Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Реформа образования: татары нижегородчины и мусульманский мир /сборник работ и статей по исламскому образованию/
20.04.2009

П. А. Демидов

Об улучшении татарских школ в Нижегородской губернии
Доклад Нижегородской губернской земской управы 50­му очередному  губернскому земскому собранию

Нижний Новгород
1914 год

 

17 октября 1913 года Васильская уездная земская управа сообщила губернской управе проставление 49­го Васильского собрания, вопрос о положении татарских школ поручить управе разработать и представить Губернскому земскому собранию ходатайство о необходимости улучшить их положение. Ввиду серьезности вопроса губернская управа, прежде чем вносить его в губернское собрание, приступила к собиранию сведений о численности татарского населения в Нижегородской губернии, о том, как поставлено у нас начальное образование татарских детей и как разрешен этот вопрос земствами Таврической, Казанской и Уфимской губерний. Результаты разработки собранных сведений, а также мнение Нижегородского губернского ахуна, доложенное в совещании управы 6 сентября с. г., губернская управа сообщила 11 сентября Васильской, Сергачской и Княгининской уездным управам в докладе очередным собранием этих уездов 50­й сессии (доклад этот на с. 3–18) со следующими заключениями:

1) Для правильной постановки начального образования детей татар Нижегородской губернии следует устроить нужное количество земских начальных училищ с 4–5­годичным курсом на основании прилагаемых при сем (см. приложение к докладу, с. 15) правил Министерства народного просвещения 1 ноября 1907 г., с подчинением их ведению местных училищных советов, которые и включат в сеть училищ, содержимых земством, при пособии правительства на общих для начальных училищ основаниях.

2) В этих целях следует возбудить перед министром народного просвещения ходатайство о распространении правил 1907 года и на Нижегородскую губернию, с подчинением школ, которые будут открываться на основании этих правил (соответственно приложению к ст. 50:1 примеч. 1 положения о начальных народных училищах 25 мая 1874 г. ведению местных училищных советов.

3) Следует произвести обследование в целях точного учета детей школьного возраста обоих полов в деревнях с татарским населением, причем выяснить, с каким количеством комплектов потребуется в каждом селении выстроить школу; во сколько лет и в какой последовательности, соответственно степени потребности и желаний населения открывать намеченные школы. Ввиду того, что означенное обследование требует не только человека сведущего, но и внушающего к себе доверие населения, т. е. образованного педагога из мусульман, было бы целесообразно, чтобы оно было произведено во всех уездах с татарским населением губернским земством, как это было сделано в Уфимской губернии, причем был бы намечен и план последовательного осуществления нужной сети школ как для мальчиков, так и для девочек.

4) Быть может, было бы целесообразно, как это было сделано в Уфимской губернии, чтобы губернское земство выработало также и приняло со своей стороны меры к обеспечению вновь открываемых школ учительским персоналом нужной подготовки и учебниками нужного качества. И прежде всего в этих целях, быть может, следует учредить отдел народного образования губернской управы должность инструктора татарских школ, деятельность которого регулировалась бы и направлялась совещанием при губернской управе представителей от уездных земств, где есть татарское население, и протекала бы по каждому мероприятию в каждом уезде с ведома и согласия уездной управы.

Означенный доклад Княгининской управой не был представлен собранию, так как «не был рассмотрен в уездном училищном совете за поздним получением его» и отложен «до ближайшего экстренного собрания».

Васильское очередное собрание по докладу уездной управы о татарских школах «согласилось с доводами губернской управы, изложенными в докладе, и поручило управе разработать совместно с училищным советом вопрос о том, в каких селениях и в каком числе следует открывать татарские школы по положению 1907 года и затем сообразно с постановлением предстоящего губернского собрания представитель соответствующий доклад ближайшему уездному собранию».

Сергачское очередное собрание приняло следующие заключения ревизионной комиссии: «По докладу губернской управы о школах для татар признать, что вопрос об организации начальной школы для татар является вполне назревшим и требующим без отлагательного разрешения; присоединиться к предложению управы о желательности распределения правил 1907 г. о начальных училищах для инородцев и на Нижегородскую губернию, о желательности учета в татарских селениях детей школьного возраста; признать, что учреждение при отделе народного образования губернской управы должности инструктора татарских школ не является необходимостью, требующей своего удовлетворения в первую очередь».

Вследствие вышеизложенного управа имеет честь предложить: Угодно ли собранию поручить управе возбудить перед министром народного просвещения ходатайство о распространении правил 1 ноября 1907 г. о начальных училищах для иноверцев на Нижегородскую губернию, с подчинением открываемых на основании их училищах 25 мая 1874 г. ведению местных училищных советов.

Что же касается обследования в целях учета детей школьного возраста и других вопросов устройства означенных школ, то управа полагала бы обсуждение их отложить до получения ответа на ее ходатайство.

