Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Ислам: Ежегодный официальный журнал.Выступления и доклады
03.03.2015

Круглый стол «Церковь, семья и школа в формировании традиционных духовно-нравственных ценностей детей в современном российском обществе» (в рамках XXI Международных Рождественских образовательных чтений в Общественной палате РФ)

 

Выступление ректора Московского исламского университета Дамира Хайретдинова:

Уважаемые участники Рождественских чтений, коллеги!

В первую очередь, хотел бы поблагодарить организаторов сегодняшнего мероприятия за возможность выступить и донести до высокого собрания точку зрения исламской академической общественности России на заявленные в программе темы.

В своем слове я хотел бы затронуть несколько актуальных для нас проблем.

Одна из основных тем, которая сегодня объединяет представителей религиозных организаций и просто верующих людей, является введение в общеобразовательных школах предмета «Основы религиозных культур и светской этики». С 2012 года ученики 4-х классов по всей России проходят обучение по данному курсу. При этом, несмотря на то, что пособия уже вышли и внедрены, в них встречаются различного рода неточности и даже ошибки богословского характера. Остается под вопросом адекватность применения одного и того же пособия по основам Ислама для детей, которые воспитываются в традициях разных правовых школ. Вопросы вызывает и система подготовки педагогов по ОРКСЭ для такого многообразного в конфессиональном плане города, как Москва.

В настоящее время Московский исламский университет готов принять самое активное участие в подготовке как учителей-тьюторов, так и в мониторинге эффективности их деятельности, но, к сожалению, на данном этапе опыт преподавателей и научных сотрудников нашего учебного заведения оказывается невостребованным.

В этом отношении существует пример Нижегородской области, где региональным министерством образования изначально в качестве основной организации, ведущей подготовку учителей для курса ОРКСЭ, был определен Нижегородский институт развития образования. Этот вуз провел более 10 обучающих семинаров с учителями только по исламу, включая заключительный семинар, собравший более 200 учителей-тьюторов 6 июня 2012 года. И это в регионе, где 94% населения — русские.

Я убежден, что органам исполнительной власти Москвы необходимо более активно работать с религиозными объединениями и вузами в плане научного и образовательного сотрудничества. Примеры регионов, где местные власти ведут активную политику в конфессиональной сфере, свидетельствуют о том, что там уровень конфликтности между представителями разных этнических групп и конфессий ниже общероссийского, а возникающие конфликты носят эпизодический ситуационный характер, не оказывая влияния на общественный и информационный фон.

Я убежден, что нынешние проблемы в российском обществе относительно нравственных основ развития уходят своими корнями в 1990-е годы, когда мы сполна окунулись в свободу самовыражения. На практике общественность нашей страны погрузилась в самые низшие слои массовой культуры, которые во многом способствовали разрушению нашей религиозной традиции и основ общежития внутри общества. Во многом именно этим я могу объяснить реакцию некоторых общественных деятелей на богомерзкий поступок так называемой панк-группы, которая своими действиями оскорбила чувства православных христиан. Можно спорить о мере наказания, которое государство определило для них, но называть их действия актом творчества, как мне кажется, могут только люди с нездоровой психикой.

В этой связи хочется отметить, что российское общество сегодня остро нуждается в сохранении традиционной культуры, которое во многом обеспечивают именно традиционные религиозные организации. В этой связи я считаю, что деятельность по поддержке этих организаций можно справедливо назвать работой по сохранению нравственных основ нашего общества. Мы можем долго рассуждать о том, что свобода творчества есть самодовлеющая ценность, но когда общество начинает разваливаться, будет лучше укрепить его фундамент с помощью обращения к традиции, нежели пытаться изобретать новые конструкции, которые чужды обществу.

Эта проблема сегодня как нельзя актуальна для мусульманской уммы России. Мы в Московском исламском университете пытаемся с помощью подготовки квалифицированных имамов компенсировать ту волну различных интерпретаций экстремистского характера, которыми заполнен интернет. При этом мы понимаем, что пока государство не пойдет нам навстречу, признав теологические степени, никакого реального прорыва в мусульманском богословии России не будет. Мы должны твердо понимать, что развитие науки, в том числе богословской, сегодня является вопросом государственной политики. Пока, к сожалению — политики других стран.

В заключении хотелось бы остановиться на такой теме, как религиозное образование. Многое уже было сказано, и мы видим, что религиозная общественность, зачастую, предлагает здравые идеи, которые могут помочь сохранить единство нашему обществу и государству. Но при этом мы сегодня ощущаем реальный дефицит совместной работы с государством в тех вопросах, которые касаются непосредственно воспитания гражданина. Речь идет не только о пропаганде патриотизма или традиционных религиозных ценностей. Я думаю, необходимо ставить вопрос шире — нужна система ценностного воспитания гражданина. Это не означает, что все мусульмане должны ходить в обязательном порядке в мечеть, а все православные — в церковь. Речь идет, прежде всего, о том, чтобы каждый гражданин имел четкое и системное представление о своей культуре, о том, почему он должен защищать свою родину, о том, кто такие экстремисты и в чем состоят их цели. Только тогда мы сможем сохранить целостность нашего общества. Будет ли ходить человек в мечеть, церковь или останется дома — пусть остается его личным выбором, но сформировать у него адекватные понятия о фундаменте того социума, в котором мы живем, я считаю нашей общей обязанностью.

В этой связи мы сегодня стоим только в начале пути после долгого отступления. Конечно, совершается много ошибок, но без них и невозможно добиться положительного результата. Я убежден, что наши усилия будут умножены, если мы действительно объединим усилия на благо нашей общей родины — Российской Федерации. В этом — наша общая цель вне зависимости от конфессии и национальности.

Спасибо за внимание.

24 января 2013 г., Москва

 

 

Съезд Духовного управления мусульман Пермского края — Пермского мухтасибата
(ранее — Централизованное религиозное
управление мусульман Пермского края)

Выступление председателя Совета муфтиев России, Духовного управления мусульман Европейской части России муфтия шейха Равиля Гайнутдина:

Уважаемый Олег Юрьевич (Веселков)!

Уважаемый Владимир Серафимович (Конев)!

Уважаемые единоверцы!

От имени Совета муфтиев России, президиума Духовного управления мусульман Европейской части России сердечно приветствую вас традиционным мусульманским приветствием:

Мир вам, милость Всевышнего Аллаха и Его благословение!

Искренне рад находиться сегодня среди вас, рад приехать в Пермский край — один из регионов исконного проживания мусульман, край с красивейшей природой и богатым культурным наследием. По сведениям историков и археологов, мусульмане появились здесь не позднее IX–X века, что само по себе говорит у глубоких корнях мусульманской культуры на территории Пермского края.

Сегодня значительный день в жизни мусульман пермского края. В этом зале собрались имамы и руководители мусульманских местных религиозных организаций Централизованного религиозного управления мусульман Пермского края для участия в работе Съезда, для принятия важных решения во благо развития духовности и нравственности в обществе, во имя единения и консолидации мусульман края, развития межнационального и межрелигиозного диалога, сохранения стабильности и спокойствия в городе, крае и в государстве.

А в этом заинтересованы и мы сами, и наша умма, и руководство страны. Поэтому, можем надеяться, иншаАллах, Всевышний окажет вам Свою помощь и Свою милость в достижении этих благих целей.

В 2012 году мы торжественно отметили 115-летие и 105-летие соборных мечетей в Иркутске и Чите, они были отреставрированы и принимают сегодня верующих в обновленном виде. В Чите, приурочив к юбилею мечети, открыли вновь построенное прекрасное здание медресе. В 2013 году исполняется 110 лет со дня открытия Пермской Соборной мечети — уникального памятника архитектуры и очень важно, что к этой юбилейной дате мечеть реставрируется. В этой связи выражаю нашу искреннюю благодарность и признательность органам государственной власти Перми и Пермского края и всем тем, кто готов оказать добровольное пожертвование на это богоугодное дело.

Мусульманам Пермского края есть чем гордиться и есть на что опираться в своей деятельности, ведь в регионе работали знаменитые медресе «Мансурия» и медресе села Танып, с Пермским краем связаны имена шейха, просветителя и мецената Мухаммадгаты Мансурова, купцов Тимкина, Ибатуллина, Гайнуллина и многих других. Да будет доволен их делами Всевышний Аллаху Тааля.

Надеюсь, и в XXI веке пермская умма станет продолжателем лучших традиций своего края. Уверен, в этом заинтересованы и этого желают не только сами мусульмане, но и местные власти. Всем нам важно сохранять и приумножать добрососедские взаимоотношения, дружбу и понимание между народами, между приверженцами разных религий.

В ходе моего визита запланирована встреча с губернатором Виктором Федоровичем Басаргиным. Несколько лет возглавлявший Министерство регионального развития Виктор Басаргин очень глубоко и компетентно разбирается в нуждах и интересах субъектов федерации, в чем я лично убедился в ходе неоднократных наших личных встреч. Продолжая конструктивную работу, в лице пермских властей мы встретили партнеров и союзников и подчеркну, что наши отношения развиваются очень позитивно.

В этом, безусловно, большая заслуга мархум Хамит-хазрата Галяутдинова, на плечи которого легла основная работа по получению земельных участков и строительству новых мечетей в крае, реставрации Пермской Соборной мечети, организации духовно-просветительской работы. Молю Всевышнего Аллаха наградить душу ушедшего от нас Хамит-хазрата садами Рая. Хамит-хаджи с честью выполнил свой долг перед Всевышним и людьми и оставил своим преемникам крепкую базу для дальнейшего развития. Сегодня от молодого поколения имамов зависит, наполнятся ли выстроенные здания и медресе верующими, молитвами, проповедями и призывами к добру, миру, благочестию, к чему всегда призывал наш покойный брат, следуя призыву Аллаха и Сунне святого пророка Мухаммада .

Перед будущим председателем организации стоят следующие задачи: наладить работу среднеспециального исламского учебного заведения в качестве филиала Московского исламского университета; освоить выделенный городской администрацией участок под строительство новой мечети и возвести на нем дом Аллаха; расширять работу с мусульманским населением региона; доносить правдивую информацию о нашей религии ислам. Главная цель будущего лидера — сплочение, единение пермской уммы, укрепление духовных основ ислама. Об этом мы говорили в ходе нашей встречи с исполняющим обязанности председателя организации Ильхам-хазратом Бибарсовым, который взял на себя ответственность руководить Религиозным управлением мусульман Пермского края в этот переходный период. За два с лишним месяца Ильхам-хазрат проявил себя ответственным руководителем и я выражаю вам, Ильхам-хазрат, признательность за вашу деятельность. Да будут вознаграждены Аллахом все ваши усилия и дела.

Обращаясь к имамам и председателям мусульманских общин на местах, хочу вновь подчеркнуть, насколько велика ваша ответственность перед Аллахом и своей мусульманской паствой. Призываю вас каждый день помнить о том, что ваша миссия — служить народу, воспитывать прихожан своим личным примером, быть воплощением хорошего нрава и исламской нравственности.

Со своей стороны головной муфтият — Духовное управление мусульман Европейской части России, всегда поддержит ваши позитивные начинания, окажет помощь.

Вознесем молитвы Аллаху Субханаху уа Тааля о том, чтобы съезд мусульман пермского края прошел успешно, а его результаты принесли мусульманам региона только благое и полезное.

11 февраля 2013 г., Пермь

 

 

Выступление председателя ЦРО «Духовное управление мусульман Пермского края (Пермский мухтасибат)» имам-мухтасиба Ильхама-хазрата Бибарсова:

Уважаемые члены Президиума и участники съезда!

Дорогие братья и сестры!

Разрешите мне обратиться к Вам с кратким докладом о своей работе в Централизованном религиозном управлении мусульман Пермского края и поделиться своим видением развития нашей организации.

Как вы помните, я прибыл на работу в Пермскую Соборную мечеть около восьми лет назад, мое становление как духовного деятеля происходило при наставничестве и отеческом внимании покойного Хамита-хазрата Галяутдинова. С самыми добрыми чувствами и глубокой благодарностью я вспоминаю Хамита-хаджи и возношу молитвы Аллаху Субханаху ва Тааля о том, чтобы Он одарил душу усопшего муфтия Своей милостью.

Хамит-хазратом передо мной как имам-хатыбом Пермской Соборной мечети была поставлена задача поставить духовно-просветительскую работу так, чтобы помимо обязательных для исполнения богослужений — пятикратных, пятничных и праздничных молитв, мусульмане Перми и области самых разных социальных групп ощущали внимание и духовную поддержку с нашей стороны, чтобы наша мечеть стала центром притяжения для верующих самых разных возрастов и профессий. Мы регулярно организуем конкурсы чтецов Священного Корана областного масштаба, провели конкурс детского творчества «Рисунок на асфальте», активно работает женский образовательный клуб «Искренность». Наша целевая аудитория отнюдь не ограничивается лишь людьми старшего поколения и мужчинами, нам чрезвычайно важно уделять должное внимание воспитанию подрастающего поколения, просветительской работе с женщинами.

Наша священная религия Ислам призывает и обязывает нас оказывать помощь окружающим, которые оказались в трудной жизненной ситуации. В нашем управлении организован комитет по сбору и распределению закята, средства из которого выделяются нуждающимся. Имамами мечети посещается Межведомственный центр помощи детям, оставшимся без попечения родителей. Посещения приурочены к исламским праздникам, а также благотворительным акциям. В 2012 году такая акция «Рука надежды» прошла под моим руководством. В ходе этой акции были собраны значительные средства на покупку медицинского оборудования для малышей, а также игрушек, одежды, продуктов.

Мудрая, конструктивная позиция покойного Хамит-хазрата, наша социальная активность и законопослушность позволили нам выстроить доверительные и прочные отношения с правительством и администрацией Пермского края. Мы глубоко признательны краевым и городским властям за поддержку и содействие нашим инициативам. Без уважительного отношения органов власти к исламу как одной из религий, исконно исповедовавшейся народами, проживавшими на территории современного Пермского края, без понимания, какую роль играет ислам в духовной культуре татарско-башкирского населения нашего региона, мы не сумели бы осуществить многие социально-значимые проекты на благо нашей уммы. В статусе исполняющего обязанности председателя нашей организации я имел честь встречаться и с губернатором Виктором Федоровичем Басаргиным и в его лице нашел поддержку и одобрение нашим инициативам.

Глубоко благодарен Духовному управлению мусульман Европейской части России, в состав которого входит наше религиозное управление и лично муфтию шейху Равилю Гайнутдину. Мы всегда ощущали внимание к нашей работе и заботу главного муфтията, получали поддержку и помощь во многих делах, наиважнейшими из которых, безусловно, являются реконструкция Пермской Соборной мечети, строительство новой мечети в Перми, строительство мечети в городе Нытва и др.

Уважаемые единоверцы! Все мы с вами свидетели тому, как нелегко современной молодежи, подросткам найти правильные нравственные ориентиры в жизни. Алкоголизм, наркомания, табакокурение, падение нравов, ослабление института традиционной семьи и пропаганда насилия в средствах массовой информации — все это крайне негативным образом отражается на духовном и нравственном состоянии подрастающего поколения. Большую опасность представляют деструктивные псевдорелигиозные течения, которые стремятся завлечь в свои сети молодежь и вы прекрасно знаете, что в современных условиях развития информационных технологий, для того, чтобы вскружить голову юнцу, совершенно не обязательно общаться с ним при встрече, идеологическую обработку проводят и удаленно, через интернет. Наша святая обязанность — уберечь подростков от такого рода соблазнов, раскрыть им истинную сущность ислама как гуманной, просвещенной, созидательной религии.

Однако наивно было бы ждать, что молодежь сама придет к нам — в наши мечети и медресе. Наша задача — найти путь к сердцу юношей и девушек, привлечь их на свою сторону, на сторону нравственных ценностей. Именно эту цель преследует наша просветительская работа. Это и выступления на радио «Прикамье», лекции и праздничные намазы для мусульманской части воинского состава военной части № 7340026, преподавательская деятельность в кадетской школе № 1 города Перми и другие мероприятия.

История ислама в Пермском крае, также как и в Российской Федерации, в целом, насчитывает много веков и межконфессиональная, межнациональная дружба является ценнейшим нашим национальным достоянием, но одновременно и условием целостности нашего государства. Правдивый рассказ об истинных ценностях ислама, о мусульманской нравственности, таким образом, служит и укреплению межнационального согласия и дружбы. Одной из эффективных акций по сближению наших народов является форум «Мусульманский мир», в котором наше управление очень успешно приняло участие в 2012 году, а в текущем 2013 году по решению краевых властей наше Централизованное религиозное управление станет основным организатором с мусульманской стороны.

Как видим, активные шаги и конструктивная позиция уже сегодня дают положительные результаты. По моему убеждению, именно на работу с молодежью, просвещение, укрепление взаимоотношений с органами государственной власти необходимо придавать приоритетное значение в будущем. Прошу почтенное собрание и уважаемого муфтия шейха Равиля Гайнутдина поддержать меня в моих стремлениях и планах.

Считаю жизненно важной на данном этапе работу по повышению квалификации мусульманского духовенства. Образованные, законопослушные имамы завоюют уважение как в глазах наших верующих, так и в глазах общественности и власти. В этом отношении мы возлагаем большие надежды на открытие филиала Московского исламского университета на базе медресе при Пермской Соборной мечети.

Благодарю вас за внимание.

11 февраля 2013 г.

 

 

Заседание Совета по взаимодействию с религиозными организациями при Президенте РФ

Выступление председателя Совета муфтиев России муфтия шейха Равиля Гайнутдина (тезисы)

1. По вопросу военных священников.

Во все времена воинство считалось элитой общества, опорой власти и защитником гражданского населения. С воодушевлением мы воспринимаем позитивный вектор развития Министерства обороны Российской федерации в последние месяцы в связи с приходом на должность министра Сергея Кужугетовича Шойгу. Российский военнослужащий, офицер — честь и доблесть нации и он должен соответствовать профессионализмом, образованностью и нравственным обликом своей миссии охраны и защиты государства и его граждан. В бой не идут из-за коммерческого или какого-либо другого интереса. Туда, где грозит смерть, могут человека повести только чувство патриотизма, огромной любви к родине и долга перед Всевышним. Духовное окормление военнослужащих — важный элемент не только их личного духовного и мировоззренческого развития, но и стратегии военной обороны. Поэтому мы поддержали первые шаги по реанимации проекта введения в Вооруженных силах института военных священников и считаем, что при совместном доверительном подходе наше с Министерством обороны сотрудничество может дать очень положительные плоды.

2. Законопроект о введении уголовной ответственности за оскорбление чувств верующих.

Мы внимательно следим за ходом общественной дискуссии по поводу проекта Федерального закона № 142303–6 «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях противодействия оскорблению религиозных убеждений и чувств граждан, осквернению объектов и предметов религиозного почитания (паломничества), мест религиозных обрядов и церемоний», изучили отзывы Верховного суда и Правительства РФ, а также экспертные заключения Общественной палаты РФ и Совета по развитию гражданского общества и правам человека при Президенте РФ. Нами изучено также предложение президентского Совета по правам человека о том, чтобы, не включая отдельной статьи в Уголовный кодекс РФ, прописать некоторые его статьи в новой редакции.

Считаю нужным подробнее остановиться на том, что в этой связи наиболее волнует руководителей мусульманских организаций разного уровня, а также рядовых мусульман. Тревогу вызывают участившиеся акты агрессии и вандализма по отношению к мусульманским культовым сооружениям — мечетям, молельным домам, а также мусульманским захоронениям. Выражаем также свое глубочайшее осуждение аналогичным действиям в отношении христианских религиозных символов, целая серия которых была зафиксирована в последние месяцы.

Мы считаем вполне оправданным и рациональным значительное ужесточение наказания за нанесение оскорбительных надписей и на здания и ограды культовых сооружений, вплоть до тюремного заключения. Это должно отбить желание невоспитанных наших сограждан «творчески самовыражаться» из спортивного, исследовательского или другого интереса на стенах мечетей, синагог или церквей, как это было не так давно в Иркутске.

Дать юридически грамотное определение понятию «чувства верующих», тем более «оскорбление чувств верующих», действительно, очень непросто. Впрочем, непросто и дать определение тому, что есть разжигание межнациональной и межконфессиональной розни. Мы считаем, что нельзя оскорблять религию как комплекс религиозных воззрений, культурного и богословского наследия, системы жизненных ценностей и мировоззрения целых народов. Такого рода действия вызывают возмущение и негодование всех граждан, принадлежащих данной социальной группе.

Очень часто мы слышим отсылки к свободе слова и самовыражения художника — дескать, художник выражает собственное авторское видение проблемы и им движет не желание нанести кому-либо оскорбление. Однако, давайте говорить откровенно — сколько так называемых актов творчества, будь то «выступление» панк-группы в Храме Христа Спасителя или фильм «Невинность мусульман» вообще имеет отношение к настоящему искусству? Без сомнения, первейший и важнейший мотив таких «актов творчества» не стремление создать произведение искусства, а желание сотворить провокацию, которая вызвала бы неоднозначную реакцию в обществе и заставило его кипеть. Именно таким провокационным действиям должен поставить заслон новая редакция закона.

12 февраля 2013 г., Москва

 

 

Круглый стол «Межрелигиозный диалог и общественная дипломатия как инструмент противодействия распространению терроризма» в РИА Новости
(посвящен визиту в РФ хранителя ключей Храма Гроба Господня шейха Ваджиха Нусейбе)

Выступление ректора Московского исламского университета Дамира Хайретдинова:

Аль-хамду лиллях, ва-с-саляту ва-с-саляму аля расулиллях! Уважаемые участники круглого стола, позвольте поблагодарить организаторов за любезное приглашение принять в нем участие и в начале моего выступления передать братский привет от председателя Совета муфтиев России шейха Равиля Гайнутдина нашему глубокоуважаемому гостю шейху Ваджиху Нусейбе — ас-саляму алейкум ва рахматуллахи ва баракатух, ахлян ва сахлян иля асыма Русия аль-Иттихадия!

Для нас Ваш второй визит в Россию — большая честь. Мы чтим традиции раннего Ислама, в которых Ваша семья занимает место хранителей самого чистого и драгоценного, что оставил нам как духовный завет пророк Мухаммад . Мы особо ценим, что Вы нашли время, дабы помочь нам в работе над ошибками, накопившимися в постсоветский период.

Да, это именно ошибки, обусловленные тем, что традиции Ислама были под угрозой уничтожения 70 лет, когда велась работа огромного государства, желавшего отлучить людей ото всякой веры. Когда человек невежествен о своей вере и не ведет нужной практики, он легко становится добычей сатаны. Невежда в своей религии, будь то православный или мусульманин, легко зомбируется пропагандой национализма, сепаратизма, шовинизма, наконец, часть «горячих голов» встают на путь терроризма. И такой путь деградации ведёт к насилию и убийствам. Подобное происходит во многих точках мира. В Северной Ирландии многие десятилетия существовал конфликт между католиками и протестантами, в Израиле крайне правые силы то угрожают мусульманской святыне Аль-Акса, то наносят оскорбительные надписи на стены христианских церквей и монастырей... Недалеко ушли в своем фанатизме и экстремисты от ислама, будь то в Афганистане или Мали. А ведь в Священном Коране сказано: «Если бы Аллах не удерживал одних от других, то были бы разрушены кельи, церкви, синагоги и мечети, в которых премного поминают имя Божье. Аллах непременно помогает тому, кто помогает Ему» (Св.К., 22: 40).

Потому так важно, что столь высокий авторитет Ислама, как шейх Ваджих Нусейбе посетил и нашу «горячую точку», Дагестан. Да, так устроены люди, что слушать о принципах своей веры и о том, как правильно себя ориентировать в современности будут именно от авторитета, находящегося в глубине традиции. Появление арабского алима для народов Дагестана, которые измучены братоубийственной враждой последних 20 лет — отрадно и перспективно.

Перспективно — почему? А потому, что опыт шейха показывает древнейшие и освященные исламской мудростью способы соседства с инаковерующими. С иудеями и христианами разных течений — католиками, армянами, греками, русскими православными... Иерусалим — удивительное место, колыбель Пророков Единобожия! Как символично, что с 7 века нашей эры хранить ключи от важнейшей святыни мирового христианства поручено именно мусульманину! Я бы сказал, здесь мы видим определенную символику. И для России, в частности, для Дагестана, где сменилось высшее политическое руководство, где появился новый епископ, глава Махачкалинской новой епархии — всё это важно.

А как мы сами думаем — что поможет в противодействии агрессии и терроризму под религиозными флагами? Уверен, что на первом месте стоит образование. Причём, от самого раннего возраста, от уровня детского сада — до вуза. Мы в СМР прилагаем ежедневные усилия, чтобы система исламского воспитания и просвещения была современной и эффективной. Именно об этом мы заботимся, воспитывая новое поколение исламских теологов в стенах Московского исламского университета, налаживая сотрудничество и проводя совместные мероприятия, в частности, с руководством Российского православного университета.

Благодарю всех организаторов вояжа шейха в Дагестан и за этот круглый стол в РИА Новости — Вы проводите очень важную для будущих поколений россиян работу, закладываете фундамент истинного миролюбия и братолюбия. Нашей общей целью является возрождение тех добрых чувств, которые порой бывают утеряны, особенно у нигилистски настроенной молодежи, но которые заложены в традициях всех небесных религий — добрососедство и соработничество!

В заключение позвольте еще раз поблагодарить всех за участие в созидании и укреплении этой величайшей ценности авраамических религий — добрососедства! Спасибо за внимание.

14 февраля 2013 г., Москва

 

Семинар «Российские мусульмане и российская внешняя политика» в Совете по внешней
и оборонной политике

Выступление ректора Московского исламского университета Дамира Хайретдинова:

Уважаемые участники семинара, позвольте мне, прежде всего, поблагодарить руководство Совета по внешней и оборонной политике и лично Федора Александровича Лукьянова за его любезное приглашение в мой адрес выступить сегодня на этом значимом мероприятии.

Анализируя сегодня тему «Российские мусульмане и российская внешняя политика», следует сказать следующее. В первое десятилетие XXI столетия мусульманское сообщество нашей страны пережило эпохальное событие: из статуса гонимой, далее терпимой религии ислам де-факто перешел в разряд одной из государствообразующих религий. Этому способствовали и многочисленные заявления высших руководителей государства — например, такие как слова президента Путина в декабре 2005 года «Россия всегда была самым верным, последовательным и надежным защитником интересов исламской религии. Разрушая Россию, эти люди [т.е. террористы] разрушают одну из основных опор исламского мира» — так и их шаги, направленные на сближение России с исламским миром. Новый вектор во внешней политике был задан не только вхождением России в состав ОИС на правах наблюдателя летом 2005 года, но и, например, не имевшими прецедентов официальными визитами главы нашего государства в Саудовскую Аравию и Катар в феврале 2007 года. Очевидно, что в первую очередь связи России с влиятельными странами исламского мира продиктованы необходимостью консолидированной политики в сфере добычи углеводородов, однако берется в расчет и чисто религиозный фактор. Свидетельством этому стало активное привлечение к данному внешнеполитическому диалогу региональной элиты в лице руководителей наших республик с мусульманским населением. Всем памятны и награждение Минтимера Шаймиева премией имени короля Фейсала за вклад в возрождение исламской культуры, которую он получил из рук короля Абдаллаха ибн Абдель-Азиза аль-Сауда, и многочисленные визиты в страны исламского мира и приемы гостей оттуда главой Чеченской республики Рамзаном Кадыровым, и инициативы президента Башкортостана Рустэма Хамитова на исламском внешнеполитическом поле... Таким образом, мусульманский истеблишмент России занимает достаточно активную позицию в вопросе оживления отношений между Российской Федерацией и исламскими странами, однако в основном этот список ограничивается «политическими тяжеловесами».

Собственно религиозные деятели ислама также пытаются по мере сил участвовать в этой важной работе, хотя, по всей видимости, мы все еще находимся в самом начале пути. Из числа последних позитивных событий, конечно, следует упомянуть Международную конференцию мусульманских теологов в мае 2012 года, в ходе которой была принята Московская богословская декларация против терроризма и экстремизма. Поскольку я был одним из редакторов этого документа, то могу лично засвидетельствовать его огромную важность для нашего социума. Следует отметить регулярные рабочие визиты за рубеж руководителей Совета муфтиев России во главе с шейхом Равилем Гайнутдином и его заместителями, причем не только в исламские страны, но и, например, в КНР в 2010 году, где делегацию принимали на очень высоком уровне и в Пекине, и в автономных регионах. Безусловно, скажу и о важности визитов иностранных гостей в резиденцию Совета муфтиев в Москве — опять же, отнюдь не только из мусульманских стран. Частые гости здесь — послы и специальные делегации стран ЕС и Северной Америки, которые пристально следят за происходящим в нашей стране и которых интересует — здесь я процитирую для примера пресс-релиз встречи шейха Р. Гайнутдина с Советником по религиозным вопросам МИД Франции Роланом Дюбертраном в резиденции СМР в 2012 году — вопросы адаптации трудовых мигрантов, проблемы строительства мечетей и работы мусульманских образовательных центров в наших странах.

Думаю, всем присутствующим хорошо известна и издательская деятельность Совета муфтиев в интересующем нас аспекте, назову лишь несколько самых интересных изданий. Благодаря посредничеству и помощи Вениамина Викторовича Попова мы перевели и издали в ИД «Медина» книгу произведений принца Халеда аль-Фейсала аль-Сауда, достигнута личная договоренность о переводе и издании книги принца Валида ибн Таляля аль-Сауда. Похвалюсь предисловием к своей книге на английском языке британского лорда Ахмеда Назира. Особо отмечу альманахи: политологический «Ислам в современном мире» и культурно-богословский «Ислам в СНГ», Редсоветы которых возглавляет профессор Виталий Вячеславович Наумкин, за что мы ему чрезвычайно признательны. Все эти и другие направления нашей работы способствуют интенсификации контактов России с исламским миром.

Вместе с тем, следует обозначить и ряд проблем. Мы считаем, что отнюдь не в полной мере задействованы в этой важной работе кадры из числа российских мусульман, которые прошли качественное обучение в странах исламского мира. Давайте вспомним из нашей истории, что первым дипломатом, добившимся установления дипломатических отношений между Саудовским государством и Советской Россией, был выпускник медресе Каргалы и «Галия» Карим Хакимов, блестящий знаток ислама и арабской культуры. Благодаря поддержке со стороны МИДа и лично К. Хакимова в 1926 году мусульмане СССР во главе с муфтием Ризой Фахретдином приняли самое деятельное участие в Мекканском конгрессе, который исследователи считают предтечей ОИС. Даже советское атеистическое государство не видело ничего зазорного в том, чтобы вчерашние выпускники исламских вузов и медресе эффективно влияли на внешнюю политику страны и частично определяли векторы этой политики.

Сегодня, однако, против этой практики в СМИ развернута настоящая травля, и это негативно влияет как на внешнеполитические интересы нашей страны, так и на самоощущение исламского сообщества. Частично за этим стоят вчерашние высокопоставленные чиновники, создавшие коррупционные схемы из программ финансовой поддержки в адрес мусульман, но мы видим и более высокий, скоординированный уровень вмешательства извне в дела исламской уммы России. В их интересах было опорочить Совет муфтиев и его главу, искусственно раздробить централизованные муфтияты и стравить их друг с другом. Из этих же кабинетов шла дезинформация российских ведомств, в частности — МИДа, относительно целей и задач Совета муфтиев и его главы. Чиновники получали установку писать о деятельности Совета муфтиев только в негативном свете. В итоге вместо интенсивной и слаженной работы на благо Российского государства и российских мусульман мы видим какое-то броуновское движение, когда, к примеру, самозваные муфтии-альтернативщики выезжают в Страсбург зачитывать речь, состоящую из полнейшего плагиата шейха Р. Гайнутдина.

Зеркальным отображением проблемы является резкое падение экспертного уровня для российских ведомств, когда в качестве аналитиков на место общепризнанных авторитетов приглашаются ангажированные псевдоисламоведы, не являющиеся таковыми в принципе. Их голос благодаря многочисленным площадкам, которые им предоставляются под нажимом, фактически заглушил высочайший уровень экспертизы, знакомый нам по работам В. В. Наумкина, А. В. Малашенко, В. В. Попова, Г. Г. Косача, Л. Р. Сюкийянена, Р. Г. Ланды и других исламоведов с большой буквы. Примером деградации аналитики в интересующем нас вопросе является поддержка со стороны ряда чиновников — опять-таки под нажимом псевдоэкспертов — проекта Консультативного совета мусульман СНГ под руководством шейх-уль-ислама Азербайджана Аллахшукюра Паша-заде. При всем уважении к нему лично, недопустимо разыгрывать карту, фактически стравливающую шиитское меньшинство и суннитское большинство на пространствах СНГ. Напомню, что проблема шиитизации суннитов остро стоит в Таджикистане, где в прошлом году на этой почве произошел публичный скандал между действующим муфтием и братьями Тураджонзода; в Азербайджане, где были эксцессы с закрытием суннитских мечетей; а также, как я выяснил не так давно, и в Дагестане. Шейх Гайнутдин выдвинул более жизненный проект создания Совета муфтиев стран СНГ, но его реализация натолкнулась на истеричное сопротивление со стороны тех сил, кто играет на поле разрозненности мусульман России и СНГ.

Резюмируя, скажу так: в последние годы накоплен огромный потенциал для привлечения религиозных структур мусульман России с тем, чтобы совместно с МИДом и общественными организациями делать одно общее дело, направленное на выполнение задач, обозначенных главой государства. «Окно в исламский мир» было прорублено еще 8–9 лет тому назад, но полноценная работа в этом направлении — все еще не началась. Российские мусульмане озабоченно смотрят на усиливающийся разлом по линии суннитов — шиитов, особенно через призму гражданской войны в Сирии; на проблемы разрозненности муфтиятов СНГ и их идеологической слабости перед угрозой усиления религиозного экстремизма с последующим его проникновением в нашу страну; на усиление исламофобии в странах Запада. И нам есть что предложить в качестве положительного опыта решения некоторых из этих проблем религиозным, политическим и общественным кругам разных стран — не только в теории, но и на практике. У нас есть неплохие и порой неожиданные союзники: так, в странах Восточной Европы от стран Балтии до Румынии все муфтии являются татарами, которые ощущают свою сопричастность к единой татаро-мусульманской культуре. Имам Финляндии, выпускник МИУ, знаток 5 языков Рамиль Беляев — пример религиозного деятеля, который способствует сближению мусульман этой страны с российской уммой, а ведь финские татары за 100 лет проживания в Финляндии выработали действенные механизмы по лоббированию своих интересов перед государством и корректировке внутри- и внешнеполитического курса страны. Энтузиазм таких деятелей должен быть поддержан, в том числе через создание в ряде стран представительств Совета муфтиев России, подобно тому, как эта работа ведется и Московской патриархией. Визиты и конференции, совместная с зарубежными мусульманами издательская и — особо отмечу — образовательная деятельность, мониторинг и экспертная оценка — вот то, что мы готовы предложить на внешнеполитическом поприще уже сегодня, но эта огромная работа требует несравненно более серьезной поддержки со стороны государства. И конечно, мы верим в то, что в МИДе предпочитают работать с настоящими профессионалами, а не самозваными «экспертами»-алармистами. На этой оптимистической ноте я и закончу свой небольшой доклад, надеюсь на конструктивное обсуждение столь острой проблемы на нашей встрече и еще раз благодарю Совет по внешней и оборонной политике — за приглашение и организацию этого важного семинара. Спасибо за внимание.

14 марта 2013 г., Москва

III Межрегиональный форум
«Мусульманский мир» в Перми

Доклад первого заместителя председателя Духовного управления мусульман Европейской части России Дамира Мухетдинова:

Ас-саляму алейкум, уважаемые братья и сестры, пермяки и гости этого прекрасного города!

Тема, которую нам сегодня предложили обсудить, очень актуальна. Мы постараемся понять не просто, что такое культура мусульман в современной России, но и то, на каком уровне теперь находится сотрудничество между регионами, где исторически, испокон веков проживают народы с традиционной мусульманской культурой. Конечно, в кратком сообщении нет возможности, да и не надо подробно, в жанре научной статьи, рассказывать и анализировать всю картину. Свою задачу вижу сейчас в том, чтобы стимулировать на этой прекрасной дискуссионной площадке, в формате Круглого стола, обсуждение. Как мне кажется, есть темы, острые и горячие, на которые мы, люди начала 21 века, призваны дать ответ. Достойный ответ. Мусульмански мотивированный ответ.

ПЕРВОЕ — Никто не станет спорить, что многообразие этносов, религий, языков, обычаев в хозяйстве, быту и поведении — это подлинное богатство страны. Российская Федерация веками складывалась по кусочкам, росло как дерево, развиваясь и разветвляясь. В итоге мы живём почти на одной шестой части суши — Творец мира, значит, позволил нашим с вами предками владеть таким богатством! А как мы им ныне распоряжаемся?

Первый вопрос хочу задать: наши дети, подростки и юноши осознают, какие богатство получили? Знают Россию многоцветную, многонациональную? Изучают это, любят это и гордятся этим? Боюсь, что ответ скорее отрицательный. Иначе не было таких явлений, как рост ксенофобии, исламофобия или кавказофобия, в частности.

Сегодня запущенность культуры интернационализма, любви к соседям с их необычной культурой сказывается печально. Работники МВД, увы, все чаще фиксируют преступления на межнациональной или межрелигиозной основе вражды. Государство, осознавая эти проблемы, недавно разработало масштабную Национальную стратегию России до 2025 года. Это отрадно.

Но я спрошу прежде всего моих собратьев-мусульман: а мы знаем эту стратегию, обсуждаем ее, вносим свой особый вклад в ее реализацию? Или мы живем как бы «на обочине» общества и государства и нас такие темы не волнуют? Нет, темы нас волнуют, ибо бьют прямо по нам. Но мы еще недостаточно интегрированы в институты Гражданского общества и недостаточно умеем пользоваться теми социальными инструментами, переговорами с руководителями всех уровней государства — для решения наших проблем.

Как преодолеть такую изолированность, «жизнь на обочине»? Думаю, проводимые в Перми культурные ярмарки — очень хорошая площадка для реализации наших гражданских и социальных возможностей. За то особая благодарность и руководству Пермского края и города Перми, и Городской Думе и мусульманам края. Но боюсь, что ваш опыт пока еще единичен для страны. Хотелось бы развить его, сдублировать, приспособить к местным условиям в других регионах!

ВТОРОЕ — Вопросами религиозной и национальной деятельности в основном занимаются люди старшего поколения, многие из которых повторяют то, к чему привыкли с советских времен. Да, тогда было немало позитивного, но не было религиозного фактора, он был придушен атеизмом. И еще важная особенность — на современного человека все более влияют СМИ, а теперь еще и социальные сети.

Политологи говорят, что мы перешли в постиндустриальную фазу развития цивилизации, иначе говоря — в информационную. А современные технологии в первую очередь быстро и легко осваивает молодежь. Люди с религиозным опытом и традиционной культурой, как правило, отстают от развития информтехнологий в культуре. Часто ругаются: мол, молодые перестали книжки читать, все время сидят за компьютерами или с планшетами в руках. Как результат — обучение молодежи более эффективно ведут молодые люди из соцсетей, или сознательные силы антикультурного, антироссийского, антирелигиозного настроя. Нередко этим новыми возможностями техники пользуются низкоообразованные, или злонамеренные лица. Сфера новой информкультуры даже создает перевороты — такова серия так называемых революций «арабской весны».

Но мы сейчас обсуждаем не политические аспекты, а культурно-конфессиональные. Тут что видим? Мусульманская молодежь из не традиционно мусульманских регионов России, увы, плохо или вовсе не знает родной язык своих отцов и дедов, но знает английский. Любит иностранную музыку, своих напевов и инструментов зачастую не знает. А если начинает увлекаться религией, то в Интернете находит массу предложений по-русски или по-английски, часто сомнительного свойства.

Через сети идет глобализация. Тут есть, несомненно, много позитивного. Но есть и негатив — хозяева сетей внедряют, зомбируют то, что им надо. Вместо национальных языков и обычаев — сначала усредненный русский, а потом и вообще только английский. Это язык игр, стиль моды, насыщенность речи производными из плохой английской речи (рэп, к примеру, это не высокая поэзия и музыка Англии, а стиль низов общества, примитивных потребителей). В целом общество потребления не заинтересовано в развитии человека вне его жажды потреблять товары. Потому и религия, и национальное — все это лишнее.

Итак, мой второй вопрос: не упускаем ли мы возможностей информационной техники для отстаивания и развития своих коренных национальных и религиозных культур?

ТРЕТЬЕ — Я сам, как видите, человек достаточно молодой. Но и мне приходится прикладывать усилия, чтобы «не отставать от прогресса». Я завел в прошлом году свой блог в Живом Журнале, открыл страницы в Твиттере, ВКонтакте и Фейсбуке. Одним словом — стараюсь выйти на те аудитории, в тех форматах, где сегодня кипит живая жизнь. Где много молодежи. Ведь если мы не будем общаться на современном языке и современными способами — то попадем в ретрограды.

Нашим имамам, алимам, аксакалам и всем прочим носителям нашей веры и нашей культуры необходимо работать в современных формах! Причем, современность не обязательно связана с сетями и компьютером. Много есть форм, где произошло стремительное развитие. Но есть много форм, где нужно годами старательно наращивать силу и энергию в давно сложившихся формах. Нужна гармония новшеств и традиций!

И в форме и в содержании. Вот приведу такие примеры, о которых я уже писал в блоге. «Исламский вклад в настоящее искусство. Что мы даём людям? Хочу поделиться свежими впечатлениями о событиях в мире культуры России, где мусульмане пока ещё не очень заметны, но восстанавливают свои традиции и всё чаще и качественнее предлагают всем свои духовные сокровища.

ИСКУССТВО НАСТОЯЩЕЕ И НЕНАСТОЯЩЕЕ: путь к Свету или провокации?

С отличной и краткой формулировкой происходящего в мире современной культуры выступил наш духовный лидер, причём, на самом высоком уровне. 12 февраля 2013 года председатель Совета муфтиев России муфтий шейх Равиль Гайнутдин принял участие в заседании Совета по взаимодействию с религиозными организациями при президенте РФ и сказал там такие слова.

