Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Новые кадры для новой России — И. В. Рыжов, А. А. Интяков
02.12.2009

Специфические характеристики еврейской диаспоры

в современной России: проблемы изучения и преподавания

 

И. В. Рыжов,

доцент ННГУ, к. и. н.

А. А. Интяков,

аспирант ННГУ

Нижегородский государственный университет

им. Н. И. Лобачевского

Актуальность исследования феномена диаспоры обусловлена рядом причин, связанных со сложностью данного явления и специфичностью его воздействия на системы межэтнических коммуникаций, внутреннюю и внешнюю политику государств. Необходимость его научного анализа определяется новым содержанием данного феномена и его новыми критериями. Дело в том, что область явлений, обозначаемых как «диаспора», в последнее время заметно расширилась, а частота употребления этого понятия возросла. В связи с этим смысл, вкладываемый в данное понятие, существенно изменился.

Дискуссии о проблемах диаспор ведутся уже давно специалистами различных наук: этнологии, социологии, политологии, философии, культурологи и др. Они показали, что очень важно исследовать феномен диаспоры с точки зрения социально-философского анализа, а также то, что проблематика, имеющая отношение к диаспорам, должна активно внедряться в учебный процесс. Это позволит в значительной степени усовершенствовать процесс подготовки квалифицированных международников, регионоведов и политологов, подготовить их к решению сложных задач в условиях увеличения количества акторов международных отношений и изменений во внутренней политике современных государств, обусловленных интенсификацией миграционных потоков и актуализацией межэтнических противоречий. Одной из «идеальных моделей», позволяющих сформировать представление будущих специалистов о сложности мировых этнополитических процессов, можно считать еврейскую диаспору, обладающую солидным опытом самоорганизации, лоббистской деятельности, а также опытом межобщинного взаимодействия в международном масштабе.

В современной России еврейская диаспора является достаточно многочисленной. Она насчитывает, по разным оценкам, от двухсот тысяч до полумиллиона человек (по результатам Всероссийской переписи населения – 230 тыс. человек). В то же время, российское еврейство не ощущает себя единой, сплоченной группой. Разговоры о кризисе еврейской идентичности в России стали популярными в научной литературе с начала 1990-х годов. В нашей стране многие евреи плохо представляют себе, что значит быть евреем. Во многом это обусловлено проводимой в советский период национальной политикой, когда государственный антисемитизм сделал из евреев людей «второго сорта», в результате чего многие представители диаспоры старались скрыть свое происхождение, что выражалось, в частности, в смешанных браках, когда один из членов вновь созданной семьи выбирал «нееврейскую» запись в паспорте [1].

Многими специалистами утрата российскими евреями национальной идентичности связывается с ассимиляцией, с их самоидентификацией, в первую очередь, как российских граждан, а не как представителей еврейского народа, обладающих некоей причастностью к еврейскому историко-культурному наследию, общим традициям. Отсутствие преподавания еврейского языка и культуры, необъективного представления в рамках образовательного процесса феномена Холокоста как крупнейшей трагедии еврейского народа – все это способствовало утрате еврейской идентичности. Что касается исповедуемой религии, то сейчас преобладающей религией, которой придерживаются российские евреи, является не иудаизм, а христианство, преимущественно православие. Все эти факты подтверждают проводимые с 1990-х годов среди еврейского населения России социологические исследования [2].

Следует отметить, что Израиль, в который на протяжении 1990-х годов из стран бывшего СССР иммигрировало около миллиона человек, несколько сот тысяч из которых сохранили российское гражданство, для подавляющей части элиты и руководства России перестал быть не только вероятным противником, но и сколь бы, то ни было враждебным государством. Значительный процент среди иммигрантов смешанных семей и высокая степень интегрированности евреев бывшего СССР в русскую культуру привели не только к возникновению «этнической русской» общины в Израиле, но и к внедрению в израильское общество систем и институтов «русского» происхождения (от землячеств и русскоязычных библиотек до физико-математических школ) [3].