 

Приложение к докладу

1.         О начальных общеобразовательных училищах для татар

Доклады Нижегородской губернской земской управы Васильскому, Сергачскому и Княгининскому уездным земским собраниям очередной 50­й сессии.

Председатель Васильской уездной земской управы князь А. В. Мустафин в 49­м очередном Васильском уездном собрании возбудил вопрос о ненормальном положении инородческих, а в частности татарских, школ и о необходимости выяснить условия правильного их существования.

Предложение председателя управы разработать, насколько возможно, на месте и внести в губернское собрание вопрос об инородческих школах поддерживал в собрании и гласный П. А. Демидов, находя, что, помимо соображений справедливости, нецелесообразно оставлять столь значительные группы населения, как татарское, вне воздействия правильно поставленной школы. В результате обмена мнений собрание постановило: «Вопрос о положении татарских школ поручить управе разработать и представить губернскому земскому собранию ходатайство о необходимости улучшить их положение».

17 октября 1913 г. за № 43992 это постановление было сообщено Васильскою управою губернской управе.

Полагая, что возбужденный Васильским земским собранием вопрос имеет общегубернское значение и настолько серьезен, что требует обстоятельной разработки, прежде чем вносить его на обсуждение губернского собрания, губернская управа у 49­го губернского собрания испросила лишь согласие на созыв при губернской управе периодических совещаний гг. председателей и заведующих отделами народного образования уездных управ по ряду вопросов народного образования, а в том числе и по вопросу о выработке мер к улучшению постановки инородческих школ в губернии.

Первоначально в целях подготовительного обсуждения вопросов, намеченных для совещаний гг. председателей уездных управ, 23–25 апреля текущего года были приглашены заведующие отделами народного образования. Этим совещанием были вынесены по вопросу об инородческих школах следующие положения:

«Ввиду того, что дети мордовского, черемисского и чувашского населения Нижегородской губернии охотно обучаются в земских школах обычного типа и понимают с первого же отделения преподавание на русском языке, требуется разработать вопрос о желательной организации особых земских школ лишь в местностях, где инородческому населению препятствует посещать русские школы, главным образом вероисповедная рознь, каковы татарские селения. По отношению к этим селениям желательно путем специального обследования выяснить, в каких из них исключительно татарское население, все дети которого не посещают начальной школы, и число в них детей школьного возраста (мальчиков и девочек в отдельности); в каких из этих селений требуется устроить школы исключительно для детей татарского населения и где обучение русских и татарских детей может быть совместным (при каких условиях); где потребуется для татарских детей только преподавание родного вероучения, и где незнание поступающими в школу татарскими детьми русского языка потребует, кроме того, приглашения учителей из татар. Признано также нужным исследовать количество существующих мусульманских мектебе и других конфессиональных школ; затем число школ, министерских и земских для татар; какая часть татарских детей школьного возраста в пределах школьного района обучается в них и как организовано в этих школах обучение. Желательно, чтобы остальные вопросы программы обследования были выработаны губернской управой и разосланы в отделы народного образования этих уездных управ.

Но еще ранее этого совещания, в феврале и марте, губернская управа обратилась к Уфимской, Казанской и Таврической губернским управам с просьбою прислать все имеющиеся печатные материалы об инородческих школах в этих губерниях, а к уездным управам и училищным советам Нижегородской губернии с просьбою сообщить: 1) в каких селениях, в каком количестве и какое инородческое население имеется; 2) в каких селениях и какая школа (в том числе и мектебе) имеются для инородцев; 3) число учеников и учащих в каждой школе обоего пола; 4) преподается ли в этих школах вероучение, если население иноверческое; преподается ли родной язык данного населения; 5) имя, отчество, фамилия, образовательный ценз и национальность преподавателей этих школ; 6) в чьем ведение эти школы находится; 7) сколько из них земских с 3 и 4 отделениями; стоимость содержания их и источники содержания; в каком размере оказывается пособие не земским школам со стороны уездного земства.

Ввиду того, что, за исключением татар, все инородцы Нижегородской губернии (мордва и черемисы) православного вероисповедания, своей литературы в развитой форме не имеют и в достаточной степени обслуживаются земскими школами обычного типа, управа разработала сведения только о татарском населении и его школах.

Из этих данных видно следующее: татары в Нижегородской губернии живут отдельно от русских селений. В 25 деревнях трех уездов в настоящее время насчитывается около 60 000 душ татар обоего пола. А именно: в 18 деревнях Сергачского уезда около 40 000 (по полученным из волостей сведениям к 1 января 1913 года, 39 376 душ), в 6 деревнях Васильского уезда – около 15 000 (по сведениям санитарного отделения губернской управы к 1 января 1910 г. – 13 540 душ) и в одной деревне Княгининского уезда около 3000 (по тем же данным к 1 января 1910 г. – 2304 души).