«Очень часто мы слышим отсылки к свободе слова и самовыражения художника — дескать, художник выражает собственное авторское видение проблемы и им движет не желание нанести кому-либо оскорбление. Однако, давайте говорить откровенно — сколько так называемых актов творчества, будь то „выступление“ панк-группы в Храме Христа Спасителя или фильм „Невинность мусульман“ вообще имеет отношение к настоящему искусству?», — задал муфтий вопрос, подчеркнув, что без сомнения, первейший и важнейший мотив таких «актов творчества» — не стремление создать произведение искусства, а желание сотворить провокацию, которая вызвала бы неоднозначную реакцию в обществе и заставило его кипеть. «Именно таким провокационным действиям должен поставить заслон новая редакция закона», — считает муфтий Равиль-хазрат.

К сказанному нечего добавить. Так оно и есть. Этика и эстетика — неразрывны. Это азбука Ислама.

А вот приятная новость общероссийского масштаба: НОВЫЙ «ИСЛАМСКИЙ ТРЕТЬЯКОВ» ПОКАЗАЛ СВОЮ КОЛЛЕКЦИЮ

А 19 февраля в Отделе личных коллекций ГМИИ имени А. С. Пушкина в Москве открылась выставка произведений классического исламского искусства IX–XIX веков «Девяносто девять имён Всевышнего» из собрания Фонда Марджани.

Не будем скрывать, это событие уникальное и обязано личной одарённости, вкусу, богатству и благородству одного человека. Это наш брат Рустам Сулейманов, которого пора, наверно, именовать «исламским Третьяковым». Организованный им фонд уже внёс весомый вклад в науки об Исламе, в развитие и пропаганду культур мусульманских народов и, прежде всего, родных ему и мне татар. С работой фонда советую ознакомиться и быть в курсе на сайте.

Выставка не только научно обоснована и освещена, но имеет ряд просветительских программ. Она уже работает по 05.05.2013. А каждый четверг в 19.00 для посетителей проходят встречи со специалистами. Советую всем или посетить Москву только ради этой выставки — или же, уважаемые пермяки, позовите эту выставку в свой город! Инша Аллах!

Наш муфтий так высказался об этом событии: «К сожалению, наши сограждане, в том числе и мусульмане по вероисповеданию, крайне мало знакомы с богатейшим культурным наследием мусульманских народов, несмотря на то, что история ислама в нашей стране насчитывает 13 веков. В этой связи невозможно переоценить вклад Фонда Марджани, который посредством организации художественных выставок, издательской и просветительской деятельности возрождает традиции взаимопроникновения и взаимообогащения культур, дружбы народов. Я выражаю глубокую признательность всем сотрудникам Фонда и лично его президенту Рустаму Раисовичу Сулейманову. Подчеркну, что деятельность Фонда имеет большую ценность и в смысле развития института меценатства, благотворительности, который является свидетельством зрелости, состоятельности общества».

Кстати, о «зрелости общества» говорит и ещё одно параллельное событие, правда, во Франции. Там ныне общество скатывается к содомии и исламофобии, но деятели культуры пытаются противопоставить этой чёрной волне светлые образцы высокого искусства. В центре Парижа, во всемирно известном Лувре появился постоянный (!) новый отдел исламского искусства — «Ислам в Лувре».

Итак, процесс возвращения и возрождения исламской культуры идёт. А Рустам Сулейманов для нас, имамов и проповедников в России и СНГ, теперь наглядный пример, когда мы говорим людям об отношении Ислама к богатству и бизнесу: «если ты получаешь щедроты от Аллаха на пути халал-бизнеса и раздаёшь эти щедроты людям (в благотворительности, в поддержке образования или культуры), значит, преумножаешь баракат (благодать Аллаха) и себе лично, и своей семье, и всем, кто занят в этих трудах! Альхамдулиллах!»

И еще одна важная и приятная тема, связанная с культурой речи, языка, наших национальных языков — ПОЭЗИЯ — СЕРДЦЕ ИСЛАМА.

Это событие из сферы поддержки художников слова, наших современников. 13 февраля «Муфтий Равиль Гайнутдин наградил победителей конкурса «Пророк Мухаммад — милость для миров». Этот конкурс проходит уже седьмой год и набирает силу.

На днях пришло известие из Петербурга — Обновленная экспозиция «Ислам» открыта в петербургском Музее истории религии.

Она посвящена Соборной мечети северной столицы, 100-летие которой отмечено 21 февраля этого года. Коллекция культовых предметов ислама в этом музее — одна из крупнейших в мире. Со времени становления Петербурга в городе жили и работали мусульмане многих национальностей, поэтому вопрос о строительстве в столице Российской Империи мечети приобрел актуальность уже в XVIII веке. Указ о ее строительстве подписал император Николай II. Первое богослужение в мечети состоялось 21 февраля 1913 года и было приурочено к 300-летию царствования Дома Романовых.

ЗАКЛЮЧАЮ. Невозможно уже быстро перечислить все события культурной жизни наших мусульманских народов в России, в том числе те, что проводятся совместно с государственными структурами. Мы должны ценить это, дарованное нам Аллахом, особо благоприятное время, равного которому никогда не было в истории России.

Сегодня я поделился с Вами некоторыми впечатлениями, быть может, небесспорными. Хотелось бы, чтобы в обстановке дружеской дискуссии мы с вами вышли на новый, более высокий и ответственный уровень понимания. Понимания того, что происходит вокруг нас, какие раскрылись возможности, где наши упущения — и что мы можем сделать полезного?

С таким ниятом — о доброй дружеской дискуссии — позвольте мне завершить это выступление. Благодарю за внимание! Рахмат.

21 марта 2013 г., Пермь

 

 

Общественные слушания «Миграционные потоки на евразийском пространстве» в Общественной палате РФ

Доклад председателя Совета муфтиев России муфтия шейха Равиля Гайнутдина:

Уважаемые участники Общественных слушаний!

От имени Совета муфтиев России, Духовного управления мусульман Европейской части России сердечно приветствую вас традиционным мусульманским приветствием:

Сегодня российское общество, членами которого мы являемся, столкнулось с новыми вызовами. Одним из них является демография + миграция. Ввиду сочетания целого ряда сложных демографических, социальных, экономических процессов значительно усилилась миграция в Россию. Казалось бы, в этом явлении нет ничего предосудительного, и такой процесс наблюдается во всех странах с развитой экономикой, с интенсивным развитием, но в современной России это явление почему-то вызывает неоднозначную реакцию.

Один из главных вопросов, возникающих сейчас при такой интенсивности миграционных процессов: это проблема интеграции мигрантов и переселенцев в российском обществе. Причем наиболее активно этот вопрос муссируется в связи с интеграцией мигрантов-мусульман. Известно, что значительное число трудовых мигрантов и переселенцев составляют мусульмане из бывших республик СССР, ставших независимыми государствами. И основную нагрузку в деле их адаптации, интеграции, социализации их в России несут мусульманские религиозные организации, общины.

Почему так получается? Приехавший в российский крупный город мусульманин, оторванный из своего уклада жизни, из своей привычной обстановки, сталкивается с массой проблем, и подчас он испытывает шоковое состояние в новом положении, в новых для него условиях в чужой стране. И он начинает искать привычную среду, идет в мечеть, так же как мигрант православный идет в церковь, иудей — в синагогу и т. д. Но, как известно, мечетей в крупных российских городах, а именно они являются основными местами обращения и приема мигрантов, катастрофически не хватает даже для местных жителей, не говоря уже о мигрантах. Большинство наших мечетей построены для городов с вдесятеро меньшим населением, да и меньшей долей мусульман среди него.

Поэтому мигранты — мусульмане в массовом порядке организовывают собственную альтернативную религиозную инфраструктуру, отгораживаясь от местных мусульман и делая процесс их интеграции в принципе неосуществимым.

Таким образом, недопущение строительства новых мечетей прямым путем ведет к анклавизации мигрантов, минимизации их контактов с местным населением. Кроме того, нам ведь практически неизвестно, КТО и, главное, ЧТО проповедуют в этих альтернативных мечетях-молельных помещениях. А, как известно, люди, социально неустроенные, являются самой благодатной средой для распространения всевозможных настроений, идеологий и проявлений экстремизма. У нас сегодня образуются замкнутые сообщества, испытывающие жесткий внешний прессинг — идеальная среда для возникновения и распространения любых экстремистских настроений. Мы все пытаемся найти примеры удачной интеграции мигрантов где-то за рубежом — в Европе, в Америке. Но ведь есть прекрасные примеры в истории нашей собственной страны, причем интеграции тех же самых узбеков, таджиков и киргиз, которые едут к нам сейчас.

Например, в прошлые века в Западной Сибири, в Тобольской и Томской губерниях в массовом порядке селились выходцы из Бухары и Хивы, которые образовали интересную группу населения — сибирских бухарцев. Сохраняя свою оригинальную самобытность, они смогли прекрасно интегрироваться в Сибири, слиться с местным татарским населением. Настолько, что император Николай Второй, проезжая по Сибири, специально заезжал в их аулы. Известными представителями этой группы является видный мусульманский ученый и общественный деятель царской России Абдуррашид Ибрагимов и муфтий ДУМ АЧР Нафигулла-хазрат Аширов. Другие примеры интеграции мигрантов-мусульман можно найти в дореволюционной истории Нижнего и Среднего Поволжья, Южного Урала, причем проходила она именно через автохтонные мусульманские общины, а т. к. последние были в свою очередь интегрированы в российский социум, то вхождение все новых мигрантов в него было достаточно легким и безболезненным. В этом процессе интеграции мигрантов-мусульман через местные мусульманские общины имеется много условий, облегчающих эту задачу. Это и близость языков — татарского и башкирского, с одной стороны, и узбекского, кыргызского, с другой. Общность ханафитского мазхаба, распространенного среди мусульман Центральной Азии, с одной стороны, и Поволжья, Урала, Центральной России, Сибири с другой. Общим являются многие наши традиции, вплоть до того, что наши предки учились по одним и тем же книгам и у одних и тех же учителей. К сожалению, этот потенциал сегодня почти не используется. Все удачные примеры относятся к едва ли не к частной инициативе, и не поддерживаются со стороны государства и общества — основных благополучателей в данном процессе. Как известно, у мусульманских организаций, входящих в Совет муфтиев России, накоплен большой опыт в данном направлении. Мы давно и успешно работаем с мигрантами-мусульманами, причем в этой работе мы сотрудничаем и с Духовными управлениями стран происхождения мигрантов — Кыргызстана, Таджикистана и Узбекистана. Ведется работа по созданию Совета муфтиев СНГ, одним из направлением деятельности которого будет, в том числе, и активное взаимодействие с мигрантами, которые не должны чувствовать себя брошенными, покинув свою родину. Объединение мусульман на евразийском пространстве немыслимо без единства в формировании религиозных элит, которое исторически всегда существовало для наших мусульманских народов. Практически все религиозные организации, входящие в наши структуры, изо дня в день ведут работу по интеграции мигрантов. Ведут ее посредством проповедей в мечетях, лекций и организацией курсов по изучению русского языка, религиозной практики и основ ислама. Имамы проводят беседы с мусульманами, приходящими к нему. А специалисты проводят консультации и оказывают правовую помощь. Формируем мы и пул экспертов, изучаем ситуацию. Так, в начале этого года вышел первый сборник альманаха «Миграция и антропоток на евразийском пространстве», подготовленный нашим издательским домом «Медина», в работе над которым принимали участие специалисты различного профиля. В этом альманахе мы анализируем различный имеющийся опыт адаптации мигрантов, накопленный в ряде регионов нашей страны и за рубежом, в деятельности различных организаций. Формируется образ мусульманина — патриота России, ее строителя, причем это положение распространяется и на этносы, являющиеся в настоящее время мигрантскими. Руководителем отдела по работе с общественными организациями и мигрантами Духовного управления мусульман европейской части России осуществляется кинодокументальный проект «Мусульмане, которыми гордится Россия».

Проект призван изменить представление о роли мусульман в истории России как среди самих мусульман, так и не мусульманского населения. Изменить образ противостояния «мы — они» в сознании людей. Кроме того, Совет муфтиев России особое внимание уделяет книгоиздательской деятельности. Мы сотрудничаем с духовными управлениями стран СНГ: переводим и издаем книги на родных для мигрантов языках. В частности, в скором времени должна увидеть свет моя книга «Ханафитская акида» на кыргызском и казахском языках. Ранее, мы издали серию книг для мигрантов из Кыргызстана: «Читаем намаз», «Жизнь пророка Мухаммада», «Основы ислама» и др. 6 апреля — 2 дня назад в киноконцертном зале «Мир» в Москве провели большую культурную программу совместно с кыргызстанским ДУМ и Советом муфтиев России.

У процесса интеграции всегда имеется две стороны: принимаемая и принимающая. У нас сегодня принимающая сторона не выражает стремления к принятию мигрантов, причем не только мусульман. Почему сейчас многие переселенцы — русские из республик Центральной Азии в результате переезжают из моноэтничных русских регионов в регионы со смешанным населением, Татарстан, например. У нас все усилия по интеграции мигрантов пытаются ориентировать исключительно на самих мигрантов. Учим их русскому языку, пытаемся научить культуре, хотя сами не можем определить, что является культурой принимающего сообщества. При этом даже не пытаемся учить само принимающее сообщество стать именно принимающим. Россиянам самим необходимо научиться быть принимающей стороной. Все равно нам от этого не уйти. Восприятие мигрантов только лишь как рабочих единиц рано или поздно ударит как по этим мигрантам, так и по принимающему сообществу.

Нам не должно быть все равно, о чем думают люди в оранжевых жилетках. Не подходит здесь и подход «держать и не пущать». Для поднятия экономики нужны рабочие руки. К сожалению, россияне сегодня без трудовых мигрантов одни — сами не справляются. Значит, и в дальнейшем, Россия будет принимать трудовых мигрантов. И без целенаправленной, систематической воспитательной работы как с мигрантами, так и с принимающим сообществом нам не решить проблему адаптации и интеграции мигрантов. Популистские же безответственные заявления лишь усугубляют имеющуюся ситуацию.

8 апреля 2013 г., Москва

Выступление первого заместителя председателя Духовнорго управления мусульман Европейской части России, члена Общественной палаты РФ Дамира Мухетдинова:

Уважаемые участники Общественных слушаний!

Проблемы миграционных потоков на Евразийском пространстве в настоящее время являются не просто серьезным фактором в развитии Российской Федерации, но и значительно изменяют многие сферы российского общества. Уровень взаимозависимости между нами, как страной принимающей большое количество мигрантов и странами исхода сегодня выходит на более высокую ступень. При этом, анализируя государственные и научные подходы, в данной сфере я очень часто сталкиваюсь с несовместимостью, можно даже сказать неким разделением позиций специалистов. Так, органы государственной власти и часть научного сообщества придерживается в основном экономических подходов к оценке миграционных перспектив российского общества. Более того, нас ставят перед фактом, что замещение убыли населения с помощью миграционных является насущной необходимостью с точки зрения экономического развития страны. Другая группа ученых говорит о преувеличении экономического эффекта от мигрантов и утверждает, что они вызывают серьезные конфликты на национальной почве.

Обозначив две полярные позиции, я постараюсь определить основные моменты, которые я вижу в качестве необходимых шагов как для решения проблем, так и для качественного развития среды, принимающей мигрантов.

Во-первых, я бы хотел подчеркнуть, что вне зависимости от наличия или отсутствия экономического эффекта для российского народного хозяйства мигранты продолжают приезжать в Россию. Они уже стали частью российского общества. При этом их роль, зачастую, понимается достаточно однобоко, в рамках двух координат: экономической и этнической. И если экономическая координата в подавляющем большинстве случаев остается высокой, то вот этническая координата имеет с точки зрения российского общества отрицательное значение.

В этой связи я бы хотел обратить внимание, что современная российская политика носит неоднозначный характер. С одной стороны мы стимулируем трудовую миграцию, как сезонную, так и циркулярную. С другой стороны механизмы юридического укоренения мигрантов в России, попросту говоря получения вида на жительство и гражданства несоизмеримо сложнее, нежели сохранение статуса трудового мигранта. Об этом свидетельствуют цифры: за 2007–2011 года по программе переселения соотечественников в Россию переехало около 80 тыс. человек, при этом только законных трудовых мигрантов у нас в настоящее время находится 1,7 млн человек, а разным оценкам незаконны трудовых мигрантов — от 2 до 3 млн человек. Масштаб разницы говорит о том, что Россию воспринимают, как страну, в которой удобно работать, зарабатывать на жизнь, но не жить здесь постоянно. Почему возникает такая ситуация?

Во-первых, я хотел бы отметить, что подходы к анализу миграционных процессов в российской экспертной среде сложились достаточно жесткие. Мигранты воспринимаются как однообразная человеческая масса, которая плохо образована, которая не знает русского языка, которая ведет себя неподобающим образом. При этом мы забываем, что те стереотипы общественного сознания, которые я сейчас озвучил родились в отношении разных этнических групп, разных людей с разными культурными кодами. Объединять все эти стереотипы и применять их ко всем неправильно.

В настоящее время мусульманские организации все больше вовлекаются в процесс адаптации и интеграции мигрантов в российское общество. Не секрет, что значительная масса мигрантов представляют регионы Центральной Азии и Кавказа, где подавляющее число людей исповедают ислам. Многие из них, приехав в Россию, стали посещать мечеть тем самым сохраняя свою культурную идентификацию. При этом мы видим, что ресурсы мусульманских организаций в большинстве случаев используются недостаточно, от случая к случаю. Если возникают какие-либо проблемы с поведением мигрантов, то органы власти обращаются либо в национально-культурные организации, либо в мечеть. При этом уровень вовлеченности основной массы мигрантов в деятельность национально-культурных общественных организаций по самым оптимистичным оценкам не превышает 20% представителей той или иной этнической группы.

Могу сказать, что проблемы, с которыми сталкиваются мигранты из мусульманских стран различны и механизмы их решения различны, не смотря на то, что большинство их них имеет этносоциальное происхождение. Так, например, представители кавказских народов проявляют большую социальную активность, в том числе навязывая собственные культурные стереотипы поведения. Неудивительно, что уровень интолерантности по отношению к ним выше, чем у других групп мигрантов. В тоже время уровень культурной адаптации у мигрантов из Центральной Азии в основной массе значительно ниже, чем у представителей кавказских народов. Это объясняется и значительными различиями в условиях социализации и условиями внутри российского общества, и спецификой общинных институтов у различных мигрантских сообществ.

Работа, которую ведет Совет муфтиев России и Духовное управление мусульман Европейской части России с мигрантскими сообществами направлена, прежде всего, на формирование ответственного и граждански лояльного поведения через усвоение норм Ислама, через религиозное воспитание. Для большинства такое культурное воспитание носит характер второй или даже третьей социализации. В этой связи хотелось бы отметить, что помощь органов власти и общественных организаций в данной сфере явилась бы залогом эффективной адаптации и интеграции мигрантов в российское общество.

Если же говорить о конкретных мерах совместных действий органов власти, институтов гражданского общества, религиозных организаций то мы предлагаем следующие шаги:

Концептуально скорректировать «Государственную программу по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников проживающих за рубежом». Мы предлагаем разработать индивидуальные программы по работе в странах СНГ с нашими соотечественниками, позволяющие вести конкретную юридическую, культурологическую и социальную подготовку к интеграции мигрантов в российское общество. Мы должны понимать, что диверсификация подходов позволит повысить эффективность нашей работы в каждом конкретном регионе.

Использовать для подготовки будущих мигрантов филиалы российских высших учебных заведений, функционирующие в странах исхода. В настоящее время в СНГ функционируют как филиалы российских вузов, так и высшие учебные заведения, финансируемые на деньги российского бюджета. Считаю необходимым обратить внимание, что использовать труд данных специалистов можно в том числе для широких слоев общества, в том числе и с целью популяризации культуры России и народов нашей страны.

Обеспечить со стороны органов государственной власти системное участие религиозных и общественных организаций в интеграции соответствующих групп мигрантов. Нынешнее взаимодействие в сфере интеграции между государством и гражданским обществом носит нерегулярный характер и в основном заключается в деятельности различных общественно-консультативных структур. До настоящего момента нет ни одного реального законодательного и организационного механизма вовлечения общественных и религиозных организаций в процесс интеграции мигрантов.

Повысить образовательную составляющую в процессе интеграции мигрантов, в том числе в юридической и культурологической сферах. В настоящее время существует насущная задача в повышении юридической грамотности как трудовых, так и обычных мигрантов. Создание системы институтов, занимающихся популяризацией российской культуры на территории стран исхода, а также знакомством с российскими законодательными основами снимет большое количество трудностей в процессе интеграции мигрантов.

Сформировать в рамках субъектов Федерации, испытывающих серьезные депопуляционные процессы, временные свободные экономические зоны для заселения их соотечественниками и мигрантами из стран СНГ. Уже многое было сказано о необходимости заселения территорий, где имеются серьезные демографические трудности. Поэтому мы должны создать условия для заселения тех регионов, где это действительно необходимо.

Сформировать на базе региональных духовных управлений мусульман центры интеграции мигрантов-мусульман. В настоящее время Духовным управлением мусульман Европейской части России в ряде регионов запущен процесс создания Центров мусульманской культуры, которые будут в себе нести функции центров адаптации мигрантов.

Организовать соответствующее освещение мигрантской темы, в том числе на Общественном телевидении. Содействие средств массовой информации в деле формирования благоприятных взаимоотношений между мигрантами и принимающим обществом.

8 апреля 2013 г., Москва

 

X Конференция межрелигиозного диалога
в Дохе (Катар)

Выступление заместителя председателя Совета муфтиев России Рушана Аббясова:

Уважаемые участники конференции!

Позвольте поприветствовать вас от имени Председателя Совета муфтиев России, духовного лидера мусульман России Муфтия шейха Равиля Гайнутдина и от себя лично традиционным мусульманским приветствием

Разрешите мне поблагодарить организаторов данного мероприятия, в частности председателя совета Конференции по межрелигиозному диалогу в Дохе Ибрахима ибн Салиха Ан-Нугейми, также всех участников и выступающих на данной конференции за их ответственную научную подготовку и активную работу по развитию межрелигиозного диалога.

Со всем уважением и почтением обращаюсь к Его Высочеству эмиру Катара шейху Хамад Бин Халифа Аль-Тани, а также Его Высочеству престолонаследнику государства Катар Шейху Тамим бин Хамад Аль Тани, да хранит их Аллах, а также правительство страны за предоставленную возможность на протяжении 10 лет проведения столь важной и необходимой межрелигиозной конференции, целью которой является сохранение и развития мира и согласия в мировом сообществе.

Дорогие участники конференции, прежде чем перейти к успешному опыту России в межрелигиозном диалоге, позвольте вкратце рассказать об истории государственно-конфессиональных отношениях на территории современной России.

Россия — великая евразийская цивилизация, где исторические корни Ислама являются одними из самых древних, не случайно официальное принятие Ислама булгарскими племенами состоялось на 66 лет раньше, нежели принятие Русью христианства в 988 году, а одна из самых древних мечетей расположена в городе Дербент в Республике Дагестан, куда Ислам принесли сподвижники пророка Мухаммада .

Арабский летописец Х в. Ибн Фадлан, описывая путешествие посольства багдадского халифа Джафара аль-Муктадира (908–932 гг.) на Волгу, отмечает, что еще до прибытия послов в Булгарию, где ныне расположена Республика Татарстан, там уже существовала мусульманская община численностью до 5 тысяч человек и несколько мечетей.

Из русских летописей известно, что в 986 г. великому князю киевскому Владимиру прибыли булгарские послы с предложением принять исламское вероучение. Отвечая на вопрос Владимира, в чем особенность их веры, послы разъяснили, что им как мусульманам возбраняется употреблять в пищу свинину, пить вино, а также необходимо проходить обряд обрезания... По утверждению летописцев, Владимир сказал, что обрезание и запрет на свинину ему не подходят, а относительно вина выразился так: «Руси есть веселие пити, не можем без того бытии».

Какими бы не были истинные причины отклонения ислама и выбора Владимиром через два года христианства в качестве религии Киевской Руси, именно эти родственные по общим монотеистическим корням религиозно-философские учения определили в дальнейшем уникальный характер российской государственности.

В последующие столетия, вплоть до завоевания Волжской Булгарии монгольской армией, предки современных казанских татар полностью становятся составной частью многоликой, говорящей на разных языках и наречиях средневековой мусульманской общины.

С середины XIII до середины XV в. в период существования крупнейшего средневекового государства Евразии — Золотой орды, исламское вероучение, заметно расширяя свои позиции, становится идейной основой не только для булгарского общества, но и для других тюркских и тюркизированных народов Восточной Европы и Западной Сибири.

Господствующее положение ислама как официальной религии золотоордынских правителей не означало, однако, тотальной исламизации представителей других религий. В период правления самого могущественного ордынского хана Узбека (1312–1342 гг.) и его преемников приверженцы христианских конфессий — православия и католичества — имели гарантированное право не только исповедовать, но и активно распространять свои вероучения.

В свою очередь, русские давно знали об арабо-исламском мире. Однако подлинное знакомство с исламом, оставившее заметный след в истории Московской Руси, произошло в 1406 г. Именно тогда своевременная помощь татарского хана Шадибека и его войска позволила московскому князю Василию I отбить нападение литовских завоевателей. С этого времени и особенно со второй половины XV в. в Москве, а также в Кашире, Серпухове, Коломне, Звенигороде, Юрьеве-Польском и других городах начинали возникать поселения, жизнь в которых регламентировалась согласно мусульманскому укладу и традиционным предписаниям этого вероучения.

Падение Казанского ханства в 1552 г. и последовавшее за этим завоевание Московской Русью обширной, раскинувшейся от Волги до Сибири мусульманской ойкумены — Астраханского, Сибирского, Касимского и, наконец, Крымского ханств — стали поворотным в истории народов этого огромного региона. Процесс централизации Руси вокруг Москвы, начатый еще «собирателем земли Русской» Иваном Калитой, во второй половине XV в. завершается образованием Московского государства. Его официальной идеологией стала опирающаяся на антично-византийское наследие православно-церковная доктрина. Вскоре после этого началась ликвидация всех форм мусульманской доктрины, которая сопровождалась внедрением в христианскую среду идей борьбы с инаковерием.

С приходом к власти династии Романовых отношение православной Руси к исламу официально закреплялось в царском указе от 16 мая 1681 года, в котором нетерпимость к магометанству приобретает характер государственной политической установки. В Петровскую эпоху политика гонений в отношении ислама, состоявшая в насильственной христианизации тюркоязычного населения, уничтожении мусульманского духовенства и мечетей, привела к тому, что ислам практически был исключен из активной социальной и культурной жизни народов, некогда его исповедавших.

Пугачевское восстание 1773–1775 гг., в котором активное участие приняли татары и башкиры, вынудило Екатерину II изменить свое отношение к «инородцам» магометанам. Первым, глубоко символичным шагом, свидетельствующим о наступлении новой эпохи для российского мусульманства, стало строительство новой мечети в Казани.

Императорским указом от 22 сентября 1788 г. было учреждено Магометанское духовное собрание в Оренбурге. Несмотря на притеснения, мусульмане, тем не менее, отзывались на призыв правительства оказать содействие в борьбе с внешним врагом, так случилось и в 1812 году, когда армия Наполеона победоносным шагом пошла по России.

Зачастую шедшие в авангарде российской армии конные отряды, состоявшие из представителей мусульманских народов, наводили ужас на противника. По некоторым данным, именно конный полк, составленный из татар и башкир, первым вошел в Париж. А чуть позже, в 1814 г., победоносно вступая в столицу Франции во главе союзных армий, в свите императора Александра I был герой Отечественной войны 1812 г., первый чеченский генерал в российской армии Александр Чеченский.

Однако, несмотря, на заслуги мусульман, царский режим шел на уступки мусульман крайне неохотно, вплоть до 1905 года, когда появился Манифест, провозгласивший свободу совести и вероисповедания в Империи. Но эти меры были запоздалыми, ибо недоверие к царскому режиму, причем не только мусульман, но и христиан, привело к революции и упразднению монархии в России.

В свою очередь, большевики использовали доверчивость мусульман в своих корыстных целях. Большевики обещали им «право на самоопределение» и сначала проводили в их отношении политику, отличную от политики по отношению к другим религиям. Когда большевики поняли выгоду сотрудничества с мусульманами на Востоке и в самой России, они издали знаменитый манифест, обращенный ко «всем трудящимся мусульманам России и Востока», в котором говорилось:

«Мусульмане России, татары Волги и Крыма, киргизы Туркестана, азербайджанцы и чеченцы, а также жители горных районов Кавказа, все те, чьи мечети и храмы были разрушены, а вера и национальные обычаи преследовались царем и русскими тиранами, знайте, что ваши религиозные убеждения, обычаи и ваши национальные учебные заведения отныне и навеки будут свободны.» Это ваше право. Знайте, что ваши права, как права народов России, находятся под охраной революции, представителей рабочих, армии и крестьян, совершивших революцию".

Но это были лишь слова и спустя некоторое время большевистские репрессии почти полностью истребили христианское, мусульманское, иудейское и буддистское духовенство. Это был страшный удар по духовной жизни верующих людей, поскольку многовековое наследие было выдернуто из жизни людей, и полностью его восстановить не представляется возможным.

Большевистский период — это одна из черных страниц российской мусульманской истории, ибо все, что веками сохранялось и по крупицам воссоздавалось, сгорело, и было разрушено, мечети и церкви превращены в сараи и амбары.

Но мусульмане оставались верны своему Отечеству. В этой связи можно вспомнить о роли мусульман в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг. Лучшим свидетельством этого являются тысячи ветеранов и еще большее количество погибших в боях от Москвы до Берлина. Тем не менее, не лишним будет привести и несколько фактов.

До сих пор остается достоянием узкой группы специалистов то обстоятельство, что в покрытой ореолом героизма и стойкости Брестской крепости значительную часть гарнизона составляли представители мусульманских народов — чеченцы и ингуши. В тяжелые дни Великой отечественной Муфтий Духовного управления мусульман европейской части СССР и Сибири (ДУМЕС) Габдурахман Расулев призвал мусульман встать на защиту Родины. «Нет ни одного правоверного, чей сын, брат или отец не дрались бы сегодня с немцами, отстаивая с оружием в руках нашу общую Родину. Так же, как и нет, наверное, ни одного, кто бы в тылу не помогал делу победы своим трудом на фабриках и заводах. Ибо мы, мусульмане, хорошо помним слова пророка Мухаммада : «Любовь к Родине — это часть твоей веры», — сказал муфтий на съезде мусульманского духовенства в Уфе в 1942 году. В свою очередь Сталин в благодарность мусульманам, которые собрали деньги на строительство танковой колонны, лично написал: «Благодарю Вас за Вашу заботу о бронетанковых силах Красной армии. Примите мой привет и благодарность Красной армии. И. Сталин». Это обстоятельство в дальнейшем сыграло значительную роль в либерализации государственной политики по отношению к религии в послевоенные годы.

Но вплоть до 90-х годов XX века религию продолжали унижать, ограничивая ее в правах. О чем говорить, если на весь Советский Союз приходилось менее ста мечетей! На сегодняшний же день в России функционируют более 7 тысяч мечетей. «Все что у вас — тленно, все, что у Аллаха — вечно» — говорится в Священном Коране. Посему советский строй, который казался тогда незыблемой твердыней, рухнул, как и царизм, в первую очередь из-за своего отношения к религии.

Со становлением новой России наступил для верующих мусульман духовный ренессанс. Вслед за «колоссальным пробуждением национального и религиозного самосознания» 1990-х годов пришел период активного развития инфраструктуры в виде строительства храмов, мечетей, синагог, дацанов, учебных заведений, создания социальных служб.

Поступательное развитие Российской Федерации за истекшие годы позволило ей уверенно вернуть себе место ведущей мировой державы, неизмеримо укрепить свой экономический, культурный и духовный потенциал. Особым образом среди ярких достижений России стала организация Всемирного саммита религиозных лидеров, который успешно прошел 3 июля 2006 года в Москве. Также ярким достижением является, вступлением России в качестве наблюдателя в Организацию исламского сотрудничества (ОИС), в чем наглядно отразилось дальнейшее укрепление ее традиционных связей с Исламским миром.

Россия является многонациональной страной. Сложно найти страну с таким огромным разнообразием национальностей. Согласно статистике, около сотни этносов в течение многих веков проживают на территории Российской Федерации. Общеизвестно, что в России существует большое количество вероисповеданий. Традиционными религиями России являются: Православие, Ислам, Иудаизм и Буддизм. Среди них одно из важных мест занимает Ислам. По численности единоверцев в России Ислам занимает второе место, официальное количество мусульман в Российской Федерации составляет более 20 миллионов человек.

Мусульмане России, веками проживающие на территории России, несмотря на географическую отдаленность от мусульманского мира, являются не только патриотами своей страны, имеющими активную гражданскую позицию, но и неотделимой частью мировой исламской уммы. Не случайно, такие выдающиеся духовные личности известные мусульманскому миру, как Муса Бигиев, Шихабетдин Марджани, Ризаэтдин Фахретдин были выходцами из российских мусульман.

Мусульмане внесли колоссальный вклад в дело утверждения российской государственности и продолжают оставаться государствообразующим сегментом России. Президент РФ Владимир Путин заявил следующее: «Ислам по праву является неотъемлемой частью современной религиозной, общественной, культурной жизни России. Подчеркну, что государство высоко ценит плодотворную деятельность мусульманских организаций, гарантирует своим гражданам возможность следовать нормам исповедуемой религии».

В связи с этим, мне бы хотелось рассказать Вам о деятельности одной из наиболее крупных российских мусульманских религиозных организаций -Совете муфтиев России, общины которой расположены по всей территории нашей страны.

Важное место в деятельности Совета муфтиев России занимает исламское образование и духовно-нравственное просвещение, а также постоянный мониторинг состояния дел в регионах, своевременное решение возникающих вопросов, оказание помощи мусульманским общинам в налаживании партнерских отношений с местными органами власти и развития межрелигиозного диалога. Мы регулярно выезжаем в регионы и на месте знакомимся с религиозной жизнью.

Мы посещаем религиозные общины, беседуем с верующими и имамами мечетей. В ходе поездок в обязательном порядке организуем встречи с иерархами Русской Православной Церкви, других традиционных религий и способствуем налаживанию дружеских отношений между нашими общинами. Итоги каждой поездки обсуждаются с руководителями республик и главами администраций областей и городов, что позволяет нам решать все возникающие вопросы в деятельности религиозных объединений.

До 1991 года с разрешения органов власти по всей России действовали менее 100 мечетей. Ими, в рамках советского законодательства о культах, руководили духовные управления мусульман, расположенные в Уфе и Махачкале. Жизнь показала необходимость и эффективность института Духовных управлений мусульман. Одновременно выяснилось, что ряд важных вопросов они могут решать только сообща, объединив усилия с другими духовными управлениями мусульман, и совместные поиски привели к объединению и образованию в Москве в 1996 году Совета муфтиев России.

Наша организация является как активным участником религиозных, политических, культурных процессов в российском обществе, так и структурой, которая ведет большую работу с зарубежными коллегами.

Вкратце хотелось бы рассказать о нашей деятельности в области сотрудничества с другими традиционными религиями нашей страны, в первую очередь с Русской Православной Церковью.

Хочу особенно подчеркнуть, что связанные совместным существованием в пределах единого историко-географического пространства, христианские и исламская цивилизации в течение последних четырнадцати веков были обречены на достаточно тесное взаимодействие. Можно констатировать, что и православное христианство, и ислам обладают значительным историческим потенциалом сосуществования в режиме конструктивного диалога.

С целью консолидации сил, направленных на духовное развитие российского общества, руководством нашей страны была оказана поддержка инициативе по созданию Межрелигиозного совета России, куда вошли представители религиозных объединений России. Основными целями и задачами которой являются координация совместных действий и противодействие использованию религиозных чувств для разжигания межэтнических конфликтов, утверждение в обществе традиционных духовных ценностей, согласия и стабильности, диалог с государственной властью России и других стран.

К другим не менее значимым структурам, призванным заниматься вопросами развития диалога между религиозными сообществами, можно отнести Совет по взаимодействию с религиозными организациями при Президенте РФ, Комиссию Общественной палаты по межнациональным отношениям и свободе совести, консультативные и экспертные советы при органах государственной власти, при главах регионов.

С учетом многолетнего сотрудничества можно смело констатировать, что к голосу верующих прислушиваются, и в решении любого вопроса учитывается наше мнение.

Говоря о программах Совета муфтиев России, на которые мы привлекаем последователей разных религий России, можно упомянуть Шатер Рамадана. В светлые дни Священного месяца Рамадан у Мемориальной мечети Москвы на Поклонной горе, которая была построена в честь воинов-мусульман павших в боях с фашизмом в 40-х годах XX века, ежегодно организовывается Шатер Рамадана, который собирает за одним столом людей разных национальностей и вероисповеданий, что является свидетельством толерантности, укрепления междунациональных и межрелигиозных связей. Каждый вечер мы знакомим посетителей с историей, нравственностью и особенностями Ислама, побуждая людей пересмотреть свою точку зрения касательно ложного образа Ислама создаваемый СМИ.

Ежегодно мы проводим Всероссийский поэтический конкурс «Пророк Мухаммад — милость для миров», который приурочен к Мавлиду ан-Наби — дню рождения Пророка Мухаммада . В преддверии конкурса проводится широкая рекламная акция в Интернете и в печатных СМИ, рассылаются объявления во все Духовные управления мусульман России. С каждым годом количество участников растет. А что касается качества работ, то оно тоже демонстрирует положительную динамику. Причиной этому служит то, что в конкурсе принимает участие большое количество профессиональных поэтов и литераторов. Лауреатами данного конкурса становятся как мусульмане, так и последователи других религий, что подчеркивает интерес общества к личности Последнего Пророка !

Советом муфтиев России ведется активная работа с детскими домами и ветеранами, сегодня это несколько подшефных детских домов, а также сотни ветеранов и инвалидов, как в самой Москве, так и в регионах России. Отдельно хотелось бы выделить работу с заключенными, где мы не только духовно окормляем людей, но и на регулярной основе проводим молитвы и уроки по основам Ислама в местах лишения свободы, а также участвуем в строительстве мечетей в тюрьмах, тем самым показывая заключенным, что встать на путь исправления никогда не поздно.

Совместно с представителями традиционных религий нашей страны мы организуем спортивные соревнования, культурные мероприятия и молодежные формы, прививая к молодому поколению россиян чувства взаимоуважения. Ежегодно совместно с представителями других религий проводятся кампании по сбору донорской крови.

Представители других вероисповеданий с удовольствием принимают участие в наших крупных мероприятиях, таких как Московский Мeждународный конкурс чтецов Корана, который ежегодно собирает представителей более чем 30 стран и Moscow Halal Expo, подчеркивающее возрастающий спрос продукции Халяль.

Несмотря на канонические, вероучительные различия, мусульман и христиан объединяют общие непреходящие ценности. Имамы и священники едины в противодействии нравственным порокам и болезням современного общества. Мы находим общий язык со служителями Русской Православной Церкви и других традиционных религий, проводим совместные мероприятия. К сожалению, положительный опыт взаимодействия не всегда находит отражение в средствах массовой информации, особенно федерального уровня.

Мы призываем священнослужителей всех религий продолжать и развивать межконфессиональное сотрудничество, а массмедиа — способствовать распространению мира, добра и взаимопонимания в наших странах.

В завершении хотелось бы сказать, что диалог религий способствует формированию этноконфессионального многообразия России, понимаемое как сосуществование различных религиозно-культурных традиций в одном историческом пространстве. Уверены, что многовековой опыт России будет полезен современному миру, ибо пройдя разные периоды сосуществования наших религии, мы выработали модель гармонизации отношений между последователями разных религий, что еще раз свидетельствует об уникальном историческом опыте толерантности в России.

24 апреля 2013 г., Доха

 

Международная конференция
«Казахстан — наш общий дом» в Астане

Выступление председателя Совета муфтиев России муфтия шейха Равиля Гайнутдина:

Уважаемые участники конференции!

От имени Совета муфтиев России, Духовного управления мусульман Европейской части России сердечно приветствую вас традиционным мусульманским приветствием:

Я искренне рад быть среди участников конференции «Казахстан — наш общий дом!». На протяжении тысячелетий степи Сары-Арка были общим домом для представителей многих древних тюркских родов. Во времена Великого Тюркского каганата наши предки создали на этой земле общее евразийское государство. Караванные пути, дороги великого Кочевья скрепляли в единое целое тюрок Казахстана с тюрками Поволжья, Урала, Алтая, Сибири, Северного Кавказа. По воле Всевышнего общетюркская цивилизация стала основой для важнейшего духовного движения — уже более тысячелетия назад эти дороги стали путями распространения Ислама вплоть до земель на Оке, Волге, Каме, Оби. Вот почему нами, тюрками Российской Федерации и других стран СНГ, казахские степи воспринимаются как родные, подобно прародине тюрков Алтаю и Туве, вот почему мы с радостью и гордостью говорим вместе с вами, уважаемые казахстанцы: «Казахстан — наш общий дом!».

Географически располагающийся в центре тюркского мира Казахстан на рубеже XX–XXI веков вступил в новый этап своей политической истории, став одной из наиболее преуспевающих и процветающих стран на постсоветском пространстве. В этом благополучии велика роль лидера казахстанской нации Нурсултана Абишевича Назарбаева.

Справедливо было бы говорить, что современный Казахстан является продолжателем политических традиций древних тюрков, особенно в части укрепления государственности, высокой степени толерантности к представителям различных культур и вероисповеданий, уважения к высокому значению религии в жизни общества. Думаю, именно благодаря такому подходу сформировался феномен, который политологи сегодня называют «казахстанской моделью межэтнического и межконфессионального согласия».

Казахстан во главе с Нурсултаном Назарбаевым стал для всего мира примером межконфессионального согласия. Именно на казахской земле проводится регулярно столь масштабное международное дело, как Съезд лидеров мировых и традиционных религий. Республика не на словах, а своими практическими делами демонстрирует, что согласие между народами и религиями достижимо. А это так важно для многих горячих точек на нашей планете, где люди годами и десятилетиями не могут избежать вражды и насилия!

