Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Ислам на Нижегородчине, №4 (2005)
09.02.2009

ВЕК ЗА ВЕКОМ

Татары­-мишари — коренные жители Нижегородчины

Проблема этнической сущности татар­-мишарей не может пока считаться изученной в полной мере. Современные ученые разделяют историческую мещеру — финно­угорскую народность; мещеряков — результат слияния тюрок с финно­уграми; и самих татар­мишарей — потомков мещеряков.

Татары­-мишари как этническая общность, по­видимому, имеют сложную многокорневую основу. Ученые называли и называют в качестве элементов, давших основу татаро­мишарской общности, разные этнические единицы: финно­угров, буртасов, булгар, кыпчаков и др. В любом случае в этногенезе татар­мишарей присутствуют однозначно два элемента: тюркский и финно­угорский.

Исторически сложилось, что предки мишарей вошли в состав многих народов: венгров, волжских булгар, башкир, русских, мордвы, чувашей. Сохранившая тюркский язык часть мишарей в Поволжье и Мещерской низменности приняла этноним «татары».

По поводу процесса этногенеза мишарей существует ряд гипотез, требующих серьезного научного рассмотрения и обоснования. Различные версии высказываются и по поводу времени формирования татар­мишарей, и по поводу пространства, в котором происходили эти процессы.

Относительно тюркоязычных предков нижегородских татар­мишарей существуют предположения, что проникли они в пределы Нижегородчины еще в домонгольские времена. Изучение расселения татар в нашей области дает основание утверждать, что первые, самые старинные селения возникали довольно хаотично и имели разные истоки. Так, согласно сведениям Г. Н. Ахмарова (конец XIX столетия), «мишари деревни Новый Пожар Сергачского уезда Нижегородской губернии говорят о себе, что они не мишари, а татарские выходцы из Ахтубы; мишари деревни Яндовищи Сергачского уезда считают себя выходцами из Касимова, коренными касимовскими татарами».

Жители села Маклаковка тогдашнего Васильсурского уезда, отвечая на вопрос Ахмярова, кто они, утверждали, что они «переселились из Касимова». Часть рыбушкинцев до сих пор сохраняют в памяти идею о своем происхождении от волжских булгар. Иные из рыбушкинцев утверждают, что основатели их селения — выходцы из села Азеево Кадомского уезда (ныне Рязанской области). Все эти и иные детали, сохранившиеся в памяти татар Нижегородчины, требуют серьезного анализа и перепроверки. Тем не менее они косвенно подтверждают сказанное нами о многокорневой основе татаро­мишарской общности.

Еще в конце XIX века Г. Н. Ахмаров, исследовавший происхождение мишарей и признававший спорность и неясность этого вопроса, отмечал разные оценки, существовавшие в среде самих татар по поводу названия «мишари» и «татары». Разнобой мнений, различные оценки по поводу самих себя у татар­мишарей (правильно ли называть себя мишарями или нет и пр.) объясняются тем, что долгое время этнический вопрос для них не был приоритетным. Определяющим моментом сознания было то, что они мусульмане. В этом и заключалось главное. Этническая самоидентификация стала проявлять свою значимость на общем фоне всплеска национального самосознания в ходе экономических сдвигов в российском сообществе на рубеже XIX–XX вв.

   Булгарско­-татарское наследие на территории современной Нижегородчины — вопрос, все еще ожидающий своих исследователей. Есть веские основания предполагать, что и мощная в геополитическом плане Волжская Булгария, и образовавшийся во времена Золотой Орды Мещерский Юрт так или иначе включали в сферу своего влияния данные земли. Не случайно один из самых видных татарских центров того времени — город Сараклыч — и татарские, и русские монастырские легенды упорно помещают на территории нынешнего Сарова. Однако документально фиксированные данные касательно татарских поселений в этом регионе, которыми располагает наука, датируются периодом не ранее XV–XVI века.

Исторические сведения о татарских селениях, как исчезнувших, так и сохранившихся до наших дней, дают возможность представить следующую последовательность заполнения тюрками Нижегородского региона после указанного хронологического рубежа. К первой волне создания можно отнести старинные татарские деревни Рыбушкино, Сафаджай, Петряксы. Эти селения формировались тюрками, пришедшими самовольно, без ведома государства. Еще одно старинное селение Пара дало начало ряду более поздних по времени возникновения деревень.

Еще до похода Ивана Грозного на Казань татары жили на территории будущего Арзамасского уезда. Когда в 1560 году образовался этот уезд, у администрации стали накапливаться сведения о первых служило­татарских населенных пунктах. В конце столетия в Арзамасский уезд были переброшены десятки служилых людей из Касимовского ханства. Здесь возникли татарские деревни Ичаловского и Иржинского станов, сегодня не сохранившиеся как тюркские.

Выполняя задачу организации охраны своих рубежей, Московское государство помещало служилых татар в ходе следующей волны заселения к востоку от Арзамаса — на реках Келе, Сердеме, Якшени, в районе Межпьянья. Следующее направление освоения Нижегородчины служилыми татарами — это создание селений в алатырских местах, а затем курмышских.

Более 70 лет занял процесс освоения государевыми людьми — татарами­мишарями — просторов Дикого поля. Татарские усады в алатырских и курмышских землях оказались более долговечными по сравнению с арзамасскими селениями служилых людей. Из 60 мест расселения служилых татар уцелели не все, но 34 из них создали базу для дальнейшего количественного роста тюрко­этничных элементов в пределах современной Нижегородской области.