Для всего этого населения имеются только два одноклассных русско­татарских училища Министерства народного просвещения по правилам 1870 г. на 50 учащихся каждое в Сергачском уезде и одно такое же в Княгининском уезде.

Кроме того, в каждой татарской деревне есть еще так называемые мектебе; их бывает до 6 в одной деревне. Это нечто вроде средневековых школ грамоты, где все татарские дети должны учиться, как выполнять обряды и правила мусульманского вероучения, заучивают Коран, а до некоторой степени учатся и татарской грамоте. Эти школы являются как бы частным предприятием муллы, который при своем поступлении договаривается со своими прихожанами за известную плату учить их детей тому, что обязательно требуется от каждого вероучением и из глубокой старины установившимся обычаем. Но фактически учителями в этих мектебе дети, жены и другие члены семьи муллы или низшие служители мечети.

Татарское население, как это видно из журналов и отчетов разных мусульманских съездов, земских совещаний и собраний, отрицательно относится и к школам Министерства народного просвещения, и к своим мектебе. К первым потому, что в них вопреки требованиям педагогики не допускается преподавание на родном, материнском языке ребенка, не допускается совсем обучения татарской грамоте, не преподавалось даже во многих их них до недавнего времени мусульманского вероучения, а учебниками служили те же, что и для русских детей, с картинками, изображающими, к ужасу родителей, православные святыни и иконы, церковные обряды и т. д. В особенности не могли татар привлекать к себе те школы, где учителями являлись крещеные татары.

А пережиток средневековья – мектебы не удовлетворяют даже скромных стремлений к общему образованию наших деревенских татар: «Эти мектебы не только не дают никаких знаний об окружающей природе и жизни, из арифметики, геометрии, географии, истории, – в них не научат даже понимать заучиваемое лишь механически из Корана, молитвы и разные обряды и правила мусульманского вероучения. Мало того, из этих школ после 4–8 лет учения дети сплошь и рядом выходили не умея ни читать, ни писать на родном языке». К тому же в этих школах учение происходит при самых неблагоприятных гигиенических условиях. Вот почему, например, все мусульмане, участвовавшие в совещании при Таврической губернской земской управе по вопросам обучения татар 1908 г., пришли к заключению, что «старые мектебе, как осколок средневековья, только калечат детей и умственно, и физически».

Правда, в 80­х годах стали возникать новометодные мектебе, в которых стали обучать татарскому языку по звуковой методике, стали преподавать и общеобразовательные предметы, но за отсутствием нужных средств у отдельных селений на содержание дорогостоящих образованных учителей и самих школ, а затем в силу ряда причин, не зависящих от населения, желающего устроить у себя новометодное мектебе своими средствами, они даже и в богатых крымских местностях явление очень редкое. У нас в Нижегородской губернии, судя по полученным сведениям, состояние мектебе таково, что с еще большим основанием, чем в Таврической и Уфимской губерниях, у нас происходит присоединение к следующему заключению Таврического земского совещания о всех вообще мектебах: «Положение мектебов совещание признает неудовлетворительным, и самые мектебы – типом, не удовлетворяющим задачам общеобразовательной школы».

Но относительно русско­татарской школы приходится присоединяться к заключению того же совещания, которое «единогласно признает существующий тип русско­татарской школы по правилам 1870 года не удовлетворяющим своему назначению».

Поэтому все земства, где есть татарское население и где обратили внимание на правильную постановку общеобразовательной школы для татар, согласно желанию самих татар, нашли лишь один выход: создать самим для татар нужную школу.

Какая же школа нужна татарам?

Колыбелью новой татарской школы, можно сказать, является Нижний Новгород. 16–21 августа 1906 г. во время ярмарки здесь состоялся III Всероссийский мусульманский съезд. Он­то и выработал те положения новой общеобразовательной татарской школы, которые потом легли в основание программ всех земских школ, сеть которых в настоящее время в широких размерах осуществлена земствами в Таврической губернии. Это программа вошла потом в законопроект, выработанный при участии мусульманской фракции третьей Государственной Думы; вошла, наконец, на основании высочайшего повеления 27 октября 1907 г. и в правила о начальных училищах для инородцев, утвержденные министром народного просвещения 1 ноября 1907 года.

Вот эти положения:

1. Школа для инородческого населения должна служить исключительно целям просвещения.

2. Орудием первоначального обучения в училищах для инородцев служит родной язык учащихся.

3. Курс учения начальной татарской школы должен быть не менее как 4­летний.

4. Учебными предметами в качестве обязательных и III мусульманский съезд, и правила 1907 года, и думский законопроект, и земства устанавливают: 1) вероучение; 2) родной язык; 3) русский язык, разговор, чтение, письмо; 4) арифметику. В качестве необязательных: геометрию, историю, географию, естествознание, рисование, пение, ручной труд для мальчиков и рукоделие для девочек. Думский законопроект и уфимская программа прибавляют к этому начатки обществоведения.

