Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Социальный облик имамов Урала начала XXI века-Социально-демографический компонент
27.12.2011

Глава 4

Социальный облик имамов Урала: общеуральский аспект

4.1. Социально-демографический компонент

Прежде чем приступить к изучению социального облика имамов Урала, необходимо отметить, что определенную трудность представляет оценка общего количества имамов изучаемых регионов. Дело в том, что почти в каждом действует по две конкурирующие друг с другом мусульманские организации, зачастую приписывающие себе одних и тех же имамов. Если ориентироваться на количество юридически зарегистрированных общин и количество действующих мечетей, то необходимо иметь в виду, что в некоторых местах работает по два и более имама, а в некоторых их вообще нет. Кроме того, существует большое количество неофициальных, т. е. не прошедших государственную регистрацию, общин, которые также имеют своих имамов, как правило, работающих на добровольных началах и не имеющих специального образования. Нельзя забывать и о национальных диаспорах традиционно исповедующих ислам народов, укоренившихся на Урале, ведь каждая кавказская и среднеазиатская община имеет своего духовного лидера, который также имеет звание имама. Тем не менее их учет тоже необходим. Таким образом, точно число имамов, работающих в уральских регионах, назвать не может никто, в том числе муфтии и казыи. По примерным оценкам, можно сказать, что Тюменская область, Пермский край, Свердловская и Челябинская области имеют каждая примерно по сто имамов, в ХМАО работает чуть более 30 имамов. Итого 430 человек. В результате исследование охватывает чуть меньше четверти изучаемой статистической совокупности, а ее результаты могут быть распространены на всю генеральную совокупность, поскольку исследованием оказались охвачены имамы разных возрастов, судеб и происхождения.

При проведении исследования был использован социологический метод выборки доступных случаев, когда сбор биографического материала осуществлялся автором во время поездок по отдельным мусульманским общинам Южного, Среднего и Северного Урала, работы на семинарах, встреч имамов разных духовных управлений и с помощью анализа региональной и федеральной прессы. Наиболее репрезентативные данные представлены в базе данных по ХМАО (70% имамов) и Свердловской области (70% имамов). Полученные результаты в целом совпадают с исследованиями, проводившимися в других регионах.

Прежде всего рассмотрим такие социально-демографические характеристики, как возраст, место рождения, национальность, социальное происхождение, служба в армии, семейное положение и количество детей.

 

Таблица 1
Возраст имамов на 01.10.2008 г.

 

Возрастная группа, лет

% от общего числа

20–30

9

31–40

12

41–50

19

51–60

22

61–70

5

71–80

20

81 год и более

6

нет данных

7

Итого

100

 

 

 

 

Таблица 2
Средний возраст имамов в региональном разрезе

 

Регион

Возраст (лет)

Свердловская область

55

Тюменская область

38

Челябинская область

47

Пермская область

50

ХМАО

38

Средний возраст по Уралу

55

 

 

Имамы Уральского региона — в основном люди среднего и старшего возраста. Средний возраст уральского имама — 55 лет. Средний возраст имамов ХМАО и Тюменской области составляет 38 лет. В то же время очень представительна группа пожилых хазратов1: треть всех имамов Урала — пенсионеры. Как правило, это жители деревень. Показательно, что данные по Уралу совпадают с ситуацией в Башкортостане. По данным А. Б. Юнусовой, в Республике 52% всех имамов — пенсионеры. Исследовательница отмечает, что они пользуются гораздо большим уважением среди верующих в сельской местности, чем специально обученные имамы, выпускники религиозных учебных заведений. Характеризуя данный тип имамов, А. Юнусова пишет, что это "бывшие председатели сельских советов, учителя, директора школ, отставные офицеры Советской армии, председатели колхозов (сельская интеллигенция. — А. С.), которые стали выполнять функции мулл. Как правило, они самостоятельно изучают ислам, знают две-три молитвы, Коран читают в переводе на русский язык. Но именно к ним обращаются верующие по всем вопросам как духовного, так и социального характера«2.

Анализируя средний возраст имамов в региональном разрезе, можно заключить, что самые «пожилые» священнослужители проживают в Свердловской области и Пермском крае. В регионах уральского Севера — Тюменской области и ХМАО — наоборот, проживают самые молодые имамы. Это можно объяснить относительно непродолжительной историей мусульманских общин уральского Севера (см. главу «Социальный облик имамов: региональный аспект»).