Мы особо ценим, что земля Казахстана стала домом для представителей многих мусульманских народов России. Как минимум с XVII века сюда уходили представители татарских и башкирских родов, стремившиеся сохранить национальные и религиозные устои. С началом политики сотрудничества в эпоху Екатерины II татарские имамы и торговцы приходили в Степь, строили мечети, открывали медресе.

Тысячи исторических нитей, семейных и дружественных уз связывают наши народы. Но что составляет повестку дня нашего сегодняшнего сотрудничества? Что нам делать в современных условиях? Ответы на эти вопросы мы — российские мусульмане, стремимся найти не путем монолога, а путем диалога с нашими братьями по вере из стран Содружества Независимых Государств.

Мы возродили традицию Всероссийских мусульманских съездов 1905–1917 гг. и Всероссийских съездов улемов и мутаваллиев, которые проходили в первой четверти XX века, в те времена, когда земли Центральной Азии входили в состав Российской империи и РСФСР. В 2005 году мы учредили Всероссийский мусульманский форум, который в 2011 году перерос в формат мусульманского форума стран СНГ, его гостями и участниками стали наши коллеги, присутствующие на этом мероприятии религиозные и светские деятели, позиция и активность которых и составляет, во многом, суть развития ислама на постсоветском пространстве.

Для мусульманских лидеров СНГ сегодня, как и два века назад важнейшим институтом является Духовное управление мусульман, и его как институт необходимо укреплять и развивать. Верховенство права, сильная государственная власть дают больше гарантий правам верующих, нежели хаос и гражданские смуты. Этой точки зрения придерживаются и в массе своей наши народы, которые поддерживают духовные управления, наших имамов и муфтиев. Но, к сожалению, находятся силы, желающие свернуть народ с праведного, законопослушного пути, лишить имамов минбара любой ценой, вплоть до убийства. На мельницу экстремистов льют воду и исламофобы, изо всех сил пытающиеся выбить почву из под ног самого института духовных управлений мусульман.

Каждый новый день ставит перед политическими и духовными лидерами новые вызовы и задачи. Сегодня многих волнует тема миграции и интеграции в инокультурной среде.

Большинство из нас помнит те времена, когда миллионы выходцев из славянских республик СССР заселяли центральноазиатские республики, серьезно влияя на веками сложенный этнический баланс этих территорий, причем не всегда в положительную сторону. Советский Союз забирал ресурсы, но взамен позволил народам Центральной Азии пройти ускоренный этап индустриализации, оставил после себя развитию социальную и инженерную инфраструктуру. Каждый вправе сам давать оценку историческим событиям, но того факта, что народы Евразии за многие столетия соседства научились по-настоящему сосуществовать рядом и выручать друг друга в сложных обстоятельствах, не отменить.

Сегодня мы наблюдаем совсем другие процессы — миллионы бывших сограждан из республик СССР устремляются в Россию для временного проживания, а часть из них — с целью получить гражданство и остаться в Российской Федерации. Угроза это для России или благо — опять же зависит от того, как воспринимать действительность. Для меня вклад труда мигрантов в рост российской экономики неоспорим. Благодаря получившим гражданство приезжим в 2012 году Россия наконец смогла преодолеть многолетнюю убыль населения. Рост численности россиян в 300.000 человек был обеспечен за счет мигрантов.

Со всеми этими людьми надо работать. Необходимо выработать программу социально-культурной адаптации, правового образования и защиты, языкового и профессионального обучения для иммигрантов из мусульманских стран СНГ, как в самой России, так и в мусульманских странах СНГ. Использовать мечети, исламские центры и Духовные управления мусульман России как центры по работе с мусульманами-мигрантами с целью гармонизации отношений по линии «мигрант — общество — государство». Попытка загнать проблему в подполье, инициативы ограничить число мечетей, поддержка ликвидации молелен-мусаллей не приведет ни к чему хорошему. Поэтому по линии Духовных управлений мусульман, национальных общин, представителей властей стран СНГ мы должны сосредоточиться на легализации религиозной деятельности мигрантов, чтобы они не попали под влияние радикалов.

Нам необходимо наладить регулярный обмен имамами из числа выпускников официальных учебных заведений, привлекая их и ученых из стран СНГ к работе по интеграции мигрантов-мусульман в принимающие общества стран СНГ.

Сегодня, когда многие арабские страны охвачены насилием, нам нужно сконцентрироваться на создании центров высшего мусульманского образования на территории наших государств. Мусульманская элита стран СНГ должна лично знать друг друга. В прежние времена существовали хорошие традиции отправки представителей мусульманских регионов в учебные заведения Москвы, Петербурга. Такую практику мы начали возрождать в Московском исламском университете, где учится все больше представителей стран СНГ. Необходимо способствовать становлению и адаптации формирующейся мусульманской элиты стран СНГ в стенах учебных заведений и мечетей, в мусульманских общественных организациях, при реализации бизнес-, медиа- и научно-просветительных проектов; содействовать формированию профессиональных кадров для мусульманских сообществ стран СНГ — квалифицированных имамов, мударрисов, журналистов, бизнесменов, госслужащих, общественных деятелей. Необходимо расширять на постоянной основе обмен студентами и педагогами между мусульманскими профессиональными учебными заведениями стран СНГ с целью восстановления утраченных духовных, научных и образовательных связей между богословскими научными центрами.

На сегодняшний день в Казахстане, как мы видим, обостряется ситуация в связи с проникновением нетрадиционных для Казахстана религиозных, в том числе около или псевдоисламских, течений. Республика сталкивается с новыми угрозами, как для безопасности граждан, так и для самого государства. И поэтому процесс смены поколений в руководстве муфтията — закономерное явление. Отрадно, что мусульманскую умму Казахстана поведет за собой и будет окормлять человек с классическим исламским образованием — наш брат Ержан хазрет Маямеров.

Для уммы России, Казахстана, как и для других стран СНГ, главной проблемой является малочисленность профессиональных и образованных кадров. Проблема серьезная и решается она только постепенно, в долгосрочной перспективе. Именно в этом направлении необходима упорная работа по дальнейшему повышению квалификации имамов и воспитании нового поколения имамов, обладающих глубокими религиозными знаниями, а также имеющих светское образование.

С образованием связана также система религиозной грамотности населения. Мы, религиозные деятели, должны приложить все усилия, чтобы наша молодежь могла отличить истинные исламские знания от лживых, вносящих смуту в неокрепшие умы молодых людей. Религиозные деятели также должны вывести на новый уровень информационную деятельность, в особенности в интернете. Необходимо выстроить эффективную систему, которая смогла бы оградить молодежь от некоторых интернет-ресурсов, транслирующих сомнительные идеи. Все вышесказанное актуально как для Казахстана, так и для других государств СНГ.

Мы должны объединиться, чтобы решать наши общие проблемы сообща. В конечном итоге для обеспечения равноправного и стабильного сотрудничества необходима консолидация усилий муфтиев и улемов на пространстве СНГ. Только в единстве уммы по милости Аллаха — залог нашего мирного развития и процветания наших государств.

Благодарю за внимание. Мир вам, милость Всевышнего и Его благословение.

25 апреля 2013 г., Астана

Выступление Сопредседателя Совета муфтиев России, главного муфтия, председателя, Духовного управления мусульман Азиатской части России шейха Нафигуллы Аширова:

Хвала Аллаху — Господу миров, ниспославшему пророка Мухаммада , милостью для миров, сказав об этом в Коране: «Истинно, ниспослали Мы тебя милостью для миров».

Мир, милость и благословение Аллаха нашему пророку Мухаммаду, его семье, сподвижникам и всем тем, кто следовал его пути, распространяя мир, милость и милосердие, вплоть до Судного дня!

Уважаемые организаторы и участники конференции!

Позвольте мне приветствовать вас всех традиционным мусульманским приветствием Ассаляму алейкум ва рахматуЛлахи ва баракатуху и поделиться с вами некоторыми принципами, изложенными в нашей религии, касательно заявленной на конференции темы.

Ислам, который исповедует казахский народ в течение многих веков, наряду с привязанностью человека к собственной семье, к своим детям, также высоко оценивает и привязанность человека к месту своего рождения, к своей стране, в которой он живет, выражая это широко распространенным изречением — «Любовь к своей Родине — есть признак веры».

Ознакомление со священными постулатами нашей религии, которым созвучны и ценности других монотеистических религий, поможет нам всем лучше понять феномен сохранения межнационального мира и единства народов Казахстана, а также его успешных темпов экономического развития в современном нестабильном мире.

В результате глобальных политических перемен, изменивших современную карту мира, Республика Казахстан обрела свою независимость. За короткое время обретения суверенитета в жизни страны произошли поистине огромные изменения, затронувшие все сферы жизни государства и его жителей. Благодаря мудрому решению руководства независимого Казахстана во главе с президентом Нурсултаном Абишевичем Назарбаевым по постепенному переходу страны к новым политическим и экономическим взаимоотношениям, Казахстан сумел избежать многих болезненных проблем и потрясений переходного периода, которые пережили большинство стран бывшего СССР.

Глубоко продуманная государственная программа, по поддержанию мира в многонациональной стране и создание атмосферы дружбы и взаимопонимания между народами, дав положительные всходы, способствовали сохранению межнационального мира и стабильности. Сегодня, когда мы встречаемся с гражданами Казахстана, где бы то ни было, явно ощущаем, что каждый гражданин многонационального Казахстана стремиться к сохранению дружбы, доверия, согласия и стабильности в своем общем доме — Республике Казахстан.

Много веков понадобилось казахскому народу, чтобы заселить, освоить, защитить эти богатые земли от врагов и передать в наследство новым, ныне живущим поколениям. Сколько труда, пота и крови, радости и страданий выпало на долю минувших поколений. Поэтическое наследие казахского народа содержит немало завораживающих картин красоты этой поистине благородной земли с ее безбрежными просторами, белоснежными горами и голубыми озёрами, мир, в котором как зеницу ока хранили все предыдущие поколения народа, помня слова посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует.

Сообщается, что посланник Аллаха , сказал: «Истинно, „мир“ — одно из имен Аллаха, так распространяете же его между вами».

Как руководство этими благородными словами, народная память хранит и передаёт из поколения в поколение славные подвиги народа этой земли ради сохранения мира. В годы Великой отечественной войны, когда народы общей тогда страны встали на защиту Отечества, сотни казахстанцев стали Героями Советского Союза, полными кавалерами орденов Славы, многие были удостоены звания Героя Советского Союза дважды. Среди них были сыны разных народов, которых взрастила щедрая и добрая казахская земля.

Славный путь воинских соединений Казахстана, начавшись в грозное время под Москвой в 1941 году, завершился весной 1945 года в Берлине. Воины Казахстана бесстрашно обороняли Ленинград, бились под Сталинградом, на Курской дуге, освобождали Украину, Белоруссию, Молдавию, страны Балтии, участвовали в избавлении Европы от фашистского ига принеся его народам мир и избавление от ужасов войны.

Ислам также, как призывает хранить мир, предписывает выстраивать нормальные добрососедские, уважительные взаимоотношения c представителями разных культур, традиций и вероисповеданий. Осознание важности этого и внедрение этих божественных наставлений в сознание людей, несомненно, напрямую влияет на укрепление взаимопонимания и согласия в обществе.

Сегодня в Казахстане единой семьёй живёт более шестнадцати миллионов человек, представителей более ста национальностей и народностей. И мы не перестаем удивляться тому, как в Казахстане дружно уживаются люди разных национальностей, говорящие на разных языках, исповедующие разные религии. И всё это сопровождается не только хорошим отношением, но и симпатией друг к другу. На казахском, русском, уйгурском, немецком, корейском, татарском языках издаются книги и газеты, работают национальные театры, эстрадные ансамбли, передаются национальные программы радио и телевидения. Казахская земля сумела в течение веков объединить людей разных национальностей, для всех жителей современного свободного Казахстана эта земля стала родной.

Люди, зачастую живут и не задумываются о мудростях, прописанных в вечных божественных источниках. Но именно они являются неисчерпаемым источником мудрости народа, впитавшего в течение веков в себя эти нравственные принципы, ставшие верным ориентиром в жизни народа. Приведу всего лишь несколько примеров из Досточтимого Корана и наставлений посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, которые предписывают людям уважительное отношение друг к другу. При этом я уверен, что подобная мудрость запечатлена и в священных книгах других небесных религий, таких как христианство и иудаизм.

Всевышний Аллах говорит, обращаясь к людям, ко всем нам, живущим на земле, вот с какими словами: «О люди! Истинно, Мы создали вас мужчинами и женщинами и сделали вас народами и племенами, чтобы вы познавали друг друга. Ведь самый благородный из вас перед Аллахом — самый благочестивый. Поистине, Аллах — Знающий, Сведущий!» (Св.К, 49:13).

Тут очень важно заметить, что Аллах, обращаясь, говорит: «О люди!». Его обращение направлено ко всем людям, к представителям всего человеческого рода, к представителям всех народов, в том числе и живущим в многонациональном Казахстане. Исходя из смысла этого священного Аята, мы осознаем, что все люди на земле единокровные братья и сестры, происшедшие от одного отца и одной матери — Адама и Евы (пусть будет мир над ними).

Также, пророк Мухаммад , завещая всем людям, равно уважительное отношение говорил: «О люди! Истинно ваш Господь Един и отец ваш один (Адам)! Знайте! Нет превосходства араба над не арабом, как нет превосходства не араба над арабом. Нет превосходства белого над черным, как нет превосходства черного над белым! Истинно, самый уважаемый из вас пред Аллахом более благочестивый».

И во многом благодаря этой издревле хранимой мудрости казахского народа, имеющей глубокие религиозные корни, несмотря на то, что на казахской земле проживают люди разных вероисповеданий и национальностей, в современном Казахстане нет места национальной дискриминации и вражде. Законодательно закрепляя эту вековую мудрость, в Конституции Казахстана указано, что каждый гражданин страны вправе выбирать и придерживаться той веры, которая ему по душе, что гарантирует всем гражданам страны свободу в области вероисповедания, что выражено словами Корана: «Нет принуждения в религии...». Мы в России знаем, что мир и согласие в стране сохраняются во многом благодаря мудрой и глубоко продуманной политике уважаемого народом главы государства, Нурсултана Абишевича Назарбаева.

Отрадно отметить, что в Казахстане особое внимание уделяется воспитанию и просвещению молодежи — будущей опоре государства. И это важно, ибо именно молодые люди, в силу присущего им юношеского максимализма, и обостренного чувства справедливости, нередко свою бытовую или материальную неустроенность и стоящие перед ними проблемы, воспринимая более болезненно, остро реагируют на них. Тут их может поджидать опасность озлобления и соблазн отмщения всем окружающим за неудачи в жизни, чем непременно попытаются воспользоваться люди далекие от интересов мирного развития общества.

Казахский народ сумел утвердить эти, понятные и близкие для каждого искренне верующего человека принципы в обществе, что способствовало за столь короткий период существования независимого Казахстана, построению мирного, безопасного общества, где нет места вражде и ненависти.

Вот какой Казахстан: мирный, свободный, богатый, многонациональный предстает сегодня перед глазами его многочисленных гостей. Разве может народ не любить такую страну, не гордиться его богатым историческим прошлым и не посвящать жизнь ее настоящему во имя общего будущего?

Я от всей души желаю мира, согласия и процветания гражданам великого и могучего Казахстана. Молю Аллаха о дальнейшем экономическом росте и еще большем мировом признании Казахстана, ставшего сегодня реальным лидером Центрально-азиатского региона.

Спасибо за ваше внимание.

25 апреля 2013 г., Астана

 

Международная конференция
«Богословы и исламское пробуждение»

Выступление председателя Совета муфтиев России муфтия шейха Равиля Гайнутдина:

Альхамдуллилляхи Раббиль алямин. Вассаляту вассаляму аля саййидина Мухаммад ва аля алихи ва сахбихи аджмаин.

Хвала Аллаху Господу миров. Мир и благословение нашему господину Мухаммаду его потомкам и сподвижникам.

Уважаемые участники конференции!

От имени мусульманского сообщества России приветствую вас традиционным мусульманским приветствием:

Мир вам, милость Всевышнего Аллаха и Его благословение!

Я искренне рад находиться на гостеприимной земле Ирана, подарившей человечеству великое множество ярчайших представителей науки, культуры и искусства. Иранцы — великая и красивая нация, которая со всей бережностью относится к своей богатейшей культуре и традициям. Российский и иранский народы связывает многовековая дружба и она составляет прочную основу для дальнейшего сотрудничества наших государств.

То, как развиваются в последние годы взаимоотношения российских мусульман с нашими иранскими братьями, заслуживает высокой оценки. Наше сотрудничество очень многомерно и вбирает в себя международные научные конференции, обмены в сфере образования, культурные и просветительские программы и многое другое. Мы приветствуем также и усилия иранской стороны по развитию исламско-христианского диалога, в котором также активное участие принимает наша страна.

Мы внимательно следим за развитием Всемирной ассамблеи исламского пробуждения с момента ее учреждения в 2011 году. Понятие пробуждения близко и знакомо нам в том значении, что на протяжении последних 25 лет мусульманские народы на территории бывшего Советского Союза претерпевают колоссальное религиозное возрождение и подъем религиозного самосознания. Наш народ хранит в сердце тяжелые воспоминания о репрессиях атеистического государства по отношению к верующим. В 2012 году отмечалось 75-летие самой острой и кровопролитной волне политических репрессий, в ходе которых пострадали миллионы людей, а среди них — и десятки тысяч представителей мусульманского духовенства и ученых. Последствия тех черных страниц нашей истории мы испытываем по сей день, так как была практически прервана преемственность поколений, исламская традиция.

Принимая во внимание тяжелое атеистическое наследие нашего общества, а также естественное право каждого народа на сохранение и передачу новым поколениям своей религии, языка и культуры, в Российской Федерации были приняты Конституция и законы, гарантирующие права человека в сфере свободы вероисповедания и сохранения этнокультурной идентичности.

О масштабах исламского возрождения красноречиво свидетельствуют факты — накануне перестройки на территории РСФСР действовало менее ста мечетей, тогда как сегодня их количество составляет около восьми тысяч. Десятки учебных заведений, благотворительных фондов, газет, журналов работают на воспитание исламской личности и пропаганду нравственных ценностей.

На сегодняшний день мы можем говорить о том, что мусульманское сообщество России является полноправной частью российского общества и стремится быть в авангарде политического, научного, экономического и культурного развития Российской Федерации. И это в полной мере соответствует и общественным процессам, которые наблюдаются во всем мире, на всех континентах.

К сожалению, не все наши современники воспринимают понятие исламского возрождения в правильном свете. Есть отдельные молодежные группы, которые ошибочно трактуют исламское пробуждение, подменяя его радикализмом, экстремизмом, агрессией, терроризмом.

Нет, мы нуждаемся в совершенно ином пробуждении. Исламской умме необходимо интеллектуальное, научное и культурное возрождение на основе истинных убеждений и человеколюбия. Наша умма нуждается в пробуждении от сна невежества, внутренних распрей и слепого копирования низких нравов. Мы видим, как многие мусульмане в своей личной и общественной жизни ведомы не божественными установлениями, а собственными страстями, желаниями, ленью или гордыней. И это сдерживает умму, мешает идти вперед и показывать миру всю чистоту и красоту нашей священной религии Ислам.

Наша сила должна быть в развитии свободной мысли, научных достижениях, интеллектуальном вкладе в развитие человечества. В этой связи, роль религиозных лидеров, как наставников и духовных поводырей уммы, чрезвычайно важна для донесения правильного мировоззрения и нравственных постулатов, воспитания уммы. Здесь я хотел бы процитировать слова многоуважаемого шейха Рамадана аль-Буты, убийство которого потрясло весь мир, в том числе и российских мусульман. «Я призываю проповедников вооружиться полезными знаниями — как религиозными, так и светскими. Кроме того, они должны иметь в своем распоряжении все технологии, которые могут быть использованы в деле призыва к религии Аллаха». Да примет Всевышний душу уважаемого шейха и наградит его райскими садами!

Сегодня человечество находится в кризисном или даже тупиковом состоянии по многим сферам жизни. Мы наблюдаем системные проблемы в мировой финансовой системе, невозможность контролировать множество локальных военных конфликтов, некогда искусственно инспирированных, моральный упадок. Наша религия Ислам способна дать ответы на эти вызовы. Все решения уже содержатся в Священном Коране и Сунне нашего пророка Мухаммада , но для их понимания нужно обладать знаниями и искренностью в своей вере. Мы — мусульмане должны отвечать своим интеллектуальным уровнем и подготовкой той глубине смыслов, которая заложена в нашей религии.

В этой связи, хочу процитировать отрывок из знаменитого послания аятоллы Хомейни Председателю Президиума Верховного Совета СССР Михаилу Горбачеву 1989 года. В нем, в частности, говорилось: «Ваши трудности заключаются в отсутствии истинной веры в Бога, и это ведет и будет вести Запад в трясину пошлости, в тупик. Ваша основная трудность заключается в тщетной длительной борьбе против Бога, основного источника бытия и всего сущего». С тех пор прошла почти четверть века и мы имеем возможность убедиться в том, насколько этот великий духовный лидер верно определил причину упадка мощнейших империй прошлого и настоящего. Безбожие ведет к закату цивилизации, какими бы материальными благами и мощью оружия она ни обладала. А вера в единого Творца, напротив, возвышает и сплачивает нацию, дает мощный толчок для ее развития.

Мы призываем своих единоверцев во всем мире встать на путь просвещения, поиска истинных знаний и облагораживания своих сердец во благо нашей уммы и будущего всего человечества!

29 апреля 2013 г., Тегеран

Выступление первого заместителя председателя Духовного управления мусульман Европейской части России Дамира Мухетдинова:

Аль-хамду ли-ллях, ва-с-саляту ва-с-саляму аля сайидина ва набийина Мухаммад ва алихи ва сахбихи ва салим таслиман касиран!

Уважаемые организаторы и почтенные гости всемирного форума!

Для меня высокая честь и огромная радость — ступить впервые на благословенную землю древнего Ирана, видеть успехи исламского правления на деле в вашей стране и участвовать в столь ответственном собрании среди выдающихся улемов нашего времени.

Прошедшие четверть века стали эпохой уникального исторического явления — подлинного исламского возрождения на пространствах бывшего СССР. Это государство, как вы знаете, официально провозглашало безбожие своей идеологической доктриной. При советской власти в России действовало чуть больше 100 мечетей. При этом до конца 1980-х годов на территории России не было ни одного исламского медресе, для мусульман действовал запрет на религиозное образование. Наши единоверцы не могли выразить свои позиции в печатных изданиях, на публичных собраниях. Образ имама и верующего мусульманина подвергался осмеянию всей государственной пропагандой, начиная от школы, в вузах, театрах, фильмах, газетах и журналах. Для получения диплома в вузе необходимо было заявить об отсутствии веры в Бога. Я сам в юности застал этот порядок и ещё помню разные антирелигиозные кампании.

Самым страшным, конечно, были расстрелы духовенства, которые начались ещё в 1919 году. Это страшная эпоха массовой гибели имамов и сотен тысяч простых мусульман в ходе расстрелов, в тюрьмах, лагерях и ссылках. Практически все оставшиеся в живых улемы и религиозные лидеры были уничтожены в ходе политики «Большого террора» 1937–1938 годов. Поэтому к концу 1980-х годов у нас практически не было людей, которые знали религиозные науки, арабский язык или фарси. В годы советского режима миллионы советских мусульман были вынуждены покинуть родные места, целые народы были депортированы со своей родины, многие бежали от голода и репрессий за рубеж.

И вот наступил час облегчения — по воле Всевышнего Аллаха, власть в стране сменилась на новую, желающую построить современное демократическое государство. Распад Советского Союза и образование здесь независимых государств означал отказ от атеизма и подавления религий.

В те годы рахбар Исламской Республики Иран, аятолла Хомейни написал своё знаменитое Послание Михаилу Горбачёву, где предупредил народы от ошибочного преклонения перед Западом, который погряз в материализме. Аятолла призвал к вере и религиозному подходу во всех делах, предложил изучать Священный Коран и исламское Предание. К сожалению, он не был услышан.

И всё же в те годы мусульмане получили такие права, каких у них не было за всю тысячелетнюю историю России. Сегодня в нашей стране строятся мечети, открываются исламские медресе и институты, создаются мусульманские газеты и журналы... Получила развитие халяль-индустрия, мусульмане имеют возможность беспрепятственно молиться и отмечать свои праздники. При этом государство оказывает поддержку мусульманским организациям.

Достоинства современного положения — несомненны. Мы благодарны за это Всевышнему Аллаху и уважительно сотрудничаем с властями, участвуем в общей патриотической работе и в созидании гражданского общества. Так, многие имамы участвуют в работе региональных и ведомственных органов, где они доносят до общества и до власти проблемы уммы и вносят свой вклад в развитие России.

В развитии мусульманской уммы в России существует ряд проблем, которые обусловлены разными причинами. Например, в советскую эпоху были во многом утеряны связи между поколениями верующих. Сейчас молодёжь зачастую проявляет больше инициативы в вопросах следования религии своих предков, но этой молодёжи не хватает опыта и знания традиций предков. При этом ослабление влияния родителей и официального духовенства способствует вовлечению молодых людей в деятельность радикальных и экстремистских организаций. Появились псевдоисламские движения, эксплуатирующие невежество нашей молодёжи.

Их деятельность, хотя и прикрывается текстами фетв, Кораном и Сунной, основана на насилии и пропагандирует насилие. Особенно опасное положение сложилось в республиках Северного Кавказа, где уже третье десятилетие не прекращается кровопролитие. В этих событиях немалую роль играют геополитические интересы ряда зарубежных стран, и мы высоко ценим ровную и дружественную позицию Ирана в отношении сложных процессов в этом регионе. Российские мусульмане считают Иран нашим надёжным другом.

Сегодня перед мусульманами России и СНГ остро встала проблема возобновления богословской традиции, которая была заложена более тысячелетия назад. Ведь первые исламские школы упоминаются в Поволжье уже в 913 году! Наши имамы традиционно учились в медресе Бухары и Самарканда, знакомились здесь с трудами имамов аль-Бухари, аль-Матуриди, аль-Газали. И сейчас мы обязаны восстановить утраченное богословское наследие, сохранить единство мусульманской уммы, способствовать сближению мазхабов.

Именно поэтому для нас особенно ценно, что сегодня авторитетные улемы Ирана и всего мира, представители разных мазхабов и традиций исламской науки, могут поделиться своим богатейшим опытом и поддержать нас, участвуя в совместных с нами проектах, инша Аллах!

Уверен, что призыв Священного Корана «Держитесь за вервь Аллаха все и не разъединяйтесь!» для мусульман актуален как никогда. Да поможет нам всем Всевышний Аллах!

Спасибо за внимание.

29 апреля 2013 г., Тегеран

 

Международная конференция Международного дискуссионного клуба «Валдай» «Ислам в политике: идеология или прагматизма» в Марокко

Выступление ректора Московского исламского университета Дамира Хайретдинова:

Уважаемые участники конференции, позвольте мне, прежде всего, поблагодарить организаторов в лице Международного Дискуссионного клуба «Валдай», РИА Новости, Института востоковедения РАН и Совета по внешней и оборонной политике за их любезное приглашение в мой адрес выступить сегодня на этом высоком собрании.

Ислам в Российской Федерации имеет древнюю историю. Первые мусульмане появились в границах современной России еще в VII веке, а именно в 653 году, когда в состав Арабского халифата при халифе Усмане ибн Аффане (р. а.) был включен Дербент — самая северная крепость империи Сасанидов. В память об этих событиях и по сей день в Дербентской крепости сохранились могилы сахабов Пророка (с. а.в.). Таким образом, на территории современной России ислам появился на три десятилетия раньше, чем на территории современного Марокко, если иметь в виду поход Укбы ибн Нафии до Агадира в 680–681 годах. В течение многих веков Дербент, или Баб аль-Абваб оставался единственной точкой, откуда ислам распространялся по Северному Кавказу. В 730-х годах, в период наместничества на Кавказе будущего омейядского халифа Марвана II, в Дербенте была построена Соборная мечеть. А к 779 году относят постройку мечети в селении Кумух — центре лакцев, одного из народов Южного Дагестана. Почему же распространение ислама в этом регионе шло так медленно, ведь в том же горном Марокко к этому времени влияние Халифата укрепилось настолько, что сделало возможным и высадку в Андалузии в 711 году, и даже поход до Пуатье во Франции в 732 году?

Ответ известен из исторических хроник: в течение долгих трех столетий продвижение мусульман на север от Дербента сдерживалось Хазарским каганатом, правители которого были враждебно настроены по отношению к исламу. Однако Марван совершил победоносный поход на север, вплоть до среднего течения Волги, разгромив столицу Хазарии город Итиль и заставив правящую верхушку каганата изменить свое отношение к исламу. С 737 года, то есть с момента этого похода, ислам стремительно завоевывает новые позиции в Восточной Европе. Во-первых, ислам приняли значительное число местных народов, подвластных хазарам, среди которых особо выделяются нами барсилы, или серебряные булгары. Во-вторых, сами хазарские каганы впоследствии вынуждены были нанимать для ведения военных действий мусульманскую гвардию из Хорезма — они проживали в Итиле особым кварталом, имели свои мечети, шариатских судей и т. п. В целом в поздней Хазарии сложилась уникальная многорелигиозная система, в рамках которой мирно уживались религия каганов — иудаизм, и религии их подданных — христианство и ислам.

С ослаблением Хазарии на первое место выходят новые государства, прежде зависевшие от хазар, среди них выделялись Киевская Русь и Волжская Булгария. Первое из них считается историческим предшественником Российского государства, а народ Волжской Булгарии стал предком современных российских татар-мусульман. В 922 году официальное посольство аббасидского халифа аль-Муктадира приехало из Багдада в столицу Волжской Булгарии, чтобы принять присягу верности у местного правителя и провозгласить ислам официальной религией этой страны. Однако секретарь посольства Ибн Фадлан указывает, что в Булгарии к тому времени уже были и мечети, и свои муэдзины, которые читали икаму согласно нормам ханафитского мазхаба. За короткое время после принятия ислама Волжская Булгария выросла и территориально, и цивилизационно, в ней получили развитие все основные науки того времени — медицина, география, астрономия, химия, история, богословие и т. п. Сложилась оригинальная булгаро-мусульманская культура, которая нам известна по архитектурному стилю, поэзии, ряду богословских произведений. В 986 году послы Волжской Булгарии предлагали принять ислам и правителю Киевской Руси — великому князю Владимиру, который в тот момент искал новую религию для своего народа, пребывавшего в язычестве. Однако князь отказался под предлогом невозможности отказа от алкоголя. В итоге на следующий год он принял византийскую версию христианства — православие.

В начале XIII века почти вся территория современной России вошла в состав Монгольской империи Чингиз-хана, причем наибольшие потери от вторжения монголов понесли мусульманские народы Средней Азии, Северного Кавказа и Поволжья. Однако уже внук Чингиз-хана Берке, находясь на троне Золотой Орды, принял ислам. Позиции ислама укрепились при хане Узбеке, который в 1313 году, т. е. ровно 700 лет тому назад, провозгласил ислам официальной религией Золотой Орды. Ислам принимали разные народы этой огромной державы, однако Православная церковь не подвергалась никаким гонениям и находилась под личным покровительством ханов.

Распад Золотой Орды в конце XV века позволил резко усилиться Московскому великому княжеству, которое с тех пор повело планомерную политику на объединение русских княжеств под своей эгидой, а затем и на военные действия с тюрко-мусульманскими ханствами. Одно за другим были завоеваны в XVI веке Казанское, Астраханское, Сибирское ханства. Мусульмане оказались в составе Московского государства, которое называло почти все тюрко-мусульманские народы «татарами». Впоследствии это название укрепилось и стало именем для современной татарской нации. Не всегда вхождение разных земель и народов в состав России происходил мирно, на первых порах войны сопровождались насильственным крещением мусульман. Однако постепенно складывался консенсус между разными религиозными группами. На середину XVIII века приходится последний период антиисламских действий царских властей, когда разрушались мечети и большие группы мусульман принуждались к крещению. Вследствие восстания в башкирских землях под руководством муллы Батырши эта политика прекратилась.

В царствие немки Софьи Фредерики Августы, которая правила под именем Екатерина II, мусульмане наконец получили религиозную свободу. В 1788 году указом императрицы было учреждено Оренбургское Магометанское Духовное собрание в столице Башкирии г. Уфе — прообраз религиозной автономии мусульман. По-арабски оно называлось Аль-Махкама аш-Шар«ийа, во главе его стояли муфтии, которые назначались властями. С того момента начинается период расцвета российского ислама, который продолжался вплоть до Октябрьской революции 1917 года, когда во многих городах и селах были построены сотни и тысячи мечетей, медресе, выпускались мусульманские книги, газеты и журналы.

В годы коммунизма все религии подверглись гонениям, не только мечети, но и храмы других религий закрывались и разрушались. Однако замечена такая странность: многие закрытые мечети передавались под винные заводы и магазины. Это говорит о том, что коммунисты прекрасно осознавали, каким образом сильнее оскорбить мусульман. Тысячи имамов были расстреляны, многие коренные народы, включая мусульман Кавказа и Крыма, выселены со своей Родины.

Репрессии против религии не могли пройти бесследно. Так, после распада Советского Союза российские мусульмане остались вообще без своих образовательных учреждений, без вакфов, без финансирования, число грамотных имамов не превышало 15–20 человек. В этот сложный период огромную и в целом положительную роль сыграла поддержка российских мусульман со стороны их зарубежных единоверцев. Однако чеченская война 1994–2001 годов, а также террористические акты в российских городах полностью изменили в общественном сознании роль и значение зарубежной помощи. К 2005 году практически все зарубежные мусульманские организации в России прекратили свою деятельность.

В наши дни общая численность мусульманских народов России превышает 20 миллионов человек, что составляет примерно 14% от общего числа россиян. Еще не так давно мусульмане проживали в основном в рамках национальных республик: Адыгея, Карачаево-Черкессия, Кабардино-Балкария, Северная Осетия, Ингушетия, Чечня и Дагестан на Кавказе, Башкортостан и Татарстан в Поволжье и на Урале. Сегодня в связи с интенсивными миграционными потоками из стран Средней Азии городские мусульманские общины кажутся просто огромными, и нам самим очень трудно вычленить в них коренных и приезжих мусульман, вчерашних горожан и сегодняшних мигрантов. Очевидно, что численность мусульманской уммы России будет увеличиваться и дальше, возрастет роль и значение ислама в нашей стране. Уже сегодня эксперты фонда Карнеги говорят, что мусульмане стали третьей по влиятельности политической силой в России после прозападных либералов и консерваторов-почвенников. Эта оценка кажется и верной, и преувеличенной одновременно. С точки зрения численности мусульман, вероятно, эксперты правы. Однако реального социально-политического наполнения у этой оценки нет: отсутствует собственная финансовая база, нет лоббистов мусульманской уммы перед властями, диалог между государством и уммой довольно часто напоминает монолог, а сама умма искусственно раздроблена на враждующие муфтияты.

Все еще в стадии наполнения находится и система исламского образования. В настоящий момент государство по мере сил пытается способствовать тому, чтобы исламские вузы России, работая в партнерстве с государственными светскими вузами, выработали свою методическую базу и повысили уровень квалификации преподавательского состава. Считается, что привлекательность исламских вузов для молодежи в нашей стране снизит число желающих выезжать для обучения за рубеж, так как носителями радиальных воззрений часто становятся под влиянием иностранных проповедников. Хотя у этой работы есть свои изъяны, можно сказать, что постепенно мы продвигаемся вперед в решении ключевых задач высшего исламского образования в России.

Среди основных задач, стоящих перед исламскими вузами России — получение государственной аккредитации, работа по признанию ученых степеней по теологии со стороны государства (ВАК), повышение квалификации преподавателей, налаживание сотрудничества с ведущими исламоведческими центрами нашей страны и зарубежными исламскими вузами — в странах СГ, арабских странах, Турции, странах Юго-Восточной Азии, Иране и др. Ключевой целью исламского образования в России является выпуск всесторонне развитых, грамотных и пользующихся влиянием в обществе имамов и проповедников. Никто не сделает этого за нас, как сказано Всевышним в Священном Коране:

«Поистине, Аллах не меняет положения людей, пока они не изменят самих себя» (Св.К., 13:11).

14 мая 2013 г., Марракеш 

Конференции ОБСЕ высокого уровня по вопросам терпимости и недискриминации в Тиране (Албания) 

Выступление заместителя председателя Совета муфтиев России Рушана Аббясова:

Уважаемый председатель!

Уважаемые организаторы и участники конференции!

Позвольте от имени председателя Совета муфтиев России муфтия шейха Равиля Гайнутдина и от имени 20 миллионного мусульманского сообщества России поприветствовать Вас традиционным мусульманским приветствием:

Отрадно, что европейское сообщество на сегодняшний день не закрывает глаза на проблемы мусульман, а пытается, вникнув, оказать содействие в их решении. Подобный подход крайне важен, ибо, если пустить на самотек такие вопросы как: интеграция мусульман в европейское общество, взаимоотношения и конструктивное сотрудничество представителей разных религий во благо человечества, вовлечение носителей разных культур в единое гражданское поле, в будущем могут возникнуть большие проблемы, решения большинства из которых будут запоздалы и фактически невозможны. Сам Творец в Священном Коране, предостерегая всех людей без исключения от подобного рода неприятностей, говорит: «О, люди! Мы создали Вас племенами и народами только для того, чтобы вы познавали друг друга».

На сегодняшний день Ислам по количеству последователей занимает второе место в мире и имеет наиболее положительную динамику роста. В этой связи возникает резонный вопрос: Почему, имея такое количество последователей, Ислам и мусульманская цивилизация остаются почти неизвестным для представителей остального человечества, превращаясь под воздействием неких деструктивных сил использующих СМИ в корыстных целях в некое мировое зло все более и более заволакиваемое мифами и ложными стереотипами.

К большому сожалению, СМИ упорно навязывают эту точку зрения мировому сообществу от которой, в первую очередь, страдают сами мусульмане, которым приходится ежедневно доказывать обратное.

За последние десятилетия этнический облик Европы зримо изменился, в особенности это касается тех стран, которые в прошлом вели активную колониальную политику, в частности: Англия, Франция и Германия, являвшимися долгое время доминионами на обширных территориях Африки и Востока. Большой поток мигрантов направляющиеся в эти страны хранят память о прошлых взаимоотношениях между колонией и сюзереном, которые не всегда были безоблачными. В этой связи, приезжающие мигранты являются носителями агрессивной автаркии, характеризующейся резким обособлением человека от окружающего его общества, которое он по привычке считает враждебным и противопоставляет свою культуру местной.

Недавнее исследование показало, что французы больше всего обеспокоены такими вопросами как: растущая миграция, политика, проблемы глобализации и СМИ. 74% считают, что ислам несовместим с французским обществом, а многие исследовательские центры констатируют растущее недоверие к исламу и негативное отношение к большому числу иностранцев во Франции. А вот, например в Германии, в университете Билефельда в течение десяти лет проводили исследование, посвященное ксенофобии. Один из аспектов которого было отношение к исламу. Ученые пришли к выводу, что страх перед этой религией в Германии — достаточно распространенное явление. Лишь 19 процентов немцев считают, что ислам подходит немецкой культуре.

В чем же вызвано такое негативное отношение к Исламу? Убежден, что основная ответственность в распространении современной исламофобии в Европе лежит, в первую очередь, на западных СМИ. Все они характеризуются предъявлением ложного и искаженного представления об Исламе и мусульманах. Неслучайно, в 2012 году на заседании Генеральной Ассамблеи ООН главы мусульманских держав выразили общее мнение, что Запад должен сдерживать растущую исламофобию.

В данном случае государство обязано брать на себя ведущую роль по адаптации мигрантов с учетом их национальных особенностей активно привлекая религиозные институты, во избежание неуклонно растущей нетерпимости.

На сегодняшний день, как в Европе, так и в России немалое число трудовых мигрантов. Но ведь мигранты — такие же верующие люди. Совет муфтиев России и мусульманские религиозные организации нашей страны проводят с трудовыми мигрантами из мусульманских стран целенаправленную работу. И на наш взгляд, адаптировать мигрантов лучше всего в мечетях и в исламских центрах, потому что, если у человека возникают проблемы, он идет в храм, чтобы пообщаться со Всевышним, а наши имамы, в свою очередь, указывают, правильно ли он понимает предписания Корана или нет. Легальные мигранты — это часть нашего общества, и мы должны терпимо относиться друг к другу. Это будет своего рода гарантией стабильности и сохранения мира и согласия в стране. Мы неоднократно подчеркивали, что религиозное воспитание мигрантов, большинство из которых являются мусульманами по вероисповеданию, в официальных мечетях под руководством официального духовенства будет способствовать их гармоничной интеграции в наш многорелигиозный социум, поскольку Ислам учит уважать и соблюдать законы и призывает следовать высоким нравственным ценностям.

Отдельно стоит отметить, что мигранты в основе своей, приезжающие в Россию, были гражданами одной некогда большой страны — СССР, поэтому имеют с россиянами схожие культурно-ценностные ориентиры, позволяющие им быстрее адаптироваться к российским реалиям.

Отличие России от стран Европы заключается в наличии глубоких исторических корней христианства, ислама, иудаизма и буддизма именно основываясь на этот конструктивный опыт добрососедства между представителями разных религиозных культур российское государство закрепила в своей Конституции статус вышеупомянутых традиционных религий внесших неоценимый вклад в формировании России как великой страны. Сегодня мусульмане, являясь неотъемлемой частью России, играют важную роль в политической, экономической, социальной, культурной и духовной сферах нашего общества.

Начиная с 90-х годов прошлого века, в период демократических преобразований в нашей стране, мы получили религиозную свободу, что привело к активному возрождению духовных ценностей и воссозданию инфраструктуры разрушенной в советский период. Однако в последние годы все более участившиеся случаи европейской нетерпимости в отношении представителей Ислама докатились до нашей страны. Религиозная нетерпимость, проявляющаяся в запрете строительства мечетей и минаретов, ношения хиджаба, провокационные карикатуры и фильмы, оскорбляющие чувства верующих, стала свойственна нашему многонациольному российскому обществу, имеющему многовековой опыт взаимопонимания мусульман с государством и обществом. Так, например, в Царской России было более 15 тысяч мечетей, сотни начальных и средних мусульманских учебных заведений и развитая инфраструктура.