5. «Вероучение, по правилам Миннарпросвещения 1907 г., преподается сообразно с религиозными требованиями населения». В земских татарских школах программы эти в настоящее время устанавливаются мусульманским духовным собранием. Языком преподавания вероучения во всех отделениях служил родной язык детей. В крымских земских школах преподавание вероучения начинается со 2­го года, но в исключительных случаях по требованию населения допускается и с первого года; в Уфимских и других – с первого.

6. Родной язык правилами 1907 г. включен в программу не только как язык преподавания всех предметов в первые два года обучения и как орудие «для облегчения преподавания на русском языке прочих предметов в последующие годы», но и как предмет обучения в продолжение всего курса школы. Объем преподавания установлен применительно к программе одноклассных школ Миннарпросвещения по русскому языку. Уфимской, например, программой «от учеников, окончивших школу, требуется: 1) беглое чтение, 2) правильное писание под диктовку не только всех татарских слов, но и общеупотребительных арабских и персидских слов, 3) умение изложить устно и письменно прочитанный татарский текст, знание существенных грамматических правил».

7. Обучение русскому языку по правилам 1907 г. «при помощи родного языка учащихся начинается устными упражнениями в разговорной речи и не позднее второго полугодия 1­го года учения. Обучение русской грамматике (чтению и письму) начинается не позднее 2­го года обучения» (§6). Так же построена и уфимская программа. Таврическая же программа вводит уроки разговорной речи и изучение русской грамоты только со второго полугодия, второго года обучения. Объем преподавания уфимской программой установлен следующий: «Умение читать по­русски, пересказывать устно прочитанные статьи, писать без грубого искажения слов и объясняться по­русски». Обучение девочек­мусульманок русскому языку уфимской программой признано на первое время только желательным, но необязательным.

Преподавание как русской, так и татарской грамматики происходит только практически.

8. Арифметика с сообщением некоторых сведений из геометрии преподается во всех отделениях в объеме, установленном и для русских начальных училищ. Языком преподавания может служить и родной, и русский язык (см. §5 правил 1907 года). Но таврическая программа рекомендует начинать применение русского языка с III отделения с тем, чтобы в последнем отделении оно велось только на русском языке.

9. Сведения из естествознания, географии, истории и обществоведения сообщаются во время уроков татарского и русского чтения «объяснительного чтения». Но уфимская программа отводит для краткого курса геометрии, географии, истории России по 2 недельных часа в 3 и 4 отделениях особо.

10. Относительно состава учащих Уфимское земское совещание с представителями мусульманского населения высказалось за то, что учителя в мусульманских школах должны быть одного вероисповедания с учениками. Это же признают необходимым бывшие в совещании при губернской управе 6 сентября сего года нижегородские муллы. §11 и §12 правил 1907 года таковы, что эти требования местного населения относительно состава как вероучителей, так и учителей могут быть удовлетворены. Труднее в практике земств Таврической и Уфимской губерний оказалось удовлетворить другую потребность. Представители мусульманского населения в земских совещаниях и собраниях отмечали отсутствие надлежащих знаний родного языка и подготовки для преподавания на современных научных и педагогических началах даже у учителей, окончивших курс татарских учительских школ, так как в этих школах не преподаются татарский язык и методика его преподавания. Но этому в значительной степени помогают краткосрочные летние курсы, которые Таврическое губернское земство устраивает для учителей татарских школ ежегодно, а затем в настоящее время Таврическим и Уфимским земствами поднят вопрос об устройстве земских постоянных курсов, подготовляющих учителей татарских школ.

11. К устранению другого больного вопроса – недостатка надлежащих учебников на наречии местных татар (крымские школы в этом отношении меньше страдают) Уфимским губернским земством в настоящее время уже приняты меры.

Вот какой школы добивались представители мусульманского населения на своих всероссийских и других съездах, в Государственной Думе и в земствах. И в настоящее время Таврическое земство уже устроило, а Уфимское устраивает нужные школы. И в нашей губернии только земство сможет дать шестидесяти тысячам татар школу, которая удовлетворит их насущную нужду в общем образовании.

Правда, действие вышеуказанных правил 1907 года с подчинением устраиваемых на основании их татарских школ училищным советам, что нужно для включения их в общую сеть школ, содержимым на совместные средства земства и казны, распространено лишь на Таврическую, Уфимскую и Казанскую губернии, но законам «представлено министру народ. просв. право распространения означенной меры и на инородческие училища других губерний в случае возбуждения губернскими земствами соответствующих ходатайств» (Приложение к ст. 50 полож. о нач. народных училищах 25 мая 1874 г., примеч. 1).

На основании вышеизложенного губернская управа приходит к следующим заключениям (заключения изложены в докладе губ. собрания на с. 1 и 2).

