Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Основные направления развития философской мысли татарского народа (X-XX вв.) — Глава V: § 2. Второй этап формирования татарской нации (1917-1918 гг.)
17.03.2009

§ 2. Второй этап формирования татарской нации (1917-1918 гг.)

В данной монографии второй этап формирования татарской нации ограничивается 1917-18 гг.,  –  созданием Национального управления и штата Идель-Урал, хотя он естественно имеет и период стагнации – после образования  в 1920 году Татарской Советской Республики вплоть до 1990 года – и период развития:  Декларация о суверенитете Татарстана (30 августа 1990) до нашего времени.

В конце 1917 – начале 1918 г. радикально изменилась общественно-политическая обстановка в России. Либерализацией всех сторон жизни российского общества могли воспользоваться только те нации и народы, которые обладали для этого достаточным, интеллектуальным потенциалом, прошли определенный путь политической организации. Среди тюркских  народов России одно из ведущих мест в политической жизни занимали казанские татары, наряду с крымскими татарами и азербайджанцами.

Важное место в формировании идеологии национального движения мусульман  занимали Всероссийские мусульманские съезды.

Первый Всероссийский мусульманский съезд

Поскольку работа первого и второго съезда достаточно подробно освещена в отдельных монографиях[1], постольку автор останавливается лишь на деятельности делегатов съезда по образованию государственности мусульман.

Два с лишним месяца понадобилось для подготовки первого съезда мусульман России, который состоялся 1-11 мая 1917 года в Москве, и стал значительным событием в общественно-политической жизни российских мусульман. На нем присутствовало 900 человек,  из которых 800 были делегатами, представлявшими различные мусульманские народы России[2]. Большинство участников съезда – мусульмане внутренней России (преимущественно татары) представляли различные политические течения: либералы, эсеры, левые эсеры, социалисты. Среди делегатов было около 300 мулл, около 100 мусульманок со всех концов России (юристы, врачи, педагоги), много солдат и почти  все депутаты-мусульмане   четырех Государственных дум.

Для ведения съезда был избран президиум, в состав которого вошли известные деятели российского национального движения: Г.Исхаки, И.Ахтямов, И.Алкин, А.Цаликов, М.Биги (всего 12 человек). Был принят регламент работы съезда и утвержден круг вопросов, вынесенных на обсуждение: о форме государственного устройства России, о местном самоуправлении, о выборах в Учредительное собрание, женский вопрос, рабочий вопрос, земельный вопрос, о военной организации мусульман России, о выборах Национального Совета (Милли шура). Было образовано девять комиссий по разработке проектов резолюций по указанным выше вопросам.

При обсуждении одного из основных вопросов – о государственном устройстве России, съезд разделился на два течения – унитаристов и федералистов. Первые (С.Максуди, А.Цаликов) считали национально-культурную форму автономии  наиболее приемлемой для мусульман России (не следует связывать унитаризм с принципом единой и неделимой России, а необходимо рассматривать как средство отстаивания своей национальности и принципа национальной культуры). Федералисты же (Г.Исхаки, Ф.Туктаров) настаивали на территориальной автономии. Этот вопрос вызвал острые дискуссии. Сторонники национально-культурного самоопределения мусульман России исходили из того, что решение национального вопроса в форме культурной автономии, будет способствовать процессу экономической и политической консолидации мусульманских народов России, разрешение же его в виде национально-территориальной автономии, по их мнению, может привести к «полной децентрализации мусульман»[3].

Унитаристы –  сторонники национально-культурной автономии России полагали, что организация государства, основанного на культурно-национальных принципах автономии, будет способствовать решению аграрного и рабочего вопросов, так как, по их мнению, в условиях экономической и политической отсталости некоторых регионов (особенно регионов Кавказа и Туркестана) решение этих вопросов в рамках федеративного устройства может привести к усилению экономической эксплуатации крестьян и рабочих. Унитаристы также опасались и того, что решение женского вопроса в отсталых регионах России будет затруднено. В целом же, по их мнению, федеративное устройство государства может «затормозить» экономическое и культурное развитие некоторых мусульманских  народов. Они предложили принять резолюцию, которая определяла бы решение национального вопроса в «форме национально-культурной автономии мусульман с созданием центрального органа – мусульманского национально-культурного парламента, избранного на основе всеобщего, прямого, равного и тайного избирательного права»[4].

С данной революцией не согласились сторонники федеративного устройства. Они предложили форму федеративного устройства России, состоящего из территориальных автономий отдельных мусульманских народов. Татары, дисперсно разбросанные по всей России, не исключали для себя как возможности национально-культурной, так и национально-территориальной автономии. Разделение делегатов съезда также было связано с тем, что сторонники национально-культурной автономии поддерживали этническое и религиозное единство мусульманских народов государства, тогда как сторонники национально-территориального самоопределения, внешне выступая за религиозное единство, отрицали необходимость этнического слияния этих народов.