Постепенный распад Советского Союза привел к тому, что советские евреи были первой значительной группой населения, приехавшей в Израиль не как беженцы, изгнанные с места постоянного проживания, а как люди, сохранившие возможность возвращения, гражданство (для значительной части иммигрантов), имущество и средства (для подавляющего их большинства) и связи со страной исхода. Связи эти (что также уникально для Израиля) оказались возможными на повседневном уровне (причем именно с Россией и через призму российского видения мира) благодаря распространению на Израиль действия российских средств массовой информации.

До этого аналогичные процессы были возможны только в среде немногочисленных израильтян из стран Запада, чьё переселение в Израиль вследствие их индивидуального религиозно-политического выбора стимулировало не столько сохранение ими самобытности, сколько интеграцию в израильское общество. [4] Здесь необходимо вспомнить и слова первого президента СССР М.С. Горбачёва об использовании Россией влияния на русскую диаспору. Ещё в 1989 году на встрече с израильскими министрами Модаи и Неэманом он заявил, что «…у нас есть своя миллионная русская диаспора, и она будет нашим мостом для влияния на мир» [5].

Если рассматривать идентификацию евреев по религиозному признаку, то можно сказать, что в России он практически отсутствует. Здесь сказалась не только советская политика в отношении религии. В СССР представители еврейской диаспоры являлись одной из наиболее образованных этнических групп, причем во многом именно распространение среди евреев общего образования привело к значительному ослаблению религиозных чувств.

Еще одной причиной низкой национальной идентичности евреев в России можно назвать уничтожение в советский период еврейских общинных институтов, разрушение традиционного уклада жизни и отношения к религии. Все это привело к утрате такого понятия, как «еврейская солидарность». Массовая эмиграция советских евреев в Израиль в конце 1980-х – первой половине 1990-х годов привела к резкому сокращению диаспоры в России, дальнейшие кризисные демографические тенденции в российском обществе также затронули и еврейскую диаспору. В результате численного сокращения диаспоры снизилась интенсивность общинной жизни и ослаб процесс формирования национального самосознания.

В то же время, упоминавшийся выше государственный антисемитизм, способствовавший разрушению еврейской диаспоры, в определенной степени стимулировал ее сплоченность. Дискриминация по национальному признаку давала представителям диаспоры вполне определенное представление о собственной этнической принадлежности. После распада СССР место государственного антисемитизма занял антисемитизм бытовой, который, впрочем, в нашей стране воспринимается большинством как негативный фактор развития российского общества. К сожалению можно сказать, что пока именно антисемитизм остается самым мощным фактором формирования еврейской идентичности в России [6].

Про современную еврейскую диаспору России также можно сказать, что ее представители практически не воспринимают Государство Израиль в качестве некоего общееврейского этнического и духовного центра. Почти все желавшие эмигрировать в Израиль граждане бывшего Советского Союза сделали это в конце 1980-х – начале 1990-х годов. Оставшиеся представители диаспоры имеют гораздо больше связей с Россией и ощущают себя, в первую очередь, россиянами. Это можно рассматривать в качестве причины, почему трагические события на Ближнем Востоке, такие как теракты в Израиле или война в Ливане, достаточно слабо мобилизуют этничность российских евреев [7]. Уровень ассимиляции евреев в Советском Союзе был настолько значителен, что, даже находясь в эмиграции, русскоязычные евреи идентифицировали себя в качестве группы, имеющей не так уж много общего с еврейской общиной. Более того, значительная часть из них идентифицировала себя как представителей русской диаспоры за рубежом [8].

Даже среди тех, кто и сейчас в России продолжает считать себя евреем, абсолютное большинство не знает иврит и еврейскую историю, не читает еврейскую литературу, не посещает еврейские культурные центры, синагогу, а значит, не вовлечен в национальную общинную жизнь, которая, по большому счету, отсутствует.