 

Извлечение из журнала совещания при Таврической губернской земской управе по вопросам обучения татар 25–26 августа 1908 года

III Всероссийский мусульманский съезд 16–21 августа 1906 г. в Нижнем Новгороде согласился со следующими мнениями учительских съездов относительно программы начальной школы для татар: «Родной язык, вероучение, арифметика и общеобразовательное предметы: история, география, естествознание и рисование», сделав от себя постановление: «Курс обучения в начальной татарской школе должен быть 4­летний; начальная школа распадается на 2 отдела с двухгодичным курсом обучения в каждом отделе. В первом отделе русский язык не обязателен, а во втором преподается как предмет обучения».

«Хотя и на учительских съездах, и на Всероссийском мусульманском съезде поднимались вопросы о разделении школ для татар на светские и конфессиональные (мактабы), но вопрос этот всегда решался в пользу единого типа общеобразовательной школы».

В третьей Государственной Думе мусульманская группа присоединилась с некоторыми поправками к законопроекту, выработанному комиссией Думы, по которому программа начальной школы выражается в следующем: «1) Закон Божий, 2) русский язык, 3) родной язык, 4) арифметика, 5) чистописание и 6) по возможности пение и физические упражнения. Сверх того, могут быть добавлены: а) начала обществоведения, б) сведения из истории и географии, в) начала естествознания, г) рисование, д) начала геометрии, е) ручной труд для мальчиков и рукоделие для девочек» (из доклада «Какой должна быть программа начальной общеобразовательной школы для татар», с. 20, 21).

Совещание при Таврической губернской земской управе (25 авг. 1908 г.) по вопросам обучения татар устанавливает для татарской общеобразовательной школы 5­летний курс при 4­х отделениях и 2­х комплексах (штатах). Занятия при этом могут вестись примерно таким образом:

1­й год: 1) чтение­письмо на родном языке, 2) арифметика, 3) со второго полугодия чтение Корана.

2­й год: 1) чтение­письмо на родном языке, 2) чтение Корана, 3) арифметика, 4) со второго полугодия русская азбука.

3­й год: 1) чтение­письмо на родном языке, 2) чтение Корана, ильмухал, таджвид, 3) арифметика, 4) русский язык, 5) рисование, 6) начала естествознания и 7) география (первоначальные понятия).

4­й год: 1) чтение­письмо на родном языке, 2) чтение Корана – таджвид, ильмухал, 3) арифметика на русском языке, 4) русский язык, 5) начала естествознания, 6) география, 7) история и 8) рисование.

5­й год: 1) русский язык, 3) арифметика на русском языке (продолжение), 3) первоначальные понятия о геометрии (на русском языке), 4) начало правоведения (на русском языке); краткая русская история (на русском языке); краткая русская география (на русском языке); 7) начало естествознания (на татарском языке) и 8) рисование.

«Преподавание в течение двух первых лет обучения должно происходить исключительно на родном языке обучающихся» (Правила 1907 года в этом отношении идут далее).

Относительно выполнения программы были приняты следующие положения, вынесенные «специальной комиссией для выработки программы общеобразовательной школы для татар с 5­летним курсом»:

1) «Признать нормальным начинать вероучение со II года обучения, допускать же преподавание вероучения с I года обучения можно только в исключительных случаях по требованию населения (единогласно)».

2) «Уроки разговорной речи и изучение грамоты на русском языке вводить только со второго полугодия II года обучения (большинством 9 против 8, которые находили необходимым ввести 6 получасовых уроков практической разговорной речи на русском языке уже с I полугодия II года обучения)».

3) «Знакомство с цифрами и нумерацией на русском языке в пределах пройденного по арифметике на татарском языке должно начинать с III года обучения; на IV году обучения учеников нужно упражнять и в решении задач на русском языке в пределах пройденного; на V же году преподавание арифметики должно вести на русском языке».

Распределение уроков принято следующее:

Предметы

1 год

2 год

3 год

4 год

5 год

 

1 пол.

2 пол.

1 пол.

2 пол.

 

 

 

Вероучение

6

6

6

4

3

Русский язык

6

12

13

13

Татарский язык

12

12

12

12

6

7

7

Арифметика

6

6

6

6

6

6

7

 

Кроме того, совещанием были приняты следующие положения:

«При составлении программы хрестоматии (книги для объяснительного чтения) для начальной татарской школы следует иметь в виду желательность ведения статей общеобразовательного характера по естествознанию: о питании растения, о почве и т. п., могущих дать правильные взгляды на некоторые явления природы, с которыми приходится иметь дело в сельском хозяйстве».

