватели-самоучки. Процент бакалавров и специалистов богословия растет за счет привлечения к преподавательской деятельности собственно выпускников этих же вузов, а в некоторых случаях за счет выдачи своих дипломов преподавателям этого же вуза без экзаменации. Тем не менее, очевидно, что этот процесс ведет к простому воспроизведению совокупности знаний и навыков без реального повышения качества образования, что является одной из проблем развития религиозного образования мусульман Российской Федерации.

С этой проблемой тесно связана и другая – практически полное отсутствие в образовательном процессе преподавателей богословских дисциплин выше магистерской, при том, что процент магистров (которые в любом случае являются выпускниками зарубежных вузов, так как ни один из современных российских исламских университетов или институтов не готовит магистров) крайне низок и составляет 1,55%. В этом видится управленческий провал централизованных религиозных структур. Как известно, с середины 1990-х годов сотни молодых российских мусульман ежегодно отправлялись на обучение в зарубежные исламские вузы, среди которых наибольшей популярностью пользуется университет «Аль-Азхар». Даже с учетом того, что многие из уехавших не сумели доучиться и до квалификации бакалавра ввиду того, что первые четыре года тратили только на подготовительные и языковые курсы, в Россию все же вернулось определенное количество выпускников с магистерской степенью, однако они к образовательной деятельности привлечены крайне мало.

Вероятно, в последующие годы следует ожидать улучшения этой ситуации, так как некоторыми вузами уже сделаны шаги для того, чтобы отправлять выпускников российских исламских вузов в зарубежные образовательные центры на учебу в магистратуру, минуя длительный процесс обучения на подготовительных курсах, а затем бакалавриате.

Взаимодействие исламских вузов России с зарубежными партнерами происходит не системно и не последовательно, носит во многом декларативный характер и не приводит к каким бы то ни было ощутимым результатам (за исключением отдельных случаев). На данном этапе российские исламские вузы за редким исключением не воспринимаются их зарубежными аналогами как серьезные партнеры в академической сфере.

Уровень международных контактов высок у тех высших учебных заведений, учредители которых, в лице духовных управлений мусульман, сами имеют широкие и налаженные связи с различными иностранными структурами, в том числе духовными министерствами и ведомствами, университетами и т.д.

В заключении необходимо подчеркнуть, что большинство тенденций в сфере развития высшего исламского образования, наметившихся в последние годы, оцениваются автором статьи как положительные. Это, в первую очередь, ориентирование преподавателей на повышение квалификации и получение научной степени, организация межвузовских и международных научных конференций с обсуждением вопросов дальнейшего развития высшего исламского образования в России.

 

Примечания:

1 Небольшой процент преподавателей в квалификации специалиста – это, в основном, выпускники того же вуза, в котором ныне преподают либо выпускники Ташкентского исламского института им. Аль-Бухари, который также можно считать отечественным вузом, так как окончившие его россияне сделали это во времена СССР

2 http://www.kavkaz-uzel.ru/encyclopediatext/encyclopedia/id/1210439.html.



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.