В результате для многих исследователей стало очевидным, что существуют лишь два возможных варианта поведения российских евреев: 1) эмиграция в Израиль (либо в другую страну); 2) ассимиляция [9]. Перспектива национального возрождения еврейской диаспоры в России выглядит весьма сомнительной.

Однако нельзя не отметить тот факт, что с 1990-х годов в России сформировалось качественно новое поколение евреев, которые ощущают принадлежность к своим национальным корням, ощущают себя евреями, пытаются освоить еврейскую культуру, вписаться в нее, при этом, оставаясь жить и работать в России. Количество молодых людей, четко осознающих свою принадлежность в еврейской диаспоре России, заметно выросло за последние 10-15 лет. Этому в немалой степени способствовало то обстоятельство, что после распада Советского Союза в России стали создаваться многочисленные еврейские организации, представленные в настоящее время десятками и даже сотнями национальных школ, культурных центров, благотворительных организаций и так далее [10]. Однако, по мнению специалистов, даже в этих условиях в России уже невозможно восстановить ту еврейскую культуру, которая существовала на рубеже XIX-XX веков.

В конце 90-х годов ХХ века израильско-российские отношения затруднялись рядом проблем, связанных с процессом ближневосточного урегулирования, с претензиями Израиля к России в связи с иранскими программами в области ядерной энергетики и ракетной технологии, а также выступлениями в печати с антисемитскими заявлениями ряда российских политиков. В ходе рабочего визита министра иностранных дел Ариэля Шарона в Москву в январе 1999 г. израильская сторона выражала озабоченность по поводу этих проблем. Характерно, что на встрече А. Шарона в Москве с руководителями Российского еврейского конгресса (РЕК), лидерами еврейской общины и с израильскими представителями, занимающимися вопросами иммиграции и еврейского образования, он заверил российское еврейство в принятии всех необходимых мер для увеличения масштабов иммиграции из России и других стран СНГ, рассматривая эту проблему как первоочередную национальную задачу. [11]

Значительную роль в укреплении израильско-российских отношений сыграла еврейская община России, которая благодаря уникальному стечению факторов стала единственной финансово и организационно независимой на постсоветском пространстве. Этому способствовали: кадровый и интеллектуальный потенциал российского еврейства, наиболее образованного и активного в СССР; численность общины – самой крупной еврейской общины после американской; сохранение и упрочение в ней «имперского духа» и объективная комбинация экономических и политических факторов, благодаря которым Россия оказалась наиболее преуспевающей страной постсоветского пространства, за исключением республик Прибалтики.

К концу 1990-х годов лидеры еврейской общины России распространили свои интересы на страны значительной русско-еврейской эмиграции: США, Германию и, в первую очередь, Израиль, стремясь занять соответствующее место в мировом еврейском истеблишменте, получить доступ к рычагам влияния на окружающий мир и еврейское государство.

В итоге успешного воплощения этой стратегии отношения лидеров еврейской общины России в частности и общины в целом с мировым еврейским истеблишментом и Государством Израиль из традиционной схемы перешли в область партнерства. Разумеется, в качестве младшего партнера выступало именно российское еврейство, однако, значение этого фактора для выстраивания российско-израильских отношений по такой же схеме, как были выстроены отношения американо-израильские, невозможно переоценить.[12]

Благодаря своей численности последняя волна репатриантов из стран СНГ способствовала росту электората более чем на 15%, попадая тем самым в поле зрения различных политических партий. По мнению израильских и западных специалистов, результаты выборов в Израиле, начиная с 1992 г., во многом зависят от позиции русскоязычных избирателей. В выборах в Кнессет в мае 1999 г. участвовали четыре партии иммигрантов из бывшего СССР: ИБА под руководством Н. Щаранского, «Наш дом – Израиль» (НДИ); партия бухарских евреев «Лев» («Сердце») и партия бывших активистов ИБА «Тиква» («Надежда»). ИБА провела шесть депутатов (в предыдущем Кнессете – семь), НДИ – четыре, две остальные партии не преодолели электоральный барьер. Победе премьер-министра Э. Барака помогли во многом 54,5% голосов русскоязычного электората, его соперник Б. Нетаньягу соответственно получил – 45,5%. [13]