После длительного обсуждения в секции этот вопрос был вынесен на пленарное заседение. С докладом о внутреннем устройстве России выступил Х.Максуди, в котором сообщил, что по данному вопросу поступило около 200 предложений и пожеланий, среди которых 150 пожеланий за образование национально-культурной автономии, 34 – за федеративное устройство, 16 – за унитарную парламентскую республику[5]. В результате дискуссий, большинством голосов  446 против 271 делегатами съезда было принято решение о федеративном устройстве России, основанное на принципе территориальных автономий, и зафиксировано компромиссное решение: «Всероссийский мусульманский съезд, обсудив вопрос о форме государственного устройства России, постановил: признать, что формой государственного устройства России, наиболее  обеспечивающей интересы мусульманских народностей, является демократическая республика на национально-территориальных началах; причем национальности, не имеющие определенной территории, пользуются национально-культурной автономией»[6]. Эта формулировка устраивала большинство делегатов, так как, по сути означала двойную автономию: территориальную с элементами национально-культурной автономии. Таким образом, на съезде победила идея создания отдельных наций России, а не единой нации мусульман.

На съезде также были рассмотрены и другие важные вопросы политической жизни России. Особую полемику  вызвало обсуждение резолюции по женскому вопросу. Представители татарского национального движения, сознавая необходимость полного раскрепощения женщины, предлагали наделить женщин всеми политическими и гражданскими правами. С такой позицией были не согласны некоторые представители национальных окраин, которые и слышать не хотели о равноправии женщин. В поддержку равноправия женщин выступили не только татарские политические деятели (Г.Исхаки, С.Максуди, Э.Мухитдинова), но и представители татарского духовенства (Г.Баруди, М.Биги). Поскольку большинство участников дискуссии высказалось за равноправие женщин, постольку большинством  голосов резолюция была принята. Резолюция наделяла женщин всеми правами наравне с мужчинами, отменяла многоженство и была направлена прежде всего на раскрепощение женщин Туркестана. Поэтому не случайно представители среднеазиатского региона после голосования подали протест  в президиум по поводу решений съезда по женскому вопросу, под которым подписалось 226 человек. Именно данная резолюция явилась одной из причин того, что на II  Всероссийском съезде  мусульман в Казани отсутствовали представители Туркестана и мусульмане Северного Кавказа.

Делегаты выработали также и тактику предвыборной кампании в Учредительное собрание, которая предусматривала создание единого демократического блока мусульман. В случае необходимости допускалось войти в соглашение с «партиями не правее трудовиков»[7]

В последний день работы съезда 11 мая был избран  Всероссийский центральный национальный совет (Милли шура) из 30 человек во главе с А.Цаликовым, в который  вошли представители татарского национального движения, такие как Ф.Карим, И.Ахтямов, М.Биги, И.Алкин, Ш.Мухамедьяров, С.Максуди, Г.Исхаки, Ф.Туктаров. На Национальный совет возлагалась задача организации совместных действий мусульманских народов до созыва Учредительного собрания. Национальный совет наделялся правом координации действий национальных организаций. Вскоре Национальный совет избрал из своих членов Исполнительный комитет мусульман (Икомус) в составе двенадцати человек, среди которых Валиди, Леманов, Мухамедьяров, Ходжаев, Шамиль. Председателем был избран А.Цаликов: местопребывание –  Петроград.

13 мая Икомус начинает заседать в Петрограде и берет на себя руководство национально-политическими делами мусульман. У Исполнительного  комитета мусульман возникают разногласия с Советом рабочих и солдатских депутатов (I Всероссийский съезд рабочих и солдатских депутатов отказал в мандатах представителям Икомуса А.Цаликову, К.Тогумсову и С.Мамлееву).

В связи с этим, 3 июня  Икомус заявил протест  Петроградскому совету[8] и ходатайствовал перед президиумом Всероссийского съезда совета рабочих и солдатских депутатов о принятии в состав  ВЦИК  всех 12 членов Икомуса. В результате, в президиум был включен представитель от Всероссийского центрального национального совета[9].

Исполнительный комитет мусульман пытался наладить отношения и с Временным правительством во главе с Львовым, направив в Петроград делегацию из трех человек: С.Максуди, Г.Исхаки и И.Шагиахметова. Мусульмане требовали для себя в правительстве три министерских портфеля. Однако эти предложения Временным правительством не были приняты[10].

На заседаниях Всероссийского центрального национального совета из тридцати членов на последнем совещании летом 1917 г. присутствовали половина, а из двенадцати членов Икомуса работали лишь шестеро[11].  Поэтому на оставшихся членов Высшего автономного органа самоуправления мусульман легла двойная нагрузка, хотя отсутствующие в Петрограде члены самоуправления мусульман, занимались организаторской работой на местах в регионах.

Поскольку Всероссийский центральный национальный совет и Исполнительный комитет мусульман были многопартийными органами, несмотря на разногласия, сумели найти общий язык, договориться. Их деятельность свидетельствует о стремлении к консолидации российских мусульманских народов, а не к их изоляции от России. Икомус сделал  много, чтобы поддержать Временное правительство, полагаясь на удовлетворение своих надежд в отношении мусульманских народов России.

Если Северный Кавказ, Туркестан находились вне влияния социалистических идей, то в Казани среди татар, поскольку татарская интеллигенция была на протяжении веков тесно связана с русской интеллигенцией (многие татары обучались в высших учебных заведениях, работали в государственных органах), социалистические идеи получили распространение, правда со своей спецификой – происходило их совмещение с нравственно-духовными канонами ислама.

Следующие съезды предполагалось провести в Казани, затем в Ташкенте и Баку. Однако процесс политического и этнического размежевания шел очень быстро. К этому времени стал очевиден распад российской империи, и как не старался Исполнительный комитет сохранить единство тюркских народов России («Воззвание к мусульманам» от 6 июня 1917 г.),  представители  Туркестана и мусульмане Северного Кавказа не проявили особого желания связывать себя слишком радикальными,  с их точки зрения, решениями I съезда и отказались от участия во II съезде.  Накануне открытия II Всероссийского мусульманского съезда Башкирский совет (Шура) провозгласил Автономную Башкирскую республику.