В последнее время в Европе, а потом и в России регулярно стали обсуждать тему хиджаба, предавая ей политический характер. К сожалению, такие слова, как хиджаб, джихад, муджахид и шахид вошли в подсознания европейцев в негативном понимании, изменив исконный смысл данных слов. Неоднократно мусульманские религиозные деятели призывали не политизировать исламскую терминологию, поддаваясь на провокацию заинтересованных деструктивных сил, сеющих в обществе раздор и смуту. Во избежание неправильного использования исламской терминологии Совет муфтиев России разработал Памятку журналиста по неоскорблению чувств верующих мусульман.

С целью консолидации сил, направленных на духовное развитие российского общества, руководством нашей страны была поддержана инициатива по созданию Межрелигиозного совета России, куда вошли представители религиозных объединений России. Целью ее деятельности является координация совместных действий и противодействие использованию религиозных чувств для разжигания межэтнических конфликтов, утверждение в обществе традиционных духовных ценностей, согласия и стабильности, диалог с государственной властью России и других стран. К другим не менее значимым структурам, призванным заниматься вопросами развития диалога между религиозными сообществами, можно отнести Совет по взаимодействию с религиозными организациями при Президенте РФ, Комиссию Общественной палаты по межнациональным отношениям и свободе совести, консультативные и экспертные советы при органах государственной власти, при главах регионов.

В настоящее время в России идет духовное возрождение, в мечети и в храмы стремится молодежь, что очень важно для дальнейшего здорового развития России. Наша ответственность перед грядущими поколениями заключается в сохранении традиционных ценностей наших культур. И на мой взгляд, именно сейчас, настало время знакомиться с культурой друг друга и перестать мыслить стереотипами. Необходимо истребить этот непонятно откуда взявшийся разлад между представителями разных национальностей и вероисповеданий. Только сообща, уважая и понимая друг друга, сохраняя многовековые культурные, религиозные и исторические традиции, мы сможем жить в мире и согласии.

Благодарю за внимание и желаю данной конференции успешной и плодотворной работы и конструктивных решений по гармонизации межнациональных и межрелигиозных отношений!

21 мая 2013 года, Тирана 

Встреча Полномочного представителя Президента в Приволжском федеральном округе М. В. Бабича с председателями духовных управлений
мусульман округа в Уфе

Выступление первого заместителя председателя Духовного управления мусульман Европейской части России Дамира Мухетдинова:

Уважаемый Михаил Викторович, уважаемые коллеги!

От имени председателя Совета муфтиев России и Духовного управления мусульман Ервопейской части России муфтия шейха Равиля Гайнутдина разрешите поприветствовать вас и поблагодарить Полномочного представителя Президента Российской Федерации в Приволжском Федеральном округе Михаила Викторовича Бабича за то внимание, которое уделяется в ПФО вопросам развития мусульманского сообщества. На сегодняшний день Приволжский — единственный федеральный округ, в котором мусульманское духовенство регулярно, не реже двух раз в год собирается в полном составе для встречи с Полномочным представителем Президента и другими официальными лицами.

Эти шаги руководства ПФО абсолютно логичны и отвечают интересам как народа, так и государства, поскольку в ряде регионов округа обозначился круг серьезных проблем, связанных с распространением идеологий, которые представляют опасность общественно-политической стабильности, несут серьезную угрозу согласию и спокойствию внутри мусульманского сообщества, провоцируют внутриконфессиональный гражданский раскол. Одновременно существуют объективные сложности в становлении и укреплении укоренившихся на российской земле религиозно-правовых школ и традиционных ценностей российских мусульман, которые нашли свое отражение в термине «традиционный ислам».

Я думаю, что сегодня очевидно и для мусульманского сообщества и для органов власти, что без помощи государства решить те проблемы, которые мы наблюдаем в развитии мусульманских организаций в России на современном этапе, будет практически невозможно. В этой связи считаю крайне важным акцентировать внимание собравшихся на вопросе о той помощи, которая была бы наиболее эффективна в сложившихся условиях.

Сегодня в рамках ПФО взаимодействие региональных властей с мусульманскими религиозными объединениями варьируется в диапазоне от интенсивного контролирования со стороны власти и до ситуации, когда духовные управления функционируют «в свободном плавании». Ни та, ни другая крайность не позволит нам справиться с объективными вызовами и долгосрочными задачами.

Сегодня требуют скорейшей проработки вопросы совместной работы, координации деятельности, сфер ответственности каждого из участников взаимодействия. При этом, необходимо понимать, что уровень вмешательства органов государственной власти в работу духовных управлений мусульман должен отражать не только степень заинтересованности государства в проблемах мусульман, но и реальную потребность мусульманского сообщества в таком взаимодействии.

В повестке нашего сегодняшнего обсуждения обозначено три пункта, которые я бы расставил в следующей логической последовательности — эффективное противодействие радикально-экстремистским идеям возможно только при грамотно поставленной кадровой работе, что, в свою очередь, требует серьезной поддержки системе отечественного исламского образования.

Мы исходим из того, что уголовниками и вооруженными бандитами должны заниматься силовые структуры. Но речь идет пока о небольшой группе людей. Основная же масса мусульман уважает и соблюдает законы Российской Федерации и хорошо интегрирована в жизнь нашего общества. Мы сегодня говорим о том, как поставить духовно-патриотическое воспитание мусульманской молодежи, чтобы молодежь видела в государстве своего союзника и защитника, а не репрессивную машину, чтобы отъявленные радикалы не приобретали ореол мучеников и узников совести. Ведь проблема не только в наличии нескольких радикалов, а в том, что они постоянно наращивают свою социальную базу, привлекают симпатии простых мусульман довольно профессионально эксплуатируя темы социальной справедливости и выставляя себя борцами с режимом.

Молодое поколение россиян через интернет хорошо осведомлено о новостях мусульманских общин в разных регионах. Препятствия в строительстве мечетей, выделении земельных участков под мечети, регистрации мусульманских общин не решают реальных проблем, а лишь способствуют тому, что мусульманская активность перетекает на квартиры и частные дома или офисные помещения, то есть из публичной сферы уходят в закрытый режим. Остро стоит проблема запретов мусульманской литературы. С момента вступления в силу абсурдного решения Ленинского районного суда г. Оренбурга уже прошло больше года, однако, несмотря на все усилия наших адвокатов, не завершена даже повторная экспертиза. Удивительно, но когда книги запрещали, для экспертизы понадобилось буквально несколько недель. Запрещая классическую богословскую литературу, государство тем самым фактически стимулирует мусульман скачивать, читать и делиться в социальных сетях исламской литературой, которая совершенно бесплатно и в обилии доступна в интернете.

Мы, как религиозные деятели, знающие все сложности и достижения государственно-конфессиональных отношений за последние 25 лет, прикладываем все усилия для того, чтобы донести как до своей паствы, так и до мирового сообщества, что несмотря ни на какие сложности, взаимопонимание органов власти и духовных управлений есть, сложилась единая повестка дня и мы получаем помощь от государства. В абсолютных цифрах это выражается в кратном увеличении количества мечетей, медресе, мусульманских издательств и т. д.

Мы неоднократно говорили о том, что в ближайшее десятилетие духовные управления мусульман будут испытывать очень серьезный кадровый голод так в части имамов среднего звена, так и в части специалистов на руководящих должностях. В настоящее время вопрос подготовки квалифицированных имамов — это вопрос выживания духовных управлений мусульман и сохранения традиций российского мусульманского сообщества. Более того, во многом именно на работе имамов строится процесс социализации современной мусульманской молодежи.

Существует и проблема девальвации общественного статуса мусульманского духовенства. Мы не добьемся доверия мусульманской молодежи, наше слово не будет более весомым перед иностранными проповедниками из разных концов света.

Как известно, по решению президента РФ Владимира Владимировича Путина еще в 2003 году была разработана программа государственно-конфессионального сотрудничества в этой сфере. Принципы взаимодействия были заложены правильные — параллельная подготовка светских специалистов для работы в исламских учреждениях и укрепление методической и научной составляющей в учебных заведениях, которые готовят духовенство.

Если объективно оценивать прошедшие годы, необходимо сказать, что при верно избранной стратегии, тактика и механизмы ее осуществления были проработаны слабо. Взять хотя бы целевой набор в светские вузы — каждый год мы заранее интересовались, будет ли продлен набор, но ответа не получали вплоть до мая, когда большинство выпускников школ вузов уже определилось с выбором профессии и вуза. Нам приходилось проводить профориентационную работу буквально в последние недели перед вступительными испытаниями, что также сказывалось на качестве контингента, который попадал в целевой набор. Кому-то это может показаться просто невинной недоработкой, но по факту, в числе других причин, это привело к тому, что на сегодняшний день трудоустроены в духовные управления различных регионов не более десяти процентов выпускников программы, а сотни людей остались не интегрированными в систему ДУМ.

Конкретно Совет муфтиев России и Духовное управление мусульман Европейской части России получили от этой государственной программы очень много пользы, поскольку мы значительно пополнили свой штат выпускниками вузов. Порядка двадцати выпускников этой программы трудятся в нашей системе. Сегодня некоторые из них стоят в шаге от защиты кандидатских диссертаций. Мы считаем продолжение такого целевого набора необходимым и полезным, но с оговоркой, что контроль за исполнением программы и организационные меры должны быть на новом уровне.

Наиболее предпочтительным и лучшим образом зарекомендовавшим себя вузом в ходе программы является Институт стран Азии и Африки Московского государственного университета им. Ломоносова, с которым мы и хотели бы продолжить работу. К сожалению, в 2013 году уже не будет целевого набора по направлению духовных управлений мусульман на подготовку специалистов с углубленным изучением истории и культуры ислама.

Что касается развития отечественной системы исламского образования. Здесь также можно выделить три ключевых аспекта: финансирование, преподавательский состав, учебная литература. Исламские медресе и вузы по-прежнему находятся в сложном финансовом положении, осуществляя свою уставную деятельность на пожертвования. В этой связи, не удивительно, что они могут привлекать к преподаванию религиозных дисциплин иностранных специалистов, которые готовы работать бесплатно или за очень символические деньги. При этом, в общественное сознание внедряется предвзятое отношение к выпускникам зарубежных исламских вузов и провокаторов ничуть не смущает тот факт, что выезд за границу для получения образования с точки зрения российского закона абсолютно легален и если человек, вернувшись с дипломом, не был уличен в противоправной деятельности, то в отношении него действует презумпция невиновности. Напомню, что штат иудейских и католических священнослужителей в нашей стране также пополняется за счет выпускников зарубежных религиозных учебных заведений.

Навешивание ярлыков — очень опасный деструктивный путь. Абсолютно несостоятельны, к примеру, попытки представить дело таким образом, что выпускники зарубежных вузов есть только в структуре СМР. Всем хорошо известно, что и в других централизованных религиозных организациях на позиции глав и заместителей глав региональных духовных управлений назначены выпускники учебных заведений Саудовской Аравии, Кувейта, Турции, Египта, Сирии. Но из-за предвзятого отношения многие из выпускников уходят в мелкий или средний бизнес, не находя себе применения в религиозной среде. А те студенты, которые в настоящее время проходят обучение за рубежом, в том числе и по официальным договорам по линии духовных управлений, неоднократно выражали обеспокоенность своей дальнейшей судьбой и карьерными перспективами по возвращении в Россию.

В Совете муфтиев России накоплен определенный опыт, наработаны механизмы по адаптации и интеграции выпускников зарубежных вузов в российские духовные управления. Мы основываемся на следующих принципах: человека нельзя отторгать, делать его изгоем, напротив, всячески культивировать в нем чувство ответственности перед своей общиной — городской или сельской. Обязательно должен быть контакт с советом старейшин — аксакалами, которые, если заметят, что молодого человека заносит не в нужном направлении, то сразу его поправят. Очень хорошо зарекомендовала себя система, когда выпускник зарубежного вуза проходит дополнительное обучение в виде повышения квалификации в исламском вузе в России. Это дает специалисту нужный багаж светских знаний по истории и законодательству Российской Федерации и помогает вернуться в реалии нашей страны после, возможно, многих лет, проведенных в принципиально ином социокультурном окружении и правовой системе. Также считаем важным стимулировать у выпускников зарубежных исламских вузов получение светского образования в России. В целом, я могу сказать, что подавляющее большинство выпускников исламских вузов зарубежья успешно интегрируются в нашу работу, исключение составляют лишь те, кто во время пребывания за рубежом, чаще посещал не университетские занятия, а полуподпольные кружки сомнительных «шейхов».

Третий аспект касается учебно-методического наполнения учебного процесса. Как вы знаете, процесс формирования базы учебников по фундаментальным дисциплинам, унификация учебных программ и методик в исламском образовании не завершена. Этому препятствует и раздробленность муфтиятов, и финансовые сложности. Серьезным ударом для системы среднего религиозного образования являются запреты классической исламской литературы. Люди вынуждены отказываться от учебников, по которым преподавание велось годами и была наработана программа и методики, а заменить их нечем. Потребность в учебных пособиях самого разного уровня очень большая. Но говоря о системе фильтрования религиозной литературы, мы должны сказать о неэффективности схемы, по которой, все, что вызывает подозрения у некомпетентных экспертов, автоматически заносится в черный список. Наше мнение заключается в том, что литература, выпускаемая легитимными духовными управлениями, должна быть более доступной и выпускаться массовыми тиражами. А пока тиражи наших изданий, выходящих под эгидой духовных управлений, составляют от одной до трех тысяч экземпляров и продаются в ограниченном количестве мест.

Все мы понимаем, что формирование отечественной системы подготовки духовенства — долгосрочный процесс, требующий десятилетия. Однако проблемы у нас здесь и сейчас и их необходимо оперативно решать. Самым естественным решением в данной области является создание базы по повышению квалификации и переподготовке действующих имамов и кадрового состава духовных управлений мусульман. На сегодня существует лишь несколько программ по повышению квалификации имамов, одна из которых носит межрегиональный характер. Это программа повышения квалификации имамов, которую уже в течение 3-х лет реализуют Совет муфтиев России, Духовное управление мусульман Европейской России и Нижегородский государственный университет им.Н.И.Лобачевского.

Считаю необходимым в рамках реализации стратегических программ совместных действий духовных управлений мусульман и органов государственной власти предложить следующие действия:

— сформировать в рамках Приволжского федерального округа кластерную систему учебных заведений трех уровней: мектебе — медресе — университет;

— сформировать окружной центр переподготовки и повышения квалификации имамов;

— создать сеть центров постоянной подготовки и дополнительного образования имамов;

— организовать курсы электронной грамотности для представителей официального мусульманского духовенства.

Уверен, что те пункты, которые были достаточно кратко обозначены в моем выступлении, смогут быть реализованы уже в ближайшее время и принести значительную пользу.

Спасибо за внимание.

22 мая 2013 г., Уфа

 

IV Всероссийский форум татарских религиозных деятелей «Национальная самобытность и религия» в Казани

Выступление председателя Совета муфтиев Росс Выступление председателя Совета муфтиев России муфтия шейха Равиля Гайнутдина:

Уважаемые участники II Всероссийского мусульманского совещания

«Мусульмане России и гражданское общество»

Приветствую вас традиционным мусульманским приветствием

Наше сегодняшнее совещание озаглавлено «Мусульмане России и гражданское общество». Что представляет собой сообщество российских мусульман в гражданском отношении? С момента приобретения религиозных и политических свобод в нашей стране прошло практически четверть века. Это время было полно противоречий, но в то же время наполнено колоссальным созидательным трудом — созданием общин и строительством мечетей, воссозданием системы религиозного образования и книгопечатания. Был заложен фундамент для развития государственно-конфессиональных отношений на новых принципах, отраженных в Конституции Российской Федерации 1993 года. Мусульмане равны в своих правах с представителями любой другой религии, этноса. Самое главное изменение — это преобразование менталитета и самосознания людей. В возраст гражданской и профессиональной активности входит поколение, которое вообще не застало времена Советского Союза и свободно от штампов атеистической пропагандистской машины в своем мышлении и деятельности.

Ежедневно мы слышим совершенно разные оценки сегодняшней действительности. Одни говорят: «Мусульмане крайне слабы, дезорганизованы, раздроблены, не могут защитить свои интересы». В этом утверждении есть доля правды, так как отсутствие единства в среде духовенства негативно сказывается на российском мусульманском сообществе в целом, не позволяя в полном объеме решать стоящие перед нами актуальные задачи. Другие, напротив, придерживаются мнения, что мусульман необходимо сдерживать в развитии, так как в противном случае России грозит «исламизация». Один из видных представителей Русской Православной церкви высказал мнение о том, что в России действует всего три реальные партии — православные, мусульмане и атеисты. В общественном мнении закрепился стереотип об экспансии ислама, своего рода захвате общественного и даже политического пространства. Мусульмане — коренные жители, граждане России преподносятся в качестве захватчиков, внутренней угрозы. Это абсолютно некорректная постановка вопроса. Никогда в истории России мусульмане не насаждали свою религию, не вели захватнических войн и не представляли опасности для остальных народов.

Сегодня мусульмане России далеки от того уровня инфраструктурного развития, религиозной просвещенности и того уклада религиозной жизни, которые были разрушены после событий 1917 года.

Согласно переписи населения 1897 года, в российской Империи насчитывалось около 14 миллионов мусульман, из них только более четырех миллионов проживало на территориях в границах современной Российской Федерации. На эти неполные пять миллионов накануне революции 1917 года приходилось порядка 12 тысяч мечетей. Сравните с сегодняшней ситуацией — на более чем двадцатимиллионное мусульманское население мы имеем около 8 тысяч мечетей. А обеспеченность мусульман религиозными учебными заведениями отстает от дореволюционной на порядки. В начале ХХ века мусульманские книги, журналы и газеты печатались в Казани, Уфе, Оренбурге, Санкт-Петербурге и, что важно, раскупались по всей России миллионными тиражами. Современным российским мусульманам до такого уровня просвещенности еще расти и расти. В тот период определенными частями российского общества ислам и его последователи воспринимались исключительно как источник угроз панисламизма и пантюркизма и в этом прослеживается определенная параллель с сегодняшним днем. Безусловно, мусульмане в начале ХХ века наряду с другими гражданами Российской Империи выступали с требованиями расширения гражданских свобод, но в целом мусульмане были лояльны основам государственного строя. Февральскую революцию и октябрьский переворот, также как расстрел царской семьи и другие кровопролития осуществили отнюдь не мифические панисламисты и пантюркисты. Члены российской уммы не выступили с сепаратистскими лозунгами.

Перед 1917 годом мусульмане России имели хорошо развитую, обеспеченную объектами недвижимости и источниками самофинансирования религиозную инфраструктуру, которая была окончательно разрушена советской властью к концу 1920-х гг. В начале 1990-х годов мусульманам были возвращены буквально осколки от прежней системы. Мы собственными силами стали восстанавливать то, что собиралось и создавалось нашими предками в течение столетий. Объективный взгляд на эту простую статистику позволяет составить трезвое впечатление о достижениях и потенциале современных российских мусульман, без упаднических или апокалиптических настроений.

Религиозная жизнь во все времена, кроме сугубо духовного, имела еще и общественное измерение, причем это касается всех крупнейших вероисповедальных традиций. К примеру, Русская Православная церковь получила от государства крупный грант на адаптацию мигрантов по всей стране, в Москве открыт также Еврейский музей и центр толерантности — крупнейшая в Европе и уникальная по своему содержанию выставочная площадка, методические наработки которой Министерство регионального развития России планирует активно использовать при открытии Центров толерантности в еще десяти крупнейших российских городах. Религия занимает видное место в общественной жизни и наиболее разумными основами их присутствия в публичном общественном пространстве являются идеи социального служения, бескорыстной помощи окружающим, диалога культур, укрепления традиционной морали.

 

Во многих аспектах социальной политики цели и задачи религиозных организаций и институтов власти практически идентичны. При поддержке государственных органов религиозные организации могли бы добиться резуль

II Всероссийское мусульманское совещание в Москве

Выступление председателя Совета муфтиев России муфтия шейха Равиля Гайнутдина:

Уважаемые участники II Всероссийского мусульманского совещания

«Мусульмане России и гражданское общество»

Приветствую вас традиционным мусульманским приветствием

Наше сегодняшнее совещание озаглавлено «Мусульмане России и гражданское общество». Что представляет собой сообщество российских мусульман в гражданском отношении? С момента приобретения религиозных и политических свобод в нашей стране прошло практически четверть века. Это время было полно противоречий, но в то же время наполнено колоссальным созидательным трудом — созданием общин и строительством мечетей, воссозданием системы религиозного образования и книгопечатания. Был заложен фундамент для развития государственно-конфессиональных отношений на новых принципах, отраженных в Конституции Российской Федерации 1993 года. Мусульмане равны в своих правах с представителями любой другой религии, этноса. Самое главное изменение — это преобразование менталитета и самосознания людей. В возраст гражданской и профессиональной активности входит поколение, которое вообще не застало времена Советского Союза и свободно от штампов атеистической пропагандистской машины в своем мышлении и деятельности.

Ежедневно мы слышим совершенно разные оценки сегодняшней действительности. Одни говорят: «Мусульмане крайне слабы, дезорганизованы, раздроблены, не могут защитить свои интересы». В этом утверждении есть доля правды, так как отсутствие единства в среде духовенства негативно сказывается на российском мусульманском сообществе в целом, не позволяя в полном объеме решать стоящие перед нами актуальные задачи. Другие, напротив, придерживаются мнения, что мусульман необходимо сдерживать в развитии, так как в противном случае России грозит «исламизация». Один из видных представителей Русской Православной церкви высказал мнение о том, что в России действует всего три реальные партии — православные, мусульмане и атеисты. В общественном мнении закрепился стереотип об экспансии ислама, своего рода захвате общественного и даже политического пространства. Мусульмане — коренные жители, граждане России преподносятся в качестве захватчиков, внутренней угрозы. Это абсолютно некорректная постановка вопроса. Никогда в истории России мусульмане не насаждали свою религию, не вели захватнических войн и не представляли опасности для остальных народов.

Сегодня мусульмане России далеки от того уровня инфраструктурного развития, религиозной просвещенности и того уклада религиозной жизни, которые были разрушены после событий 1917 года.

Согласно переписи населения 1897 года, в российской Империи насчитывалось около 14 миллионов мусульман, из них только более четырех миллионов проживало на территориях в границах современной Российской Федерации. На эти неполные пять миллионов накануне революции 1917 года приходилось порядка 12 тысяч мечетей. Сравните с сегодняшней ситуацией — на более чем двадцатимиллионное мусульманское население мы имеем около 8 тысяч мечетей. А обеспеченность мусульман религиозными учебными заведениями отстает от дореволюционной на порядки. В начале ХХ века мусульманские книги, журналы и газеты печатались в Казани, Уфе, Оренбурге, Санкт-Петербурге и, что важно, раскупались по всей России миллионными тиражами. Современным российским мусульманам до такого уровня просвещенности еще расти и расти. В тот период определенными частями российского общества ислам и его последователи воспринимались исключительно как источник угроз панисламизма и пантюркизма и в этом прослеживается определенная параллель с сегодняшним днем. Безусловно, мусульмане в начале ХХ века наряду с другими гражданами Российской Империи выступали с требованиями расширения гражданских свобод, но в целом мусульмане были лояльны основам государственного строя. Февральскую революцию и октябрьский переворот, также как расстрел царской семьи и другие кровопролития осуществили отнюдь не мифические панисламисты и пантюркисты. Члены российской уммы не выступили с сепаратистскими лозунгами.

Перед 1917 годом мусульмане России имели хорошо развитую, обеспеченную объектами недвижимости и источниками самофинансирования религиозную инфраструктуру, которая была окончательно разрушена советской властью к концу 1920-х гг. В начале 1990-х годов мусульманам были возвращены буквально осколки от прежней системы. Мы собственными силами стали восстанавливать то, что собиралось и создавалось нашими предками в течение столетий. Объективный взгляд на эту простую статистику позволяет составить трезвое впечатление о достижениях и потенциале современных российских мусульман, без упаднических или апокалиптических настроений.

Религиозная жизнь во все времена, кроме сугубо духовного, имела еще и общественное измерение, причем это касается всех крупнейших вероисповедальных традиций. К примеру, Русская Православная церковь получила от государства крупный грант на адаптацию мигрантов по всей стране, в Москве открыт также Еврейский музей и центр толерантности — крупнейшая в Европе и уникальная по своему содержанию выставочная площадка, методические наработки которой Министерство регионального развития России планирует активно использовать при открытии Центров толерантности в еще десяти крупнейших российских городах. Религия занимает видное место в общественной жизни и наиболее разумными основами их присутствия в публичном общественном пространстве являются идеи социального служения, бескорыстной помощи окружающим, диалога культур, укрепления традиционной морали.

Во многих аспектах социальной политики цели и задачи религиозных организаций и институтов власти практически идентичны. При поддержке государственных органов религиозные организации могли бы добиться результатов в части патриотического воспитания общества, укрепления гражданского согласия. Мы с большим воодушевлением восприняли призыв Президента Российской Федерации Владимира Владимировича Путина во время ежегодного послания Федеральному Собранию Российской Федерации о необходимости «поддержать институты, которые являются носителями традиционных ценностей, исторически доказали свою способность передавать их из поколения в поколение». Принципиальная позиция главы российского государства о том, что Россия веками развивалась как многонациональное, поликонфессиональное государство, в котором недопустимы дискриминация по этническому или религиозному признакам нам глубоко импонирует и является залогом успешного развития нашей страны. Россия — это Родина, любимое Отечество для многомиллионной мусульманской уммы. Символом этого, с помощью Всевышнего, должна стать реконструирующаяся Московская Соборная мечеть, торжественное открытие которой запланировано на май 2015 года в 70-ую годовщину великой Победы.

Что представляет собой российское мусульманство сегодня? Разумеется, его олицетворяют не только духовенство и мечети, но и широкий слой современных, образованных, успешных людей, способных формировать имидж мусульман в культурной, научной, образовательной, экономической среде, через благотворительную деятельность, художественную литературу, журналистику и другие сферы. Мы являемся свидетелями формирования нового поколения мусульманской интеллектуальной элиты, которая будет влиять на самосознание и позиционирование российских мусульман как в отношениях со всем российским сообществом, так и среди самих мусульман.

Наше время характеризуется важными социокультурными и политическими процессами. Это рост религиозности и повышение роли религии в обществественной жизни у представителей всех традиций и этносов. Это множество локальных и региональных конфликтов, в том числе вооруженных, в разных точках мира, особенно на Ближнем Востоке, чудовищные в своей циничности и жестокости теракты, которые преступники пытаются маскировать под псевдорелигиозными лозунгами.

Здесь мы должны еще раз подчеркнуть свою глубокую озабоченность актами насилия, кровопролитием, которые некоторые пытаются приписать исламу, а другие — творить от имени ислама. Один за другим произошли леденящие душу события в Бостоне, Лондоне. В российском Дагестане в течение одной недели совершено два теракта. Наша религия категорически запрещает и осуждает подобные действия, терроризм, экстремизм, радикализм противны букве Священного Корана и его духу, поскольку в Священном писании ясно сказано: «И помогайте одни другим в благочестии и богобоязненности, но не помогайте в грехе и вражде» (Св.К.,5:2).

Деяния террористов являются богопротивными, богоборческими преступлениями, которые ведут в огонь.

«Кто убил душу не за душу или не за порчу на земле, тот как будто бы убил людей всех, А кто оживил ее, тот как будто бы оживил людей всех», сказано в Священном Коране.

В XXI веке человек может почти не ощущать физических границ между государствами, не иметь информационных или языковых барьеров, но выстраивает вокруг себя ментальную стену, которая в зависимости от ситуации принимает форму ксенофобии, исламофобии или слепой ненависти ко всему и всем. Согласно оценкам политологов, арабо-мусульманский мир вступил в зону политической турбулентности, которая будет определять политическую повестку дня региона ближайшие годы, а возможно и десятилетия. Говоря о том, какой должна быть наша умма через 10, 20, 30 лет, мы должны учитывать все эти факторы.

Географически мы — российские мусульмане являемся северной периферией исламского мира, однако на протяжении многих веков наши предки отнюдь не относились к интеллектуальной и научной периферии исламского мира, напротив, формировали видение будущего мусульманских народов, стояли на переднем крае богословской дискуссии. Посещая многие страны мира, как западные, так и восточные, принимая в Москве делегации практически из всех уголков земного шара, я имел возможность убедиться в том, что модели сосуществования мусульман и христиан, выработанные в России, представляют интерес для многих государств. Богословское наследие, принадлежащее российским мусульманам, вызывает восхищение многих мыслителей и ученых мужей современности. Труды Абдуннасыра Курсави, Шигабетдина Марджани, Кунта-хаджи, Сайпуллы-кади Башларова, Галимджана Баруди, Ризаэтдина Фахретдина, Мусы Биги являются нашей общей заслуженной гордостью. Безоговорочно воспринимая земли Аравии как территорию, на которой расположены две основные исламские святыни и арабский язык как язык Священного Корана, мы должны перестать мыслить о себе в категориях вторичности по отношению к арабскому миру и видеть в нем не образец для копирования, а источник дополнительных знаний, источник живой богословской мысли. Необходимо выстраивать диалог, т. е. мыслить самостоятельно и сохранять независимость суждений, при этом, безусловно, уважая авторитет великих улемов-богословов.

Необходимыми для этого условиями являются дальнейшее обновление и институциональное укрепление духовных управлений мусульман и качественный рывок в развитии системы отечественного исламского образования с выходом на научный уровень. Я с удовлетворением должен отметить, что курс на модернизацию Совета муфтиев России и Духовного управления мусульман Европейской части России, о котором мы объявили на I Всероссийском мусульманском совещании «Россия — наш общий дом» в марте 2011 года, приносит ощутимые положительные результаты. Аппараты Совета муфтиев России и Духовного управления мусульман Европейской части России пополнились молодыми квалифицированными специалистами — выпускниками ведущих российских вузов, в результате чего значительно расширилась информационная и издательская деятельность, налажена научная работа, радуют первые итоги реформы Московского исламского университета, международные проекты Совета муфтиев России последовательно расширяют масштаб и авторитет. В социальной сфере мы запустили беспрецедентный проект Всероссийского мусульманского летнего лагеря. Думаю, что подробные отчеты о достижениях и текущей работе мы услышим из докладов в ходе сегодняшнего мероприятия.

В качестве председателя крупнейшей религиозной организации российских мусульман я являюсь членом президиума влиятельных в мусульманском мире организаций, таких как Евразийский исламский совет со штаб-квартирой в Стамбуле и Всемирная ассамблея исламского пробуждения со штаб-квартирой в Тегеране. Мы неизменно являемся почетными участниками такой авторитетной межрелигиозной площадки как Всемирный саммит лидеров мировых и традиционных религий в Астане. Все это говорит о том, что слово и позиция российских мусульман имеют весомое значение, к нам прислушиваются в международной общественной и религиозной среде.

Говоря о задачах на будущее, мы должны обозначить несколько векторов развития. В научной и образовательной сфере мы должны в кратчайшие сроки добиться мобилизации всех наших интеллектуальных ресурсов. Анализ ситуации и выработка позиции по актуальным вопросам современности должны вестись с опорой на научную мысль и самые авторитетные богословские источники. Образовательная деятельность в исламских вузах и медресе должна представлять собой союз светской науки и традиционного богословия. Выпускники наших учебных заведений должны быть конкурентоспособны в международном масштабе.

Задачей регионального духовенства должна стать широкая просветительская работа, в том числе и по адаптации и интеграции мигрантов-мусульман, активная коммуникация с институтами гражданского общества, проявление своей гражданской позиции в борьбе с такими общественными недугами как наркомания и алкоголизм, преступность, все виды экстремизма, радикализма и ксенофобии. Каждый региональный муфтий должен в качестве духовного лидера своей паствы иметь непререкаемый моральный авторитет и объединять умму, уметь вести взаимоуважительный диалог с самой широкой аудиторией, разными слоями общества, в то же время, проявляя принципиальность в вопросах противодействия деструктивным псевдорелигиозным течениям, радикализму и расизму.

Патриотическое воспитание, уважительное отношение к представителям других национальностей и вероисповеданий должны стать неотъемлемой частью духовного просвещения через наши воскресные школы — мектебе и медресе. Убежден в том, что крепкое основанное на традициях и патриотизме духовное воспитание на местах, качественное среднее и соответствующее мировым стандартам высшее образование являются основными факторами противодействия дальнейшему проникновению в молодежную среду псевдорелигиозных течений. С Божьей помощью и при поддержке со стороны органов власти и доверия общества нам по силам справиться с этой задачей. Для обширной воспитательской работы, также как и для адаптации мигрантов, необходима инфраструктура в виде мечетей, медресе и просветительских центров.

Укрепление института семьи и брака, утверждение морали благочестия и благонравия, воспитание нации и благотворительная работа — на этом поле деятельности большую отдачу мы ожидаем от наших женщин, объединившихся в Союз мусульманок России.

Дефицит мечетей в наших городах колоссален и растет с каждым годом. Но с каждым годом и сложнее получить земельные участки и согласовать строительство мечетей с местными властями. Как бы нам ни было сложно сталкиваться с непониманием или откровенным нарушением принципов Конституции Российской Федерации отдельными чиновниками на местах, призываю имамов, имам-мухтасибов и муфтиев ни на шаг не отступать от законов Российской Федерации, вооружаться знаниями в правовой сфере и отстаивать свои права через тот инструментарий, который предоставлен нам нашей правовой базой, уповая на милость Всевышнего Аллаха. Порядочность, образованность, открытость — ваша лучшая визитная карточка, которая поможет выстроить диалог с немусульманским населением и быть услышанным во власти. Мы не должны допускать геттоизации, анклавизации мусульманских общин, ухода верующих в полулегальный статус.

Нашими целями являются повышение уровня общей образованности, культуры и правовой грамотности, формирование положительного имиджа ислама и мусульман в общественном мнении, гражданская активность в защите традиционных ценностей. В этих сферах должны проводить работу общественные организации, разделяющие принципы единобожия и этические основы авраамических религий, здесь существует единство наших общей целей, потребностей и обязанностей.

Завершить свое выступление хочу аятами суры «аль-Гаср»:

«Клянусь временем. Воистину, каждый человек в убытке, кроме тех, которые уверовали, совершали праведные деяния, заповедовали друг другу истину и заповедовали друг другу терпение» (Св.К., 103: 1–3).

Благодарю за внимание.

28 мая 2013 г., Москва

Выступление первого заместителя председателя Духовного управления мусульман Европейской части России, главного редактора издательского дома «Медина» Дамира Мухетдинова:

Уважаемые участники II Всероссийского мусульманского совещания

«Мусульмане России и гражданское общество»,

Вы знаете о том, что совсем недавно состоялась встреча Президента Российской Федерации Владимира Владимировича Путина с главой Башкортостана Рустэмом Хамитовым. На встрече говорилось о проведении на высоком федеральном уровне торжественных мероприятий, посвященных 225-летию со дня образования Оренбургского Магометанского духовного собрания. Альхамдулиллях, такая добрая инициатива озвучена, мы, в свою очередь, постарались наполнить ее конкретными делами и продуктами. Нашими учеными Совета муфтиев России и доктора из таких городов как Казань, Оренбург, Нижний Новгород, Москва, подготовили пять монографий, посвященных 225-летию создания ОМДС. Как произошло становление данного института, какие личности его возглавляли. Это В книги доктора исторических наук, профессора Айдара Хабутдинова «История Оренбургского магометанского духовного собрания (1788–1917): институты, идеи, люди» и «Российские муфтии от екатерининских орлов до ядерной эпохи (1788–1950)», монография «Очерки по истории мусульманских общин Оренбургского края (XVIII — начало XX в.)» кандидата исторических наук Дениса Денисова.

Вы знаете, что в последние годы происходит дискуссия о роли духовных управлений мусульман как таковых. О роли муфтия, о его общественном статусе и важности. Говорят о том, что институт духовных управлений и муфтиев создала царская власть для того, чтобы контролировать жизнь мусульман. На самом деле, великий мусульманский ученый Шигабутдин Марджани, Ризаэтдин Фахретдин писали в своих трудах о том, что Российская империя учредила ОМДС по условиям мирного договора с Османской империей. Для мусульман Поволжья и Урала для осуществления своей религиозной деятельности: проведения обрядов бракосочетания, имянаречения, погребения, решение вопросов наследования и другие. За короткое время после учреждения ОМДС в Поволжье были построены тысячи мечетей. А до учреждения ОМДС в Поволжье постоянно поднимались восстания — Степана Разина, Батырши и других деятелей, которые привлекали мусульман Волго-Уральского региона выступать против законной власти, против императрицы. А вот когда через учреждение ОМДС мусульманам дали автономию, это позволило их огромную энергию направить на созидательный труд — строить мечети, медресе, учреждать вакфы, заниматься книгоизданием. Мы всегда с гордостью говорим о том, что российские мусульмане были в авангарде процессов мусульманского богословия. Вдумайтесь: первый печатный Коран в мире был издан не в Аравии, не в Стамбуле, а именно в Российской империи — городе Санкт-Петербурге на основе разработанного в Казани типографского шрифта и стал прекрасным образцом для книгопечатания во всем мусульманском мире. Ученые, которые трудились над богословием, когда посещали мусульманские страны, они дарили свои книги на арабском языке. Во время поездки в Сирию, у Шигабутдина Марджани спросили: «О шейх, почему вы пишете свои книги на арабском а не на татарском языке». Он ответил, что у него нет такой надобности, потому что большинство его шакирдов — учеников медресе прекрасно владеют арабским языком. Уровень просвещения был таков, что крупнейшие богословы излагали свои основные научные труды на арабском языке. Поэтому аргументы оппонентов духовных управлений о том что духовные управления — это пережиток прошлого, а муфтии — это ставленники спецслужб, абсолютно неверны и это доказано устами наших мусульманских ученых.

Мы знаем, что предлагали наши оппоненты. В данном случае процитирую переписку миссионера Николая Ильминского с Обер-прокурором Святейшего Синода Константином Победоносцевым, о том, какая кандидатура была бы предпочтительна на пост муфтия ОМДС: «Для нас вот что подходяще было бы: чтобы в русском разговоре путался и краснел, писал бы по-русски с порядочным количеством ошибок, трусил бы не только губернатора, но и всякого столоначальника и т. п.» Слава Богу, такие времена минули, мусульмане выбирают себе достойных муфтиев. Хотя, в последнее время наметились и другие опасные тенденции, когда у нас в Свердловской области создали шестой муфтият, в Пензенской области зарегистрировали пятое духовное управление. История это достойно оценит, но мы знаем, что исторически муфтии были уважаемые, авторитетные, образованные люди, они пользовались поддержкой мусульман не только в масштабах Российской империи, но их решения принимали и мусульмане из-за рубежа. Приведу один пример: в 1926 году уважаемый муфтий Риза Фахретдин когда представлял советских мусульман на I Всемирном конгрессе в Мекке, был избран вице-президентом этого всемирного конгресса. Даже в советское время во всем исламском мире вынуждены были признать роль российских, советских мусульман и обозначить их особое почетное место. Это нужно изучать, пропагандировать, доносить до наших верующих, что только там где есть преемственность поколений, где есть традиция, там есть мир и созидание. Но если традиция прервана, и в каждом селе, где есть три общины, будут создаваться муфтияты и сельские жители будут избираться муфтиями, тем самым мы нивелируем и девальвируем авторитет муфтия в нашем обществе. Кто будет прислушиваться к такому лидеру, деятелю в кавычках.

Еще две книги, которые мы издали — это альбом «Мечети Российской империи», включающий архивные фотографии мечетей Российской империи от Владивостока до Калининграда. Автором-составителем альбома выступил доктор исторических наук, заведующий отделом истории Института истории им. Ш. Марджани АН РТ Ильдус Загидулли. Из альбома видно, что даже в городе Сочи, где мы сегодня добиваемся строительства мечети, оказывается в царское время мечеть была. Когда наши мусульмане пытаются получить землю под строительство мечети, им отвечают: «а в нашем городе мечети не было». Извините, вот альбом 1911 года, изданный к юбилею оренбургского муфтия Мухаммедъяра Султанова, вот мечеть, которая была в Сочи. Обращаясь к архивным документам мусульмане могут свои права, полученные еще в царское время, реализовать сегодня.

Еще одна книга из этой серии — «Мусульмане Среднего Поволжья в тисках репрессивной политики советской власти» написана доктором исторических наук Ольгой Сенюткиной совместно с кандидатом исторических наук Юлией Гусевой и посвящена 75-летию начала массовых репрессий в отношении мусульманского духовенства в сталинское время. 90 процентов духовенства всех конфессий было истреблено, физически уничтожено. Когда ты листаешь фотографии этих престарелых имамов, думаешь: какой вред они могли принести советской власти, государству? Но проходили по нелепым обвинениям в пантюркизме, подрыве государственных устоев. Для молодежи это книга — хорошее напоминание, с надеждой на то, что такого больше не повторится. Но, как говорит академик Ключевский, «она [история] никого ничему не учит, зато всегда больно наказывает тех, кто не усвоил ее уроки».

28 мая 2013 г., Москва

Выступление ректора Московского исламского университета Дамира Хайретдинова:

Слава Аллаху, мир и благословения Посланнику Аллаха Мухаммаду, его семье и сподвижникам!

Прошел целый год с момента моего назначения на должность ректора МИУ, и в течение всего этого времени успешно развивается процесс модернизации исламского вуза столицы. На разных площадках мы доводили результаты этих изменений до нашего учредителя — Президиума ДУМЕР, равно как и до рядовых верующих.