 

Таблица 3
Состав имамов по месту рождения, % от общего числа

 

Место

рождения

Село

Мелкий

город

Крупный город (областной центр)

Нет данных

Итого

Башкортостан

14

2

1


 

17

Татарстан

7

2

3


 

12

Другой регион

35

13

6


 

54

Другая страна

6

2

1

8

17

Итого

61

19

11

8

100

 

 

Из данных табл. 3 видно, что больше половины уральских имамов (61%) — выходцы из сельской местности, только пятая часть имамов (19%) родились в небольших городах и лишь 11% — выходцы из крупных городов. Это можно объяснить тем, что на селе религиозные традиции всегда были крепче, чем в городских центрах, а имам даже в советское время был одним из самых уважаемых людей на селе. Таким образом, выходцы из сельской местности были ближе к религиозной культуре, чем горожане.

Примечательно, что 17% всех хазратов Уральского региона родом из Башкирии, еще 12% — выходцы из Татарстана — древних центров исламской культуры и образования. Таким образом, треть уральских имамов происходят из традиционно исламских регионов России. Можно сказать, что эти поволжские республики выступают одними из основных «поставщиков» мусульманского духовенства для мечетей уральских регионов. Заметное место занимают и имамы из других стран — центральноазиатских государств и Азербайджана (9%). Это связано с интенсивной миграцией на Урал из мусульманских стран СНГ, наблюдаемой в последние два десятилетия. Выходцы из Центральной Азии, где исламские традиции в советское время были намного крепче, чем в России, обладают более глубокими знаниями в области ислама, чем татары и башкиры. Неудивительно, что уральские муфтияты, испытывающие постоянный кадровый голод, заполнили вакантные места имамами из Центральной Азии.

В то же время 54% имамов родились в других, преимущественно уральских, регионах и вернулись в родные места для духовного служения. Однако 55% имамов родились не в том регионе, в котором работают в настоящее время, что характеризует социальную мобильность имамов как среднюю.

 

Таблица 4
Национальный состав имамов Урала, % от общего числа

 

Национальное деление

% от общего числа

Представители

Поволжско-Уральской группы

92

Выходцы из Средней Азии

5

Выходцы с Кавказа

3

Итого

100

 

 

Для того чтобы иметь возможность проанализировать национальный состав корпуса исламского духовенства уральских регионов, целесообразно разделить имамов на выходцев с Кавказа, куда мы относим Северный Кавказ и Закавказье, выходцев из Средней Азии, куда мы относим Таджикистан, Кыргызстан, Казахстан, Узбекистан и Туркменистан, а также представителей поволжско-уральской группы, в которую мы включаем казанских и сибирских татар, мишарей, башкир и др. Используя данное деление, можно увидеть, что среди имамов Урала доминируют представители поволжско-уральской группы (92%), второе место занимают выходцы из Средней Азии (5%), выходцы с Кавказа — в меньшинстве (3%). Данная раскладка в целом совпадает с пропорцией всех мусульман Уральского федерального округа. По данным Р. Силантьева, основанным на переписи населения 2002 года, разделение мусульман УрФО по группам выглядит следующим образом: наролы «поволжской уммы» — 84,3%, «кавказской уммы» — 12%, «среднеазиатской уммы» — 4%3. Разницу количества имамов из Средней Азии и Кавказа по отношению к числу верующих можно объяснить культурной близостью выходцев из Средней Азии к народам поволжско-уральской группы. И те, и другие в подавляющем большинстве исповедуют суннитский ислам ханафитского мазхаба, и те, и другие по преимуществу тюркоязычные, и тех, и других объединяет общее историческое прошлое. Это и позволяет выходцам из Средней Азии занимать посты имамов, в то время как представители кавказских республик, хоть численно и превышают представителей республик среднеазиатских, но не родственны народам Поволжско-Уральского региона в языковом и культурном отношениях.

 

Таблица 5
Национальный состав имамов Урала, % от общего числа

 

Национальность

% от общего числа

Сибирский татарин

7

Татарин

68

Башкир

15

Мишарин

3

Выходцы из Средней Азии

5

Выходцы с Северного Кавказа

3

Итого

100

 

 

Из табл. 5 видно, что среди имамов из повожско-уральской группы доминируют татары (68%). Второе место занимают башкиры (15%). Представлены и сибирские татары, занимающие посты имамов в основном в Тюменской области. Они составляют 7%. А мишари — выходцы из Нижегородской области и Центральной России — 3%. Выходцы с Кавказа (3%) в базе данных представлены тремя национальностями — кумыки, азербайджанцы и чеченцы, в то время как национальности Средней Азии (5%) представлены почти полностью — казахи, киргизы, таджики, узбеки.