Время после I Всероссийского мусульманского съезда для формирования национальных, политических партий мусульман России было упущено. Созданные съездом структуры управления мусульман не имели столь необходимой идеологической основы для популяризации решений съезда, будь то идея культурной или территориальной автономии мусульманских народов России. Поэтому управленческие структуры мусульман не имели для привлечения на свою сторону необходимой социальной базы, а были органами только узкого национального социального слоя: интеллигенции, как русскоязычной, среди которой в основном были популярны социалистические идеи, так и  национальной, где были популярны,  главным образом, идеи либерализма. Мусульманское население осталось в стороне от решений съезда, было далеко от понимания истинной сути проводимой политики. Большевики прекрасно использовали «пробелы»  политики лидеров мусульман и Временного правительства, привлекая на свою сторону идеями равенства, братства народов, конфискации частной собственности, отдачи земли в руки крестьян массы народа.

Исполнительный мусульманский комитет постановил созвать мусульманский съезд 20 июля в Казани.

Второй Всероссийский мусульманский съезд

В июле 1917 года в Казани одновременно проходило три съезда: II Всероссийский мусульманский съезд, I Всероссийский мусульманский  военный съезд и съезд мусульманского духовенства (в монографии освещена деятельность   лишь съезда  II Всероссийского мусульманского съезда).

21 июля в Казани открылся II Всероссийский  мусульманский съезд (21 июля – 2 августа). Он  проходил без участия части представителей национальных окраин, и в целом прошел как съезд мусульман внутренней России, во многом благодаря нежеланию татар договариваться с отдельными лидерами национальных движений и изъянам в координационной работе Исполнительного комитета мусульман – хотя комитет проделал большую организационную работу в сравнении с I съездом  (почти одновременно прошли: Первый Общеказахский съезд – 21-26 июля в Оренбурге, Первый Общебашкирский съезд – 20-27 июля в Оренбурге, съезд представителей 23 аулов Черкесии – 25-27 июля в Эльбургане). Тем не менее, представители Крыма, Кавказа (бакинцы), Туркестана (ташкентцы) присутствовали[12]. На съезде участвовали представители практически всех политических партий и течений национального движения: от либералов (бывших членов «Иттифака») до левых эсеров. В работе съезда приняли участие также представители Мусульманского социалистического комитета.

22 июля в здании Казанского городского театра  на совместном заседании трех съездов (I Всероссийского мусульманского военного  съезда, съезда мусульманского духовенства и II Всероссийского мусульманского съезда) в торжественной обстановке была принята Декларация о национально-культурной автономии мусульман внутренней России и Сибири. В резолюциях съезда  в основном были подтверждены решения I Всероссийского съезда по рабочему, аграрному, женскому и другим вопросам, разработаны основы концепции национально-культурной автономии.

На съезде рассматривались следующие вопросы: о выборах в Учредительное собрание, о национально-культурной автономии, создание мусульманской фракции в Учредительном собрании, предвыборная тактика мусульман, деятельность Всероссийского мусульманского совета,  финансовые дела, издательское дело. С докладами о тактике на выборах в Учредительное собрание выступили Г.Исхаки и С.Максуди. В результате было принято решение о выдвижении списка мусульман в каждой губернии местным Национальным советом. Делегаты решили идти на выборы в Учредительное собрание вместе с социалистическими партиями, выступили за равноправие всех народов России[13].

Глава Икомуса А.Цаликов выступил с докладом, в котором отстаивал единство всех мусульман России, критиковал сепаратистов (казахов, туркмен, сартров, башкир): «Бессильные работать на общей почве, они ищут приходского главенства – это Робеспьеры Чебоксар и Тетюшей. Вред, который приносит общему делу бес честолюбия этих лиц, неисчислим, но нужно думать, что здоровый инстинкт народных масс направит их работу по руслу единения мусульманской демократии. Иначе гибель и позор мусульманам России»[14]. Однако, исламистские идеи национально-культурного самоопределения  мусульман как субъекта России Цаликова не прошли.

По одному из главных вопросов – о форме самоопределения мусульман России сделал доклад С.Максуди, предложивший провозгласить национально-культурную автономию. Его предложение было принято участниками съезда.

На II Всероссийском мусульманском съезде одержали верх лидеры татар, и был принят проект документа под названием «Основы национально-культурной автономии мусульман внутренней России», где появилось официальное название этнической общности «тюрко-татары», и на территории культурно-национальной автономии язык «тюрки» был объявлен государственным языком наряду с русским[15].

Высшим законодательным органом автономии (мухтариата) провозглашалось Национальное собрание (Миллет меджлисе) – парламент, которое наделялось широкими полномочиями и правами; на местах в губерниях, населенных мусульманами высшим органом объявлялось губернское Национальное собрание. В качестве исполнительного органа было образовано временное Национальное управление (Милли идара) – правительство, состоящее из трех ведомств (назаратов) – по делам религии,  просвещения и финансов. Включив  муфтият как один из назаратов в Национальное управление, правительство поставило  духовную власть под контроль светской. Лидеры национальных либералов и социалисты полностью контролировали деятельность Национального собрания и управления, поскольку составляли представительное большинство в обоих органах.