В случаях, где не представится возможным, устроить 2­штатную (2­комплексную) школу с 4 отделениями при 5­летнем курсе, допустимо устройство 1­штатной школы с 3 отделениями при 4­летнем курсе со следующим распределением уроков:

Предмет

1 год

2 год

3 год

4 год

Вероучение

6

6

6

Русский язык

12

6

6

6

Татарский язык

12

12

12

Арифметика

6

6

6

6

Итого

18

30

30

30

 

При этом преподавание арифметики на III году обучения ведется и на русском языке, и на татарском языке; на IV году обучения – только на русском.

Преподавание русской и татарской грамматики происходит только практически.

По вопросу о преподавании вероучения вынесены следующие положения:

1) «Большинство совещания считает нормальным, чтобы преподавание татарского вероучения велось представителями мусульманского духовенства».

2) «В тех случаях, когда преподавание вероучения нельзя будет поручить представителю духовенства, а светские лица не примут предложенных условий, желательно, чтобы преподавание вероучения брали на себя учителя общеобразовательных предметов, если будут иметь для этого достаточную подготовку».

(Извлечение из «Журнала совещания при Уфимской губернской земской управе 23–25 мая 1911 года по вопросу о типе начальной общеобразовательной мусульманской школы».)

Уфимское совещание 1911 г. признало, что в татарских школах обучение должно вестись на родном языке в течение всего курса (Ж.С., с. 19).

При обучении в татарских школах должны применяться только современные новейшие методы (с. 22)

«Совещание постановило: признать желательным установление курса мусульманской начальной образовательной школы в 4 году с тем, чтобы по заявлению общественных учреждений он в отдельных случаях, сообразно с местными условиями и потребностями, мог быть увеличен до 5 лет» (с. 28).

«Совещание постановило: 1) чтобы рассмотрение существующих на татарском языке учебников и изыскание путей к выработке новых учебников и пособий было возложено на особую комиссию при Уфимской губернской управе; 2) чтобы эти функции были возложены на уже созданную при губернской управе комиссию по изучению народной татарской литературы, причем в составе комиссии для этой цели были приглашены и педагоги из мусульман; 3) чтобы в задачу указанного выше органа входило также и создание для мусульманских школ учебников русского языка» (с. 29, 30).

«Признать принципиально необходимым создание специальных учительских семинарий для инородцев. Преподавание в этих семинариях может вестись на русском языке»… Желательно, «чтобы преподавание татарского языка в инородческих семинариях было поставлено на ту же высоту, как и преподавание русского языка» (с. 35, 36).

«Учащими мусульманских начальных школ могут быть и лица без специальной подготовки, сдавшие экзамен на начального учителя, но с тем, чтобы эти лица держали экзамен по татарскому языку в объеме программы инородческой учительской семинарии» (с. 37).

«Признать желательным, чтобы земство устраивало в будущем на свой счет курсы татарского языка для усовершенствования в нем состоящих уже на службе учителей мусульманских начальных школ, когда эти школы будут открыты» (с. 38).

«Вместе с тем желательно устройство земством также и курсов русского языка для тех учителей­инородцев, которыми сейчас нельзя пользоваться  ввиду незнания ими русского языка» (с. 39).

«В мусульманских школах о программе по вероучению совещание постановило: 1) предложения комиссии (по выработке программы) об обращении за выработкой программы по вероучению к духовному собранию и 2) об определении числа часов занятий по вероучению в размере трех в неделю в каждом отделении принять» (с. 55)

По вопросу об объеме преподавания татарского языка «совещание постановило присоединиться к мнению С. Н. Максудова (член Государственной Думы)  с тем, чтобы детальная программа татарского языка в мусульманской школе была построена параллельно программе русского языка в русской школе» (с. 56)

Объем преподавания остальных предметов совещание полагает определить, применяясь к программе русской школы (с. 56).

«Совещание единогласно согласилось с мнением П. Ф. Коропачинского (председатель губернской управы), что в 4­летней мусульманской школе нужны непременно два учителя, независимо от числа учеников» (с. 57).

По вопросу об объеме преподавания русского языка совещание приняло формулу Г. Еникеева (представитель мусульманской интеллигенции) в следующей редакции: «Учение читать по­русски», пересказать устно легкие прочитанные статьи, писать без грубого искажения слов и объясняться по­русски» (с. 59).

«Совещание постановило: признать обучение девочек­мусульманок русскому языку на первое время только желательным, но необязательным» (с. 61).

Примерное расписание числа недельных часов занятий в мусульманской общеобразовательной начальной школе, выработанное избранной совещанием комиссией (с. 74):

 

Названия

предметов

1 отд.

2 отд.

3 отд.

4 отд.

Итого

 

1 пол

2 пол

1 пол

2 пол

 

 

 

1. Вероучение

3

3

3

3

3

12

2. Русский язык

4

8

8

8

24

28

3. Родной язык

11

7

9

6

6

32

28

4. Арифметика

6

6

6

4

4

20

5. Краткий курс

геометрии

2

2

4

6. География

2

2

4

7. История России

2

2

4

8. Краткие сведения по природоведению

В связи с уроками родного языка, на объяснительном чтении

9. Краткие сведения по обществоведению

10. Чистописание

4

4

2

2

2

10

11. Пение, физические упражнения, ручной труд (или рукоделие)

1

1

2

Всего

24

24

28

30

30

112

248

 

4. Законоположения о татарских школах

Приложение к статье 50:1 Положения о начальных народных училищах 25 мая 1874 года.