Уходящий в глубину веков процесс этнической истории татар­мишарей завершился для нижегородской (сергачской) группы в XV–XVII вв. Произошли сложные этнические процессы, результатом которых явилось структурирование татаро­мишарской общности на территории Нижегородчины.

Социокультурное пространство в пределах современной Нижегородской области заполнялось тюрками постепенно, начиная с древности, в результате как вольного переселения мишарей, так и — после возникновения России — государственного, связанного с расширением ее территории и необходимостью защиты ее границ. К последней четверти XVII века закончился процесс возникновения тюркских деревень на Нижегородчине, который оказал глубокое влияние на этнос татар­мишарей в новое и новейшее время.

 

 

Арзамасские и алатырские мурзы – служилые люди и основатели татарских деревень Нижегородчины. Рубеж XVI­XVII вв.

Енговат (70­е годы XVI века) — мурза, арзамасский служилый татарин, владелец Изинбулова усадища на реке Сатис Арзамасского уезда. Основатель рода арзамасских служилых мурз Енговатовых и Енибяковых, внесших заметный вклад в историю Арзамасского уезда и проявивших себя в борьбе с внешними вторжениями, а также во времена «Смуты» 1598–1613 гг.

Тенебяк и Енебяк Енговатовы (конец XVI — начало XVII вв.) — мурзы, арзамасские служилые татары, сыновья мурзы Енговата, владельцы земли под селением Ичалово в Арзамасском уезде.

Братья Айдар, Теникей, Ишей, Баймамет, Тохтар Енебяковы (конец XVI — начало XVII вв.) были сыновьями защитника рубежей Нижегородчины Енебяка мурзы Енговатова, служилыми татарами. Айдар Енебяков, старший сын мурзы и сам арзамасский мурза, владел 35 гектарами земли, данными ему за службу государством в низовьях реки Сатис Арзамасского уезда.

Акман Акчурин (конец XVI — начало XVII вв.)— арзамасский служилый татарин, мурза, сын Акчуры, основателя деревни Акчурино Арзамасского уезда (70­е гг. XVI в.). Сын Акмана Акчурина — Ембулат Акманов — также арзамасский служилый татарин, мурза.

Биговат Собаев (конец XVI в.) — арзамасский служилый татарин, мурза. Основатель деревни Биговатовой (ныне Беговатово) в Арзамасском уезде. Его брат Бекебей мурза Собаев — владелец земли близ деревни Биговатовой до 1610 г.

Томай Мустофин — арзамасский служилый татарин (этнически — мордвин) (70­е гг. XVI в.), мурза, владелец земель на реке Акше в Арзамасском уезде. Основатель деревни Томаево (ныне Тамаевка Арзамасского района Нижегородской области). Сыновья Т. Мустофина — Улубек (Улугбек) мурза и Ждан мурза («Томаевы дети»).

Ждан Мустофин Томаев (конец XVI— начало XVII вв.) — арзамасский служилый татарин, мурза. Крупный землевладелец. Имел наследственные земли близ деревни Томаево Арзамасского уезда, земли, полученные за службу, близ деревень Озерки и Андосово Курмышского уезда. Основатель деревни Жданово Алатырского уезда. Владел землями близ деревни Жданово, которые были унаследованы его вдовой и сыном Ибрагимом.

Ботюк Крымчеев — (конец XVI — начало XVII вв.) — арзамасский служилый татарин, мурза. Основатель деревни Крымчеево (Ботюково) Арзамасского уезда.

Салтаган Мустофин (умер в середине 70­х гг. XVI в.) — арзамасский служилый татарин, мурза, основатель татарской деревни Салтагановой на реке Ичаловке в Арзамасском уезде, восточнее современного села Ичалово. Владелец 60 гектаров земли и русских работников на этой земле. Его сыновья Терегул и Айдес, также служилые татары, наследовали землю отца.

Айдес Салтаганов (последняя четверть XVI в.) — арзамасский служилый татарин, мурза. Владелец земли в деревне, названной по имени его отца Салтагана, с русскими работниками в пяти дворах.

Тохтар Кашаев (середина XVII в.) — алатырский служилый татарин, мурза. Сын темниковского служилого татарина, мурзы Кашая Алекаева Акбулатова, проживавшего в 10–40­е гг. XVII в. в татарской деревне Паре Алатырского уезда. Владелец земель близ татарской деревни Красный Яр.

Ивакай Чегодаев (вторая половина XVI в.) — арзамасский служилый татарин, мурза, владелец земли в селении Ичалово Арзамасского уезда с русскими работниками в 19 дворах. Его наследственную землю получили сыновья Капкун мурза Ивакаев сын Чегодаев (умер в 1628 г.) и Девлеткильдей мурза Ивакаев сын Чегодаев.

Айгин — арзамасский служилый мурза, участник отражения набега степняков на алатырские места 1593–1594 гг.

Чурай Томбактин — курмышский мурза, командир отряда курмышских служилых татар, уроженец села Татарское Маклаково — участник боевых действий с поляками под Смоленском с 1632 по 1634 г. Отстаивал интересы служилых татар по поводу спорных земель рядом с с. Маклаково.

Чембулат Байбулатов сын Агишев (Чинай Байбулатов) — служилый татарин, командир группы служилых татар из 20 человек, владелец земель «по обе стороны парских верхов», то есть в районе верховьев рек Пары и Сухой Пары. Основатель татарской деревни Трехозерки (до 1623 года).



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.