Для проведения мероприятий по осуществлению автономии и подготовки созыва Национального собрания (Миллет мэджлисе) была избрана комиссия мухтариата из двенадцати человек (И. Ахтямов, Г.Шараф, А.Мухитдинова, Ф.Карим, Х.Атласи, А.Шинаси, Г.Губайдуллин, М.Курбангалиев, Н.Надиев, Г.Терегулов, Х.Максуди, З.Кадири) под председательством С.Максуди.  Местом пребывания Национального собрания была выбран г. Уфа.

28 августа на первом заседании комиссии по осуществлению культурно-национальной автономии в Уфе состоялось открытие работы комиссии  в здании Оренбургского Мусульманского Духовного собрания. Торжественная многотысячная демонстрация мусульман, преимущественно солдаты поднесли комиссии зеленое знамя, которое символизировало новую власть, и было установлено в здании Мусульманского собрания.

Национальное собрание и концепции национально-государственного устройства татар

Национальное собрание работало в Уфе с 22 ноября 1917 г. по 11 февраля 1918 г. В работе Собрания обычно участвовало более 80 человек.  Председателем Национального собрания был избран С.Максуди; его заместителями – И.Ахтямов, И.Алкин, секретарями – Г.Фахретдинов и Г.Акчурин[16]. Вскоре последних двух, оставивших посты по объективным обстоятельствам заменили – Ф.Мухамедьяров и Х.Бакеев[17].

22 ноября 1917 года Национальное собрание (Миллет мэджлисе), созванное в Уфе, приняло «Основы национально-культурной автономии мусульман внутренней России» в виде законодательного акта в форме Конституции. 16 января 1918 года Конституция была опубликована в официальном органе Национального управления в журнале «Мухтариат»[18]. Эта была первая попытка документального оформления государственности татар, а значит и татарской нации. По этому документу этническая общность волжских татар, как «ведущей» нации, была названа «тюрко-татары». В это время в Уфе находилось свыше 10 тысяч воинов-мусульман, командование которых присягнула Национальному собранию[19].

В собрании заявили о себе две группировки: тюркисты (торекчелэр) и татаристы (татарчылар) или «туфракчылар» – территориалисты. Тюркисты были сторонниками единства нации на религиозной основе, культурно-национальной автономии. Главой  фракции стал Дж.Хурамшин; активные  члены – составители программы: Г.Исхаки, Г.Терегулов, З.Кадыри, Х.Максуди и И.Биккулов. Во фракцию также вошли С.Максуди, Х.Атласи и И.Ахтямов. Среди тюркистов существовали разногласия по поводу осуществления автономии.

Татаристы объединяли левых социалистов и социал-демократов, поддерживали идею территориальной автономии. Наиболее известные среди них: популярный общественный деятель, публицист Г.Шараф, глава Харби шура (Военного совета) И.Алкин, глава Мусульманского социалистического комитета М.Вахитов, уфимская фракция Милли Шура (Национальный совет) во главе с Г.Ибрагимовым, между которыми также существовали разногласия.

Важным  результатом длительной работы Собрания стало достижение согласия между сторонниками культурно-национальной и территориальной автономии. В результате Собрание, избранное для реализации идей культурно-национальной автономии, в резолюции от 29 ноября 1917 г. приняло решение о создании территориальной автономии (государственности) в форме штата[20].

Идея создания национальной государственности лежала в основе многих политических программ мусульманских народов России. Татарские общественные деятели  Галимджан Ибрагимов,  Ильяс и Джихангир Алкины, были не только сторонниками территориальной автономии, но и разрабатывали планы создания национальной государственности татар. Поэтому Ибрагимов выступал резко против решения съезда о культурной автономии мусульман внутренней России и Сибири.

Лишь 5 января 1918 года на Национальном собрании С.Максуди был избран председателем Национального управления (правительства). И в тот же день Всероссийское учредительное собрание, где татары получили пятнадцать мест (С.Салихов, Н.Хальфин, И.Алкин, М.Вахитов, Г.Терегулов, М.Ахмеров, Г.Ибрагимов, Г.Ильясов, А.Мухаметдинов, Ш.Сунчалей, Ш.Мухамедьяров, Ф.Туктаров, А.Цаликов, Ф.Насретдинов, Ф.Усманов и Сахибгирей Янбаев), приняло «Постановление о государственном устройстве России», в котором Россия провозглашалась Российской демократической федерацией, объединяющей все суверенные народы и области в установленных конституцией пределах, признав право мусульманских народов не только на культурно-национальную автономию, но и национально-территориальную автономию. Однако, вскоре (в январе) Учредительное собрание на основании ленинского декрета было распущено. 17 января создается Комиссариат по делам мусульман внутренней России и Сибири во главе с М.Вахитовым при Народном комиссариате по делам национальностей  (после встречи 7 января 1918 г. Ленина и Сталина с Ибрагимовым, Вахитовым и Манатовым).

Национальное управление как исполнительный орган тюрко-татар просуществовало до 21 апреля 1918 г. и было распущено указом правительства большевиков, который подписали народный комиссар по делам национальностей РСФСР И.Сталин и глава Мусульманского комиссариата при Наркомнаце М.Вахитов, где было отмечено сохранение Духовного управления мусульман «с условием невмешательства в политические дела».  Однако Управление приняло обращение к местным губернским управлениям о незаконности роспуска Национального управления и о продолжении функциональной деятельности на местах. В годы гражданской войны многие губернские управления функционировали: контролировали религиозную, национально-культурную сферы жизни общества, собирали национальный  налог. Национальное управление – первое правительство тюрко-татар окончательно прекратило существование в 1919 году после победы большевиков над Колчаком, который также запретил деятельность Национального управления.