После выборов 1999 г. в результате внутрипартийных разногласий от парламентской фракции ИБА откололась группа во главе с Р. Бронфманом и появилась новая «русская» партия – Демократический выбор (ДВ). На досрочных выборах главы Государства Израиль в феврале 2001 г. в условиях усиления правых сил в израильском обществе активность русскоязычных избирателей была наиболее заметна: 70% из них приняли участие в голосовании, что на 10% превышало общеизраильский показатель. [14]

В итоге Россия к середине 1990-х годов оказалась единственным государством, способным напрямую воздействовать (через электронные средства массовой информации) на столь значительную массу русскоязычных избирателей, что от позиции российских СМИ стал зависеть итог не только парламентских выборов, но и выборов премьер-министра Израиля.[15]

До этого серьезное, но косвенное влияние на выборы в Израиле могли оказывать только США, причем уровень финансовой или политической поддержки далеко не гарантировал победу израильскому политику, которому она была оказана. Так называемая «русская» алия сыграла особую роль не только во внутренней политике и экономике Израиля, но и стала своего рода мостом между двумя государствами.

Складывавшиеся особые отношения были обусловлены, во-первых, тем, что, с учетом двойного гражданства, в Израиле появилось большое число российских граждан, за которых РФ несет ответственность. Во-вторых, военные действия в Чечне и рост активности террористов в России показали, что нередко российские и палестинские террористы финансировались из одних и тех же источников – исламистских экстремистских организаций. В 2004 г. после взрывов в российских самолетах, захвата школы в Беслане и гибели более 300 заложников, израильский опыт борьбы с терроризмом приобрел для России особую актуальность. [16]

На сегодняшний день Россия – почти единственная из числа республик бывшего СССР, в которой на протяжении обозримой исторической перспективы гарантированно будут существовать крупные еврейские общины. Политический вес и экономическая состоятельность их лидеров при этом позволяют предположить, что для России существует возможность превращения данных общин в среднесрочной перспективе во влиятельные центры мировой еврейской диаспоры.

Институты, построенные российской еврейской общиной на протяжении последних полутора десятков лет, позволяют полагать ее существование в исторической перспективе устойчивым. Ее главной текущей проблемой является жесткое противостояние светской российской и ортодоксальной иностранной моделей развития. Первую реализует широкая коалиция светских и религиозных организаций и институтов, объединенных в Российском еврейском конгрессе, при неявной, но действенной поддержке основных международных еврейских институтов. Вторую - радикальное крыло Хабада, выстроившее Федерацию Еврейских Общин России. Попытка создания «третьей силы», предпринятая в свое время Леонидом Невзлиным, естественным образом сошла на нет в ходе развития «дела ЮКОСа»[17].

Достоинство РЕК - кадры, в том числе интеллектуальная элита, и широкие связи с мировым еврейским истеблишментом. Недостатки - демократичность системы, замедляющая реализацию принятых решений, необходимость финансирования капиталоемких программ в таких сферах, как благотворительность, образование, наука и издательская деятельность, а также дистанцированность от верхнего эшелона российской вертикали власти как следствие общеполитической ситуации 2000 года. Достоинство ФЕОР - мобильность командной системы, возможность концентрации средств на PR и лоббировании за счет программ, а также открытое демонстрирование близости к первому лицу государства - реальной или мнимой. Недостатки - корпоративная замкнутость, зависимость от административного ресурса, недостаток российских кадров, в первую очередь интеллектуальных, а также напряженные отношения практически со всеми основными «игроками» еврейского мира [18].