1) Прежде всего, это затронуло собственно образовательный процесс. Мы попытались поднять уровень образования, пригласив целый ряд специалистов в области богословских наук. В этой связи в структуру МИУ были внесены изменения: помимо обычных форм обучения на дневном, вечернем и заочном отделениях, организованы отделение богословия, Центр хафизов Корана, Центр изучения хадисов. Уже сегодня ряд наших студентов, специализирующихся по богословию, углубленно изучают целый ряд предметов на арабском языке. Пожалуй, наилучшим показателем прогресса стала недавняя громкая победа одного из наших студентов на Межвузовской олимпиаде в Дагестане с огромным отрывом по набранным баллам от других участников этого престижного конкурса. Такое произошло впервые, и нас это не может не радовать.

2) Далее отмечу работу со странами СНГ: мы приглашаем студентов из муфтиятов СНГ обучаться у нас на бесплатной основе. Эта работа важна сама по себе, т. к. своей задачей-максимум мы считаем создание духовной элиты стран СНГ, тесно связанной с российскими мусульманами. Одновременно прекращается бесплатный набор для тех граждан СНГ, которые случайно оказывались среди студентов МИУ. Мы хотим, чтобы наши выпускники оставались работать на религиозной, духовной стезе, а не уходили на базары и стройки, что происходило ранее при случайном наборе абитуриентов. Так, из прошлогоднего выпуска в 6 человек, при старой администрации вуза, никто не пошел на работу имамом. Но ведь на их обучение тратились ресурсы и труд преподавателей. Нас не устраивали ни количественные, ни качественные показатели по студентам. И хотя за один год ситуацию изменить не возможно, мы все же смогли пригласить абитуриентов, ныне студентов, заканчивающих 1-й курс, прежде всего из центральной России. Они ориентированы работать в центрально-европейской части России, в многонациональных общинах, разговаривать современным языком, и что особенно важно, на хорошем русском языке. Наши студенты посещают и светские, и религиозные мероприятия; так, они были гостями и в Российском православном университете, неплохо зарекомендовав себя — все это очень важно для будущей работы. Сегодня я еще раз хотел бы напомнить уважаемым председателям религиозных общин: кадровый вопрос является ключевым. Мы готовы взять на себя нелегкое бремя подготовки и воспитания ваших будущих кадров, если вы своевременно проявите интерес и отнесетесь к этому вопросу со всей ответственностью.

3) По мере сил мы заботимся о наших студентах, разнообразим их быт, регулярно они участвуют в различных спортивных состязаниях и культурных мероприятиях. Студенты очного отделения освобождены от платы за питание, распоряжением муфтия шейха Равиля Гайнутдина им были розданы костюмы и рубашки. Многочисленные поборы со студентов, которые взимались прежде за государственные экзамены, за выдачу дипломов и т. п., остались в прошлом. Нами получена бессрочная лицензия на ведение образовательной деятельности, внесены необходимые изменения в Устав, сегодня идет работа по получению госаккредитации, результатов которой мы ожидаем, инша Аллах, до конца календарного года. Благодаря личному участию шейха Р. Гайнутдина здание, в котором расположен исламский вуз, было передано в адрес муфтията в безвозмездное пользование сроком на 5 лет. В этой связи благодарим правительство и лично мэра Москвы С. С. Собянина за то, что они сочли возможным принять соответствующее решение и тем самым способствовать выходу из ситуации, которая сложилась по вине предшествующего руководителя МИУ. Собственными силами проводим ремонт здания, хотя это весьма дорогостоящие работы. Хочу заверить, что мы крайне признательны Фонду поддержки исламской культуры, науки и образования, и Министерству образования и науки РФ за их меценатство в отношении МИУ. Но при этом, конечно, следует заметить, что образовательный процесс — дело очень и очень дорогое. И если есть необходимость в создании качественного исламского вуза, в чем мы не сомневаемся, вопрос финансирования его жизнедеятельности приобретает особую остроту.

4) Хотел бы вкратце остановиться на внешних контактах МИУ. Как я уже сказал, мы неплохо сработались с РПУ и надеюсь, эта работа не прервется и в дальнейшем. Кроме того, МИУ является активным участником методического объединения и координационного совета при Министерстве образования и науки РФ по введению курса ОРКСЭ. В рамках этой работы мы наладили партнерские отношения с Синодальным отделом катехизации и образования Московской патриархии, выступив с рядом совместных инициатив — в частности, о необходимости тесной работы мы говорили во время круглого стола в Общественной палате в рамках Рождественских чтений. Весьма активная работа налажена с востоковедческими и экспертными центрами, прежде всего Институтом востоковедения РАН. И конечно, мы благодарны органам госвласти за их повышенное и любезное внимание в наш адрес, в частности, хотелось бы особо отметить члена Совета Федерации сенатора Руслана Гаттарова и депутатов ГосДумы Михаила Маркелова и Марата Сафина, которые нашли возможность посетить наш вуз. Мы работаем и с иностранными дипломатическими представительствами, и отрадно, что это направление нашей деятельности не прошло мимо внимания экспертов. В частности, совсем недавно Совет по внешней и оборонной политики приглашал меня принять участие в важном международном форуме в рамках клуба «Валдай», где обсуждались вопросы политического ислама. Мне хотелось бы довести до присутствующих ключевую мысль, высказанную иностранными и российскими участниками этой встречи на завершающей сессии: роль российских мусульман в налаживании полноценного диалога нашей страны с арабскими и мусульманскими странами огромна. Мы, являясь гражданами России и в то же время будучи частью исламского мира, способны создать такие прочные связи между нашей Федерацией и миром Востока, которые невозможно будет разрушить никакими провокациями. Безусловно, это осознают и наши друзья, и наши враги. Поэтому находится так много сил, желающих разрушить единство наших народов, спровоцировать конфликты на этнической и религиозной почве. Лучший ответ такому вызову — глубокие знания и качественное образование. Поэтому давайте делать дуа за наших алимов и имамов, беречь их и себя от невзгод и провокаций.

Последний пункт, а именно, работу МИУ с другими исламскими вузами в области унификации образовательного процесса — я надеюсь, мы обсудим в ходе Съезда ректоров и директоров исламских образовательных учреждений, который начнется в этом зале в 14 часов.

Благодарю за внимание. Мир вам, милость Аллаха и Его благословение.

28 мая 2013 г., Москва

Заседание Консультативного совета при Председателе Совета Федерации Федерального собрания Российской Федерации по межнациональным отношениям и взаимодействию с религиозными объединениями по теме «Законодательное обеспечение реализации Стратегии государственной национальной политики на период до 2025 года в укреплении гражданского единства и духовной общности многонационального народа РФ»

Выступление председателя Совета муфтиев России муфтия шейха Равиля Гайнутдина:

Уважаемая Валентина Ивановна!

Уважаемое высокое собрание!

От имени Совета муфтиев России и Духовного управления мусульман Европейской части России приветствую вас традиционным мусульманским приветствием

Вопросы межнациональных отношений и гражданского согласия в последние годы приобретают все бОльшую актуальность и уже стали одной из наиболее животрепещущих тем общественной дискуссии. Стремление законодательной ветви государственной власти в лице Совета Федерации и Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, а также других органов, имеющих право законодательной инициативы, своевременно реагировать на возникающие угрозы сфере гражданского мира и согласия заслуживает высокой оценки. Российская законодательная база должна отвечать целям и интересам государственной политики в межнациональной сфере и в области государственно-конфессиональных отношений, оперативно реагировать на возникающие общественно-политические угрозы, способствовать решению имеющихся проблемных вопросов.

Я глубоко убежден, что гражданское согласие, сплоченность российской нации являются необходимыми условиями обеспечения национальной безопасности Российской Федерации, роста и развития нашей страны. Более того, стремление к объединению и консолидации, к диалогу, к работе со всеми представителями российского общества вне зависимости от национальности и вероисповедания является признаком любой здравой и конструктивной общественной силы, гражданского движения. Диалог и взаимопонимание — это путь вперед, но разобщение — это вектор, направленный на деградацию.

Равные права и возможности для представителей всех народов, испокон веку живущих на территориях российской Федерации, а вместе с тем, стратегия на воспитание единства гражданской нации должны найти отражение в актах и других документах государственной важности. Так как сфера эта довольно тонкая и многосоставная, с ней взаимосвязаны многие вопросы и проблемы, будь то образование, миграционная политика, взаимодействие с религиозными объединениями, обеспечение религиозных прав и свобод граждан, медийное освещение темы межнациональных отношений, воспитание в гражданской нации принципов взаимопомощи и традиционной морали и многое другое.

По многим из перечисленных направлений происходит проработка и поиск оптимальных путей решения на законодательном уровне. В 2012 году, в частности, приняты Концепция государственной миграционной политики и Стратегия государственной национальной политики. В мае 2013 года второе чтение в Государственной Думе прошел проект закона о защите религиозных чувств. В разработке находятся еще несколько правовых актов. Совет муфтиев России внимательно следит за этой работой. Мы анализируем эти законодательные инициативы и всегда готовы участвовать в их обсуждении, делиться своим видением и опытом.

В рамках сегодняшнего заседания я хотел бы обратить внимание собравшихся на некоторых аспектах обсуждаемого вопроса.

Российская Федерация — государство с уникальной историей и социокультурным багажом, исконно присущим ей многообразием культур, народов и вероисповеданий. Справедливым будет утверждение, что современное российское право выросло не только и не столько англо-саксонской системы права, но вобрала в себя принципы и нормы средневековых славянских и тюркских источников. Именно в России благодаря законодательным инициативам императрицы Екатерины Великой, в частности, предоставлению духовной и культурной автономии нерусским народам, удалось благоприятно разрешить сложнейшие социально-политические коллизии.

Поэтому сегодня при разработке и принятии документов государственной важности нам следует удержаться от соблазна скопировать те законы и нормы, которые принимаются в последние годы в странах западной Европы. Невозможно представить, например, чтобы в России был принят закон о запрете строительства минаретов как в Швейцарии или легализации однополых браков, как во Франции. Слепое копирование западных образцов неприемлемо для нашего государства.

И в России мы иногда слышим призывы «рубить с плеча» при решении сложных социально-экономических проблем. К примеру, в СМИ звучат предложения полностью запретить строительство мечетей и другие подобные популистские лозунги. В качестве ответа на такие провокационные заявления уместно привести цитату из ежегодного обращения Президента Российской Федерации Владимира Владимировича Путина Федеральному Собранию от 12 декабря 2012 года: «Мы не должны забывать, что любой национализм и шовинизм наносят прямой огромный ущерб прежде всего тому народу и тому этносу, интересами которых якобы и озабочены националисты. И потому столь опасны для России любые проявления „простых и окончательных“ так называемых решений, которые предлагаются националистами и экстремистами разного толка и оттенка. Какие бы громкие слова они ни произносили, они тянут нас к общественной деградации, тянут страну к распаду. Попытки провоцировать межэтническую напряжённость, религиозную нетерпимость мы должны рассматривать как вызов единству Российского государства, как угрозу для каждого из нас».

Абсолютно согласен с главой государства, резкие и популистские решения недопустимы для столь чувствительной сферы, каковой являются межнациональные и межконфессиональные отношения. Имеющиеся проблемы невозможно решить исключительно запретами, нужно перестать бороться со следствиями, непредвзято проанализировать причины. Особенно это касается темы регулирования притока трудовой миграции, социальной и культурной адаптации приезжих, профилактики радикализма и экстремизма в молодежной среде.

Считаю важным сказать несколько слов и о практике правоприменения. Несомненной заслугой законодательной системы Российской Федерации является то, что в Конституции 1993 года и в Федеральном законе «О свободе совести и о религиозных объединениях» от 1997 года человеку гарантируется свобода исповедовать любую религию, либо не исповедовать никакой, никто не имеет права препятствовать человеку в удовлетворении его религиозных и духовных потребностей, если они не несут общественной угрозы, также как и никто не вправе унижать или дискриминировать человека по признаку национальности или вероисповедания. И тем не менее, на практике мы получаем несколько иную картину.

В течение последних месяцев мы наблюдаем массированное нагнетание негативного информационного фона вокруг темы ислама, мусульман, мигрантов, в том числе через федеральные телеканалы. В общественное сознание пытаются внедрить несколько мифов: «мусульмане — это чужаки», «ислам как религия представляет угрозу», и т. п. При этом, активно используются передергивание и искажение фактов, прочие манипуляции. Частное выдается за общее, локальные конфликтные ситуации подаются как проблемы общефедерального уровня, спор, возникший в одной деревне, несет последствия для верующих людей во множестве регионов.

Можно было бы сказать, что подобные статьи и телесюжеты — это только слова, но для простых людей они имеют вполне конкретные негативные последствия, потому что чиновники на местах при принятии решений нередко руководствуются не федеральными законами, а информационными байками из телевизора. Внедрение в общественное мнение негативного отношения к мусульманам приводит, в ряде случаев, к нарушению конституционных прав мусульман — граждан России. Распространение недостоверных сведений о мигрантах приводит к тому, что нарушаются элементарные человеческие права приезжих, к ним начинают относится как к людям второго сорта.

В Концепции государственной миграционной политики Российской Федерации на период до 2025 года, утвержденной 13 июня 2012 года, указано, что переселение мигрантов на постоянное место жительства в Российскую Федерацию становится одним из источников увеличения численности населения страны в целом и ее регионов, а привлечение иностранных работников по приоритетным профессионально-квалификационным группам в соответствии с потребностями российской экономики является необходимостью для ее дальнейшего поступательного развития. В документе подчеркивается важность создания условий для адаптации и интеграции мигрантов, защиты их прав и свобод, обеспечение социальной защищенности. Убежден в том, что разжигание исламофобии, мигрантофобии, кавказофобии противоречит интересам государства Российская Федерация.

В декабре 2003 года мы отмечаем 20-летие Конституции Российской Федерации, в которой гарантированы права на религиозное и национально-культурное развитие представителей различных национальностей и вероисповеданий. В течение более чем двух десятков лет наша законодательная база формировалась с учетом важности сохранения межнационального и межрелигиозного мира и согласия, соблюдения демократических принципов. В связи с этим, хочу особо подчеркнуть необходимость и в дальнейшем при разработке законодательных актов придерживаться именно этих принципов, продолжать преемственность нашей отечественной нормативно-правовой базы, учитывающей тысячелетние принципы формирования российской нации.

6 июня 2013 года, Москва

 

 

Конференция «Религия и безопасность» в Бишкеке (Кыргызстан)

Выступление председателя Совета муфтиев России муфтия шейха Равиля Гайнутдина:

Уважаемый муфтий Рахматулла ажы Эгембердиев

Уважаемые члены Президиума и участники

Международной научно-богословской конференции «Ислам и безопасность»

Позвольте от имени Совета муфтиев России и от себя лично искренне поприветствовать вас традиционным мусульманским приветствием

Хочу поздравить своих кыргызстанских единоверцев с прошедшим праздником Ид аль-Фитр — Ураза-байрам. Молю Всевышнего принять наш пост, наши молитвы и все наши благие деяния! Да простит нам Аллах наши грехи и озарит наши сердца светом искренней крепкой веры. Мы молимся о прекращении кровопролития, мире и благоденствии во всех точках нашей планеты.

Религия Ислам искусственно привязывается к воинственности и опасности для окружающих, в действительности эта религия и её последователи изначально, по самой своей сути были неразрывно связаны с понятиями «салям» — «мир» и «амана» — «безопасность». В достоверном хадисе, переданном от нашего Пророка Мухаммада , сказано:

«Не войдёте в Рай, пока не уверуете — а не уверуете, пока не возлюбите друг друга. И первое, на что укажу вам, — это то, при совершении чего возлюбите друг друга: распространяйте мир между собой!».

Вдумываясь в смысл этого хадиса, мы видим, что Рай, вера и взаимная любовь органично связаны друг с другом. Вхождение в Рай обусловлено верою, а вера обусловлена взаимной любовью; ключом же к этому является распространение мира между людьми. Отсюда делаем вывод, что распространение мира — первично. Только затем следует вхождение во врата любви, а от неё — переход к вере.

Всё в Исламе — от начала и до конца — это мир и его распространение ради укрепления связи людей в обществе, преодоления ими невзгод, порождаемых смутами, и вступления в Обитель мира — Дар-ус-салям — Райские сады. Здесь человеческая душа не слышит дурного, но только одни благостные приветствия, которыми встречают обитатели Рая входящих в него: «Войдите с миром!» — «Удхулю-ха би-салям».

Мир и еще раз мир — в начале и в конце нашего пути. Таков истинный посыл Ислама, как бы кто ни пытался исказить этот светлый образ в современном мире.

Благословенный Коран чётко и ясно обозначает, что ни в духовной, ни в мирской жизни насилие неприемлемо.

«Ля икраха фи-д-дин» — «Нет принуждения в религии!», гласит известный аят в нашем Священном Писании в суре «аль-Бакара», и этот аят следует сразу за самым сакральным местом в Коране — аятом «аль-Курсий». Некоторые политические, общественные и даже религиозные деятели в угоду своим фобиям предпочитают изыскивать в Коране отдельные фразы и вырывать их из контекста, показывая тем самым «злобную» — в кавычках — сущность Ислама. Воинственное прочтение искажает Коран, ведь Божьи заповеди религиозной толерантности сформулированы как универсальные принципы, а таковые не могут быть «отменены». Разве станет Всевышний Господь отказываться от декларированного Им разнообразия конфессий, что соответствует Его предначертанию?! Утвердив принцип «нет принуждения в религии!», Аллах — субханаху ва Тааля — в том же аяте дает такое основание: истинный путь и ложный путь уже ясно различимы. Неужто спустя несколько лет после начала миссии пророка Мухаммада всё переменилось?!

Конечно, это не так. Даже после известного аята о джихаде в суре «аль-Мумтахана», где значится призыв противостоять враждующим — подчеркну, воинствующим и конфликтующим — язычникам, Коран говорит:

«Но Аллах не запрещает вам быть добрыми и справедливыми с теми, кто не сражался с вами из-за религии и не изгонял вас из ваших жилищ, — воистину, Аллах любит справедливых!» (Св.К., 60:8). Комментируя этот аят, крупнейший средневековый толкователь Корана ат-Табари говорит: предписанное здесь дружелюбие распространяется на представителей всех верований и религий, кто не воюет с мусульманами по причине веры, и это предписание не может быть отменено каким-либо другим аятом.

Аналогичным образом трактуются и другие места в Коране, каждое из которых является ситуативным, то есть раскрывается в контексте конкретной, существовавшей при Пророке ситуации. Даже в религиозных диспутах Аллах предписывает соблюдать высокую этику общения.

«Если вступаете в дискуссию с людьми Писания (то есть иудеями и христианами), то ведите её наилучшим образом», сказано в 46-м аяте суры «аль-Анкабут». При этом, к примеру, христиане описаны в Коране как «наиболее близкие к вам по любви» (Св.К., 5:82).

Более того — через Коран мусульманам внушается идея о том, что Всевышний Самолично сохраняет безопасность основных молитвенных комплексов разных конфессий.

«И если бы не защита Аллаха одних людей от других, то были бы разрушены кельи, церкви, синагоги и мечети, в которых премного поминается имя Божье. Аллах непременно помогает тому, кто помогает Ему, — воистину, Аллах — Всесильный, Могущественный!» (Св.К., 2: 251).

Таким образом, диалог религий, добрососедские отношения между представителями различный традиций — повеление Всевышнего. И все мы прекрасно отдаем себе отчет в том, что гражданский мир, межнациональное, межрелигиозное согласие — базовое условие безопасности наших обществ.

Хочу процитировать перед вами следующий отрывок: «Сегодня многие легкомысленные газетчики, не найдя каких-либо серьезных осмысленных тем, забыв, что сами являются наследниками, учениками мусульман в области наук и философии, пишут нечто подобное этому: „Мусульманская религия повелевает только вешать и резать, воевать и проливать кровь. Запрещает знание, просвещение и образование, препятствует стремлению к совершенству, не заботится о правах человека, враждебно относится к другим благородным человеческим качествам“. Тем самым, они распространяют среди простого народа различную необоснованную клевету, и многие неразумные люди продолжают им верить». Хорошо, что до сих пор руководители государства, будучи людьми умными и мудрыми, не прислушиваются к таким пустословиям и не перестают относиться к нам милостиво«. Звучит очень современно, не правда ли? Между тем, данные строки написаны в 1862–1863 гг. татарским ученым и просветителем Хусаином Фаизхановым. Хусаин-хазрат уже 150 лет назад современно и глубоко понимал механизмы власти и роль традиций. Не случайно, что он назвал «Манас» как продукт гения киргизского народа.

И сегодня пропагандисты различного толка — от псевдорелигиозных радикалов до неолибералов пытаются навязать нам мысль о том, что религиозный человек — это непредсказуемый, неадекватный человек, склонный к спонтанным поступкам и крайним взглядам. Истина заключается в том, что религиозное мировоззрение — это фактор безопасности и дисциплины. Истинно покорный Всевышнему человек отличается самодисциплиной, соблюдением всех законов, уважением к законно избранным политическим руководителям. Религиозные ценности — источник стабильности, безопасности и основа межрелигиозной и межнациональной гармонии, без которых невозможно представить стабильное развитие современного общества.

Религиозное воспитание учит человека с уважением относится к представителям различных культур и традиций, отказаться от пагубных привычек, приносить пользу обществу, думать и давать моральную оценку каждому своему действию, каждому шагу. То беззаконие и бесчеловечность, которые пытаются навязать умме экстремисты, не имеет ничего общего с религией, которую оставил нам наш досточтимый пророк Мухаммад .

Религиозные деятели должны заботиться о духовном воспитании и просвещении своей паствы, о гармоничном развитии общества, сплочении, единении людей. Слово имама, слово муфтия может открывать сердца или, наоборот, разобщать людей. Поэтому религиозные деятели несут большую ответственность как перед Создателем, так и перед людьми и каждый из нас должен помнить это.

Мы — религиозные деятели, духовенство ратуем за нравственность наших народов, за справедливость, мир, межнационального и межрелигиозное согласие и взаимопонимание. В лице духовенства государственные деятели всегда могут найти союзников и помощников в таких сферах как укрепление единства общества, развитие межкультурного диалога, гармонизация межнациональных отношений. Имамы и муфтии всегда открыты к сотрудничеству с государственной властью, если решения и действия власть предержащих не противоречат Исламу и интересам народов страны, не ущемляют права и свободы граждан. В жизни бывает немало ситуаций, когда сила слова одерживает верх над силой оружия, когда духовное наставление дает больше пользы, чем усилия многих дипломатов. Из истории ислама мы знаем великое множество примеров, когда духовенство приходило на помощь политическим лидерам в сложные общественно-политические моменты. И сегодня религиозные лидеры готовы оказать помощь политикам в преодолении сложных социальных проблем на благо народа и во имя высших ценностей.

Важность и потенциал государственно-религиозного сотрудничества прекрасно понимают и в Республике Кыргызстан. На мой взгляд, об этом свидетельствует даже само название сегодняшней конференции — «Религия и безопасность».

Меня искренне радует, что наши связи с коллегами из дружественного, братского Кыргызстана крепнут с каждым днем. Наше постоянное общение, взаимодействие, обмен опытом, выработка общности подходов основываются на объективных исторических и географических факторах, но также и на многовековой дружбе наших народов. Современная Российская Федерация демонстрирует всему миру поступательное развитие и в финансово-экономическом, и в международном аспектах. Сегодняшний Кыргызстан, в свою очередь, является одним из наиболее демократических государств Центральной Азии, подтверждением чему стали проведённые в соответствии с мировыми стандартами выборы президента Республики в 2011 году. При этом, связи между Россией и Кыргызстаном возникли достаточно давно, и в значительной степени они развивались именно между мусульманскими общинами наших стран.

Многие кыргызские молодые люди учились в медресе Урала и Поволжья, татары же составляли немалую часть городских мусульманских общин Пишпека, Оша, Джелалабада. Не случайно, что впервые произведения киргизской художественной литературы вышли в свет именно в татарских типографиях. Татаро-башкирские депутаты в стенах Государственной Думы России защищали права киргизов на их земли, после того как мусульман Туркестана в 1907 г. лишили права участвовать в выборах в Гос. Думу в 1907 г. В период Туркестанского восстания мусульмане Волго-Уральского региона делали все возможное для того, чтобы спасти киргизов от террора. В годы революции и гражданской войны, коллективизации и сталинского террора значительная татар и башкир бежала в Киргизию — в этом им помогало знание языков и обычаев, культурная и цивилизационная близость. Другой формацией были советские специалисты — выходцы из среды квалифицированных рабочих, интеллигенции. Недаром до сих пор многие семьи кыргызской интеллектуальной, политической и бизнес-элиты находятся в родстве с татарами. Примерами тому являются и гордость кыргызской литературы Чингиз Айтматов, и президент Кыргызстана Алмазбек Атамбаев.

В годы репрессий немало мусульман из различных регионов России были переселены в Кыргызстан. Например, здесь нашли приют родственники духовного отца Горской республики шейх уль-ислама Али-хаджи Акушинского. Оставшись в посёлке Восточный, они ещё в советское время активно занимались преподаванием исламских наук и возрождением ислама на своей новой Родине. Немало представителей других репрессированных народов — чеченцев, ингушей, карачаевцев, балкарцев — влились в мусульманскую умму Кыргызстана. Стоит отметить и тот факт, что в Кыргызстане никогда не отмечались конфликты их с местным населением, что свидетельствует о мудрости принимающей стороны. В годы Великой отечественной войны мусульмане вашей Республики приняли огромное количество эвакуированных, превратив свой дом в общий дом. В основе мирного добрососедства в Кыргызстане даже и в ту эпоху лежали законы восточного гостеприимства, исламская доктрина безопасности и уважения к представителям разных наций и религий.

Мусульманская традиция всегда отводила большую роль защите Отечества. Саид Кол Шериф как глава духовенства Казанского ханства погиб со своими учениками, защищая столицу государства. И в Российской империи военные ахуны находились во всех ключевых гарнизонах, военно-морских портах, затем при штабах округов и в частях действующей армии, особенно на фронтах русско-японской войны и Первой мировой войны.

Сегодня проблемы безопасности занимают ключевое место для наших сообществ, для всех стран СНГ. Если в наших странах царит внутренний мир, то не опасна и внешняя угроза. В наших особенностях и различиях заключена наша сила, а не наша слабость. Столетиями мусульмане-татары в лице муфтиев и имамов, купцов и издателей, политиков и поэтов стремились установить те мосты, которые объединяют Евразийское пространство. И здесь традиции Китаб Коркуда, Манаса и Кутадгу Билики, Ахмета Ясави и Навои, Махтумкули и Абая, Мухтара Ауэзова и Чингиза Айтматова объединяют нас. Нам важно, чтобы эти великие традиции не остались лишь воспоминаниями о прошлом, а дали нам ориентиры для построения безопасного, свободного и справедливого будущего на Евразийском пространстве.

В заключение я хотел бы еще раз поблагодарить организаторов конференции за их любезное приглашение посетить братский Кыргызстан и выступить на этом высоком собрании. Искренне желаю участникам конференции успешной работы, счастья и процветания. Спасибо за внимание. Мир вам, милость Аллаха и Его благословение!

21 августа 2013 г., Бишкек

 

 

XIV Московский международный конкурс чтецов Корана

Приветствие председателя Совета муфтиев России муфтия шейха Равиля Гайнутдина:

Уважаемые братья и сестры!

Дорогие соотечественники и гости!

В эти дни по велению и милости Всевышнего Аллаха мы вновь встретились на ярком и светлом празднике — XIV Московском международном конкурсе чтецов Корана.

От всей души приветствую всех участников и гостей нашего конкурса традиционным мусульманским приветствием:

Коран — слово Всевышнего Аллаха, несомненно, является чудом, ниспосланным на все времена нашему пророку Мухаммаду .

Совет муфтиев России, помимо проведения самого конкурса чтецов Священного Писания, ведя повседневную духовно-религиозную работу, ежегодно организует выставки, семинары, круглые столы, конференции, учебные поездки, благодаря которым популяризирует значимость Корана, просвещает и распространяет Слово Создателя! В течение нынешнего года мы провели ряд значимых крупных мероприятий: помимо торжеств на Ураза-байрам, нами были организованы Мавлид ан-Наби, Съезд мусульманок России, Московская международная Выставка Moscow Halal Expo, Шатер Рамадана и Всероссийский детский мусульманский лагерь, Международный фестиваль мусульманского кино и др.

И сегодня я рад со всеми увидеться и приветствовать вас на нашем празднике Корана!

В этом году Московский Международный конкурс чтецов Корана проходит в одной из крупнейших площадок Москвы — Государственном Концертном зале «Россия». Нам отрадно, что интерес к конкурсу растет, и сегодня в зале собрались многочисленные участники и гости из Турции, Египта, Саудовской Аравии, Болгарии, Ирана, Туниса, Великобритании, Нидерландов, Узбекистана, России и других государств, что свидетельствует о добрососедских отношениях между нашими государствами и о единстве мусульманской Уммы мира!

Пользуясь тем, что сегодня в нашем зале «Россия» — собрались представители нескольких десятков стран мира, я хочу выразить тревогу Совета муфтиев России относительно событий на Ближнем Востоке. Мы с огромной болью и скорбью наблюдаем за кровавыми событиями в Сирии, Египте, Палестине и Ираке. Гибель мирных жителей, слезы и горе матерей, разрушение святынь не могут никого оставить равнодушными.

Огромную тревогу вызывает иностранное военное вмешательство во внутренние дела суверенных государств. На фоне событий арабской весны, локальных конфликтов и разгула экстремистских сил, в этот раз, такое вторжение может привести к гуманитарной катастрофе и иметь губительные, разрушительные последствия для всего Ближнего Востока и народов, там проживающих. Трагические последствия бомбовых ударов, свержения законно избранных правительств и навязывания демократии силой оружия мы видим на примере Афганистана, Ирака, Ливии. Все это привело к гибели мирных людей, разрушению городов, потере единства народа. Сегодня под угрозой находится само существование этих государств, их территориальная целостность.

Мы выражаем благодарность Президенту Российской Федерации Владимиру Владимировичу Путину и Министерству иностранных дел Российской Федерации за те усилия, которые они прилагают для урегулирования военного конфликта в Сирии и за неравнодушие к судьбам проживающих в Сирии мусульман и братских христианских народов. В полной мере разделяю позицию нашего Президента Владимира Путина, изложенную в статье, которая вышла в газете «Нью-Йорк таймс» (The New York Times).

Священный Коран и хадисы пророка Мухаммада гласят, что убийство одного невинного человека приравнивается убийству всего человечества. Хочу обратиться и к нашим сирийским братьям, и ко всему мировому сообществу — каким бы сложным ни был путь диалога, путь примирения — альтернативы ему нет. Мы обязаны искать пути мирного урегулирования конфликта. К этому призывает нас наш Создатель Аллаху Тааля.

Мы молимся Всевышнему о том, чтобы Он вложил в сердца сирийцев желание к примирению, чтобы стороны простили друг друга и начали мирный диалог, чтобы мир вернулся на эти благословенные земли. Аминь.

Благодарю Министерство иностранных дел Российской Федерации, Министерство культуры РФ, Московское правительство, спонсоров, информационных спонсоров, оказавшим помощь в организации и проведении Конкурса.

Обращаюсь с молитвой ко Всевышнему Аллаху о даровании мира и благополучия на земле. Объявляю XIV Московский международный конкурс чтецов Корана открытым!"

15 сентября 2013 г., Москва

 

 

Х заседание Международного дискуссионного клуба Валдай «Многообразие России для современного мира» в Новгородской области (Российская Федерация)

Выступление первого заместителя председателя Духовного управления мусульман Европейской части России Дамира Мухетдинова:

Уважаемые участники заседания!

Разрешите от имени и по поручению председателя Совета муфтиев России муфтия шейха Равиля Гайнутдина приветствовать вас на юбилейном десятом заседании Международного дискуссионного клуба «Валдай» традиционным мусульманским приветствием:

Что есть Россия, каковы ее место и роль в современном мире, каковы основополагающие характеристики нашей страны как государства, каковы базовые ценности нашего общества, что из сегодняшнего нашего опыта мы должны преодолеть, а что — передать потомкам?

Какие эпитеты и понятия наиболее точно определяют сущность России и ее народа в исторической перспективе и отражают наши взгляды на свое будущее? Европейской или евразийской державой является Россия? Является ли она страной православных русских, терпимо относящихся к многочисленным этническим и религиозным меньшинствам или светским многонациональным и поликонфессиональным государством? Эти темы сегодня активно дискутируются в нашем обществе. Мы активно обсуждаем и даже спорим о том, кто мы есть и без ответа на этот вопрос нам чрезвычайно сложно позиционировать себя перед мировым сообществом.

Почти 20 лет назад российский народ принял Конституцию, в преамбуле которой записано: «Мы, многонациональный народ Российской Федерации, соединенные общей судьбой на своей земле, утверждая права и свободы человека, гражданский мир и согласие, сохраняя исторически сложившееся государственное единство» и т. д. Государство определило себя как секулярное, наднациональное, одинаково удаленное от интересов любых религиозных групп и этнических общностей, основанное на федеративных отношениях между центром и регионами. Однако в течение этих двадцати лет произошло многое: парад суверенитетов, две кровопролитные войны в Чечне, два тяжелейших экономических кризиса и т. д.

Мы с удивлением обнаружили, что на смену советскому человеку, который в 1960–1980-е гг. в целом был лоялен государственной пропаганде, не пришел россиянин с одним и тем же мировоззрением на всем пространстве нашей огромной страны. Зачастую местная, этническая, религиозная идентичность наших наиболее активных сограждан крепла и росла, тогда как воспитанием общероссийской идентичности занимались мало и не слишком эффективно. Поэтому сегодня жители различных регионов страны зачастую с трудом воспринимают тех же русских и татар, которые вернулись из Средней Азии. По всем последним социологическим опросам, большинство россиян воспринимает своих новых соседей, приехавших с южных окраин России, не как соотечественников, сограждан, полноправных россиян, а прежде всего как кавказцев, мусульман, чужаков, наконец. Справедливости ради нужно сказать, что мусульмане так называемой поволжской уммы (татары, башкиры, казахи) прекрасно уживаются со своими православными соседями по всей России. При этом основная — пассивная и инертная часть населения вообще оказалась поколением мыльных опер, не приобретя ни своей местной идентичности, ни общегражданской. Сегодня это поколение в своем мировоззрении во многом находится под влиянием глобализованной масскультуры.

В поиске неких объединяющих, скрепляющих факторов все чаще звучит предложение опираться на традиционные ценности (которые, зачастую, имеют наднациональный и надрелигиозный характер и универсальны для большинства культур) и объявить русский народ, русский язык и русскую культуру как фактор собирающий, объединяющий все остальное многообразие языков, народов и культур. Стали говорить о том, что роль и место в обществе той или иной нации, религии должны быть пропорциональны численности его представителей в современной России и места в ее истории.

Но и такой подход вызвал массу критики, причем не только со стороны национальных меньшинств, которые не хотели бы возвращаться к советской парадигме «старшего брата», но и даже в большей степени от русских националистических кругов, которые каждый шаг федерального центра по гармонизации межнациональных и межрелигиозных отношений трактуют как предательство русских национальных интересов.

Получается, что когда мы объявили свободу для всех и вся, наше общество разбрелось по своим узким локальным убежищам и стало фрагментироваться, но когда мы сформулировали некие общие рамки для всего многоцветия нашего российского сообщества, эти рамки оказались нам тесны. Наша страна в условиях роста миграции и сокращения численности большинства коренных народов (кроме северокавказских) в настоящее время столкнулась с беспрецедентной для себя задачей интегрировать своих граждан в единое гражданское и правовое поле в условиях реального многообразия традиций, укладов и интересов. Беспрецедентной, потому что во времена Российской империи единой системы образования и культурного поля для всех подданных государства не существовало. В эпоху СССР, напротив, была создана общая культурная платформа, идеологическая по своей сути. Однако она была достигнута за счет жесткого и жестокого ограничения на проявление своей религиозной идентичности всех народов СССР, причем распад Советского Союза доказал ее низкую эффективность. Необходимо подчеркнуть, что при всех имеющихся проблемах, в подавляющем большинстве российских регионов за многие века выработаны правила общежития и мы наблюдаем реальную, а не декларативную дружбу народов, вполне осязаемый опыт гармоничного сосуществования представителей разных религий и этносов.

Сегодня мы сталкиваемся с задачей формирования и воспитания общероссийской гражданской идентичности, которая должна составить основу российской гражданской нации, стать гарантом территориальной целостности России и гражданского мира и согласия в нашей стране. Не претендуя на полное раскрытие сути вопроса, хочу обозначить несколько тезисов о причинах и последствиях того, почему тема гражданского согласия все острее встает на общефедеральной повестке дня.

Во-первых, как уже говорилось, в постперестроечные годы мы упустили много времени, толком не сумев сформулировать национальную идею, суть своей идеологии, сверхзадачу нашего государства. Сверхзадачу нам заменили проекты локального масштаба, а люди на пространствах Северной Евразии привыкли объединяться во имя общих великих целей, например, побед в войнах или великих строек. Великая Победа 1945 года была заслужена и кровью миллионов советских граждан, нерусских по национальности, и это была наша общая радость.

Во-вторых, не видевший в государственной идеологии каких-то конкретных моделей построения жизни всего общества народ, стал активно возвращаться к дореволюционным моделям. Сейчас много говорится о растущей исламизации национальных республик и даже о том, что мусульмане не хотят интегрироваться в общероссийскую действительность. Но четкое разделение по религиозному принципу, сохранение религиозной идентичности было неотъемлемой частью политики Российской империи от Екатерины II до Февральской революции 1917 г. Поэтому для этнических мусульман Кавказа, Волго-Уральского региона и Сибири возврат к традиционному религиозному мировоззрению стал наиболее органичным и понятным. Ведь эти народы в мусульманском мировоззрении прожили по несколько веков, а при государственном атеизме только семьдесят лет. Наблюдаемая сегодня в национальных республиках исламизация является объективным и естественным явлением, а попытки европеизации через навязывание западных этических стандартов и массовой культуры, пропаганды аморальности и вседозволенности ее, по сути, только подогревают. Вопрос в том, чтобы этот процесс оставался в рамках законодательства Российской Федерации

Десять лет назад (в 2003 году) президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин, оценивая численность мусульманского населения нашей страны, озвучил цифру в 20 миллионов. Несколько недель назад глава Чеченской Республики Рамзан Кадыров назвал уже другую цифру — 27–28 миллионов мусульман. Конечно, здесь идет речь и о мигрантах достаточно стабильно находящихся на территории России. В целом, интересы и потребности такого большого сообщества людей невозможно игнорировать.

В бытовом, жизненном, прикладном измерении дискуссия о статусе нашего общества, роли и места различных культур, о традициях проявляется наиболее отчетливо, когда мы обсуждаем а) платок на головах школьниц; б) лезгинку на московских площадях и прочие проявления национального творчества; в) массовые праздничные молитвы. Список, разумеется, на этом не исчерпывается.

Перечень аргументов против примерно один и тот же по каждому пункту: а) это не соответствует российским традициям, б) несет угрозу светскости государства, в) Россия — исторически русское государство, с «русским культурным кодом».

Год назад впервые проблема хиджаба в школе приобрела общероссийское измерение. При этом в 2002 г. Верховный суд России разрешил фотографироваться на паспорта, которые в России выдают с 14 лет, в хиджабах. Одним из первых я тогда выступил о том, что взгляды на школьные порядки у разных людей могут быть разными, но не нужно детей делать заложниками политических дискуссий. И, тем не менее, сегодня тема платка превратилась в своего рода спортивный снаряд по накачиванию националистических мышц для государственных чиновников регионального уровня. Так губернатор Астраханской области рекомендовал тем родителям, которые не согласны с запретом на хиджаб, сменить Родину. И это при том, что по данным администрации того же губернатора, мусульмане составляют 29% жителей области.

Несмотря на все разговоры, платок на голове женщины — это исконная, многовековая традиция в России, причем она в одинаковой степени присуща как мусульманам, так и православным, а также и другим религиозным традициям. Разговоры об уязвлении хиджабом светского характера государства также не выдерживают критики, ведь противники хиджаба не выступают против храмов, часовен, молелен при государственных вузах, больницах, иных учреждениях.

Любые аргументы о приоритете прав одних над другими на основании численности или хронологического первенства, неизбежно разбиваются об историю и географию нашего государства, об объективные факты. Мало того, любые аргументы об ущемлении прав той или иной группы будут провоцировать контраргументы и так мы скатимся до банальной межнациональной перепалки на уровне дворовых молодежных перебранок, в духе «кто главнее и сильнее».

Мы полностью разделяем позицию Президента Российской Федерации Владимира Путина, озвученную на первом заседании Совета при Президенте по межнациональным отношениям. Глава государства сказал: «Страна наша изначально складывалась как многонациональное и многоконфессиональное государство. (...) Важно то, что на протяжении тысячелетней совместной истории мы не утратили того самого главного, что составляет основу нашего бытия, каждого из наших народов. Мы не утратили нашу национальную культуру, язык, традиции. Россия всегда славилась, гордилась таким культурным многообразием, и в этом всегда заключалась её сила. И то, что нам удалось на протяжении тысячелетия не утратить это многообразие, сохранить его, — это чрезвычайно важно» (24 августа 2012 г., Саранск).

Я задаюсь вопросом: «Что есть русская, российская традиция?». Где ее рамки, в чем ее определение? На Манежной площади разные исполняются танцы, в том числе и еврейские на праздник Ханука и это хорошо. Так почему лезгинка оскорбляет чьи-то чувства? В то же время, концерты западных звезд у того же Храма Василия Блаженного никого не оскорбляют. Если любой гражданин применяет насилие и нарушает Уголовный или Административный кодекс, то нужно наказывать за это, а не за танцы.

Мы ни в коем случае не выступаем против традиций, но всегда нужно иметь в виду, что традиция в России многолика. И среди представителей большинства, и среди представителей меньшинств, всегда были, есть и будут люди, стоящие на крайних, бескомпромиссных позициях. Но баланс интересов, оптимальное решение будут найдены в том случае, если лица, принимающие решения, будут позиционировать себя над дискуссией, не становясь на сторону ни одних, ни других. Ведь государство стабильно, когда оно отражает общие интересы. Но если тяга к популизму возьмет верх, нет сомнений, что риторика отчуждения и неприятия будет крепчать с обеих сторон.