Вторая сессия Национального собрания, намеченная на 1 мая 1918 г.,  так и не состоялась[21]. Таким образом, Национальное собрание – первый парламент тюрко-татар, хотя и просуществовал чуть меньше полугода, сыграл значительную роль в поднятии самосознания тюрко-татар.

6 января 1918 г. после провозглашения Российской Федеративной республики  Национальное собрание объявило о рождении новой формы государственности тюрко-татар – штата Идель-Урал. Таким образом, была провозглашена территориальная автономия татарской нации, основным принципом которой было равноправие всех народов ее населяющих, при соблюдении их религиозной и национально-культурной автономии. Если одна часть мусульман признала Советскую власть, то другая часть мусульманской элиты, в том числе и руководство мусульманского духовенства во главе с Г.Баруди отказались признать власть большевиков. 

Татары и башкиры, наряду с чувашами и марийцами более 7 млн. человек должны были составить основное население штата, включающего всю Уфимскую, Казанскую губернии, западную часть Оренбургской губернии, некоторые уезды Самарской, Вятской, Пермской, Симбирской губерний[22].

Решение о создании штата Идель-Урал было обязательным и для башкир, поскольку Национальное собрание имело ввиду создание татаро-башкирской государственности, хотя термин «башкир» в документах отсутствовал, только — «тюрко-татары», но подразумевался. 6 января 1918 года лидер башкирского национального движения З.Валиди выступил на заседании Национального собрания, где сказал, что Общебашкирский съезд учредил Автономную Башкирскую республику, в которой есть место и татарам, но не русским-переселенцам. Он отнился пессимистически к существованию штата Идель-Урал, обсуждавшегося на Собрании. Таким образом, произошло окончательное размежевание татар и башкир по поводу государственного устройства. Хотя исторически все шло именно к этому сценарию. Еще в октябре 1917 года на заседании областного Башкирского совета (Шура) З.Валиди приняли в свой состав. Он, в свою очередь, сделал доклад, где говорил: «Разногласия между татарами и башкирами происходят благодаря тому, что они говорят не на одном языке и, кроме того, разнятся их бытовые условия и сама культура». Валиди говорил, что «татары ему часто задают вопрос: «На каком языке будет управляться Башкирия?» На что он отвечал: «Башкирия не может управляться на чужом языке»[23]. Наконец, еще в декабре 1917 года III Общебашкирский съезд в Оренбурге окончательно закрепил решение Военного Башкирского совета об образовании Автономной Башкирской республики[24].

Создание штата Идель-Урал вполне соответствовало решению III Всероссийского съезда совета рабочих и солдатских депутатов (10-13 января 1918 г.), провозгласившего создание Советской Российской республики как федерации советских национальных республик. Был даже избран орган по осуществлению Урало-Волжского штата – Коллегия Урало-Волжского штата во главе с  председателем Военного совета И.Алкиным и Г.Шарафом. Также в состав Коллегии вошли: С.Янгалычев, Ф.Мухамедьяров, Ф.Сайфи, С.Атнагулов, Г.Губайдуллин, Н.Хальфин. Штаб-квартирой Коллегии была выбрана Казань. Планировалось включение в ее состав пяти представителей от русского населения, двух – от чувашского, одного – от марийцев. Коллегия должна была координировать свои действия с Казанским советом рабочих и солдатских депутатов. Основной «ударной силой» штата Идель-Урал стал Военный совет во главе с И.Алкиным. С 24 по 27 марта Коллегией штата издавалась татарская газета «Идель-Уральский штат» – орган Всероссийского мусульманского военного совета (шура)[25].

8 января 1918 г. в Казани открылся  II Всероссийский мусульманский военный съезд, в котором приняли участие 200 делегатов. Председательствовал И.Алкин. Основной доклад, посвященный образованию штата, и его карте сделал Ю.Музаффаров. В нем говорилось, что штат-республика должен быть составной частью Российской федерации; в нем должны быть созданы ВЦИК и Совет народных комиссаров. Доклад Музаффарова был построен на основе предложений Коллегии по образованию штата Идель-Урал.

После обсуждения резолюций окончательное решение съезда о создании штата было следующим: «1. Второй Всероссийский мусульманский военный съезд, состоящий главным образом из  представителей мусульман тюркского племени, населяющих территорию между южным Уралом и средним течением Волги, принимая во внимание национальные, экономические и прочие интересы мусульман тюркского племени и других народностей, населяющих эту территорию, находит необходимым образование в этих пределах автономной Идиль-Уральской (Волжско-Уральской) Советской Республики, входящей в состав Российской Федеративной Советской Республики; 2. Границы этой республики должны быть проведены с расчетом наименьшего включения территорий, населенных другими народностями и наибольшего включения территорий, населенных мусульманами тюркского племени…

Во всех частях Идиль-Уральской Республики в деле осуществления ее территориальной автономии все ветви мусульманского тюркского племени должны действовать в полном контакте и помогать друг другу.

