Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Мусульманская цивилизация Волго-Сурского региона в эпоху феодализма
26.03.2009

ПРОБЛЕМА ХРИСТИАНИЗАЦИИ НЕРУССКИХ НАРОДОВ ПОВОЛЖЬЯ
В ТРУДАХ НИЖЕГОРОДСКОЙ ГУБЕРНСКОЙ УЧЕНОЙ АРХИВНОЙ КОМИССИИ

В. П. Макарихин

 

В трудах Нижегородской губернской ученой архивной комиссии (НГУАК), действовавшей с 1887 по 1917 г., нашли отражение процесс древней колонизации края и специфика последующих межэтнических контактов славяно-русского населения с финно-уграми и тюрками в Поволжье. В ряде исследований и очерков нижегородские краеведы пытались выяснить древнюю историю ряда нерусских народов Поволжья, делали попытки расшифровать и объяснить те или иные этнонимы, их историческое и географическое бытование [1].

Первый председатель НГУАК А. С. Гациский (1887–1893 гг.) еще в период организации комиссии издал «Нижегородский летописец». В нем содержался целый комплекс известий о контактах суздальцев-нижегородцев с иноязычными народами. «Летописец» ценен был и тем, что позволил краеведам выработать общее основание подхода к проблеме колонизации края, христианизации нерусского населения [2]. А. С. Гациский не только исследовал многочисленные письменные источники по истории нижегородского Поволжья, но и изучал языческие захоронения [3].

Обширный и сложный процесс межэтнических контактов рассматривался деятелями НГУАК прежде всего как история освоения территории края русскими, их благотворного влияния на пробуждение к активной исторической жизни «не-подвижных» народов, прежде всего мордвы.

Сотрудник комиссии А. И. Звездин, написавший в 1889 г. поэму об основании в устье Оки Нижнего Новгорода, так выражал свое поэтически-романтическое видение древней истории:

В то время простором у слившихся вод

Владела мордва – неподвижный народ.

В термин «неподвижный» сотрудники НГУАК вкладывали свое особое содержание, отражавшее и языческие, застойные формы быта, и специфику хозяйственного уклада мордвы.

Элементы своеобразного исторического романтизма, ощущение загадочности древнейших этапов истории, от которых остались весьма скудные и зачастую недостоверные источники, были характерны для восприятия истории нижегородскими краеведами. Этому способствовало и господствовавшее тогда в исторической науке позитивистское воззрение.

Весьма характерным было для нижегородских архивистов обозначение сущности колонизационного процесса термином «обрусение» (но не «русификация»). Термин отражал и многоплановость процесса колонизации, и важную роль стихийного, народного начала в ней, и специфику поступательного движения различных народов к более прогрессивному общественно-экономическому укладу, носителями которого выступали русские.

Примечательным было и то, что сотрудники архивной комиссии, писавшие о колонизации, не выделяли специально вопроса о роли религии, христианства в этом процессе. Однако они сделали ряд весьма интересных наблюдений о роли церкви как орудия проникновения в среду «инородцев» и подчинения их «цивилизирующему» влиянию, хотя особого акцента на этих вопросах не делали. Мало того, члены НГУАК подчеркивали былую мощь «загадочных» поволжских племен.

Народы загадочных финских племен –

Мордва, черемиса, мещера –

В Поволжье разcеялись с давних времен,

Когда еще не был над Русью возжен

Светильник спасительной веры.

Там дальше, к востоку от устья Оки,

(В соседстве с мордвою) изстари

По берегу Волги и Камы реки

Имели селенья свои, городки

Могучее племя – болгаре [4].

В. О. Эйнгорн, опубликовавший в т. 1 «Действий» НГУАК статью «К истории обрусения мордвы», отмечал, что, хотя колонизация активно осуществлялась уже с XIII–XIV вв., «обрусение мордвы и принятие ею христианства шли довольно медленно» и даже в XVIII в. «довольно значительная часть мордвы пребывала еще в язычестве» [5]. Эйнгорн писал, что русским церковникам запрещено было крестить «инородцев» против их воли, тех же, кто добровольно обращался в православие, освобождали от податей. Особенно активно стали крестить мордву со времени учреждения Нижегородской епархии (1672 г.). Печально прославился в этом епископ Питирим. Он вел наступление, опираясь на новокрещенов, давая им льготы и права на притеснение соплеменников-язычников. Церковники посылали в языческую среду доморощенных «апостолов» из мордвы, чем активно содействовали разрушению «неподвижности» языческого мира [6].

Ужесточение мер против язычников приводило к озлоблению и бунтам. В 40-х гг. XVIII в. преосвященный Дмитрий Сеченов после сожжения языческого кладбища у терюшевской мордвы едва избежал гибели, спрятавшись в селе Сарлей [7].

Новокрещенов использовали и землевладельцы-хищники из русских. Так, «пионер русской цивилизации» среди арзамасской мордвы Лаврентий Симанский, которому захотелось отнять «белую» землю у своего языческого сородича Ченбаика Усталева, крестил мордвина Кузьму Усталева и с помощью государевых крючкотворов отнял землю у обоих. Для закрепления прав на нечестно добытую землю Лаврентий воспользовался действовавшим в XVII в. правилом: русская, т. е. христианская, земля не переходит мордве. Христианизация нерусских народов Поволжья стала одной из форм наступления землевладельцев на языческий мир.