От того, какая именно модель, в итоге, возобладает в России, зависит, станет ли российское еврейство интеллектуальным центром, претендующим на положение лидера еврейского мира ХХI века, или «Ватиканом» еврейской ортодоксии, вытесняемой на периферию еврейской жизни во всех странах мира за исключением постсоветских республик.

В первом случае Россия может надеяться не только на прекращение «утечки мозгов», но и на возвращение ученых-эмигрантов, поддержку ими академических и образовательных институтов, создаваемых еврейской общиной, и полноценную интеграцию страны в мировое интеллектуальное пространство. Во втором - оставшиеся еврейские ученые и специалисты успешно трудоустроятся на Западе, а их место в общине займут молодые раввины из США и Израиля, испытывающие на родине проблемы с трудоустройством.

Примечания

1. Носенко, Е. Размышления о статье С. Коэна и П. Вертхаймера// Е. Носенко 22.08.2006// http://www.gazeta.rjews.net/nosenko.shtml

2. См. например: Рывкина Р. Евреи в постсоветской России - кто они? - М.: Издательство УРСС, 1996.

3. Морозов, В. М. Репатрианты из СССР/России - СНГ и их влияние на политическую и социально-экономическую жизнь государства Израиль / В. М. Морозов // Востоковедный сборник. Вып. 5. - М.: ИИИБВ, 2003. С. 199-220.

4. Масюкова, И. Русскоязычные иммигранты в Израиле: проблемы адаптации / И. Масюкова // Ближний Восток и современность. Вып. 8. - М.: ИИИБВ, 1999. С. 127-129.

5. Нудельман, Ю. Кому выгодна инициатива Либермана, или как Россия без боя завоёвывает Израиль / Ю. Нудельман // http: www.newswe.com/MZ/Pryamaya/pryamaya.htm

6. У российского еврейства есть будущее? (полемические заметки)// htpp://shorashim.narod.ru/Yagninskiy

7. Носенко, Е. Ук. соч.

8. Полоскова, Т. Россия обязана помочь соотечественникам научиться выживанию / И, Полоскова // http://cis.ng.ru/tribune/2000-02-23/3_diasporal.html

9. У российского еврейства есть будущее? (полемические заметки)// htpp://shorashim.narod.ru/Yagninskiy

10. Эпштейн, А. Д., Демидов К. Формирование еврейской идентичности в секулярных школах Израиля и стран диаспоры / А. Д. Эпштейн, К. Демидов // http://www.pijs.ru/periodika/jewedu200102/p17_36.pdf

11. Морозов, В. М. Репатрианты из СССР/России - СНГ и их влияние на политическую и социально-экономическую жизнь государства Израиль / В. М. Морозов // Востоковедный сборник. Вып. 5. - М.: ИИИБВ, 2003. С. 218.

12. Сатановский, Е. Я. Израиль в современной мировой политике: вероятные стратегические противники и стратегические партнеры / Е. Я. Сатановский. - М.: ИИИБВ, 2001. С. 23-24.

13. Ханин, В. «Русские» и власть в современном Израиле. Становление общины выходцев из СССР/СНГ и ее роль в политической структуре страны на рубеже ХХ и XXI веков / В. Ханин. - М.: ИИИБВ, 2003. С. 76-88.

14. Масюкова, И. Ук. соч. С. 125-139.

15. Там же. С. 138.

16. Звягельская, И. Д., Карасова Т. А., Федорченко А. В. Государство Израиль / И. Д. Звягельская, Т. А. Карасова, А. В. Федорченко. – М.: Институт востоковедения РАН, 2005. С. 278-279.

17. Ашкенази, C. Куда податься бедному еврею / С. Ашкенази// 

www. base.ijc.ru/basesite/site.aspx?SECTIONID=213264&IID=213353

18. Там же.



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.