Если осуществление автономии Идиль-Уральской Республики в вышеозначенных пределах окажется, почему-либо невозможным, то все мусульмане тюркского племени должны употреблять все свои моральные и материальные силы к тому, чтобы осуществить национальный Штат, хотя бы в меньших пределах»[26].

Большевики выступили против решения съезда  о создании штата Идель-Урал (М.Султангалеев покинул съезд) и, поскольку 28 февраля   планировались торжества по поводу провозглашения штата Идель-Урал на Театральной площади в Казани, ночью  руками самих же мусульман под предводительством Х.Урманова были арестованы руководители Военного совета: братья Алкины и У.Токумбетов. После ареста лидеров Военного совета работу съезда перенесли за Булак — так появился термин «Забулачная республика». Боясь выступления мусульманских солдат, сторонников Военного совета, арестованных вскоре, освободили.

После октябрьской революции 1917 года татарские национальные организации (губернские управления, мусульманские воинские части) существовали параллельно с советскими органами: не признавали друг друга, но без каких либо столкновений, разногласий, которые начались после заключения Брестского мира (3 марта 1918 г.). Так, лидеры Военного совета поддержали Советскую власть, поскольку, в основном, придерживались взглядов эсеров и социал-демократов. Они выступали за территориальную автономию в Среднем Поволжье и Приуралье — как субъекта российской федерации. Отказ большевиков признать штат Идель-Урал привел лидеров Военного совета к конфликту с Советской властью.

21-22 марта оппонент создания штата Идель-Урал большевик Грасис созвал съезд Советов одиннадцати губерний, где, ссылаясь на решения III Всероссийского съезда Советов, пытался подменить идею штата образованием губернской Казанской республики. В отличие от центрального органа Наркомнаца лидеры Казанского Совета не владели национальной проблемой и не разделяли идею федеративного устройства России. Для них существовала оперативная задача – не допустить создание штата Идель-Урал. Провозглашение мнимой, существовавшей только на бумаге  Казанской республики не решало национальной проблемы, а давало  главное – сосредоточение полноты власти в своих руках.

Конфронтация в Казани продолжалась в течение марта 1918 года, и чтобы привлечь на свою сторону татарское и башкирское население большевики разработали положение о  Татаро-Башкирской Советской республике[27]. Главные его составители сторонники национал-большевиков – М.Вахитов, Г.Ибрагимов и Манатов. Идею Татаро-Башкирской республики поддержали и некоторые руководители Коллегии по осуществлению штата Идель-Урал (С.Атнагулов)[28]. Комиссариат по делам мусульман Внутренней России даже привлек для работы по реализации Татаро-Башкирской республики одного из главных разработчиков штата Идель-Урал Г.Шарафа. В результате, фактически получилась копия проекта штата Идель-Урал, но санкционированная Лениным и Сталиным, опубликованная 23 марта 1918 г.[29]. Однако, несмотря на значительную поддержку на местах, у проекта нашлись и серьезные оппоненты – как среди башкир, так и среди национал-нигилистов, сторонников мировой революции.

Главная цель нового проекта — похоронить идею штата Идель-Урал, заменив его Татаро-Башкирской Советской республикой, контролируемой центром. 26 марта Сталин в телеграмме, направленной Оренбургскому совету писал: «Территория Южного Урала и Среднего Поволжья объявляется Татаро-Башкирской Советской Республикой Российской Советской Федерации»[30].

В казанской газете «Знамя революции» Положение было опубликовано 24 марта 1918 года. Время для  публикации было выбрано не случайно. В Казани начался «мятеж» мусульман, говорил Я.Свердлов в апреле 1918 г., когда как раз появилось положение о Татаро-Башкирской Советской республике, и трудящиеся-мусульмане узнали, что нет никаких препятствий для образования самостоятельной республики, и что их право на самоопределение признается в полном объеме. Татарское население заявляло тогда, что их против Советской власти подняли потому, что мусульманам не давали право организовать свое войско и правительство[31].

В центральной прессе появились статьи, посвященные проекту образования Татаро-Башкирской Советской республики. В частности, статьи о том, что разное понимание государственного устройства России между татарами и башкирами устранено, оба народа «нашли общую платформу» и стояли за образование Татаро-Башкирской Советской республики[32]. 2 мая 1918 года в Уфе прошло собрание татар и башкир, которое одобрило проект создания Татаро-Башкирской Советской республики, и заявило, что татаро-башкирский народ «всеми силами будет защищать Советскую власть»[33].

Глава большевиков Казани Карл Грасис (его поддержали большевики Б.Эльцин и Б. Сыромолотов), выражая собственное мнение, отличное от центрального аппарата большевиков полагал, что осуществление проекта Татаро-Башкирской советской республики не может иметь никакой объективной основы, поскольку Поволжье и Урал, слишком интернациональны по хозяйственным связям и общественной структуре; «Он [проект] – иллюзия, мечта, – для одних приятная, для других вкусный пирог. И несравненно лучше будет для исторического прогресса, если она скорее потеряет свою приятность для чутких и чистых душ мусульманских народностей Урало-Поволжья»[34]. Грасис, таким образом, выступал против замыслов Вахитова, Манатова и Ибрагимова (впоследствии его радикальная линия в национальном вопросе победила). Однако основным оппонентом штата Идель-Урал стал М.Султангалеев, с 21 февраля возглавлявший Комиссариат по мусульманским делам при Казанском совете.