 

Таблица 6
Социальное происхождение имамов Урала, % от общего числа

 

Социальное происхождение

% от общего числа

Родственники-имамы

17

Рабочие

19

Крестьяне

42

Служащие

3

Интеллигенция

4

Нет данных

15

Итого

100

 

 

Данные табл. 6 свидетельствуют, что почти пятая часть изучаемой группы (17%) продолжают семейные традиции. Среди своих родственников: отцов, дядей, дедушек они имели имамов, имели возможность начать религиозное обучение дома и продолжили семейную традицию служению Аллаху. Почти половина имамов родились в семьях колхозников и крестьян. Избрание ими профессии имама может быть объяснено соображениями престижности и усвоения с детства элементов религиозной культуры, распространенной в крестьянской среде мусульманских народов Урала и Поволжья. Высокий процент происхождения из семей рабочих (19%) может быть объяснен тем, перебравшиеся из сельской местности в города в начале 1930-х гг. в связи с политикой индустриализации татары и башкиры сохранили связь с исламскими традициями. Многие стремились научить детей основным молитвам и обрядам жизненного цикла, что и породило среди данной группы желание глубже изучить ислам.

Крайне малое число имамов, родившихся в семьях интеллигенции и служащих, — 7%. Это можно объяснить тем, что интеллигенция традиционно имеет более светские, секулярные взгляды на жизнь. Поэтому из данной среды так мало людей избрали путь религиозного служения.

 

Таблица 7
Семейный состав, % от общего числа

 

Семейное положение

% от общего числа

Женат

85

Не женат

4

Разведен, не женат

1

Вдовец

1

Нет данных

9

Итого

100

 

 

 

Таблица 8
Количество детей, % от общего числа

 

Количество детей

% от общего числа

1

11

2

21

3 и более

26

0

12

Нет данных

30

Итого

100

 

 

Полученные данные свидетельствуют, что 85% имамов состоят в браке, 4%, в основном молодые имамы, пока не нашли себе спутницу жизни, 1% — разведены, 1% — вдовцы. Троих и более детей имеет лишь четверть изучаемой совокупности. Самый многодетный в нашей базе данных имам имеет 8 детей. По два ребенка имеют 21% имамов, по одному — 11%. 12% имамов пока не имеют детей, хотя надеются обзавестись ими. Несвойственная для исламского духовенства малодетность связана, на наш взгляд, с тяжелым материальным положением этой группы священнослужителей (см. главу «Социально-бытовое положение имамов»). К сожалению, по 30% имамам данных нет, что не позволяет произвести комплексный анализ изучаемой совокупности.

 

Таблица 9
Судимость, % от общего числа

 

Имеет судимость

2

Не имеет судимости

98

Итого

100

 

 

Анализ привлечения к уголовной ответственности показывает предельную честность имамов Уральского региона. Лишь 2% священнослужителей имеют судимость. Один случай связан с пропагандой радикального ислама, а один — с грабежом и хулиганством. Среди исламского духовенства действует практика «покаяния». Так, оступившийся имам может публично признать свою вину и получить прощение. Такие случаи имели место в Свердловской области.

 

Таблица 10
Служба в армии, % от общего числа

 

Служил

59

Не служил

15

Нет данных

26

Итого

100

 

 

Относительно службы в армии можно сказать, что больше половины имамов (59%) прошли срочную службу в рядах Вооруженных сил, в том числе почти все исламское руководство региона: муфтии В. Акперов, Т. Саматов, С. Сайдуллин, М. Хузин, Н. Нигматуллин, казыи Д. Давлетов, И. Сухов. 15%, в основном молодые люди, воспользовавшиеся льготами, предоставляемыми студентам религиозных учебных заведений, не проходили военную службу. К сожалению, по 26% имамов данных нет, что мешает провести комплексный анализ изучаемой статистической совокупности.

Если обратиться к анализу подгруппы, прошедшей воинскую службу, то 10% имамов — кадровые военные, 16% проходили службу в пограничных войсках, а 7% — на военно-морском флоте. 13% служивших имамов имеют боевые награды.

Таким образом, по крайней мере 1/10 часть прошедших воинскую службу имамов пережили экстремальные ситуации: принимали участие в боевых действиях, участвовали в боевых столкновениях на границах. Из материалов анкет и анализа биографических интервью видно, что это оставило заметный след в душах этих людей, заставило их по-другому взглянуть на мир. Многие нашли поддержку и утешение в вере.

1 Хазрат — почетное звание, которое прибавляется к имени человека, занимающего пост имама. Аналог «святого отца» у христиан.

2 Юнусова А. Ислам в Башкортостане / А. Б. Юнусова. — М.: Логос, 2007. — С. 59–60.

3 Юнусова А. Ислам в Башкортостане / А. Б. Юнусова. — М.: Логос, 2007. — С. 425–426.

 



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.