А. А. Савельев, комментируя старинные акты на церковные земли с. Моляксы Ардатовского уезда, которые передал в комиссию священник И. Доброхотов, обратил внимание на следующий факт: русского населения в Кужендеевской волости в 20-х гг. XVII в. было мало, но через полвека там утвердилось русское влияние. Исследователь попытался разобраться в механизме данного явления через анализ состава русского населения в большой мордовской волости. Выяснилось, что вначале на погосте было 2 дома поповских, 1 – пономаря, 1 – просвирницы, 3 – бобыльских, 2 кельи нищих, а к 1678 г. – три дома священников, 1 – дьякона, 2 – бобыльских и 4 двора крестьянских [8]. «Рядом с водворением православной религии, – делал вывод А. А. Савельев, – идет и обрусение их» [9]. При этом активную роль в процессе обрусения мордвы играл «новый элемент» в составе русского населения – крестьяне.

Демократическая традиция в оценке колонизации была характерна для публикаций сотрудников НГУАК. А. А. Савельев замечал, что «во всей восточной половине России русский народ совершил свои громадные завоевания не столько мечом, сколько крестом и своим цивилизирующим влиянием» [10].

Нижегородские краеведы выходили на проблему колонизации и через изучение этнографического материала. Так, разницу в свадебных обычаях крестьян различных мест Нижегородской губернии они объясняли порядком, временем и «способом колонизации России славянским племенем», уровнем ассимиляции окрестных народов [11].

В. К. Магницкий посвятил свои работы истории появления и географии расселения в нижегородских пределах чувашей, татар и «мишарей». Историю первых контактов и начало христианизации чувашей он связывал с процессом политической и вооруженной борьбы России с Казанским ханством. Христианство он оценивал как силу идеологического и политического противодействия тем, которые «пошли в магометанство» [12]. Особенно активно процесс христианизации чувашей шел с 1743 г.

Деятели Нижегородской архивной комиссии стремились выяснить историю «мишарей», которые «о своем самоназвании с достоинством отвечают» [13]. В 1896 г. архивисты направили специальное письмо в Нижегородскую переписную комиссию с просьбой особо выделять «мишарей», которых ранее записывали в число татар [14].

Интерес к проблеме межэтнических связей в Поволжье ослабел в начале XX в. Деятелей НГУАК интересовали другие, более насущные проблемы. Тем не менее сведения о межэтническом взаимодействии продолжали появляться в многочисленных публикациях архивных источников.

Таким образом, в очерках и исследованиях Нижегородской губернской ученой архивной комиссии содержатся весьма интересные сведения и наблюдения по проблеме колонизации, обрусения и христианизации нерусских народов Поволжья. Христианство рассматривалось в них как орудие проникновения в языческую среду и одно из средств подключения нерусского населения к хозяйственно-экономической, политической и культурной деятельности в составе Российского государства.

Опубликовано в межвузовском сборнике научных трудов «История христианизации народов среднего Поволжья. Критические суждения и оценка». Чебоксары, 1988.


[1]      См.: Эйнгорн, В. О. К истории обрусения мордвы / В. О. Эйнгорн // Действия Нижегородской губернской ученой архивной комиссии (далее – Действия НГУАК). – Н. Новгород, 1889. – Т. 1. – С. 102–105; Магницкий, В. К. Нечто о чувашах, татарах и мишарах / В. К. Магницкий //Действия НГУАК. – Н. Новгород, 1898. – Т. 3. – С. 37–50; Он же. К истории присурских чуваш // Действия НГУАК. – Н. Новгород, 1903. – Т. 5. Звездин, А. И. Материалы по истории заселения нижегородского края / А. И. Звездин // Действия НГУАК. – Н. Новгород, 1908. – Т. 7. – С. 151–162; и др.

[2]      Гациский, А. С. Нижегородский летописец / А. С. Гациский. – Н. Новгород, 1886.

[3]      Государственный архив Горьковской области. Ф.765. Оп. 597. Ед. хр. 113. Л. 7 (в дальнейшем – ГАГО).

[4]      Звездин, А. И. «И нарече имя ему Нов град Нижний» / А. И. Звездин // Действия НГУАК. – Н. Новгород, 1889. – Т. 1. – С. 92.

[5]      Эйнгорн, В. О. Указ. соч. С. 103.

[6]      Нижегородка / Сост. А. С. Гациский. – Н. Новгород, 1877. – С. 80.

[7]      Эйнгорн, В. О. Указ. соч. С. 105.

[8]      Савельев, А. А. Старинные акты на церковные земли при селе Моляксе Ардатовского уезда Нижегородской губернии / А. А. Савельев // Действия НГУАК. – Н. Новгород, 1889. – Т. 1. – С. 109.

[9]      Там же. С. 108–109.

[10]     Там же. С. 110.

[11]     Савельев, А. А. Нижегородская городская дума конца XVIII и начала XX столетия в роли цензора нравов / А. А. Савельев // Действия НГУАК. – Н. Новгород, 1889. – Т. 1. – С. 51.

[12]     Магницкий, В. К. Нечто о чувашах, татарах и мишарях / В. К. Магницкий // ДНГУАК. Т. ПI. Отд. 1. С. 43–45.

[13]     Там же. С. 50.

[14]     ГАГО. Ф. 1411, Оп. 822. Ед. хр. 2. Л. 57.



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.