После заключения Брестского мира в конце марта, начале апреля 1918 года большевики направляют военные отряды в Казань и Уфу, поскольку в Казани находился Военный совет, а в Уфе – Национальное управление. После ряда столкновений между национальными частями и большевистскими отрядами Казань и Уфа были взяты большевиками[35]. 29 марта Султангалеев телеграфировал в Совнарком и Вахитову, что 28 марта комиссариатом по мусульманским делам был предъявлен ультиматум «Забулачной республике»  о немедленном разоружении и выдаче организаторов. После чего, как сообщает Султангалеев, без кровопролития удалось ликвидировать «Забулачную республику, и ее «железные дружины» сложили оружие[36], а 25 апреля 1918 года в Уфе  было разогнано Национальное управление. 

Основная причина поражения штата Идель-Урал состояла в том, что лидеры татарского национального движения  не могли договориться между собой, поскольку были разных политических взглядов, боролись за власть, а мусульмане, как военные, так и горожане, в основной своей массе, не стали воевать против своих единоверцев, да и руководство Национального управления во главе с С.Максуди, после предъявления ультиматума, чтобы избежать кровопролития употребило весь свой авторитет для роспуска мусульманских частей, которые не хотели сдаваться без боя[37]. Таким образом, большевики положили конец татарскому либеральному, национальному движению, органы власти которого были созданы «снизу» прямым волеизъявлением народа и предложили свой проект, фактически не легитимный – «сверху». В результате многие лидеры национального движения (С.Максуди, Ю.Акчура, М.Биги, А.Ибрахим) были вынуждены эмигрировать.

10 мая 1918 года Сталин, выступая на конференции по созыву Учредительного съезда Татаро-Башкирской республики, критиковал деятельность татарских, башкирских, казахских национальных советов, которые, по его мнению, добивались лишь одного, – чтобы центральная власть не вмешивалась в их деятельность и не контролировала их. «Дайте нам, – озвучивал он их требования, – автономию, мы тогда признаем центральную Советскую власть, но местных советов не можем признать, они не должны вмешиваться в наши дела, мы организуемся, как хотим, как знаем».  Сталин отметил, что Советская власть не признает такие автономии[38]. Центральной власти в Москве нужны были подконтрольные автономные республики, в том числе и Татаро-Башкирская республика. В ходе обсуждения выступили М.Вахитов, К.Якубов и Г.Ибрагимов, которые, будучи одними из авторов проекта, поддержали его.

Советское правительство в глазах общественности выступало  за создание Татаро-Башкирской республики и 3 июля 1918 года даже приняло обращение к трудящимся татарам и башкирам, в котором говорилось: «Не разъединяйтесь! Татары и башкиры, крепите единство, дружно сохраняйте священное красное знамя! Мы хорошо знаем, что у нас имеются некоторые различия в географическом, а также и бытовом отношениях. Но эти различия не должны служить препятствием для создания … республики и нашего единства. Всеми силами постараемся понять друг друга»[39]. На самом деле проект создания Татаро-Башкирской республики был пропагандистским шагом большевиков и преследовал иные цели. В апреле 1918 года проект уже  сыграл решающую роль в ликвидации национальных организаций татар и башкир, таким образом, выполнил свою миссию,  став не нужным боьшевикам, и с ним пора было расставаться.

На совещании ЦК партии большевиков, специально посвященным Татаро-Башкирской республике, проходившем в Москве с 10 по 17 мая 1918 г. проект так и не был принят. А разгоревшаяся к лету 1918 г. гражданская война,  сняла этот вопрос с повестки дня. Возможность провозгласить Татаро-Башкирскую Республику была упущена. Мировая революция, как было задумано большевиками, не свершилась, социализм  начали строить с максимальным сохранением центральной власти, в ущерб национальным интересам народов, классовое начало стало превалировать над национальным определяя дальнейше развитие идеологии большевизма.

Февральская революция 1917 года дала свои результаты: один из лозунгов  революции о самоопределении народов получил свое осуществление – образуется национально-культурная автономия мусульман внутренней России, первое мусульманское правительство и парламент. С приходом к власти большевиков национальная политика меняется – татарское либеральное национальное движение при активном участии национал-большевиков М.Вахитова, Г.Ибрагимова и М.Султангалеева низводится, его лидеры эмигрируют или уничтожаются. В тоже время Национальное движение российских мусульман, возглавляемое Вахитовым, также планировало создание социалистической национальной республики, однако начавшаяся гражданская война рушит все их планы. Таким образом, чаяниям мусульман внутренней России о создании культурно-национальной или национально-территориальной автономии татаро-башкир не суждено было сбыться.

Слабость татарского национального движения в 1917-1918 гг. состояла  в том, что не только произошел раскол внутри самого движения между либералами, социал-демократами и социалистами-революционерами, но и то, что в это время не удалось создать ни одной общенациональной партии. Основу общественно-политического движения татарской нации составили различные фонды, благотворительные общества, а после февральской революции 1917 года – мусульманские комитеты и бюро, то есть органы занятые культурно-просветительской работой: образованием, религией, благотворительностью. Хотя органы самоуправления начали формироваться на местах сразу же после I Всероссийского мусульманского съезда, они не были эффективными, а органы управления, образованные после II Всероссийского мусульманского съезда просуществовали совсем недолго – менее полугода и были упразднены большевиками. Последние сначала шли на временные уступки в национальном вопросе, затем, по мере решения проблем  образования государства, не выполняли данные ранее обещания,  не согласные с такой  политикой  уничтожались.