Наша сессия посвящена межрелигиозному диалогу как фактору межконфессионального и межнационального взаимопонимания и согласия. В этом году исполняется 15 лет со дня создания Межрелигиозного совета России. Напомню, что с этой инициативой выступил председатель Совета муфтиев России муфтий шейх Равиль Гайнутдин и был поддержан покойным патриархом Алексием II. И мы по сей день стоим на той позиции, что предметом заботы религиозных лидеров должно быть не только отстаивание интересов той религиозной группы, которая делегировала ему статус духовного лидера, предстоятеля, но и сближение, диалог культур и традиций.

Нет сомнения, что если в политике деления на своих и чужих станет участвовать духовенство (неважно какой религии) градус проблем повысится на порядок. Духовенство, независимо от конфессии, должно призывать к смирению, взаимоуважению, добрососедству. Политика наведения мостов, преодоления разногласий очень востребована. Достаточно отметить, с каким воодушевлением восприняли мусульмане шаги Папы Римского Франциска в отношении мусульман. Другой пример — проповедь православного священника отца Димитрия Смирнова о мусульманах, которая в странах Средней Азии и Казахстана собрала сотни тысяч просмотров.

Я убежден, и многие разделяют мое мнение: настоящую конкуренцию православному большинству составляют не мусульмане, а агрессивная идеология вседозволенности, распущенности, где потребление, а не душа человека становится основной ценностью. Позволю себе процитировать патриарха Кирилла, предстоятеля Русской Православной церкви: «Сегодня формируется цивилизация инстинкта. Она сформирована во многих странах. Что отличает эту цивилизацию? Идея потребления — иметь больше и тратить больше. (...) Но когда это становится чем-то похожим на жизненный идеал, на основное целеполагание человека, это является опасным для жизни народа. Потому что народ, особенно Россия — многонациональный, многорелигиозный народ, который находится на таких огромных пространствах, не может жить без идеи, без объединяющей идеи. Вот этот наш культурный код, он и есть наша национальная идея, которая воспроизводит каждое последующее поколение людей с точки зрения формирования их системы ценностей».

Такая позиция полностью разделяется мусульманским духовенством России, Советом муфтиев России. Наше отношение к межрелигиозному диалогу, к взаимодействию с людьми других рас, религий, национальностей, культур и языков определяется аятом священного Корана: «О люди! Мы создали вас мужчиной и женщиной и сделали вас народами и племенами, чтобы вы познавали друг друга. Ведь самый благородный из вас пред Богом — самый благочестивый».

17 сентября 2013 года,
Валдай, Новгородская область

 

 

Заседание Совета при Президенте РФ по взаимодействию с религиозными объединениями под председательством руководителя Администрации Президента Сергея Иванова

Выступление председателя Совета муфтиев России муфтия шейха Равиля Гайнутдина:

Уважаемый Сергей Борисович!

Уважаемые члены Совета по взаимодействию

с религиозными объединениями при Президенте Российской Федерации!

Приветствую вас традиционным мусульманским приветствием

Тема межрелигиозного сотрудничества в последнее десятилетие наращивает актуальность не только в Российской Федерации, но и во всем мире. Взаимоуважительные и соработнические связи между религиозными лидерами разных стран оказывают положительное влияние на политические взаимоотношения этих государств, способствует сближению и взаимопониманию миллионов людей. Доверительные отношения между религиозными лидерами и организациями в нашей стране не только воспитывают культуру общения между гражданами различной национальности и вероисповедания, но и являются значимым фактором при позиционировании Российской Федерации на международной арене.

Нет сомнения в том, что наше общество нуждается в посылах доброй воли, братского взаимопонимания и сотрудничества от лица религиозных лидеров. В эпоху множественных локальных военных конфликтов, трений на межнациональной почве, гигантского разрыва между богатейшими и беднейшими слоями населения, гуманистический призыв от лица традиционных и мировых религий чрезвычайно востребован.

В текущем году мы отмечаем 15-летие Межрелигиозного совета России. Он был учрежден в 1998 году и неоднократно доказал свою востребованность. Мы всегда с благодарностью вспоминаем покойного патриарха Московского и Всея Руси Алексия II, который откликнулся на наше предложение об учреждении Межрелигиозного совета и пригласил в него и других представителей традиционных религий России. В 2004 году по инициативе и при активном участии Межрелигиозного совета России был учрежден Межрелигиозный совет Содружества Независимых Государств как доказательство дружбы и братства.

Межрелигиозным советом России проведены в 2000-м и 2004 годах Межрелигиозные миротворческие форумы, Межрелигиозным советом СНГ Всемирный саммит духовных лидеров в 2006 году в Москве, Всемирный саммит религиозных лидеров в 2010 году в Баку и заседание Президиума Межрелигиозного совета СНГ в 2011 году в Ереване.

Список инициатив и проектов, с которыми консолидированно выступал Межрелигиозный совет России, обширен, я бы хотел упомянуть о нескольких из них. Совместно мы искали наиболее разумный и удовлетворяющий все стороны путь введения в школьную программу курса по основам религиозных культур, что впоследствии вылилось во введение школьного курса ОРКСЭ (Основ религиозной культуры и светской этики) с шестью модулями. Компромисс был найден в ходе обсуждения законопроекта по введению института военного духовенства. Высокой оценки заслуживает согласованность действий и солидарное отношение в оценке законопроектов по запрету пропаганды нетрадиционных ценностей, ущемлении прав детей, оскорблении чувств верующих, осквернении культовых объектов различных религий.

Совет муфтиев России в лице заместителя председателя, руководителя аппарата Рушана-хазрата Аббясова является участником Российско-китайской рабочей группы по контактам и сотрудничеству в религиозной сфере Совета по взаимодействию с религиозными объединениями при Президенте РФ и в этом качестве способствует налаживанию внутриконфессионального диалога между православными России и Китая.

Межрелигиозный совет России выступил с инициативой обустройства молитвенных помещений для верующих мировых и традиционных религий в Олимпийской деревне в период проведения Зимних Олимпийских игр 2014 года в Сочи. Наше предложение было поддержано Олимпийским комитетом России и Оргкомитетом Олимпиады в Сочи. Определены и проходят соответствующую подготовку имамы, которых мы — мусульманские организации России, направляем руководить работой мусульманских молельных помещений в Олимпийской деревне. Подготовлен штат волонтеров, которые уже проявили себя с лучшей стороны и показали свою востребованность во время проведения XXVII-ой Всемирной летней Универсиады в Казани.

Единство позиций и взглядов лидеров традиционных религий России на такие важные вопросы как укрепление традиционных ценностей и института семьи и брака, на проблемы алкоголизма и наркомании, пропаганды нетрадиционных и богопротивных отношений между полами, борьбы с экстремизмом и терроризмом полностью совпадают и это закреплено во множестве совместных документов, принятых нами за эти годы. Обращения Межрелигиозного совета имеют поддержку всего общества, но, к сожалению, нередко они остаются декларативными. В реальной деятельности мы работаем каждый сам по себе и в одиночку решаем возникающие перед нами проблемы. Наши совместные заявления не находят широкого отражения в средствах массовой информации и в последствии не имеют продолжения в реальных делах.

В марте 2012 года Межрелигиозный совет России принял заявление о важности для нашего общества храмов, мечетей, синагог и дацанов, в котором подчеркиваются необходимость строительства новых объектов религиозного назначения всех традиционных конфессий России через диалог с местными жителями и поиск взаимоприемлемых решений с местными властями. О необходимости удовлетворения духовных потребностей верующих всех традиционных конфессий неоднократно говорили Президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин и Председатель Правительства Дмитрий Анатольевич Медведев. Но несмотря на поддержку на уровне лидеров конфессий и федерального руководства, зачастую она не приводит к реальному взаимодействию на уровне региональной политики и вопросы выделения земельных участков под мечети в крупных городах нашего отечества десятилетиями не находят решения.

Развитие межрелигиозного диалога в нашей многонациональной стране имеет большой потенциал во многих областях — укреплении традиционных нравственных устоев, воспитании нации, гармонизации межнациональных отношений. Принимая во внимание то, какое разнообразие этносов, культур и религиозных традиций составляет богатство нашей страны, я хотел бы сегодня предложить постоянным членам Межрелигиозного совета России серьезно рассмотреть вопрос включения в работу Межрелигиозного совета России с правом совещательного голоса духовных лидеров тех конфессий, которые имеют заслуженный авторитет, на протяжении десятилетий и даже веков плодотворно работают и имеют свою крупную общину и последователей на российской земле.

Речь идет о тех конфессиях, представители которых включены в состав Совета по взаимодействию с религиозными объединениями при Президенте РФ — это Римская католическая церковь, Церкви евангельских христиан (баптистов, пятидесятников), Армянская апостольская церковь, Русская православная старообрядческая церковь и другие.

С их главами мы регулярно встречаемся, общаемся в рамках разнообразных мероприятий, приглашаем друг друга на официальные торжества, однако не имеем возможности услышать их мнение по тем злободневным темам, которые обсуждаются в обществе и на заседаниях Межрелигиозного совета России. Уверен, что приглашение данных конфессий с правом совещательного голоса в наш Совет обогатило бы дискуссию, дало бы новые взгляды и подходы в поиске решений насущных вопросов.

В целом, анализируя 15-летнее нашего взаимодействия и сотрудничества в рамках Межрелигиозного совета России нами его деятельность оценивается положительно и как площадка для лидеров наших религий по ведению диалога, создания атмосферы уважения и доверия между религиозными деятелями и конфессиями, выработки согласованных подходов по актуальным вопросам нашего общества.

26 сентября 2013 года, Москва

 

 

Научная конференция «Ислам в России.
Наука и образование» в Санкт-Петербурге

Доклад заместителя председателя Духовного управления мусульман Европейской части России Фарида Асадуллина:

Уважаемые участники конференции!

Одна из главных особенностей ислама как мировой религии заключается в том, что наука и вера практически всегда выступали и выступают как близкие по смыслу или даже тождественные понятия. Насколько вера является функцией знания, настолько и знание является функцией веры. Стремление к знаниям — это фард (обязанность) каждого верующего. Известный хадис гласит: «Ля дин лиман ля акля ляху», что, по сути, между верой и интеллектом ставит знак равенства. В самом Коране, который является «руководством для имеющих разум», около 40 примеров апелляции к слову " разум«. Во многих аййатах Корана мы слышим призывы «увеличить багаж знаний» — «рабби зидни ильман» (Св.К., 20:114) или приблизиться к избранному кругу «людей знания» — «расихуна фи-ль-ильм» — (Св.К., 3:8). Эти примеры подводят к выводу о том, что академическое исламоведение и богословская наука об исламе (при всем том, что у них разные назначение и роль в общественном сознании), безусловно, генетически связаны друг с другом и, как показывает многовековой опыт, всегда дополняли и тесно взаимодействовали. Разделяет их только одно: академическое исламоведение как отрасль гуманитарного знания изучает весь комплекс научных знаний, связанных с исламом — от астрономии до алхимии, от каллиграфии до архитектуры и литературы, а исламское богословие в основном специально исламскую теологию и связанную с ней догматику.

Насколько иврит является языком иудейской, а латынь языком католической традиции, настолько и арабский язык задает матрицу арабо-мусульманской духовности и культуры в целом. В современной России очевидной тенденцией в духовной жизни страны становится заметное увеличение числа молодых мусульман, для которых арабский язык наряду с родным становится языком ежедневной коммуникации и знакомства с богословским наследием прошлых веков. Изучение арабского языка и умение им свободно оперировать в мусульманской среде сегодня также необходимо, как знание таблицы умножения для последующего постижения основ высшей математики. Трудно представить, что сегодня во главе Православной академии мог бы оказаться человек не способный читать специальную богословскую литературу на старославянском или греческом. Точно также во главе Академии Маймонида ученый не знающий иврит. Навыки управлять учебным процессом должны подкрепляться не только способностями администратора и общей исламской эрудицией ректора, а через профессионализм (языковой в том числе) и стремление соответствовать духу времени, в котором живет современное поколение мусульман. 20 лет назад можно было мириться с тем, что национальный язык и духовная литература на нем могли стать основой пополнения теологического багажа имамов, сегодня этого уже явно не достаточно. Сегодня для человека, который берет на себя роль руководителя крупного исламского учебного заведения важно быть в курсе и свободно ориентироваться в тенденциях развития современной богословской мысли. Не для того, чтобы копировать арабский или индонезийский опыт, а для того, чтобы, отстаивая достижения отечественной богословской мысли, синтезировать этот ценный опыт с современными подходами исламской теологии или, при необходимости, оппонировать тем улемам, которые, приезжая в Россию, навязывают свои оторванные от российской почвы подходы. Поэтому знание арабского языка — это необходимое условие руководства любым учебным заведением, а также важное средство вести дискуссии с использованием коранической аргументации с единоверцами из других стран, которые иногда, например, пытаются внедрить в сознание российских мусульман псевдоноваторские идеи, например, создания в России «пятого мазхаба». Недопустимо, когда у руководства исламским институтом оказывается не знаток современного исламского богословия, а специалист по научному атеизму и революционному движению в Татарии. Тем более, что в Татарстане сегодня нет дефицита в достаточно ярких и компетентных людях, получивших образование в лучших исламских учебных заведениях арабо-мусульманского мира и одновременно знающих традиции татарской богословской школы.

Лучших предствителей мусульманской интеллигенции России рубежа XIX — XX веков отличала не только широкое образование — религиозное и светское, но и владение несколькими восточными языками. Известные татарские богословы и просветители Шигабутдин Марджани (1818–1889) и Ризаутдин Фахретдин (1859–1936) наряду с родным языком естественным образом использовали в своих сочинениях арабский и персидский языки. Это была та необходимая норма, к которой надо стремиться и которую надо сегодня активно возрождать. Такое разносторонне образование способствовало их тесному общению с русской академической общественностью. Так, Ш. Марджани, основоположник национальной истории татар, участвовал в работе археологического общества в Казани в 1895 г. и выступал с докладом по материалам своего труда «Мустафадуль- ахбар». Р. Фахретдин, как ученый- историк, плодотворно сотрудничал с академиками И.Ю Крачковским и А. Н. Самойловичем, известным историком М. Худяковым. В 1925 г здесь в Ленинграде он принимал участие в торжественных мероприятиях, посвященных 200-летию Академии наук. По широте теологических знаний, глубине и разнообразию интересов в области культуры и истории ислама им (сюда можно еще причислить известного ученого — богослова Мусу Бигиева) в российской мусульманской умме в XIX — XX вв. не было равных.

В этом ряду необходимо вспомнить нашего современника выдающегося исламоведа А. Б. Халидова (1929–2001), специалиста по арабским рукописям с мировым именем. Уникальный ученый арабист, ученик академика И. Ю. Крачковского, А. Б. Халидов сочетал интерес к исламским древностям с любовью к национальной культуре. Выходец из татарской глубинки он всегда живо интересовался тем, что происходит в жизни его соотечественников и, особенно, в татарской ученой среде. Остро критиковал ученых — начетников, которые без базовых знаний в арабо-мусульманской традиции, опираясь исключительно на общегуманитарную подготовку, берутся за «исламоведческие» исследования. Переводчик Корана на татарский язык он соединил академическое исламоведение с той высокой татарской богословской традицией, которая досталась от Марджани, Фахретдина и Бигиева. Неоспорима роль А. Б. Халидова и в возрождении традиций научной арабистики в Казани. Дело чести всех ученых востоковедов и мусульманской общественности Татарстана продолжить начатое им дело.

Говоря о современном положении обсуждаемой сегодня проблемы, надо отметить, что в Москве и Санкт-Петербурге всегда существовали научные школы востоковедов и арабистов. Это благотворно влияло и влияет на взаимодействие ученых с мусульманскими общинами и организациями. Это касается и дореволюционного времени и тем более близкого нам постперестроечного. Так, например, в 1991 г. был подписан Договор о сотрудничестве между Московским муфтиятом и Институтом востоковедения Российской академии наук, который положил начало тесному сотрудничеству московских мусульман с этим признанным в мире академическим востоковедным центром. Его инициаторами были муфтий Равиль Гайнутдин и нынешний директор Института Востоковедения член- корр. РАН Виталий Наумкин.

Это сотрудничество продолжается и по сей день, польза от которого для мусульман несомненна. В 1995 г. по благословению муфтия Равиля Гайнутдина открылось — Отделение исламоведения в Центре арабистики и исламоведения при Институте стран Азии и Африки (ИСАА) МГУ. Это своего рода вечерний университет, где для слушателей с октября по май ежедневно такие известные ученые- востоковеды, как академик А. Б. Куделин, чл. — корр. Д. В. Фролов, профессора М. С. Мейер, Г. Р. Аганина, Л. Р. Сюкияйнен, В. М. Пак и другие читают свои лекции по арабскому языку, корановедению, введению в хадисоведение, сире Пророка, таджвиду, исламской юриспруденции. Этот опыт себя полностью оправдал и заслуживает самого серьезного изучения и внедрения в других регионах. В ИСАА по президентской программе в сер. 2000-х гг. проходили полный курс обучения около двадцати молодых мусульман, четверо из них 2010 г. после защиты магистерских работ пришли в структуры Духовного управления мусульман Европейской части России и исламских СМИ. Их знания в арабском языке и научная квалификация сегодня очень востребованы. Можно вспомнить и деятельность «Ассоциации ученых — исламоведов», которая действовала при Московском муфтияте на рубеже XX и XXI вв. и успела сделать немало для просвещения российских мусульман.

В результате сотрудничества Совета муфтиев России с этими востоковедными центрами увидели свет десятки трудов по богословской проблематике — «Совершенство в коранических науках» ас-Суйути и Комментарий к Корану (тридцатый джуз) Д. В. Фролова, Истории пророков в Коране А. Р. Гайнутдиновой, Ибн Исхак — Ибн Хишам. Жизнеописание Пророка. Великая битва при Бадре., под редакцией А. Б. Куделина и др. Можно назвать и другие работы российских ученых — востоковедов, которые могли бы быть полезны для подготовки нового поколения мусульманских религиозных деятелей — «Классический ислам» М. А. Родионова, «Коранические сказания» М. Б. Пиотровского, «Ислам как идеологическая система» С. М. Прозорова. Не потеряла своей актуальности Хрестоматия Гиргаса и Розена, на которой выросло не одно поколение российских ученых- арабистов. Разве не важно знать современному мусульманскому деятелю, что писали в своих трудах об исламе и исламской культуре академики И. Ю. Крачковский, В. В. Бартольд или профессор А. Б. Халидов, известный исследователь арабской философии А. В. Сагадеев? Этот огромный ресурс знакомства с достижениями отечественной школы востоковедения и арабистики сегодня исламскими учебными заведениями страны не использован даже на половину. Думаю, наша конференция должна обратить внимание на преодоление этого разрыва.

Деятельность Совета по исламскому образованию и Совета ректоров исламских вузов, которая с 2005 г. поддерживалась со стороны государства и материально и организационно, нуждается в самом критическом осмыслении и, главное, нужных для самого мусульманского сообщества выводах. Сегодня мы сталкиваемся с тем, что в стремлении перенять турецкий, индонезийский или арабский опыт, упущено то, что является нашим общенациональным интеллектуальным достоянием — достижения отечественной арабистики, которые при ответственном и, главное, профессиональном отношении руководства названного Совета можно было бы давно препарировать к нуждам исламского образования в России. Разговоры о том, что главные достижения не за горами, самокритичные признания его руководства о том, что до сих пор не существует единый образовательный стандарт или нет концепции развития исламского образования, надо расценивать, прежде всего, как признание собственного несоответствия тем полномочиям, которые были получены Советом по исламскому образованию со стороны государства в 2005 г.

В завершении хотелось бы еще раз обратить внимание:

— на важность использования богатого опыта отечественного исламоведения и арабистики в сфере подготовки исламских религиозных кадров и формирования концепции исламского духовного образования;

— назревшую необходимость включения в научно- образовательные программы мусульманских учебных заведений трудов основоположников российской арабистической науки, шире использовать учебную литературу, применяемую на Восточном факультетах Санкт- Петербургского и Московского университетов;

— отсутствие единого образовательного стандарта и неясные сроки его появления создает в мусульманском сообществе страны ситуацию тревожной неопределенности, а также возможности в обозримом будущем спонтанного развития разных по смыслу и направленности региональных исламских учебно- образовательных систем;

в определении профессиональной квалификации и компетенции преподавательского состава и прежде всего руководства исламскими учебными заведениями обратить особое внимание на важность знания арабского языка как языка Корана и исламской богословской традиции в целом.

27 сентября 2013 г.,
Санкт-Петербург

 

 

Встреча Президента России Владимира Путина с главами крупнейших мусульманских религиозных организаций в Уфе по случаю 225-летия учреждения Оренбургского магометанского духовного собрания

Выступление Президента Владимира Путина на встрече с муфтиями:

Добрый день, уважаемые священнослужители, уважаемые муфтии!

Считаю важным, что мы с вами встречаемся регулярно, обсуждаем вопросы, которые представляют интерес и для мусульман России, и для других конфессий, вообще для всех граждан нашей страны.

Сегодня здесь, в Уфе, отмечается 225-летие учреждения императорским указом духовного собрания магометанского закона. Тогда, в конце XVIII века, ислам был официально признан традиционной религией России, что способствовало, конечно, становлению мусульман как верных патриотов нашей страны.

Ислам стал значимым фактором общественно-политической жизни и внёс неоценимый вклад в духовное и культурное развитие нашего общества. Ещё раз поздравляю вас с этой исторической датой.

Хотел бы поблагодарить вас за вашу работу и поговорить с вами о современных глобальных тенденциях, в том числе и в религиозной жизни. Сегодня в мире идёт активный, далеко не всегда позитивный процесс политизации религии, причём по разным направлениям и разных религий, но в том числе ислама. В этих условиях у власти и российского мусульманского сообщества возникают новые проблемы и новые задачи. Конечно, и мы с вами об этом много раз говорили, решить их можно только совместно.

Некоторые политические силы используют ислам, а точнее его радикальные течения, кстати сказать, исторически не характерные для российских мусульман, в целях ослабления нашего государства, для создания на российской территории зон управляемых извне конфликтов, внесения раскола между различными этническими группами, внутри самой мусульманской общины, для разжигания в регионах сепаратистских настроений.

Убеждён, что таким попыткам разделения необходимо противопоставить верность российских мусульман своим историческим традициям, партнёрские отношения с представителями других религий, прежде всего с Русской православной церковью.

Да, разумеется, для ислама, впрочем, откровенно говоря, так же как и для других мировых религий, характерно многообразие различных школ и течений; ему, конечно, чужда иерархическая унификация. Однако в служении обществу и своему государству мусульмане России всегда были едины, защищая его как от внешних врагов, так и от любых проявлений экстремизма. Уверен, это единство может быть сохранено и укреплено даже и сегодня.

Новая социализация ислама должна рассматриваться как развитие традиционного мусульманского образа жизни, мышления, взглядов в соответствии с современной социальной действительностью, в противовес идеологии радикалов, сталкивающих верующих в средневековье. Здесь важны и новые формы работы — через мусульманские культурные центры, исламские научно-просветительские центры, молодёжные, женские клубы.

Я убеждён, что может быть значим и ваш, большой ваш вклад в социальную адаптацию людей, которые приезжают в Россию жить и работать. Многие из них — это ваши единоверцы. Они должны слышать ваш голос, чувствовать ваше участие, в противном случае они становятся объектом пропаганды различных фундаменталистских структур.

Считаю также, что голос российских мусульманских деятелей должен громче звучать и на международной арене, в мировом исламском сообществе. Сегодня усиливается напряжённость между Западом и исламским миром. Кое-кто на этой теме пытается играть, подбрасывать дровишек в этот костёр. Я хочу вам сказать сразу: мы в этом не заинтересованы.

Но в то же время сегодня и на Ближнем Востоке, и в исламском мире в целом растёт востребованность в российском присутствии. И мы должны действовать более активно, развенчивая губительные для человечества проекты манипулирования странами и народами, информацией и общественным сознанием.

Россия не только не заинтересована в расколе либо в перекройке исламского мира, но, напротив, проводит последовательную, твёрдую линию по укреплению его единства.

Для успешного противостояния вызовам современности необходимо, в первую очередь, обеспечить высокий авторитет отечественного мусульманского духовенства и российской исламской богословской школы.

Вот об этом, уважаемые друзья, я бы хотел сказать отдельно.

Сегодня в России насчитывается 82 зарегистрированные исламские централизованные религиозные организации. Мусульмане хорошо знают первую суру Корана, согласно которой нет другого пророка на земле, кроме Мухаммеда. Но мы с вами в то же время понимаем: нельзя забывать о том, что сами священнослужители — это прежде всего люди с моральным авторитетом, который должен быть использован в самых благих целях. Священнослужители должны быть людьми образованными и просвещёнными, способными дать чёткую и канонически безупречную оценку острым современным вызовам и угрозам.

Инициатива должна перейти к вам, нельзя её упускать в руки неформальных лидеров, ведущих активную работу среди верующих. Эти лица, являясь представителями, как правило, чуждых нашей стране богословских школ и сторонниками экстремистских идей, стремятся к подрыву позиций традиционного ислама в нашей стране, к подрыву единства российского общества и развалу в конечном итоге нашей страны.

Российский ислам имеет все возможности, опираясь на многовековой отечественный опыт в системе религиозного образования и богатейшее богословское наследие, сказать своё слово в развитие, поэтому одна из важнейших задач — воссоздание собственной исламской богословской школы, которая обеспечит суверенитет российского духовного пространства и, что принципиально важно, будет признана большинством мусульманских учёных мира. Эта школа должна откликаться на самые актуальные события и в России, и в мире в целом, давать свои оценки, которые будут понятными и авторитетными для верующих. Уверен, что если мы все это будем делать, то это поможет вам давать чёткую нравственную оценку и благим, и преступным деяниям.

Всё это в том числе позволит решать проблемы, связанные с переводом на русский язык богословских и популярных изданий зарубежных авторов, обеспечить научный перевод на русский язык ключевых мусульманских вероучительных текстов.

Необходимо также создавать религиозно-правовые общественные институты, способные дать компетентную оценку того или другого текста. Эти структуры должны быть открыты и для исламских духовных лидеров, и для экспертов в вопросах права, лингвистики. Я считаю, что, безусловно, можно и нужно привлекать для этой работы и мировых экспертов в этой сфере. Таким образом российское исламское сообщество само сумеет предотвратить распространение изданий, имеющих деструктивный, экстремистский характер.

Сегодня же, вы тоже об этом знаете, главным образом государство вынуждено применять запретительные меры в отношении подобной литературы, что на самом деле далеко не всегда результативно, а чаще даже наоборот. Запреты работают слабо или имеют противоположный ожидаемому эффект. Нужно убеждать людей, разъяснять им, где правда и добро, а где ложь и ненависть.

Считаю также, что приоритетом в публичной деятельности самих мусульманских организаций должны быть не внутренние дискуссии и споры о верховенстве, такое тоже случается, а всё-таки главное: это выработка положительного образа традиционного ислама как важной духовной составляющей общероссийской идентичности.

Это имеет огромное значение для воспитания молодёжи, что крайне важно как для мусульман, так и для всей страны, крайне важно для российской мусульманской молодёжи, которая давно, к сожалению, стала целевой аудиторией для наших недоброжелателей.

У российских мусульманских религиозных организаций есть все возможности для своего широкого позиционирования в современных средствах массовой информации. И, уважаемые друзья, я прошу вас пользоваться этими возможностями для решения многих задач, которые были мною сейчас названы, о которых вы хорошо знаете и которые мы с вами неоднократно поднимали и обсуждали на таких или даже более широких встречах.

22 октября 2013 г., Уфа

Выступление председателя Совета муфтиев России муфтия шейха Равиля Гайнутдина

Уважаемый Владимир Владимирович,

уважаемые участники встречи!

Позвольте поблагодарить господина Президента за столь содержательное выступление.

При вашей личной поддержке реализуются множество общéственно значимых проектов, направленных на вовлечение российских мусульман в активную социальную деятельность, среди которых, курируемые нами Международный конкурс чтецов Корана, Международная выставка Moscow Halal Expo, Международный фестиваль мусульманского кино, ежегодный Мусульманский форум и другие.

В Вашем выступлении была затронута российская внешняя политика и международная деятельность. В сентябре 2013 года, когда Сирия стояла буквально в одном шаге от иностранной военной интервенции принципиальная позиция и решительные действия российских властей и лично Президента РФ остановили планы по вторжению и предотвратили гуманитарную катастрофу на Ближнем Востоке. Я уверен, что решающий вклад России в урегулирование сирийского конфликта по достоинству будет оценен и современниками, и нашими потомками и войдет в историю как одна из славных страниц истории России.

Со своей стороны, тот богатейший опыт российских мусульман по сотрудничеству с единоверцами из стран мусульманского мира, а также исламскими общинами важных геополитических партнеров России, таких как братские республики СНГ и Китай, является важным подспорьем в осуществлении российской внешней политики.

Искренне надеемся, что наши усилия лежат в русле интеграционных процессов стран Содружества, формирования идеологической альтернативы радикализму, укрепления позиций России на пространстве СНГ.

Как вы правильно отметили, в последние годы «религиозный фактор», особенно в его «исламском преломлении», к сожалению, все чаще используется зарубежными игроками в качестве инструмента воздействия на внутреннюю и внешнюю политику России. Подготовка кадров в собственных учебных заведениях в соответствии с традициями нашей страны является задачей первостепенной важности.

Наличие образовательного и богословского центра в Москве в лице Московского исламского университета, позволяет, в сотрудничестве с органами власти и учреждениями академической науки воспитывать квалифицированных и патриотичных мусульманских руководителей для работы в России и странах СНГ, а также для осуществления социализации и адаптации мигрантов-мусульман в нашей стране.

Поддержанная Вами в 2005 г. программа государственной поддержки исламского образования, стала мощным импульсом к развитию исламских вузов и их качественному росту.

Как вы верно заметили, при бесконтрольном дроблении мусульманских центров мы рискуем потерять контроль над уммой. Этим не преминут воспользоваться деструктивные силы, которые уже сегодня пытаются навязать мусульманам свои взгляды. Политизация ислама, как и политизация любой религии, опасна для стабильности в обществе.

Мы благодарны за ваше поздравление мусульманам по случаю Курбан-байрама. Праздник был омрачен событиями в Бирюлеве, но, несмотря на сложные условия, мы его провели очень достойно, не поддаваясь ни на какие провокации, что может быть примером для всех регионов страны.

Определенный политический оттенок получила тема судебного решения о запрете русского перевода Корана. Убежден: священные писания традиционных религий, также как и классика богословия не могут становиться предметом судебных разбирательств.

Сегодня мы, безусловно, поддерживаем идею о новых формах в деле социализации уммы. Центры мусульманской культуры с широким набором функций, о которых Вы упомянули, могли бы в сотрудничестве с государством вести работу с молодёжью, работу по адаптации мигрантов, и даже решить проблему острой нехватки мечетей в отдельных городах.

В заключение ещё раз хотел бы высказать свою благодарность руководству страны за его заботу о развитии мусульманской общины РФ.

22 октября 2013 г., Уфа

III Международный форум
«Сохранение культурного наследия» в Москве

Выступление заместителя председателя Сосета муфтиев России Рушана Аббясова:

Уважаемые участники третьего международного форума «Сохранение культурного наследия»!

Я искренне рад приветствовать вас традиционным мусульманским приветствием:

В первую очередь мне хотелось бы передать слова приветствия от имени Председателя Совета муфтиев России, духовного лидера мусульман страны Муфтия шейха Равиля Гайнутдина.

Россия — великая, многогранная, многонациональная страна с богатой и многовековой историей, уходящей своими корнями глубоко в первое тысячелетие. Испокон веков в нашей стране проживали люди разных национальных и вероисповеданий. И каждый народ, населяющий нашу страну, несомненно, оставил свой неисчерпаемый след в культуре, архитектуре и искусстве!

Религию Ислам можно назвать оплотом и основой культурного наследия мусульманских стран, а также исконно мусульманских регионов России.

Говоря о культурном наследии мусульман страны нельзя не отметить великий Дербент — сердце духовной и материальной культуры Дагестана. Именно на этих землях, на территории крепости Нарын-кала был найден самый древний храм современной России, который возвышается более 1400 лет, а также захоронения сподвижников пророка Мухаммада которые возгласили первый Азан — призыв к мусульманской молитве.

Еще одним величайшим объектом культурного наследия является архитектурно-исторический комплекс Булгар. Еще в 922 году на территории Волжской Булгарии началась история официального зарождения Ислама в России. Все регионы России до самой Сибири пропитаны мусульманской культурой. Так, в конце прошлого года при содействии Совета муфтиев России были отреставрированы Соборная Читинская мечеть, которая была построена чуть более столетие назад, Ханская мечеть в Касимове, мечеть Марджани в Казани, Караван-Сарай в Оренбурге, Суннитская мечеть Владикавказа, Историческая и Соборная мечети Москвы — это лишь малая часть объектов культурного наследия нашей страны, которые нуждаются в сохранении, реконструкции и охране. На экспозиции Совета муфтиев России на Международной выставке Индустрия реставрации, сохранения, охраны и популяризации культурного наследия, которая проходит в рамках Форума можно более подробно ознакомиться с наследием исламских объектов.

К сожалению, очень много культурных и исторических объектов было разрушено и восстановить их сейчас не представляется возможным, но если есть хоть малейший шанс сохранить или возродить объект представляющий ценность, мы должны приложить усилия чтобы сделать это!

Совет муфтиев России ставит перед собой задачи по сохранению культурного наследия мусульманских народов нашей страны и по реализации программ и мероприятий по поддержке родных языков, культуры, традиций, сохранения историко-архитектурного наследия. Сохраняя культурно-исторические памятники мы ставим перед собой цель сберечь национальные достояния, донести ценности для будущих поколений, возродить великое культурное наследие Ислама в России.

Мусульманские народы заинтересованы в сохранении своей культуры, традиций и языкового богатства. А традиции Ислама, в свою очередь, являются неотъемлемой частью богатейшего культурно-духовного наследия нашей многонациональной страны!

Я искренне рад, что для обсуждения данной темы собрались видные историки, архитекторы, деятели культуры и искусств, религиозные деятели. Уверен, что вместе мы сможем сохранить культурное наследие нашей Отчизны и донести его до будущих поколений!

Желаю многоуважаемым участникам выставки и форума плодотворной работы и молю Всевышнего, чтобы Его милость пребывала с нами, участниками этого важного для нашей страны мероприятия!

22 октября 2013 г.,
Москва, Всероссийский выставочный центр

Выступление имама Московской Соборной мечети Ислама Зарипова на конференции «Роль религий России в сохранении культурного наследия» в рамках международного форума «Сохранение культурного наследия»:

Уважаемые участники конференции!

Разрешите поприветствовать вас от имени Совета муфтиев России традиционным мусульманским приветствием

История российского ислама насчитывает более 1400 лет. В 651 г. в Дербент (современный Дагестан) прибыли около 40 сподвижников самого пророка Мухаммада. Мечеть этого древнейшего города нашей страны входит в число самых старых сохранившихся до наших дней мусульманских храмов в мире. Уже с конца VIII в. среди местного тюркского населения Поволжья появляются первые мусульмане, добровольно принимающие ислам. В 922 г. волжские булгары — предки современных татар, второй по численности нации Российской Федерации, официально провозглашают ислам государственной религией своего государства. Постепенно присоединяясь к России, мусульманские народы Поволжья и Северного Кавказа активно участвуют в развитии своей общей Родины, и вместе с представителями иных конфессий вносят свой вклад в формирование российской культуры.

Ислам — это действительно мировая религия, которая не требует от своих последователей отказа от своей национальной принадлежности. Напротив, коранический аят «Если бы Господь захотел, то сделал бы их одним народом» [1] ясно провозглашает, что национальные различия — это великий Божий замысел. В соответствии с другим аятом Корана «Мы сотворили вас их мужчины и женщины и сделали вас разными народами и племенами, чтобы вы познавали друг друга» [2] верующий мусульманин должен сохранять свои национальные особенности, быть открытым для других народов и изучать их культуры. Основанное на едином комплексе вероучительных догм и морально-нравственных ценностей учение ислама призывает своих последователей бережно относиться к наследию прошлого и способствует сохранению самобытной национальной культуры.

Возможно, кто-то может возразить этим заявлениям, приведя примеры последнего десятилетия, когда в ряде стран так называемыми исламистами были уничтожены памятники мирового значения. Отмечу, что как Афганистан, так и Северная Африка, где произошли эти ужасные акты вандализма, не вчера стали мусульманскими. История ислама в этих странах насчитывает более 14 веков, сами сподвижники пророка Мухаммада принесли ислам в эти земли, но никто вплоть до начала ХХI в., когда исламский фактор стал использоваться в политических играх, не посягнул на эти шедевры. Напротив, много веков мусульмане бережно хранили их для потомков, дабы те смогли исполнить кораническое повеление «познания».

Общеизвестно, что мусульманская культура многолика. В соответствии с вышеуказанными принципами народы, принимавшие ислам, не отказывались от своих национальных традиций, за исключением категорично запретного религией, и продолжали развивать свою самобытную культуру уже будучи мусульманами. Даже культовые здания ислама — мечети не имеют строгой архитектуры и ярко отражают национальные особенности региона строительства. Архитектура мусульманских храмов Аравии, Северной Африки, Испании, Турции, Ирана, Средней и Юго-Восточной Азии, Китая и других регионов абсолютно различна и уникальна.

В России можно говорить как минимум о двух самостоятельных и уникальных направлениях мусульманской культуры — кавказской и татарской. Начало первому было положено в 733–734 гг., когда в дагестанском Дербенте была построена первая мечеть, сохранившаяся до наших дней и, как уже было отмечено выше, являющаяся одной из старейших сохранившихся мечетей в мире.

Начало татарского направления исламской культуры было положено в конце VIII в., когда Волжско-Камская Булгария постепенно начинает исламизироваться. Мечети и мавзолеи города Булгара на Волге сохранились до наших дней. Отмечу, что колоссальный вклад в их восстановление внес первый президент Республики Татарстан М. Ш. Шаймиев.

Из многих исторических татарских мечетей хотелось бы выделить ханскую мечеть Касимова, мечеть караван-сарая в Оренбурге, деревянную мечеть Чистополя, исторические мечети Томска, Омска, Уфы, Астрахани, Нижнего Новгорода, Владикавказа, Твери, Ярославля, Москвы и Санкт-Петербурга. Особую историческую и культурную ценность представляют исторические мечети Казани — Марджани, Бурнаевская, на Сенном базаре, Азимовская, Голубая, Апанаевская и многие другие, которые являются уникальными примерами переплетения различных европейских, русских и восточных стилей архитектуры.

Мусульманские религиозные организации России прилагают всевозможные усилия для сохранения и восстановления исторических мечетей, многие из которых были возвращены верующим в плачевном состоянии после десятилетий нецелевого использования.

При строительстве и проектировании новых мечетей религиозные организации стараются сохранить уникальный российский мусульманский стиль. Яркими примерами этого могут служить мечеть «Кул Шариф» в казанском Кремле, Московская Мемориальная мечеть на Поклонной горе, Соборная мечеть Нижнекамска. Председатель Совета муфтиев России муфтий шейх Равиль Гайнутдин, говоря о новой Соборной мечети Москвы, всегда подчеркивает, что ее архитектура уникальна и объединяет в себе татарский, русский и арабский стили, а минареты новой мечети представляют собой сочетание элементов Спасской башни Московского Кремля и казанской башни Сююмбике.

Отмечу, что такие мечети не выбиваются из общего архитектурного ансамбля российских городов, а, напротив, становятся одной из их жемчужин, способствуя не только духовно-нравственному воспитанию их жителей и профилактике экстремизма, но и сохранению и популяризации культурного наследия России.

Желаю вам успешной и плодотворной работы.

Спасибо!

24 октября 2013 г.,
Москва

Межрегиональная научно-практическая конференция «Русская культура: что мы несем миру?» (в рамках проекта «Просвещение: языковая и культурная адаптация мигрантов» на XVII Всемирном русском народном Соборе), Москва

Выступление заместителя председателя Совета муфтиев России Рушана Аббясова:

Уважаемые участники и организаторы!

Дорогие братья и сестры!

Мир вам, милость Всевышнего и Его благословения!

Я имею честь передать Вашему Высокому Собранию сердечное приветствие от Председателя Совета муфтиев России, духовного лидера российских мусульман муфтия шейха Равиля Гайнутдина.

В свете череды известных нам всем последних событий, тема сегодняшней Конференции представляется, на наш взгляд, особенно актуальной, хотя, конечно же, далеко не новой, ибо в последнее десятилетие о путях интеграции мигрантов говорилось много, однако следует честно признать, что соответственных конструктивных и главное — систематических последовательных мер было предпринято явно недостаточно.

Для Совета муфтиев России многогранный вопрос об адаптации мигрантов в нашей стране был и остается в ряду первостепенных уже хотя бы потому, что большую их часть составляют выходцы из мусульманских регионов бывшего СССР. Мы стараемся охватить своей заботой и попечительством как можно большое их число:

— в мечетях и центральных и поместных мусульманских общинах ведется большая работа по их духовно-нравственному просвещению;

— в воскресных школах медресе, которые создаются при этих общинах организуются уроки русского языка как ключевого условия для безболезненной адаптации всякого эмигранта к условиям общероссийского полиэтнического и многоконфессионального общества, в котором великий русский язык уже на протяжении многих веков служит испытанным и надежным средством межнационального общения многочисленных народов нашего Отечества.

При этом мы исходим из нашего глубокого убеждения, что легальные мигранты — это уже состоявшаяся, неотъемлемая часть нашего общества, и от степени их социального самочувствия (скажем прямо — социальной обустроенности и благополучия!), в значительной степени зависит решение задачи обеспечения стабильности и сохранения мира и согласия в масштабах всей нашей страны.

Мы неоднократно подчеркивали, что духовное окормление и религиозное воспитание мигрантов, большинство из которых, повторюсь, являются мусульманами по вероисповеданию, в официальных мечетях под руководством профессионально подготовленных и высококвалифицированных предстоятелей будет способствовать их безболезненной гармоничной интеграции в наш общероссийский социум, поскольку Ислам учит уважать и соблюдать законы, причем учит мусульман быть не только добропорядочными гражданами, но и целеустремленно прививает им высокие морально-нравственные ценности.