Примечание 1. Высочайше повелено: 1) подчинить инородческие начальные училища Таврической и Уфимской губерний ведению местных училищных советов и 2) предоставить министру народного просвещения право распространения означенной меры и на инородческие училища других губерний, в случаях возбуждения губернскими земствами собственных ходатайств.

 

Извлечения из правил о начальных училищах для инородцев

На основании Высочайшего повеления 27 октября 1907 года утверждены министром народного просвещения 1 ноября 1907 г. (в части, относящейся к училищам для татар).

1. Орудием первоначального начального обучения в училищах для инородцев служит родной язык учащихся.

2. Училища для инородцев учреждаются как одноклассная, так и двухклассная. При этом допускается по местным условиям открывать одноклассные училища в составе первых двух отделений.

3. Учебными предметами в училищах для инородцев служат: Закон Божий или соответствующее вероучение, родной язык учащихся, русский язык (разговор, чтение и письмо), арифметика и пение, проходятся: русская истории, география, естествознание, а в двухклассных училищах сверх поименованных предметов проходятся: русская история, география, естествоведение, черчение и начало геометрии.

4. Инословные и иноверные вероучения преподаются сообразно с религиозными требованиями населения.

5. Родной язык детей в первые два года обучения в училищах для инородцев служит языком преподавания. В последующие годы языком преподавания должен быть русский язык, но родной язык учащихся остается и предметом обучения, и орудием для облегчения преподавания на русском языке прочих предметов.

6. Обучение русскому языку при помощи родного языка учащихся начинается устными упражнениями в разговорной речи и не позднее второго полугодия первого года учения. Обучение русской грамоте (чтению и письму) начинается не позднее второго года обучения.

7. Если в училище введено обучение пению, то оно преподается на русском языке и на родном языке учащихся; церковное пение преподается и на языке богослужения.

8. Распределение предметов и уроков устанавливается применительно к таблице для одноклассных и двухклассных училищ Министерства народного просвещения, учреждаемых на основании инструкции 4 июня 1857 года.

 

Примерная таблица предметов и уроков в училищах для инородцев

 

Предметы

Число уроков

В одн. училище

Во 2­м классе двухклассного училища

1 и 2 г

3 и 4 г.

1

Закон Божий или соотв.

вероучение

4

4

4

2

Русский язык (разговор, чтение, письмо)

12

12

10

3

Родной язык

6

6

4

4

Арифметика

6

6

4

5

Пение

2

2

1

6

Русская

история

2

7

География и естествоведение

3

8

Черчение и геометрические сведения

2

Итого

 

30

30

30

 

11) Учителями и учительницами в училищах для инородцев должны состоять лица, имеющие соответствующее учительское звание, при том или инородцы того племени, для которого данное училище учреждено, или русские, знающие родной язык учащихся.

Примечание. Русские, не знающие инородческого языка, могут допускаться к преподаванию в старших отделениях одноклассных училищ и во втором классе двухклассных.

12) Для преподавания вероучения могут быть приглашаемы как духовные лица, так и светские учителя соответствующего вероисповедания, имеющие надлежащую подготовку.

13) Кроме начальных училищ, организованных на основании этих правил, на средства правительства, обществ и частных лиц разрешается открывать классы русского языка для детей и для взрослых. Продолжительность курса и вообще ближайшая организация классов определяется учебным начальством по соглашению с их учредителями. При испрошении пособия от казны все эти данные представляются в Министерство народного просвещения.

14) Действие сих правил распространяется на учебные округа: Казанский, Оренбургский, Одесский, Кавказский, Западно­Сибирский и на губернии и области, входящие в управления Туркестанского края, также Иркутского и Приамурского генерал­губернаторств.

15) Министру народного просвещения предоставляется распространять применение этих правил и в других местностях с инородческим населением.

 

5. По вопросу об улучшении татарских школ в Нижегородской губернии

(Мнение Нижегородского губернского ахуна в совещании управы сентября)

Чтобы иметь возможность относительно верно разрешить вопрос об улучшении татарских школ в Нижегородской губернии, крайне необходимо всестороннее обследование состояние этих школ в губернии в настоящее время. Сведения эти должны сводиться к следующему:

1. Величина татарского населения в губернии.

2. Число детей школьного возраста.

3. Есть ли в населенной местности школа.

4. Соответствует ли здание школьным требованиям.

5. На чьи средства содержатся школы.

6. Сколько расходуется на содержание школы.