 

Задания для усвоения пройденного материала и самостоятельной подготовки:

  1. Первый этап формирования татарской нации (вторая половина XIX – начало XX в).
  2. Исламизм, тюркизм и татаризм как компоненты национального сознания татар.
  3. Всероссийские мусульманские съезды 1905-14 гг.
  4. Партия «Иттифак ал-муслимин» (Союз мусульман) как фактор социально-политической мобилизации татар.
  5. Второй этап формирования татарской нации (1917-1918 гг.).
  6. Первый Всероссийский мусульманский съезд.
  7. Второй Всероссийский мусульманский съезд.
  8. Национальное собрание и концепции национально-государственного устройства татар.

 

Примечания:

[1] Хабутдинов А.Ю. Формирование нации и основные направления развития татарского общества в конце XVIII-XIX веков. – Казань, 2001; Фахрутдинов Р.Р. Материалы и документы по истории общественно-политического движения среди татар (1905-1917 гг.). – Казань, 1992; Исхаков С.М. Российские мусульмане в революции 1917-1918 гг. – Москва, 2004; Давлетшин Т.Д. Советский Татарстан: теория и практика ленинской национальной политики. – Лондон-Мюнхен, 1974.

[2] Яна милли юл (Новый национальный путь) / Ред.Г.Исхаки. – Варшава-Берлин, 1937. - №5. – С.1.

[3] Революция и национальный вопрос /  Ред. С.М.Диманштейн. – М., 1930. – Т.3. – С. 294-296.

[4] Революция и национальный вопрос /  Ред. С.М.Диманштейн. – М., 1930. – Т.3. – С. 294-296.

[5] Давлетшин Т. Советский Татарстан. – Лондон, 1974. – С.73.

[6] Революция и национальный вопрос / Ред. С.М.Диманштейн. – М., 1930. – Т.3. – С. 294-296.

[7] Революция и национальный вопрос / Ред. С.М.Диманштейн. – М., 1930. – Т.3. – С. 301-306.

[8] Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов в 1917 г. Документы и материалы. – М., 2002. – Т.3. – С.281.

[9] Первый Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов. – М.- Л., 1931. – Т.2. – С.156.

[10] Яна милли юл (Новый национальный путь) / Ред.Г.Исхаки. – Варшава-Берлин, 1937. – №8. – С.2-3.

[11] Известия Комитета Бакинских мусульманских общественных организаций. – 1917. – 22 августа.

[12] Известия комитета бакинских мусульманских общественных организаций. – 1917. –3 августа.

[13] Известия Всероссийского мусульманского съезда. – 1917. – 11 августа.

[14] Цит. по: Исхаков С. Российские мусульмане и революция 1917-1918. – М., 2004. – С.242.

[15] Давлетшин Т. Советский Татарстан. – Лондон, 1974. – С.338-339.

[16] Сарай. – 1917. – 27 ноябрь.

[17] Тормыш. – 1917. – 8 декабрь.

[18] Исхаков С. Российские мусульмане и революция 1917-18 гг. – М., 2004. – С.505.

[19] Яна милли юл (Новый национальный путь) / Ред.Г.Исхаки. – Варшава-Берлин, 1933. – №2. – С.16.

[20] Тормыш. – 1917. – 1 декабря.

[21] Тормыш. – 1918. – 10 апреля.

[22] Известия Всероссийского мусульманского военного шуро. – 1918. – 17 февраля.

[23] Тагиров И.Р. В борьбе за власть Советов. – Казань, 1977. – С.145.

[24] Тагиров И.Р. История национальной государственности татарского народа и Татарстана. – Казань, 2000. – С.162.

[25] Гайнанов Р.Р., Марданов Р.Ф., Шакуров Ф.Н. Татарская периодическая печать начала XX века. – Библиографический указатель. – Казань, 2000. –  С.85.

[26] Известия Всероссийского Мусульманского Военного Шура. – 1918. – №16.

[27] Хабутдинов А.Ю. Формирование нации и основные направления развития татарского общества в конце XVIII-XX веков. – Казань, 2001. – С. 304-305.

[28] Хайрутдинов Р.Г. Трудное возрождение (февраль 1917 –1920). – Казань, 1992. – С.114.

[29] Беннигсен А. Мусульмане в СССР. – Париж, 1983. – С.39-40.

[30]  Косач Г.Г. Город на стыке двух континентов. Оренбургское татарское меньшинство и государство. – М., 1998. – С.66.

[31] Чугаев Д.А. Коммунистическая партия – организатор Союза Советских Социалистических Республик. – М., 1972. – С.147-148.

[32] Известия ВЦИК. – 1918. – 14 мая.

[33] Образование Башкирской Автономной Социалистической Республики. Сборник документов и материалов. – Уфа, 1959. – С.153.

[34] Грасис К. К национальному вопросу. Сборник статей. – Казань, 1918. – С.1-2.

[35] Исхаки Г. Идель – Урал. – Казань, 1991. – С.51.

[36] Государственный Архив Российской Федерации. – Ф.130. – Оп. 2. – Д.669. – Л.94-95.

[37] Айда А. Садри Максуди Арсал / Пер. с тур. – М., 1996. – С.115-116.

[38] Известия ВЦИК. –  1918. – 21 мая.

[39] Цит. по: Тагиров И.Р. История национальной государственности татарского народа и Татарстана. – Казань, 2000. – С.185.



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.