Наши мечети и молельные дома, которых к великому сожалению, крайне мало, могут принять лишь незначительную долю от общего количества трудовых мигрантов-мусульман, которые в массе своей искренне стремятся выполнять свой религиозный долг перед Всевышним Создателем, поклоняться Ему согласно четко прописанным в исламе правилам, среди которых на одном из первых мест стоит их обязательное еженедельное посещение мечети и коллективное участие в пятничном богослужении, во время которого к собравшимся обращается их предстоятель имам со своей проповедью. В ней он дает оценку текущих событий и ориентирует собравшихся в отношении того, какую позицию они должны занимать по отношению к ним. Поскольку проповедь имама обязательно опирается на Священный Коран и Благородную Сунну пророка Мухаммада , постольку она имеет характер директивного указания, а не просто выражением личного мнения и позиции имама.

Спрашивается, что лучше — открытая публичная проповедь в мечети хорошо известного всем высококвалифицированного и авторитетного имама или вынужденные (из-за отсутствия минимально необходимого количества мечетей!) стихийные религиозные сборы мусульман-мигрантов по этническому принципу на рынках и строительных площадках, когда они получают, мягко говоря, сомнительную информацию от весьма сомнительных проповедников, оказывающихся нередко на поверку откровенными провокаторами, а подчас и людьми криминального склада.

Совершенно очевидно, что степенью взвешенности и последовательности курса нашей страны на всемерную гармонизацию межэтнических и межконфессиональных отношений, определяется во многом степень авторитета нашей страны на международной арене и в странах СНГ. Но сама по себе задача достижения такой гармонизации в значительной мере и напрямую связана с вопросом о безболезненной, здоровой адаптации в общероссийский социум мигрантов — в целом, и мигрантов-мусульман — в частности. Без его успешного принципиального решения трудно будет противостоять признакам духовно-общественного кризиса, проявляемых ныне то тут, то там именно в сфере межнациональных и межконфессиональных отношений.

В связи с вышеизложенным, предлагаем религиозным и общественным организациям совместно с государственными органами власти Российской Федерации выработать единую стратегию по улучшению отношения граждан России к приезжающим и адаптации мигрантов в российском обществе.

В завершении хочу пожелать всем организаторам и участникам конференции эффективной работы, благополучия и помощи Творца во всех благих начинаниях.

Благодарю за внимание".

30 октября 2013 г.,
Москва

Прием МИД России по случаю наступления
1435 года по Хиджре

Выступление министра иностранных дел России Сергея Лаврова:

Уважаемые коллеги,

На нашем вечере собрались представители государств-членов Организации Исламского сотрудничества (ОИС), представители органов федеральной власти Российской Федерации, основных российских конфессий, общественных и научных организаций. Стало уже доброй традицией собираться здесь, в этом здании в связи с наступлением Нового года по исламскому календарю.

Время, прошедшее после предыдущей встречи в этом формате, без преувеличения, было перенасыщено многими важными событиями, в том числе в регионах с преобладающим мусульманским населением. Россия уделяла приоритетное внимание урегулированию конфликтных ситуаций в исламских странах, тесно взаимодействовала в этих целях с нашими международными партнерами, среди которых важное место занимает Организация Исламского сотрудничества — крупнейшая после ООН международная организация.

Рассматриваем ОИС как авторитетное межгосударственное объединение с обширным спектром деятельности. Организация и входящие в нее государства играют весомую роль в процессе формирования новой полицентричной архитектуры мироустройства, поиске ответов на общие для всех глобальные вызовы современности, обеспечении уверенного, устойчивого и сбалансированного экономического роста и, не в последнюю очередь, в продвижении межцивилизационного, межкультурного и межрелигиозного диалога.

Понятно, что сегодня добиться реализации всех этих целей можно лишь совместными усилиями. Отсюда — рост взаимного стремления России и наших партнеров в исламском мире к активизации взаимодействия на равноправной и взаимовыгодной основе, совершенствованию форм и инструментов такого механизма. Это подтверждают итоги многочисленных встреч в течение года Президента Российской Федерации с руководителями ваших государств, моих переговоров с партнерами из стран-членов ОИС.

Наши цели понятны и прозрачны — на встрече 22 октября с муфтиями духовных управлений мусульман России В. В. Путин подчеркнул, что наша страна не заинтересована в расколе либо перекройке исламского мира. Будем и впредь выступать за укрепление коллективной основы действий международного сообщества в интересах обеспечения стабильности и безопасности в современном мире.

Сегодня вызовы, связанные с опасностью межцивилизационных разломов, требуют самого серьезного внимания. Рост конфликтности в арабском мире обернулся усилением этно-конфессиональных трений и противоречий, причем не только между представителями различных религий, но и, что особенно тревожно, внутри ислама. В этих условиях все, кто имеет возможность влиять на происходящее, должны действовать максимально взвешенно, не пытаясь навязывать собственную шкалу ценностей и представления о том, как и что надо делать. Необходимо уважать другие цивилизации, другие народы, их право самостоятельно определять свою судьбу.

Наши страны придерживаются совпадающих или близких позиций в отношении многих ключевых вопросов, плодотворно взаимодействуют в ООН, на других многосторонних площадках. Нас объединяет приверженность основополагающим нормам и принципам международного права, урегулированию конфликтных ситуаций исключительно мирным путем, на основе инклюзивного национального диалога, направленного на поиск взаимоприемлемых компромиссов, без вмешательства извне.

События, происходящие в регионе Ближнего Востока и Северной Африки, выдвинулись на приоритетное место в международной повестке дня. Россия поддерживает стремление арабских народов к лучшей жизни, продвижению по пути демократических реформ, созданию более эффективных социально-экономических систем. Мы открыты для взаимодействия со всеми заинтересованными сторонами в интересах обеспечения международной поддержки государств региона в решении стоящих перед ними проблем.

Россия последовательно проводит линию на содействие политическому урегулированию сирийского кризиса на основе Женевского коммюнике от 30 июня 2012 г., которое сегодня, по общему признанию, является по сути единственной согласованной основой мирного решения этой проблемы. Договоренности по химическому разоружению Сирии выполняются весьма эффективно. Убеждены, что прогресс на этом направлении надо использовать в интересах прекращения насилия в этой стране, ликвидации растущей угрозы со стороны экстремистских и террористических групп для благополучия САР и стабильности всего региона. Мы продолжаем энергично работать совместно с американскими партнерами и командой спецпредставителя по Сирии Л. Брахими в интересах созыва конференции «Женева-2». Считаем необходимым раз и навсегда отказаться от иллюзий относительно возможности «разрубить» узел сирийских проблем при помощи внешней интервенции, нереалистичных схем осуществления режиссируемых из-за границы операций по смене режима.

В фокусе внимания должно оставаться продвижение по пути урегулирования застарелых конфликтов на пространстве Ближнего Востока, прежде всего палестино-израильского. Нахождение всеобъемлющего и справедливого решения палестинской проблемы на имеющейся международно-правовой основе могло бы заметно оздоровить обстановку во всем регионе. Надеемся, что в ходе начавшихся переговорных контактов стороны продемонстрируют серьезность намерений преодолеть разногласия во имя достойного мирного будущего своих народов. Россия как активный участник ближневосточного «квартета» будет и впредь делать все от нее зависящее для поддержки мирного процесса. При этом мы твердо уверены, что в дополнение к усилиям США как одного из посредников, ближневосточного «квартета» с участием ООН, Евросоюза, России и Соединенных Штатов принципиально важно привлекать к этой работе более активно и ответственно Лигу арабских государств.

Появились обнадеживающие признаки в работе по урегулированию ситуации вокруг ИЯП. Российская сторона готова к коллективной работе с целью выхода на осязаемые практические результаты. Рассчитываем, что все участники переговорного процесса проявят политическую волю, готовность к взаимоприемлемым компромиссам и не поставят геополитические соображения во главу угла, не подорвут появившийся реальный шанс достичь прорыва в решении этой сложной проблемы.

В будущем году в непростой период вступает Афганистан — в апреле предстоят президентские выборы, к концу года завершат свою миссию Международные силы содействия безопасности. Желаем нашим афганским друзьям успешно справиться со всеми вызовами и выйти на путь устойчивого укрепления военно-политической стабильности в стране, обеспечения ее экономического развития.

Связи России с Организацией Исламского сотрудничества в нынешнем году отмечены особой интенсивностью — Генеральный секретарь Организации Э. Ихсаноглу трижды посетил нашу страну. Подписано рамочное Соглашение о сотрудничестве между МИД России и Генсекретариатом ОИС, представляющее собой правовую базу для укрепления наших связей по всем направлениям. В октябре в Казани в пятый раз с успехом прошел Международный экономический саммит России и стран ОИС, вызвавший значительный интерес бизнес-сообществ и инвесторов исламских государств. Активизировалась парламентская составляющая наших контактов с исламским миром.

В продвижении сотрудничества Российской Федерации с государствами-членами ОИС активную роль играют руководители регионов России, духовных объединений российских мусульман. Высоко ценим предпринимаемые ими усилия.

От всей души поздравляю всех с Новым годом по мусульманскому календарю. Желаю вам, вашим близким, друзьям крепкого здоровья, счастья и всего самого доброго, а представляемым вами странам — новых успехов, мира, благополучия и процветания.

5 ноября 2013 г., Москва

Съезд Духовного управления мусульман
Нижегородской области

Выступление председателя Совета муфтиев России муфтия шейха Равиля Гайнутдина:

Дорогие единоверцы! Уважаемые гости!

Приветствую вас традиционным мусульманским приветствием

На нижегородской земле испокон веков мирно живут представители разных этносов и религиозных традиций. Благодаря их добрым отношениям друг к другу, умению сосуществовать в добрососедстве и сотрудничестве, сохраняется мир и согласие между народами и религиями. Большая заслуга в этом принадлежит и вам, уважаемые имамы — духовные наставники, вашему добросовестному ежедневному труду на пути распространения духовно-нравственных традиций ислама и его развития.

Поэтому, уважаемые имамы, я хочу выразить благодарность за ваш благородный труд, усердие на пути Аллаха, на пути просвещения и воспитания нашей нации. Имам — он и учитель, и наставник, и врач одновременно, он всегда с народом и в горе, и в радости, и в дни свадеб, и в дни похорон. И я молитвенно желаю, чтобы ваши труды, ваши старания были приняты Всевышним Аллахом, вознаграждены и в этой жизни, и в жизни вечной, чтобы они принесли благо нашему народу и нашей Родине.

Также я хочу выразить благодарность руководству Нижегородской области и города Нижнего Новгорода в лице губернатора Валерия Павлиновича Шанцева и главы администрации города Нижнего Новгорода Олега Кондрашова. Мы все прекрасно понимаем, что без мудрой и взвешенной политики наших светских руководителей, без их поддержки, нам — религиозным деятелям было бы чрезвычайно сложно претворять в жизнь свои проекты, такие как строительство мечетей и открытие медресе, обучение основам ислама, воспитание подрастающего поколения в духе традиционных ценностей и другие.

Многие присутствующие знают, что меня с нижегородской землей связывают долгие годы и десятилетия братского общения, ведь еще в 80-е годы прошлого столетия, обучаясь в Бухарском исламском медресе «Мир Араб», я проходил практику в мечети села Малое Рыбушкино, где встречал неизменный радушный и гостеприимный прием. Несколько лет спустя, уже работая имамом в Московской Соборной мечети, ко мне в Москве обращались старики, родом с Нижегородчины: «Син кайсы авылдан, улым?», на что я отвечал им: «Мин Ырбишчадан».

Аллах Всевышний распорядился так, что мне довелось принять самое непосредственное участие в учреждении Духовного управления мусульман Нижнего Новгорода и Нижегородской области в 1993 году. ДУМНО было создано с целью консолидации и духовного единения мусульманских общин области, которые к тому моменту уже стали многочисленными. И в последующие годы я совершил множество визитов в мусульманские общины Нижегородчины, последний из которых состоялся в 2011 году.

Из региональных централизованных религиозных организаций, входящих в ДУМЕР, нижегородское Духовное управление является крупнейшим по количеству общин. В области зарегистрирована 61 мусульманская религиозная организация, открыто более 50 мечетей, действует исламское медресе, активизирует свою работу Нижегородский исламский институт им. Х. Фаизханова, о чем я еще подробнее скажу. На Нижегородской земле родились и созрели такие важные для нашей уммы проекты, ныне вышедшие на федеральный и международный уровень, как Ежегодный мусульманский форум, ежегодная научно-практическая конференция «Фаизхановские чтения», Издательский дом «Медина» и другие.

Ежегодный Мусульманский форум, который впервые прошел в 2004 году, ныне является важной интеллектуальной площадкой, на которой обсуждается с участием муфтиев, ученых и представителей власти перспектива развития ислама в России, развития государственно-конфессиональных отношений и сотрудничества с братскими народами стран СНГ. В декабре текущего года пройдут юбилейные десятые «Фаизхановские чтения» — это единственная в своем роде научная площадка, посвященная памяти крупного мусульманского мыслителя Х. Фаизханова, которая уже одолела десятилетний рубеж и таких прецедентов в истории современной российской уммы больше нет.

Издательский дом «Медина», который когда то начинал при поддержке московского мецената Фаиза Абдрахмановича Гильманова с покупки одного ризографа, стал брендом, известным мусульманам всей страны и узнаваемым в странах СНГ. Сегодня деятельность ИД «Медина» включает в себя выпуск богословской, научной, учебной литературы, периодической печати, в том числе двух федеральных газет и нескольких сайтов.

Из нижегородских татар вышли десятки и сотни имамов, мугаллимов, улемов и ишанов, нижегородская земля подарила нашей нации множество династий священнослужителей. И сегодня выходцы из Нижегородской области играют видную роль в процессах становления и развития Совета муфтиев России и всей уммы. В 2011 году известного вам Дамир-хазрата Мухетдинова я назначил на должность своего первого заместителя и руководителя аппарата Духовного управления мусульман Европейской части России, а Ильдар-хазрата Нуриманова назначил во главе Департамента внутренних дел ДУМЕР. Указом президента Российской Федерации и по моему благословению Дамир-хазрат вошел в состав Общественной палаты Российской Федерации и представляет в ней Совет муфтиев России. Решением общего заседания ДУМЕР путем голосования, Дамир Мухетдинов и Ильдар Нуриманов вошли в Президиум Духовного управления. Председатель ДУМНО Гаяз-хазрат Закиров является членом Совета муфтиев России. Все это стало признанием заслуг нижегородского духовного, образовательного и интеллектуального центра и показало, что опыт нижегородцев и предлагаемые ими идеи востребованы не только в области, но и на федеральном уровне.

В текущем году мы отмечаем 20-летие ДУМНО. За эти два десятилетия и первым председателем ДУМНО Умар-хазратом Идрисовым, и вторым председателем Гаяз-хазратом Закировым проделана большая работа по объединению мусульман области, строительству новых мечетей, возрождению духовно-нравственных традиций.

Предыдущий — IV Съезд ДУМНО проходил ровно пять лет назад — в ноябре 2008 года. Объем работ, проведенных за это время, заслуживает положительной оценки. Ведется работа по строительству новых мечетей, ремонту и реставрации ранее построенных, активизировалась образовательная деятельность и подготовка кадров, взаимоотношения с органами власти, с общественностью, с духовными центрами других религий, прежде всего, православия, конструктивные и доброжелательные. Несомненны заслуги Гаяз-хазрата Закирова в укреплении межрелигиозных отношений и государственно-конфессионального взаимодействия.

Вам известно о том, что территория Нижегородской Соборной мечети была расширена. Несмотря на интерес коммерческих структур к пустующему участку земли в историческом центре города, руководство Нижнего Новгорода приняло, на мой взгляд, единственно верное решение передать бровку откоса на набережной за зданием мечети, мусульманской общине. Сегодня стало известно о том, что принято решение о выделении земельного участка по улице Марата для возрождения Нижегородской Ярмарочной мечети. Работа по воссозданию Ярмарочной мечети началась без малого семь лет тому назад.

В будущем году 20 лет исполняется Нижегородскому исламскому медресе «Махинур», которое за эти годы выпустило множество имамов и специалистов духовных управлений мусульман не только для Нижегородской области. Выпускники медресе сегодня работают во множестве регионов, от Москвы до Красноярска, на очень высоких постах.

Сегодня в Нижнем Новгороде активизировал деятельность и Нижегородский исламский институт им. Хусаина Фаизханова. Большим событием стала передача Институту им. Х. Фаизханова здания в долгосрочную аренду (на 49 лет) со стороны Открытого акционерного общества «Горьковский автомобильный завод». Это позволяет институту пройти процедуру лицензирования и начать полнокровную работу. Вместе с тем, начиная с 2011 года, НИИ Фаизханова подключился к программе повышения квалификации имамов и председателей общин ДУМЕР. Три года подряд на базе Нижегородского государственного университета им Н. И. Лобачевского проходят курсы повышения квалификации. На сегодняшний день курсы прослушали представители более 20 регионов и все они положительно отзываются и подчеркивают высокий уровень содержания учебного процесса, отличную организацию и актуальность этих курсов.

Я с удовлетворением отмечаю, что именно в последние пять лет ДУМНО активизировало взаимодействие с головным муфтиятом в Москве, стало активным участником наших программ, а в некоторых аспектах, как я уже сказал, выполняет роль экспериментальной площадки для новых разработок.

Нижний Новгород и вся область — один из важнейших промышленных, научных и транспортных узлов нашей страны, здесь находится административный центр Приволжского федерального округа, как известно, в ПФО живет до 40 процентов всего мусульманского населения России.

Именно поэтому, и сами мусульмане, и остальные жители региона, не говоря уже об органах власти, заинтересованы в том, чтобы в исламской среде Нижегородской области были порядок, спокойствие и взаимопонимание. Раскол мусульманской общины Нижнего Новгорода грозит тяжелыми последствиями для мусульманских общин всего ПФО. Поэтому неудивительно, вне пределов Нижегородской области есть деструктивные силы, которые хотели бы из любой мелочи раздуть скандал, поощрить раскол уммы и всячески содействовать тому, чтобы мусульмане Нижегородчины утратили свое единство.

Я как муфтий призываю вас беречь единство уммы, единство имамов. Разногласия между отдельными людьми могут возникать, ведь это жизнь. Здравая, конструктивная критика также идет нашему общему дело на пользу, если она направлена на укрепление уммы и ее процветание, а не дележ власти. Вы знаете о том, что я до Съезда встречался как с предыдущим председателем ДУМНО, так и с действующим, выслушал обе стороны и обе стороны мне подтвердили, что необходимость сохранить целостность уммы и муфтията не подвергается сомнению.

Поэтому как председатель Духовного управления мусульман Европейской части России, как председатель Совета муфтиев России я сегодня даю свою положительную оценку результатам работы председателя ДУМНО Гаяз-хазрата Закирова и заявляю о своей полной поддержке его кандидатуры на новый срок. Считаю, что наиболее достойной кандидатурой на пост первого заместителя председателя ДУМНО является директор медресе «Махинур», заместитель председателя ДУМНО по учебно-воспитательной работе Абдулбари-хазрат Муслимов.

На сегодняшнем съезде я призываю вас также внести изменения в устав Духовного управления мусульман Нижегородской области, которые позволят укрепить общину изнутри и предотвратить попытки раскола со стороны третьих лиц. Изменения в устав следующие:

В уставе четко прописывается, что организация входит в состав ДУМЕР;

Кандидатура председателя организации и его первого заместителя предлагается муфтием (председателем ДУМЕР);

Избранный председатель и его первый заместитель вступает в должность после утверждения муфтием (председателем ДУМЕР), на основе указа муфтия;

Все имамы ДУМНО должны пройти переаттестацию при соответствующей комиссии ДУМЕР.

Молитвенно желаю сегодняшнему Съезду успешной работы, чтобы решения, принятые вами сегодня, послужили делу укрепления ислама, укрепления нравственности, были полезны и нашей умме, и всему нашему Отечеству. Молю Всевышнего о душевном и телесном здоровье для всех нас, молю укрепить нашу веру, и простить нам наши грехи и прегрешения, даровать всем нам лучшей участи в земной жизни и жизни вечной. Аминь.

Благодарю за внимание.

7 ноября 2013 г., Нижний Новгород

Отчетный доклад председателя Духовного управления мусульман Нижегородской области Гаяза Закирова (в переводе с татарского языка):

Уважаемый муфтий Равиль-хазрат Гайнутдин,

Уважаемые делегаты и гости съезда, наши аксакалы!

Я искренне рад приветствовать Вас в год 20-летия нашего Духовного управления мусульман Нижегородской области на V Съезде ДУМ НО в добром здравии. Считаю нужным вознести молитвы за тех имамов, которые покинули наш бренный мир с момента предыдущего IV Съезда в 2008 году. Пусть Всевышний Аллах примет и упокоит их души, простит им их грехи и дарует из Своей безграничной милости. Амин.

Окружающий нас мир сложен и многогранен, со времени предыдущего нашего съезда произошло множество глобальных событий, начиная от мирового экономического кризиса и до роста экстремизма и радикализма, а также событий «арабской весны». Несмотря ни на какие внешние или внутренние факторы, наше Духовное управление, мусульманское духовенство остается верным своей кибле, своим принципам — это принцип единства, срединности и преданности традиционным ценностям. И я хочу искренне поблагодарить всех имамов и имам-мухтасибов, которые, не прельщаясь мирскими благами, ежедневно и ежечасно служат Всевышнему, служат исламу и народу.

Позвольте также выразить свою глубокую благодарность председателю Совета муфтиев России и Духовного управления мусульман Европейской части России, нашему духовному лидеру шейху Равилю-хазрату Гайнутдину за участие в работе нашего съезда. В вашем лице, муфтий хазрат, мы неизменно находим поддержку и внимание, заботу и готовность оказать помощь в наших начинаниях. Ваша взвешенная и трезвая позиция, принципиальность в ключевых вопросах, умение вести диалог с самыми разными сторонами, являются для нас — руководителей региональных общин, образцом и опорой в нашей религиозной деятельности.

В 2008 году на Съезде мы приняли программу, включающую в себя приоритеты деятельности на пять лет. По прошествии этого срока я хочу отчитаться перед вами за проделанную работу.

Проект «Махалля» — укрепление общин и создание социальной инфраструктуры

Предметом основной заботы религиозного деятеля является нравственность, духовность, богобоязненность его паствы, удовлетворение духовных потребностей, наставление и воспитание простых верующих. Свою задачу как духовного управления мы видим в том, чтобы создать условия, при которых компактно проживающее в той или иной местности мусульманское население было объединено в общину, имела своего грамотного имама, свое помещение для организации богослужений, религиозного просвещения.

Хочу обратить ваше внимание на тот момент, что именно тема социализации мусульман стала одним из ключевых вопросов, который обсуждался 22 октября текущего года на встрече главы нашего государства Владимира Владимировича Путина с муфтиями в Уфе.

В течение этих пяти лет мы продолжали укреплять и развивать имеющуюся структуру ДУМНО. В отчетный период, в соответствии с требованиями Минюста и Федерального законодательства, прошли перерегистрацию все 57 МРОМ и 3 учебных организации, сменились имамы в 11 общинах, из них 4 имеют дипломы о религиозном образовании.

На сегодняшний день у нас зарегистрировано 57 Местных религиозных организаций мусульман — махаллей и 3 учебных заведения и само Духовное управление. Итого в Нижегородской области зарегистрировано и законно действует 61 мусульманская религиозная организация.

В городах Дзержинске и Бору подходит к завершению строительство мечетей. В Дзержинске после открытия мечети строительство будет продолжено — в комплексе мечети появятся учебный и административный корпусы. Сегодня на возведение мусульманского комплекса в Дзержинске потрачено уже больше 25 млн рублей.

Активно продвигается строительство мечети в г. Первомайске. Усилиями Мустафы Фатыхова и при поддержке мусульманских общин Нижегородской области была построена мечеть в г. Володарск. Что касается сельских мечетей, новые Дома Аллаха были возведены в селах Уразовка и Анды Сергачского района.

К сожалению, несмотря на все наши усилия, многократные встречи и поездки в г. Балахну, нам пока не удалось договориться по выделению достойного места для мечети в Балахне. Вы помните, что предыдущая деревянная мечеть была сожжена вандалами.

Главным продвижением стало выделение земли под строительство Ярмарочной мечети на улице Марата в Канавинском районе города. Вы знаете, что переписка о выделении земли длилась несколько лет и на встрече с Президентом России в 2011 году Дамир-хазрат Мухетдинов поднял вопрос о выделении земли. Альхамдулиллях этот вопрос решился положительно, земля обозначена, выделена и по инициативе Дамир-хазрата уже собрано 2 млн рублей. Ведутся переговоры со спонсорами, многие состоятельные люди из числа как мусульман, так и не мусульман, готовы внести свой вклад в это богоугодное дело.

Особо хочу поблагодарить муфтия шейха Равиля Гайнутдина за его заботу и готовность возглавить попечительский совет возрождения Нижегородской Ярмарочной мечети.

Отдельно стоит выделить Нижегородскую Соборную мечеть — главную мечеть региона, которой в 2015 году исполнится 100 лет. Благодаря мудрой позиции органов власти и ответственных чиновников высокого ранга удалось расширить территорию Нижегородской Соборной мечети на 0,2 га и продолжить реставрационные работы. Напомню, что с 2008 года в соответствии с Указом Президента, Нижегородская Соборная мечеть является памятником архитектуры федерального значения. Это означает, что государство берет здание мечети под свою опеку в вопросах его сохранности и своевременной реставрации. На эти цели из регионального бюджета за истекшие годы было выделено около 6 миллионов рублей. Все работы проводились в строгом соответствии с законом и с согласованием с органами власти.

Не могу не сказать о строительстве дорогостоящего проекта Центра мусульманской культуры, который, как вам известно, располагается в непосредственной близости от Нижегородской Соборной мечети. Проделана трудная работа в получении, отстаивании земли рядом с исторической мечетью и за 2 года удалось осуществить нулевой цикл строительства. Общий объем затраченных средств составил 20 млн рублей. Хочу обратить внимание, что это не бюджетные средства, не средства саадака, собираемые в мечетях или у народа. Это средства, которые ДУМНО смогло аккумулировать, собрать, работая с мусульманскими бизнесменами. Поэтому на сегодняшний день по центру нет ни перед кем долгов и обязательств. Стройка будет продолжена иншаАллах.

Усилиями махали мечети на улице Ижевской, благодаря большой поддержке одного нашего брата по вере, в этой мечети был проведен ремонт. Мансарда здания была переоборудована под полноценный третий этаж, благодаря чему общая площадь мечети значительно увеличилась, была обновлена внешняя отделка строения. Облагорожена была и территория мечети. В общей сложности на ремонт мечети на ул. Ижевской было израсходовано 3миллиона рублей.

Усилиями прихожан и спонсоров отремонтирована мечеть «Тауба» на сумму 2 млн рублей. Ремонтные и реставрационные работы проведены в мечетях сел Красный Остров, Камкино, Малое Рыбушкино, Сафаджай и другие.

Хвала Всевышнему, при наших мечетях по инициативе и активном участии самих прихожан развивается инфраструктура, которая помогает обеспечить обрядовую сторону на все случаи жизни. Но, в то же время, здание мечети — это только сосуд. Его мало только содержать в чистоте и сохранности, мы обязаны наполнить его благородным содержанием. Мечеть должна быть источником духовности, сплоченности, взаимопомощи, милосердия, должна стать центром социальной жизни. Разумеется, стержень жизни общины — это личность ее имама, который должен быть образованным, богобоязненным, добропорядочным человеком. Со своей стороны, ДУМНО все эти годы оказывало поддержку имамам, обеспечивало их социальным пакетом. Предусмотрены дополнительные выплаты, прежде всего, тем имамам, которые занимаются общественной работой, задействованы в работе с исправительными колониями, воинскими частями, ведут преподавательскую деятельность и т. д.

Мусульманская солидарность, милосердие к ближнему проявляются в постоянной благотворительной деятельности. Сюда входит и регулярная поддержка малоимущих семей, сбор средств для лиц, нуждающихся в дорогостоящем лечении, помощь погорельцам и так далее. В дни мусульманских праздников старейшие члены общины и нуждающиеся традиционно получают праздничные наборы. К примеру, в прошедший Курбан-байрам только от имени постоянных спонсоров Духовного управления (не включая рядовых прихожан) было принесено в жертву 20 коров, мясо которых было роздано малоимущим.

Проект «Образование». Воспитание, религиозное просвещение уммы и подготовка мусульманского духовенства

Еще один стратегический ориентир нашей работы — это образование. Нет надобности подробно разъяснять, что инвестиции в образование — это инвестиции в наше будущее, в будущее наших детей, нашей уммы. Тем более нет необходимости подчеркивать сколь важна в мусульманской традиции роль нравственного воспитания.

Наш подход к образованию строится по принципу пирамиды. Первичное религиозное просвещение должно охватывать как можно более широкий диапазон мусульманских семей через систему курсов по основам ислама, начальных мектебе, через просветительские лагеря в дни школьных каникул. Те подростки, которые проявили усердие в обучении и высокие моральные качества, привлекаются к обучению в среднеспециальном учебном заведении — Нижегородском исламском медресе «Махинур». Далее наиболее достойные приглашаются к обучению в высших учебных заведениях, будь то светских и религиозных, а при необходимости проходят языковые стажировки в зарубежных странах. Это — наши будущие имамы, муаллимы, сотрудники Духовного управления, специалисты в области государственно-конфессиональных отношений.

Хвала Всевышнему, при многих мечетях налажена работа курсов по основам ислама. В летнее время в десятках мечетей совместно с Московским исламским университетом и Фондом «Ихлас» организуются детские лагеря, в которых знания получают сотни детей.

В течение пяти лет Нижегородское исламское медресе «Махинур» окончило 22 человека, 20 из которых ныне работают в структуре ДУМНО. Так как в административном здании ДУМНО для полнокровной деятельности медресе не хватает площади, принято решение перевести процесс обучения в здание Нижегородского исламского института им. Х. Фаизханова.

Что касается самого НИИ им. Фаизханова, после нескольких лет судебных тяжб с третьей стороной, Открытое акционерное общество «Горьковский автомобильный завод» окончательно передало здание по адресу Дьяконова 21 А в безвозмездную аренду сроком на 49 лет Нижегородскому исламскому институту. При поддержке муфтия шейха Равиля Гайнутдина и наших меценатов в здании проведен ремонт, закуплена новая мебель на общую сумму 1 млн рублей.

На институт, который с получением здания, имеет возможность пройти процедуру лицензирования и государственной аккредитации, мы возлагаем большие надежды. Но уже сейчас юридически зарегистрированное учебное заведение активно принимает участие в повышении квалификации имамов области и других регионов. Три года подряд с 2011 по 2013 на базе Нижегородского государственного университета им. Н. И. Лобачевского были проведены курсы повышения квалификации для действующих имамов. В общей сложности обучение прошли более 100 человек.

Из десятков регионов страны к нам в Нижний Новгород приезжают имамы из России для повышения квалификации и наши имамы и учителя Абдулбари-хазрат Муслимов, Дамир и Марат Хайретдиновы, профессор Айдар Хабутдинов и другие читают специальные курсы. Эти курсы имеют высокий статус, так как они организованы в рамках реализации правительственной программы развития исламского образования и подготовки специалистов с углубленным знанием истории и культуры ислама. По этой же программе 50 юношей и девушек поступило на Факультет международных отношений ННГУ и активно сотрудничают с Духовным управлением.

В настоящее время, пока собственное учреждение высшего религиозного образования проходит лицензирование, мы направляем свою молодежь на обучение в Московский исламский университет (более 20 человек) и Российский исламский университет в Казани (10 человек). Кроме того, мы поддерживаем тесную связь со студентами, которые выехали на обучение за рубеж для повышения уровня своей квалификации. В течении 5 лет НИИ Фаизханова организовало выезд студентов за рубеж за счет института для изучения арабского языка, группами до 10 человек.

Успешно идет работы по выпуску учебных пособий, научных и богословских изданий, столь необходимых учебному процессу. Это и тафсир Корана, серия Ханафитский фикх, сборники проповедей, История Ислама и мусульманских общин Нижегородской области. Последние книги мы посвятили репрессированным имамам и имамам нашего региона. В работе над учебными пособиями налажена тесная связь с ученым сообществом, светскими образовательными центрами, такими как Нижегородский госуниверситет им. Лобачевского и Нижегородский государственный лингвистический университет им. Добролюбова.

Мы продолжили наши проекты «Рухи мирас» и «Фаизхановские чтения», которые в этом году пройдут уже в десятый раз. Вы помните, что ряд конференций мы провели в Уразовке и в Сафаджае, а также Медянах.

Содержание штата учителей, издание книг, выплата авторских гонораров требовали значительных усилий со стороны руководства ДУМНО, но как отметил муфтий хазрат, все это нашло отклик и поддержку в разных уголках страны.

Важно отметить Татарскую Энциклопедию составленную Рифатом Ибрагимовым.

Высокой оценки заслуживает работа моего заместителя по учебно-воспитательной работе Абдулбари-хазрата Муслимова не только в качестве директора НИМ «Махинур», но и в качестве лица, взявшего от лица ДУМНО ответственность по взаимодействию с Нижегородским институтом развития образования в связи со введением в школьную программу курса Основы религиозных культур и светской этики. Лекции и семинары, проведенные совместно с НИРО, прослушали сотни учителей Нижегородской области.

Проект «Сотрудничество».

Мусульманская община Нижегородской области не может развиваться в вакууме. Все наше существование соткано из непрерывной цепочки взаимодействия с самыми разнообразными людьми, организациями, структурами. В интересах нашей общины, также как и в интересах всего государства, налаживание конструктивных рабочих отношений с множеством инстанций, в их числе органы местной и региональной власти, учреждения образования и науки, силовые ведомства, общественные организации, религиозные организации других конфессий, средства массовой информации, общественность в самом широком смысле этого слова. С каждым из перечисленного мы должны находить общий язык и выстраивать сотрудничество.

В течение последних пяти лет мы продолжили укреплять наши партнерские отношения с органами государственной власти в лице Полномочного представителя Президента в Приволжском федеральном округе и его аппарата, губернатором Нижегородской области и областным правительством, администрацией города и депутатским корпусом. Десятки проведенных совместных мероприятий, конференций, круглых столов, постоянное общение и обмен мнениями, консультации — все это способствует укреплению государственно-конфессиональных отношений, положительно влияет на позиции нижегородских мусульман и ДУМНО, помогает решать стоящие перед нами задачи.

В смысле открытости власти и внимания, уделяемого мусульманской общине и ее проблемам, Нижегородскую область можно было бы назвать одним из самых образцовых регионов России (разумеется, не считая национальные республики). В лице губернатора Валерия Павлиновича Шанцева мы ощущаем реальную заботу о людях, об их духовных потребностях, стремление укреплять межрелигиозное и межнациональное согласие, осуществлять профилактику распространения крайних идей. В этом отношении в Нижегородской области работа действительно ведется на деле, а не на словах.

Мы также ощущаем внимание со стороны депутата Государственной Думы от Нижегородской области Марата Мубиновича Сафина, с которым и духовного управления также сложились очень добрые и конструктивные отношения.

Важно обратить внимание на взаимодействие с традиционными конфессиями. Прежде всего, с главой митрополии Русской Православной церкви митрополитом Нижегородским и Арзамасским Георгием. У нас нет непониманий, противоречий, конфликтов, отношения сложились взаимоуважительные. Председателя иудейской общины Эдуарда Чапрака мы всегда считали своим близким другом и надежным партнером.

В последние годы приобретает актуальность выстраивание взаимоотношений внутри уммы. Глобальные тенденции миграции людей из юга на север в поисках достойного дохода и достойного уровня жизни меняет этнический облик наших городов. Это в той же степени характерно и для городов нашей области. В особенности для столицы.

Основными строителями, созидателями мусульманской общины Нижегородчины, ее мечетей и социальной инфраструктуры были нижегородские татары и они же занимались воссозданием, восстановлением нашей общины после десятилетий государственного атеизма. Сегодня в умме возрастает количество приезжих из бывших советских республик, наших братьев по вере. Они, безусловно, должны занять свое достойное место в нашей умме. И сегодня исходя из исламского принципа братского равенства наши новые сограждане и трудовые мигранты имеют полный доступ ко всей религиозной инфраструктуре, к мечетям, к образованию наряду с коренными жителями.

Мы считаем крайне важным и необходимым выстраивание работы с диаспорами, прежде всего азербайджанской, узбекской, таджикской и киргизской. Религиозные организации должны стать центрами интеграции и социализации приезжих, должны оказывать духовную поддержку, но и наставлять и воспитывать, прививать уважение к российскому закону, нормам и традициям общежития в многонациональном, многоконфессиональном обществе, а также и уважение к нашим духовным лидерам — имамам, муфтиям, руководству Духовного управления.

В итоге своего выступления я хочу еще раз подчеркнуть, что Духовное управление мусульман Нижегородской области придерживается стратегии своевременно отвечать на все вызовы времени, разрешать существующие проблемы, но, несмотря на суету текущих дел, работать на будущее, созидать во имя будущего нашей Родины и наших детей, в любых обстоятельствах оставаться верными своей духовной стезе, принципам срединности и разумности. Благодарю за внимание.

7 ноября 2013 года,
Нижний Новгород

Международная научная конференция «Мусульманские движения и механизмы воспроизводства идеологии ислама в современном информационном пространстве» в рамках III Казанского международного научного форума «Ислам в мультикультурном мире»

Доклад с. н.с. ГБУ «Центр исламоведческих исследований» Академии Наук Республики Татарстан, имама Московской Соборной мечети Ислама Зарипова

Альтернативный путь татарского религиозного реформаторства

Хорошо изучен феномен татарского религиозного реформаторства в том понимании, как его сформулировали Г. Курсави, Ш. Марджани, Г. Баруди, Р. Фахретдин и М. Бигиев. Хотя в отношении ряда проблем они имели различные точки зрения и не создали единого богословско-правового учения, помимо желания дать современное истолкование положениям ислама, их объединяла методология принятия богословско-правовых заключений. Все они призывали к «открытию врат» иджтихада и являлись сторонниками логико-рационалистических методов при извлечении положений из первоисточников.

Но в истории татарского богословия было намного больше ученых, имена и мысли которых до сих пор остаются неизвестны потомкам. Один из них — Закир Насырович Аюханов (1889–1961). Выпускник Каирского университета и оренбургского медресе «Хусаиния» до революции активно занимался религиозно-просветительской деятельностью. Так, помимо преподавательской деятельности в медресе «Хусаиния» и уфимском медресе «Галия», богослов публикует на страницах журнала «Шура» циклы статей по истории ислама, о его богословско-правовых школах, а также о ростовщичестве и закяте [Яйыкбаев, 2003, с.48—50; Башкирская энциклопедия, 2005]. В частности, можно отметить его исследование «Мусульманское право» («Фикх»), посвященное истории и методологии мусульманского права (фикх), «Первые проявления разногласий в исламе и секта исмаилитов» («Исламда иң өлек зуһур иткән ихтилаф вә исмагылия мәзхәбы»), статью, посвященную сопоставлению выплаты закята и налогов, «Закят и доходы ислама» («Закәт һәм ислам ирадләре»), а также цикл статей «О ростовщичестве» («Риба хакында»).

В этих публикациях представлена оригинальная методология извлечения богословско-правовых положений из первоисточников, идущая в разрез как с методами традиционных богословско-правовых школ (мазхаб) ислама, так и с методами большинства татарских реформаторов.

Подробно рассмотрев в нескольких статьях мнения всех правовых школ (мазхаб) в отношении положения ростовщичества, богослов указывает на их грандиозные противоречия как между собой, так и внутри себя. Обращаясь к читателю, он размышляет: «Получается, что самое строгое из запрещенного, не остерегающемуся которого обещана в мирской обители война Аллаха и Его Посланника, а в следующей — адское пламя, ростовщичество остается полностью скрытым. Также закрываются и способы воздержания от него, данные для обеспечения человеческого счастья в мирской и вечной жизнях, состоящие из божественного учения, шариатские положения — дозволенное и запретное — превращаются в смешанную и противоречивую кашу. Усложняется различение между дозволенным и запретным, это становится просто невозможным» [Аюханов, Шура — 1915. № 9, с.269—271]. И сам же категорично отвечает: «Посланник был послан Всевышним Аллахом людям для разъяснения ниспосланного шариата, а не для усложнения и запутывания их» [Аюханов, Шура — 1915. № 7, с.204—206].

Считая решение проблемы запрета ростовщичества «самой значимой и самой священной задачей, выпавшей на долю мусульман», которая «противостоит экономическому развитию — самой важной области жизни» [Аюханов. Шура — 1915. № 2 — с.42—52], З. Аюханов в то же время считает, что отношение ислама к ней было четко и ясно сформулировано текстом Корана, подробно разъяснено словами и действиями пророка Мухаммада, и никто не вправе изменить его. Другие татарские реформаторы призывали к всестороннему использованию логико-рационалистических методов мусульманского права для решения насущных проблем мусульманского сообщества — всеобщему «открытию врат» иджтихада, в том числе и в вопросе ростовщичества. Такой точки зрения, например, придерживался известный татарский реформатор М. Бигиев, позиция которого по данной проблеме была отражена в книге «Закят», переведенной нами на русский язык [Бигиев, 2013]. Но, в отличие от них, З. Аюханов, напротив, категорично говорит о том, что иджтихад в отношении религиозного (шариатского) запрета ростовщичества не допустим. По его мнению, коранический запрет ростовщичества также ясно разъяснен пророческим Преданием (сунна), как вопросы молитвы и омовения, в отношении которых никто не применяет иджтихад. Допуская возможность того, что смысл аята кому-то и может быть неясен, он решительно отвергает предположение о том, что Бог или Его Посланник в полной мере не разъяснили какое-либо из положений религии. Богослов считает, что мусульманин, верующий в истинность Корана и пророческую миссию Мухаммада в соответствии с аятами «И послали Мы тебе упоминание, чтобы ты разъяснил людям, что им ниспослано» [Св. Коран, 16:44] и «Сегодня Я завершил для вас вашу религию» [Коран, 5:3], обязан считать, что пророческая миссия была выполнена в полной мере, все необходимые религиозные положения были установлены и полноценно разъяснены, в том числе и в отношении ростовщичества. Считающие, что коранический аят о ростовщичестве имеет обобщенный смысл и требует иджтихада учёных, по его мнению, отрицают этим полноценное разъяснение религиозных положений, содержащихся в Писании и Предании, входят в противоречие с вышеприведенными аятами.