7. В чьем ведении находится школа, кто ею заведует (мулла или иное лицо).

8. На частной или на общественной земле находится школа.

9. Если школа на общественной земле, то какая площадь земли отведена под школу.

Такого рода сведения могли бы доставить магометанские муллы Нижегородской губернии. Принимая, однако, во внимание некоторую косность татарского населения, его фанатизм и недоверие к земству, мне думается, что собирание ведений через татарских вероучителей, в большинстве темных людей, не даст хороших результатов, и сведения будут грешить большой неточностью. Чтобы избежать этого, необходимо пригласить специальное лицо, которому и поручить данное обследование. Так по крайней мере обстоит дело в Уфимском земстве. Лицо, которому будет поручено обследование, должно быть знакомо с делом образования в татарских школах; оно должно быть татарского происхождения и магометанского вероучения. Эта мера диктуется тем соображением, что к лицу немагометанского происхождения население отнесется присущим ему недоверием. При отделе народного образования должно отрыть две должности. Первая – это должность инспектирующего или контролирующего учебно­хозяйственную деятельность татарских школ и вторая – заведующего земским складом книг и пособий для этих школ и наблюдение за рациональным расходованием земских сумм, а также и за тем, чтобы работа в татарских школах шла в том направлении, какое укажет земство и какое указывается действительной в том необходимостью. Второе лицо исключительно выдает отправку по школам книг. Это лицо должно быть татарского происхождения, так как в противном случае при отправке книг будет происходить путаница в названиях книг. Означенные выше лица должны быть знакомы с литературой на татарском языке, в настоящее время весьма обширной, должны быть знакомы с педагогической литературой на татарском языке и должны заботиться о хорошем подборе книг для внеклассного чтения, а также учебных руководств и пособий, которых в настоящее время имеется на рынке много плохих и хороших. Можно быть уверенным, что при посредстве этих лиц через татарскую школу земству легче будет провести в татарском населении всякого рода полезные мероприятия. В этом нас убеждает опыт Уфимского и Бугульминского земств.

Школа в татарской деревне должна соответствовать своему назначению и быть во всех отношениях образцовой. Ее нужно обставить, чтобы дети с радостью торопились в школу, а родители с доверием и охотой посылали их туда. В этом отношении у земства уже есть почетный опыт. Очень важно, чтобы содержание школ земство целиком взяло на себя и, кроме того, положительно необходимо за счет земства снабжать школы канцелярскими принадлежностями и книгами. Если в русскую деревню хорошая книга попадает с большим трудом, то уже несомненно, что татарская деревня почти не в состоянии достать хорошую книгу на татарском языке. Принимая во внимание то обстоятельство, что сперва население недоверчиво отнесется к доброму начинанию земства, следует на первых порах оборудовать только несколько образцовых школ и только в тех пунктах, где, по мнению инструктора (инспектирующего), население терпимо отнесется к школам.

Курс школы должен быть пятилетний. В ней должны проходить следующие предметы:

1. Вероучение.

2. Священная история (ислам).

3. Родной язык.

4. Русский язык.

5. Русская история.

6. География России в связи с главнейшими сведениями из всеобщей географии.

7. Арифметика (элементарный курс).

8. Естествознание со сведениями по гигиене и сведения по сельскому хозяйству.

9. Черчение в связи с геометрическими сведениями.

10. Ручной труд, рукоделие, домоводство.

11. Пение и рисование.

12. Практические занятия в саду и огороде.

Все предметы преподаются на материнском языке. Для преподавания русского языка приглашается особый преподаватель. Этот предмет входит в программу школы на третьем году обучения. Что касается меры требования к этому предмету, то объем его не должен быть меньшего объема курса начальной школы Министерства народного просвещения. При назначении учителей в татарской школе предпочтение нужно давать лицам татарского происхождения, так как к ним население будет доверчивее относиться, что очень важно для школы. При школе должны быть образовательно­вспомогательные учреждения, как библиотека­читальня, образцовый сад с питомником, огород и пасека. При таких условиях школа будет не учебным заведением только, но просветительно­образовательным учреждением в широком смысле. Если по местным условиям будет признано необходимым, то при школе же должны быть показательные ремесленные мастерские.

Занятия в школе должны быть распределены так:

1. Вероучение преподает мулла.

2. Все остальные предметы преподают учителя, на которых лежит ответственность за ту или иную постановку преподавания.

Материальные нужды училища обсуждаются в хозяйственном комитете, в котором принимают участие попечитель училища и мулла. Без ведома и согласия учителей попечитель не может расходовать деньги на нужды школы. Если попечитель и мулла люди сравнительно образованные, то они являются участниками совещания по вопросам воспитания. Учителя же нужно поставить такие условия, чтобы его личность стояла на первом месте, и тогда школьный учитель будет душой школьного дела.

Председатель управы П. А. Демидов



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.