Он пишет: «В соответствии с доктриной ислама ни один человек, кроме Пресвятого Посланника, не может говорить от имени религии. Право законодательства в религиозных положениях есть только у Всевышнего Аллаха и Его Посланника. Соучастие в этом самозванцев есть чрезвычайно великое преступление» [Аюханов. Шура — 1915. № 10. — с.299—301].

Кажущаяся противоречивость вышеприведенных слов, которые, с одной стороны, говорят о важности ростовщичества в современной экономике, а с другой — содержат отвержение иджтихада в отношении его религиозного (шариатского) запрета, объясняется авторской классификацией ростовщичества, разделяющей его на несколько видов. По мнению З. Аюханова, только один из видов ростовщичества подпадает под религиозный (шариатский) запрет, в отношении которого иджтихад не допустим, отношение же ко всем остальным видам ростовщичества может меняться в соответствии с изменением социально-экономических условий жизни.

З. Аюханов считает, что основная причина современных проблем мусульманского сообщества заключается в слепом следовании средневековым положениям традиционных богословско-правовых школ. Он пишет: «Мусульманский мир ставит слова богословов, противоречащих как разуму, так и религии, выше Божественных текстов и пророческого Предания» [Аюханов. Шура — 1915. № 2. — с.42—52]. В то же время он отмечает, что положения, сформулированные великими муджтахидами прошлого, не входили в противоречие с социально-экономическими условиями их времени. Но по причине того, что эти положения не менялись вместе с изменением жизненных условий, они пришли в полное несоответствие современным реалиям.

По мнению З. Аюханова, слепое и фанатичное следование современных мусульманских учёных ранним авторитетам и традициям богословско-правовой школы (мазхаб) привело к ошибкам в заключении дозволенности или запретности в отношении многих вопросов как религиозной практики ("ибада), так и общественных отношений (му«амалят). Богослов заявляет, что слова коранического аята «Когда скажут им: „Следуйте за тем, что ниспослал Аллах!“ — они говорят: „Нет, мы последуем за тем, на чем застали наших отцов“» [Св. Коран, 2:170] в полной мере относятся к ним. Он считает, что не невежество, а именно это слепое следование не позволяет людям правильно понимать священные тексты. Учёный говорит, что для понимания священных текстов не обязательно быть даже учёным, а «достаточно лишь в полной мере знать арабский язык, историю, остерегаться фанатизма и вышеуказанных ошибок, верить в то, что не Коран должен следовать твоим убеждениям, а твои убеждения должны следовать за Кораном» [Аюханов. Шура — 1915. № 9. — с.42—52]. При этом он подчеркивает, что «ясный арабский язык» Корана понятен и в отношении значения каждого его аята не может быть разногласий, а все имеющиеся споры вызваны рассмотрением их через «мазхабные» очки.

Еще одной причиной грубых ошибок в определении религиозного положения о дозволенности или запретности чего-либо он считает выделение правоведами определяющей философии того или иного Божественного повеления, их убеждение, что каждый из запретов имеет свою причину («илля») и является ее следствием (му-алиль).

Основываясь на кораническом аяте «Он уже разъяснил вам, что вам запрещено, если вы к этому не будете приневолены. А ведь многие сходят с пути своими страстями без всякого знания» [Св. Коран, 6:119], З. Аюханов заявляет, что все запрещенное религией было полноценно разъяснено самим Богом и Его Посланником. Пророческие слова и действия, по его мнению, также как и Коран, являются боговдохновенными, в соответствии со значением аята «И говорит он не по пристрастию. Это — только откровение, которое ниспосылается» [Св. Коран, 53:3–4]. Он указывает, что ни у кого, кроме Бога и Его Посланника, нет права запрещения от имени религии. При этом он отрицает возможность извлечения причин (та"лиль) и суждение по аналогии (кыяс) на основе явно запрещенного, отмечая, что "даже если причина (та"лиль) и была объяснена ими самими [Богом и Его посланником], неуклонное следование именно этой мотивировке (в том виде, в котором она не была разъяснена ими) не обязательно, особенно, когда это противоречит интересам и пользе социальной жизни людей" [Аюханов. Шура — 1915. № 12. — с.361—362].

Он однозначно утверждает, что «суждение по аналогии (кыяс) не является методом мусульманского права и совершенно неверно, боясь впасть в запретное, запрещать все подряд» [Аюханов. Шура — 1915. № 12. — с.361—362].

Подробно рассматривая и аргументировано критикуя каждую из богословско-правовых школ, использующих метод аналогии (кыяс), в их извлечении причин запретности ростовщичества, татарский богослов говорит, что огромное количество разногласий и противоречивость этих причин доказывает ошибочность самого метода аналогии (кыяс), а также демонстрирует тот факт, «что те, кто от имени религии судили по аналогии, делали это, как им захочется» [Аюханов. Шура — 1915. № 6. — с. 177–178].

Отрицание данного метода не ново в истории мусульманского права. Такого же мнения придерживалась захиритская школа, которую исследователи относят к исчезнувшим суннитским школам мусульманского права. В правовой практике представители этой школы опирались исключительно на «внешнее», буквальное понимание Корана и Сунны, отрицая всякую возможность видеть в текстах скрытый смысл и толковать их аллегорически или рационально. Они считали дозволенным все то, что явно не запрещено. В вопросах методологии права (усуль аль-фикх) захиритские правоведы были противниками использования логико-рационалистических приёмов (кыяс, рай, истихсан, истисхаб и др.). В случае невозможности буквального понимания того или иного положения первоисточников в поздний период было допущено использование единодушного мнения сподвижников пророка Мухаммада (иджма") в очень ограниченных пределах [Усуль-аль-фикх, с.517].

Эта богословско-правовая школа (мазхаб) была широко распространена в X–XIII веках. Её представители имелись как на востоке арабского халифата (в частности, в Хорасане), так и на западе (в Андалусии жил захиритский богослов Ибн Хазм). В XII веке при Альмохадах захиризм был признан официальной правовой школой. После XV века захириты постепенно исчезли [Ислам, с.76—77].

Считается, что именно андалусский богослов Ибн Хазм (994–1064) формально оформил положения захиритской школы. Следуя захиритской традиции, он настаивал на буквальном толковании священных текстов, в качестве первоисточников права (фикх) признавал лишь Коран и Сунну, отвергая принятые в других юридических школах рациональные методы (в т. ч. суждение по аналогии (кыяс)). Применение единогласного мнения (иджма«) он ограничил единогласием сподвижников Пророка. Одновременно Ибн Хазм выступал против слепого следования (таклид), допуская следование лишь Пророку (что, по его мнению, не является таклидом) [Новая философская энциклопедия].

Важно отметить, что основное правоведческое сочинение Ибн Хазма «Аль-Мухалля» З. Аюханов постоянно цитирует и ссылается на него во время своего исследования о ростовщичестве. В одной из статей он дает средневековому богослову такую характеристику: «Обладающий глубокими знаниями в области мусульманского права, а также не имеющий равных в понимании Писания и Предания, истинный философ ислама» [Аюханов. Шура — 1916. № 11. — с.260—262].

Таким образом, З. Аюханов представляет альтернативный путь реформирования мусульманского права, предлагая решать современные ему проблемы российского и мирового мусульманского сообщества с помощью буквалистской методологии средневековой богословско-правовой школы (мазхаб) захиритов.

16 ноября 2013 года, Казань

Всероссийская конференция
«О мерах по противодействию распространению в исправительных учреждениях радикализма, религиозного экстремизма» в Москве

Выступление председателя Духовного управления мусульман Москвы, муфтия Ильдара Аляутдинова:

В связи с последними трагическими событиями, произошедшими, в частности, в Волгограде, сегодняшняя тема крайне актуальна не только для правоохранительных сфер и структур, ответственных за исполнение наказаний, но и для мусульманских организаций.

Сегодня имеет место некий парадокс, о котором часто говорят мусульманские ученые и общественные деятели. Это несоответствие между многовековыми принципами и постулатами религии Ислам и принципами неких наших современников, призывающих к насилию от имени мусульман, якобы в защиту веры.

В действительности, слово «ислам» происходит от корня «сильм», означающее в переводе с арабского «мир; перемирие». Важно сделать акцент, что в Исламе одним из важных постулатов является обеспечение безопасности, неприкосновенности жизни, чести и имущества человека. Соответственно, все преступления, направленные на нарушение неприкосновенности жизни, чести и имущества людей, подвергаются санкциям: земным и потусторонним.

В Коране четко сформулировано, что убийство одного человека равносильно убийству всех людей; сохранение же жизни одного человека равносильно сохранению всех людей на земле. В Священной Книге подчеркивается особая значимость человеческой жизни (Св. Коран, 5:32). Обеспечение общественного порядка, безопасности и спокойствия, защита имущества, жизни и свободы передвижения индивидуумов находятся среди основных приоритетов Ислама. Священный Коран велит применять в рамках исламского уголовного права самые строгие санкции по отношению к тем, кто посягает на неприкосновенность жизни и имущества невинных людей, а также напоминает, что на том свете их наказание будет еще суровее (Св. Коран, 5:33)

Каковы же причины появления радикально настроенных групп людей? Ведь все эти люди, являющиеся чьими-то детьми, братьями, внуками, воспитаны в данной, привычной всем, среде. Как случилось, что некоторые из них выросли или стали таковыми?

Во-первых, в результате интенсивного развития информационно-коммуникационных средств, многократно усиливших воздействие на формирование взглядов и догм индивидуума, что упростило проникновение в умы и сознания людей, особенно молодежи, ложных представлений и мировоззрений, крайне далеких от общечеловеческих ценностей. Данный фактор выделяет особую роль средств массовой информации. К сожалению, часто СМИ ассоциируют Ислам с терроризмом. Многие попытки разъяснить правду об Исламе голосами наших мусульманских организаций, рассказать о мирной направленности и созидательности веры, заглушаются мощным потоком негативной информации, что часто порождает антипатию, рознь и конфликты. Мало сюжетов о ценностях и принципах Ислама, традициях и культуре мусульманских народов.

Чему же учатся люди, идентифицирующие свою религиозную принадлежность, как мусульманскую? Да еще к тому же, когда запрещают религиозную литературу, традиционный платок, и, что самое главное, перевод смыслов Священного Корана. Когда-то Маргарет Тэтчер назвала освещение в СМИ деятельности террористов «кислородом для них». То есть, получается учителями радикализма, в какой-то степени, выступают и средства массовой информации.

Второй причиной возникновения упомянутых групп является борьба с радикализмом исключительно через запреты, должным образом не обоснованные. Например, под запреты попадают святые для всех мусульман ценности. Абсолютно неясным образом совсем недавно была запрещена религиозная литература в количестве более 60 книг, когда «одним взмахом пера», без соответствующей экспертной оценки их содержания, написали «запрещено».

Мы знаем о запретах на ношение женского головного убора-платка в образовательных учреждениях. В некоторых регионах не дают разрешение на возведение мусульманских храмов.

Таким образом, радикальным течениям нетрудно представить образ мусульманина, как обиженного обществом и властью. Они, будучи не всегда достаточно подкованными в вопросах религии, начинают модулировать некое иное «идеальное» общество, где нет запретов на святое. Постепенно это превращается в следование крайне радикальным принципам и взглядам, что приводит к противоречивым последствиям.

Чтобы разобраться во всех этих сложных моментах, нужны специалисты, правильный и грамотный постепенный подход, системность и толерантность, а не грубый запрет. Религия Ислам является носителем мира, высочайшей нравственности и добра. Поэтому лишь терпеливый и мудрый диалог способен развязать все проблемные узлы, к чему мы и стремимся в своей работе. Запреты же приводят к новой волне радикализма.

Нам нужно аккуратно относиться к чувствам верующих в местах заключения, так как некоторые поспешные действия могут оставить тяжелый осадок, нанося вред сложившимся добрым отношениям. К примеру, в июле этого года был демонтирован уже построенный мусульманский храм на территории ФКУ ИК-4 УФСИН России по Владимирской области в городе Вязники. Условием предоставления разрешительных документов стал проект от строительной компании, входящей в реестр строительных организаций РФ. В городе Вязники таковая организация отсутствует. В июле 2013 г. прокурорской проверкой было вынесено постановление об устранении нарушений, связанных с молельным домом. После этого постановления, администрацией колонии стали предприниматься попытки к демонтажу здания, что вызвало взрывоопасный конфликт внутри учреждения. Несмотря на это с 13 по 14 июля 2013 г. храм был разобран, без постановки в известность Духовного Управления мусульман Владимирской области и лиц, принимавших участие в строительстве храма. Данная ситуация вызвала сильный резонанс общественности. Мы считаем, что действия, направленные на разрушение религиозных святынь оскорбляют религиозные чувства верующих и доставляют душевную боль их сердцам.

В-третьих, как правило, радикализм порождается из-за слабой просвещенности и низкой образованности, так называемой «узости мышления». В регионах, где сильно распространены радикальные настроения, общественным организациям совместно с Министерством образования, необходимы доработки программ нравственного и духовного воспитания в образовательных учреждениях с учетом комплексного подхода и индивидуальных особенностей народов, населяющих данные местности.

В свою очередь, Совет муфтиев России проводит огромное количество культурно-просветительских, образовательных программ и конференций, нацеленных на распространение мира, духовности и высокой нравственности, а также программ, служащих сближению народов. Как сказал наш президент В. В. Путин на торжественном собрании, посвящённом 225-летию Центрального духовного управления мусульман России: «Большое значение имеет деятельность мусульманских общин, работа мусульманских религиозных деятелей. Наша задача — воспитать молодёжь в духе взаимного уважения, которое основывается на чувствах согражданства, патриотизма и общенационального самосознания».

Как же всё-таки происходит распространение радикальной идеологии в исправительных учреждениях? Этнический мусульманин, впервые попадая в места принудительного лишения свободы, находится в шоковом состоянии и воспринимает все окружение как агрессивно настроенное против него. Радикально настроенные мусульмане, используя это состояние, дают человеку поддержку, основанную на их видении религии ислам.

Зачастую подобные группы людей скептически отрицательно настроены против администрации и сотрудников. А для того, чтобы обосновать свой антагонизм, начинают преподносить религию ислам как борьбу против неверующих, возводя ненависть в ранг благодетеля. Как правило, их идеи находят благодатную почву, так как в основной массе люди не знают правды об Исламе в силу выстроенных общественных стереотипов. В том числе и благодаря СМИ, о чем было сказано выше. Подобные индивиды не знают высших ценностей этой религии, основывающейся на любви и прощении, безопасности и мире. Эта группа людей начинает проповедовать ложные ценности, некорректно цитируя фразы, вырванные из контекста Корана, которые способны пришедшим к вере людям воспринимать их как руководство к вражде и насилию.

Данный контингент, как правило, имеет серьезные проблемы с этикой и нравственностью, а также с уважением к чувствам других людей. В них проявляется крайняя степень эгоизма, гордыни и самолюбования, склонность к агрессии и максимализму.

Объяснять истинные ценности Ислама призваны имамы. Их первоочередная задача — это прояснение понятия «ответственность» и способность увидеть свои собственные ошибки и нарушения, понять то, что причиной всего, что с ним происходит, является он сам. Это согласуется с религиозной доктриной, провозглашающей, что Всевышний Аллах дал человеку свободу выбора, и именно это рождает последствия, которыми Всевышний Создатель направляет человека к Истинному пути. Последствиями могут быть тюремное заключение, уголовное преследование, болезни, потери, как материальные, так и абсолютно непредсказуемые. Именно критический взгляд на свои недостатки с тем, чтобы исправиться и стать лучше, способствует самосовершенствованию человека.

Имам должен пользоваться авторитетом среди заключенных, показать пример нравственности, человеколюбия. Концепция нашей работы строится на доброте ко всем, независимо от взглядов. Поэтому имам часто берет с собой подарки, говорит теплые слова. Проповеди строятся так, чтобы показать доброе и хорошее в отношениях между всеми людьми, не только между мусульманами, но и иными людьми, независимо от их религиозной принадлежности или отсутствия таковой. Наши имамы знают своих подопечных. А тем, кто встал на путь исправления, они дают положительные характеристики, отстаивают их на комиссиях по УДО (условно-досрочнему освобождению). Заключенные тянутся к имаму, к его словам, видят в нем друга, наставника, заступника.

Принципы добра, взаимоуважения, добрососедства, взаимопомощи, уважения к чужому мнению и чувствам, которые основаны на многочисленных аятах из Корана, высказываниях и практическом примере пророка Мухаммада , как раз и являются предупреждением и обоснованным отказом от агрессии, злобы и ненависти.

Благодаря совместной работе Совета муфтиев России и ФСИН нами составлены и утверждены программы проповедей и лекций, создан фонд подарков для заключенных, проводятся поздравления в дни религиозных праздников. Все проводимые мероприятия расширяют познания верующих, мотивирует их к благим поступкам, соблюдению режима содержания, в результате чего возрастает производительность труда, люди начинают строить добрые отношения с окружающими, высылают заработанные деньги родственникам, бросают курить, избавляются от негатива.

На примере самого крупного по численности населения Московского региона хотел бы в цифрах показать, как мы ведем работу с заключенными. В Москве Духовное управление мусульман ведет работу с пятью Учреждениями исполнения наказания и в Московской области еще с пятью УИН, включая Можайскую женскую колонию и детскую воспитательную колонию. Эту деятельность ведет специальный отдел, где работают четыре имама, регулярно посещающие эти учреждения. С января текущего года было прочитано 344 проповеди, которые посетили более 7100 человек, было проведено более 650 индивидуальных бесед с заключенными, передано в молельные комнаты более 2500 экземпляров литературы и 6600 предметов личной атрибутики (четки, духи-благовония, молитвенные коврики и т. д.) на сумму, которая исчисляется сотнями тысяч рублей.

Многим учреждениям посредством благотворительного фонда «Закят» были переданы утюги, телевизоры, средства личной гигиены, сладости. Мы проводим праздники, встречи по профилактике курения, дарим подарки, беседуем с осужденными и их родственниками. Работа постоянно систематизируется, что делает ее более эффективной. Наша цель, как и цель ФСИН, — социализация заключенного для мирного сосуществования в социуме. Я уверен, что через направление каждого к вере и духовности, а также посредством повышения общей культуры и образования — человека можно исправить.

Насколько хватает сил, мы стараемся решить эти проблемы, чувствуя ответственность перед людьми, перед нашим народом, перед Всевышним. Я хочу подчеркнуть, что все эти проекты очень затратные и вопросы финансирования мы решаем исключительно сами, ни одной копейки мы не получили ни от каких-либо сторонних фондов и нам не выделяются и не были выделены никакие государственные гранды.

И в заключение, хочу сказать, что вопросы мусульманского радикализма необходимо решать не только посредством запретов и изоляции, о чем часто говорится, а комплексными мерами, главная роль в которых должна быть отведена эффективному просвещению. С людьми, идентифицирующими себя с мусульманским вероисповеданием, хочу это подчеркнуть, должны работать в первую очередь мусульманские организации. Для реализации этой работы акцент необходимо поставить на подготовку соответствующих кадров и распространение правильной информации, используя ресурсы мусульманских организаций и ФСИН России.

21 ноября 2013 г., Москва

Шестая сессия Форума по вопросам меньшинств Генеральной ассамблеи Организации объединенных наций «Последующие шаги в обеспечении свободы религии и убеждений: гарантии прав религиозных меньшинств» в Женеве

Выступление первого заместителя председателя Духовного управления мусульман Европейской части России Дамира Мухетдинова:

В настоящее время мусульмане составляют около 20 миллионов из 140 миллионов жителей Российской Федерации. Положение мусульман в России довольно разнообразно. Большую их часть составляет коренное население, которое принимало Ислам, начиная с VII века. Сегодня мусульмане составляют большинство в 7 субъектах Российской Федерации, а именно в республиках, Чечня, Ингушетия, Дагестан, Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкессия, Татарстан и Башкортостан. В трех первых мусульмане составляют подавляющее большинство населения.

Проблемы Северного Кавказа, где расположены 5 из этих семи республик, затрагивают прежде всего сферы безопасности и экономики. При этом высокой уровень безработицы и насилия подталкивает население к поиску альтернативных моделей государственного устройства. Татарстан и Башкортостан, напротив, входят в десятку наиболее развитых регионов России. Здесь мусульмане составляют немногим более половины населения.

Почти во всех этих республиках при активной поддержке государства открытие мечетей, начальных и профессиональных мусульманских школ приобрело массовый характер. Достаточно сказать, что в советское время на территории России действовало 100 мечетей, а сейчас почти 10 тысяч, таким образом, количество мечетей за четверть века, фактически, увеличилось в тысячу раз.

В регионах вне мусульманских республик общей проблемой является получение образования на родном языке для национальных меньшинств, исповедующих ислам; наблюдаются сложности с открытием мечетей, особенно в городах. Но основные конфликтные ситуации связаны с приездом большого количества мигрантов из южных регионов — Кавказа и Средней Азии. Мигрантов обвиняют в том, что они вытесняют коренное население. Неопределенность правового положения мигрантов, коррупция при использовании их труда, слабое знание многими мигрантами русского языка и местных реалий, бытовое насилие также вызывает негативное отношение со стороны местного населения. При этом в условиях сокращения трудоспособного населения России примерно на 1 миллион человек в год миграция представляется единственным способом решения многих экономических проблем страны.

В последний год мигрантофобия все чаще объединяется с исламофобией, с движениями против строительства мечетей и призывами отделить от России Северный Кавказ. При этом многие средства массовой информации и ряд оппозиционных политиков открыто объявляют Ислам религией терроризма и насилия и призывают к тому, чтобы Россия противостояла мусульманскому миру.

Что касается межконфессионального диалога, то в Российской Федерации он находится на высоком конструктивном уровне. Представители традиционных религий совместно проводят в жизнь важные проекты социального, гуманитарного, образовательного, просветительского характера. Часто можно наблюдать, как на церемонии открытия храмов приглашают представителей разных конфессий. Есть случаи, когда во время возведения культовых зданий финансовую помощь оказывают религиозные организации иных вероисповеданий. В России всем известно о юридической поддержке мусульман со стороны протестантской конфессии. Это проявилось во время защиты права мусульманок фотографироваться на паспорт в головном уборе, права на ношение платка в школах и университетах, защите религиозной литературы. Подобных примеров можно привести огромное множество. Ежегодно в различных регионах РФ организуют совместные летние лагеря отдыха для верующей молодежи разных конфессий, где молодежь может вживую общаться, изучать традиции и культуры друг друга и обсуждать актуальные проблемы современного общества. То непонимание, которое возникает между гражданами, не носит религиозного характера, а возникает на бытовой, политической и экономической почве. Верующие люди живут во взаимоуважении друг к другу, в мире и согласии. Надеемся, что так будет и в будущем.

27 ноября 2013 г., Женева

 

Круглый стол «Программа Президента Российской Федерации В. В. Путина по новой социализации российского ислама: практические аспекты реализации» в Общественной Палате РФ

Выступление первого заместителя председателя Духовного управления мусульман Европейской части России Дамира Мухетдинова:

Тема социальной интеграции россиян вообще, а мусульманского сообщества, в частности, становится важнее день ото дня. Еще недавно мы видели толпы жителей столиц мусульманского мира, свергающих правящие режимы, сегодня мы видим, как выходят на акции протеста православные славяне в матери городов русских — в Киеве.

Я долго раздумывал, чему посвятить свое выступление. С одной стороны СМР и ДУМЕР имеет богатый и многолетний опыт в проведении мероприятий для женщин, детей, мигрантов, молодежи в десятках регионов России. У нас сложились отношения партнерства с Духовными управлениями, религиозными и светскими вузами, экспертным и научным сообществ стран СНГ. Многие из них приедут в Москву на уже традиционный IX Мусульманский форум. Туда я приглашаю и здесь присутствующих. На круглом столе Форума мы планируем обсуждении роли мусульманского сообщества на мировом и российском уровнях, вопросов миграции.

Но свое сегодняшнее выступление я хотел бы посвятить возможностям интеграции мусульманского сообщества в общественную жизнь страны. Сегодня мы видим, что определенные и весьма влиятельные силы пытаются вбить клин уже не только между большинством россиян и кавказскими народами России, но и организовать кампанию против мусульман вообще. Не случайно, что в последнее время огромный негатив в целом ряде СМИ направлен против Татарстана, так как именно мусульмане-татары представляют крупнейший мусульманский этнос России, и мирно живут с русскими православными в течение столетий. Все попытки стравить русских и татар в самой республике как в начале 1990-х гг., так и сейчас не имеют успеха. Более того, Татарстан является одним из семи регионов России и единственной республикой в составе России, где численность русских возросла между переписями 2002 г. и 2010 г.

Все чаще мы слышим утверждения о якобы притеснениях христиан со стороны мусульман о том, что представители этих двух религий не могут мирно жить вместе. При этом представитель радикальной оппозиции Сергей Удальцов летом прошлого года участвовал в крайне немногочисленном митинге, организованном Хизб-ут-тахрир с участием татарских национал-радикалов в Казани. Мы прекрасно видим, как разыгрывается карта межрелигиозного противостояния на Ближнем Востоке, как велики жертвы этого процесса. В Западной Европе антимигрантские настроения также все более приобретают религиозно окрашенный исламофобский характер. При этом нельзя забывать, что у российских мусульман, в отличие от европейских, нет и не было никакой Родины, кроме как на территории российского государства, которое само пришло на их земли.

Сегодня мы видим, что российские мусульмане интегрированы в ткань российского общества. Они здесь рождаются, учатся, создают семьи, находят работу и общественное признание в самых разных сферах жизни. Было бы крайне опасно допускать выход и выталкивание отдельных мусульман и целых регионов из российской жизни. Пример Чечни в 1990-е гг. и все более Дагестана сейчас это четко показывает. Если в регионе нагнетается напряженность, то оттуда уходят инвестиции и рабочие места, и у местного населения появляется искушение решать вопрос путем силы.

Исключение соблюдающих религиозные практики мусульман и особенно мусульманок из сферы экономики и системы образования превращает их в маргинальную группу, которая становится подверженной протестному, а потом возможно и радикальному влиянию. Именно поэтому мы видим феномен, когда переход к исповеданию ислама становится формой выражения несогласия с существующим режимом, когда этнические русские принимают ислам и зачастую занимают самые радикальные позиции, характерные для неофитов. Слов нет, с преступниками нужно бороться, но не нужно расширять их базу, отталкивая от себя практикующих мусульман, многие из которых вполне лояльны нашему политическому и правовому строю.

В заключение, хотелось бы сказать, что абсолютное большинство современных российских мусульман, являются лояльными гражданами России, как и наши предки, отдавшие все свои силы во имя нашей общей родины в годы Смуты, войны 1812 г., Первой мировой войны, Великой Отечественной войны. Российские мусульмане и мигранты не превратились в орду нахлебников, которые висят тяжким грузом на шее многих западных государств. Они в своем огромном большинстве сами зарабатывают на свой хлеб, и ведут мирную жизнь. Поэтому не надо стремиться ставить перед ними непроходимые барьеры и тем самым подталкивать их к самоизоляции. Мусульмане должны иметь возможность пользоваться всеми теми площадками, которыми обладают православные, а в идеале создавать и новые площадки для взаимодействия и развития.

4 декабря 2013 г., Москва

IX Мусульманский форум «Социализация уммы в стратегии развития гражданского общества» и VI Международная образовательная конференция «Международное измерение исламского образования в России: мусульманское образование на евразийском пространстве» в Москве

Выступление председателя Совета муфтиев России муфтия шейха Равиля Гайнутдина:

Уважаемые участники IX Мусульманского форума и Международной образовательной конференции, позвольте мне поделиться с вами своими размышлениями на ряд актуальных проблем современной жизни нашего общества.

Мы живем в эпоху, когда религиозные ценности и идеи занимают все более важное место в сознании и поведении людей. Сегодня граждане все чаще находят жизненные ориентиры не в политических светских доктринах, а в Священных писаниях своих религий, преданиях о жизни пророков и их речениях, мыслях и деяниях выдающихся религиозных деятелей. Ни в коем случае не призывая к отрицанию законов наших государств, мы констатируем, что наши современники все чаще берут примеры в традициях своих предков.

Ещё недавно, в годы Советского режима, нашу религию ислам, как и другие религии, пытались превратить в некий клуб пенсионеров, ждущих своего смертного часа. Государство боролось с венчаниями и никахами, имянаречением и крещением. Детей, молодёжь, лиц трудоспособного возраста всяческими способами стремились не пускать в церкви и мечети. Все попытки работы с учащимися, молодёжью, женщинами, трудящимися, передача религиозных традиций от старшего поколения к молодому — всё это власти стремились пресечь в самом зародыше.

Эта была недальновидная и, по большому счету, преступная политика. Именно на этом фоне после поднятия железного занавеса в нашей стране в начале 1990-х годов появилось множество различных иностранных организаций. При этом большая их часть вела легальную и добропорядочную деятельность. В условиях экономического кризиса, безработицы, массового отчаяния широких слоёв населения эти зарубежные фонды помогали средствами на строительство мечетей, открытие религиозных учебных заведений, религиозное просвещение молодёжи у себя на Родине и за рубежом, организовывая религиозные лагеря для детей и молодежи, да и просто помощь неимущим.

Но отсутствие должного контроля привело к существенным изъянам и появлению политически ангажированных организаций, в том числе и деструктивных. Стремление молодёжи применить иностранные модели на российской почве вызвало отторжение со стороны общества. Последствия этого мы ощущаем до сих пор. На Северном Кавказе радикализации населения способствовали также военные действия, целый ряд этнических конфликтов, массовая безработица и неустроенность молодёжи.

И всё же, при всех минусах того периода, очень важно, что россияне спасли свою страну от самого страшного: от гражданской войны, которая практически всегда сопровождается этнорелигиозными чистками, как это было в России в 1917–1922 гг., на территории бывшей Югославии, в Таджикистане, Абхазии и Карабахе в 1-й половине 90-х годов прошлого столетия. Моё поколение слишком хорошо помнит опыт этих трагедий, и готово приложить все силы, чтобы война всех против всех не стала страшной реальностью в наших государствах на современном этапе. В Священном Коране говорится: «Смута — хуже, чем убийство» (Св.К., 2:217).

К сожалению, в современной России и странах Содружества Независимых Государств мы видим радикализацию постсоветского поколения. Воззвания в духе «Грабь награбленное» и призывы демонтировать конституционный правовой строй мы слышим с разных сторон, от представителей разных наций и религий. Эти радикалы, прикрывающиеся православными или мусульманскими знамёнами, стремятся найти дорогу к нашей молодежи, которая зачастую поддаётся на призывы передела собственности и занятия высоких постов. Увы, молодые люди слишком неопытны, им не хватает понимания, что их превращают в пушечное мясо для лидеров экстремистов, обещая им рай после смерти.

Но одни лишь репрессии против неопытной и оступившейся молодёжи не приносят результатов. Мы, религиозные деятели, должны убеждать делами и словами, а не угрозой использовать весь силовой потенциал государственной машины. Не могу не согласиться со словами Президента России Владимира Путина, сказанными на встрече с российскими муфтиями в Уфе 22 октября: «Нужно убеждать людей, разъяснять им, где правда и добро, а где ложь и ненависть».

Помимо словесных разъяснений и убеждений, необходимо вовлекать молодёжь в социально полезную деятельность, способствовать её социализации. Мы искренне рады, что всё больше мусульман в странах СНГ получают качественное образование, совмещают в своей жизни религиозные, светские и гражданские ценности. Но это накладывает на нас новые обязанности. Современный имам должен знать и понимать ценности и позиции этих высокообразованных мусульман. Сподвижники Пророка (да пребудет над ним мир) говорили: «Поистине, ученый в своем городе подобен источнику питьевой воды».

Альхамдулиллях, получение научных степеней стало в последнее время доброй традицией в целом ряде российских муфтиятов. И для воссоздания собственной исламской богословской школы требуются кадры, обладающие обширным кругом знаний в религиозных и светских дисциплинах. Не случайно, в Священном Коране сказано: «Аллах возвышает по степеням тех из вас, которые уверовали и которым даровано знание» (Св.К., 58:11).

Мы надеемся, что ведущие исламские вузы в сотрудничестве со светскими учёными и богословами со временем перейдут со ступени образовательных центров на уровень исламских богословских центров, научных инкубаторов. Поэтому мне особенно радостно видеть на нашем Форуме и Международной образовательной конференции живых классиков российского исламоведения, в сотрудничестве с которыми мы надеемся воскресить традиции Казем-бека и Фаизханова, Радлова и Марджани, Бартольда и Фахретдина.

В современных условиях нам нужны те формы работы, которые понятны для молодёжной среды, могут служить местами получения профессиональных навыков и опыта, выстраивания связей и карьерной стратегии. Мы должны создать новые механизмы для мобильности, при этом обладающие религиозным и моральным потенциалом.

Президент России в Уфе среди форм социализации назвал такие, как «мусульманские культурные центры, исламские научно-просветительские центры, молодёжные, женские клубы». Наиболее актуальным и важным в современных условиях является создание мусульманских культурных центров. Здесь должна быть создана площадка для сотрудничества мусульманских религиозных деятелей, властей, бизнеса, общественных организаций, учёных и преподавателей. Конечно, свои плюсы имеют и отдельные языковые и религиозные курсы, но необходимо решение проблем в совокупности. Мусульмане, особенно из числа мигрантов и молодёжи, должны получать светские и религиозные знания, представление о российском законодательстве и традициях коренного населения, богословии и религиозных традициях российских мусульман. Очень важно, чтобы они получили представление о возможностях своей социализации не от радикальных агитаторов и проповедников, а от представителей официального духовенства, тесно сотрудничающих с общественными структурами.

В этом году тема миграции, особенно из центральноазиатских государств заняла ключевое место для россиян. Сама проблема вызвана тем, что численность трудоспособного населения в России ежегодно сокращается примерно на 1 миллион человек. Государственным структурам необходимо сделать всё возможное для легализации пребывания и трудовой деятельности мигрантов на территории России, без ущерба интересам российских граждан и представителей коренных народов России, возвращающихся на историческую Родину.

Однако не стоит драматизировать и негатив граждан в отношении мигрантов. Исследования учёных показывают, что во всей Средней Азии не наберётся столько молодёжи, чтобы превратить Москву и другие мегаполисы России в города с преобладанием мусульманского населения. Несмотря на всю миграцию извне, русские составляют 80% россиян, как и четверть века назад.

Любое общество создаёт свои привычки, имеет свой уклад, писаный и неписаный кодекс поведения. Русские горожане и мусульмане из Татарских слобод наших городов мирно уживались в течение столетий, выработан навык взаимоуважительного сосуществования. Для мусульманина это естественно, ведь наша религия призывает помогать соседям и поддерживать с ними добрые отношения. Ахляк карим — воспитание и добрый нрав — долг правоверного. Поэтому мы ещё раз призываем выходцев из южных мусульманских регионов России и стран СНГ вести себя достойно в любом месте и в любом обществе, соблюдать закон, а главное — проявлять уважение и так в отношении окружающих и быть примером нравственности.

Вызывает озабоченность и позиция некоторых представителей средств массовой информации, политиков и представителей муниципальных властей, которые в любой женщине и даже девочке в платке готовы видеть террористку, как будто аналогичное одеяние не было принято в христианской традиции ещё совсем недавно. Создание образа врага в лице мусульманки, трудового мигранта или кавказца, не исключено, преследует цель отвлечь людей от по-настоящему серьезных социальных, экономических, политических проблем.

Наше общество переживает не самые простые времена. Существует много желающих расколоть его по национальному и религиозному признаку, превратить Россию в сырьевой придаток, народы бывшего СССР натравить друг на друга. Пока мы едины, мы сможем парировать любые провокации, дать отпор недругам. Это доказала история Великой Отечественной войны, в которой, защищая свою Родину погибали не только жители России, но и миллионы граждан союзных республик. Нам необходимо лучше понять, что нас объединяет и каковы выгоды нашего сотрудничества.

Благодарю вас за внимание и желаю Форуму успешной работы.

9 декабря 2013 г.,
Москва

Выступление верховного муфтия Казахстана Ержан кажы Малгажыулы Маямерова:

Уважаемые братья, уважаемые коллеги!

Тема сегодняшнего моего выступления «Религия и современная молодежь» выбрана не случайно. Молодежь — это самый активный сегмент общества, двигатель прогресса, поколение, в чьих руках будущее страны. Ни для кого не секрет, чтобы разглядеть потенциал и темпы развития какого-либо государства, достаточно всего лишь посмотреть на его подрастающее поколение.

Сегодня, в век глобализации, когда человеческие ценности подвергаются испытанию, тема воспитании молодежи играет немаловажную и может даже ключевую роль в развитии общества. Определяется эта роль, в первую очередь, конечно, уровнем политической активности молодежи, ее интересов, требовании и устоев. Так, например, государство, в частности Президент нашей страны Нурсултан Абишевич Назарбаев всячески поддерживает молодежную политику нашей страны, создает все необходимые условия и возможности для ее самореализации и полноценного развития, уделяет огромное внимание здоровому образу жизни и духовному обогащению молодежи. Совсем недавно, прошла открытая встреча нашего Президента с выпускниками Международной программы «Болашак». На торжественном собрании, Президент внимательно слушал и обменивался мнением о будущем Казахстана с прогрессивной молодежью. Помимо всего этого, Президент проводит постоянные встречи с молодежью, трудящимися в различных отраслях. Все это указывает на дальновидность политики Лидера Нации относительно молодежной политики. Непосредственно, активное участие в поддержке благих начинании Президента для обеспечения мира и согласия в стране принимает и Духовное управление мусульман Казахстана. Ярким примером является то, что недавно был создан Отдел по работе с молодежью. Данный отдел проводит совместную работу с молодежными организациями страны для разностороннего развития и духовного просвещения молодежи, для воспитания в них патриотических чувств.

Уважаемые дамы и господа!

Современный мир переживает религиозное возрождение, к сожалению, столкнувшись лицом к лицу с такими угрозами как терроризм, религиозный экстремизм, морально-духовный упадок человечества с внутренними религиозными противоречиями.

К сожалению, пришло время, когда потребность к материальным благам вышла на первый план, оставив в тени моральные ценности, и, это является причиной моего волнения. Современная молодежь испытывает потребность в просвещении, жаждет глотка прохладной воды и нуждается в правильном пути, которое нацелено на возрождение их внутренней духовной красоты, на которое мы должны с Вами указать.

Наша традиционная религия — Ислам, еще в раннем возрасте прививает молодому поколению стремление к благонравию и благочестию, воспитывает в них истинные человеческие качества.

Только образованная молодежь, с высшим интеллектуальным потенциалом может открыть двери в будущее. Мы являемся с вами свидетелями такого исторического события, когда Ислам в средние века подарил миру великие открытия в таких областях науки как математика, химия, астрономия, медицина, архитектура, философия, астрономия, поэзия и т. д. Основываясь на этом историческом фундаменте, стоит задача возродить роль интеллектуальной мысли Ислама. Необходимо приложить усилия, чтобы вывести мусульманскую молодежь на уровень интеллектуальной конкурентоспособности со всем миром.

Также, немаловажным является и физическое состояние современной молодежи. Как говорится, «в здоровом теле — здоровый дух». Молодежь очень активна, молодому организму присущи бодрость, скорость и сила. Даже если в хадисах говорится о важности спорта, плавания, бега, борьбы, стрельбы из лука, Исламский мир, к сожалению, не может достичь заслуженной высоты в спорте. Поэтому важно прививать любовь не только к науке и образованию, но и к спорту, сделать его спутником жизни для них. У здорового человека и разум здравый. А человек со здравым разумом всегда плодотворен в своей работе и приносит благо обществу.

Воспитание должно начинаться с раннего возраста, с детских садов, еще в утробе матери. Необходимо предостеречь детей от влияния жестоких игр в интернете, различных боевиков по телевизору, где царят убийство и насилие. Опираясь на социальные опросы и статистические данные, можно уверенно констатировать тот факт, что люди, которые с раннего возраста были подвержены к просмотру боевиков, становятся более склонными к жестокости, насилию, для них становится чуждо уважение к взрослым и почтение к младшим.

Ислам — религия Мира и Добра, где царит любовь и согласие. Мы должны использовать эти Священные ценности Ислама во имя сохранения мира и единства нашей страны, взаимоуважения молодежи, развития межрелигиозного и межконфессионального диалога. Каждый религиозный лидер, каждый верующий желает стабильности. Благо общество, где царит порядок и понимание.

Наша цель — повысить духовный иммунитет молодежи. Общество, в котором нет веры, несет угрозу стране. В преддверии месяца Рамадан, я обратился к народу с посланием «С верой в будущее». Всем известный факт, что если общество развивается вне духовного контекста, оно обречено, в нем будет процветать хаос и беспорядки. Иногда мы видим и сталкиваемся с таким в повседневной жизни. Ислам учит относиться дарованному благу как к аманату. В хадисе сказано, что каждый отвечает за своими последователями. Если так, то я хочу сказать, что мы решим эту проблему только прилагая совместные усилия, осознавая ответственность перед друг- другом и перед тем за кого мы в ответе.

Уважаемые дамы и господа!

Аллах в Священном Коране, во втором аяте суры «Аль-Маида» завещал помогать друг другу в благих делах и святости. Пришло время объединить все свои усилия.

В завершении своих слов, прошу Всевышнего Аллаха сохранить и преумножить начатые благие дела на этом нелегком пути, прошу, чтобы Аллах усилил наши старания и принял наши искренние намерения!

Спасибо за внимание!

9 декабря 2013 г., Москва

Выступление первого заместителя председателя Управления мусульман Кавказа, верховного муфтия Азербайджана Гаджи Салмана Мусаева:

Именем Аллаха, Милостивого, Милосердного!

Уважаемый Шейх Равиль Гайнутдин,

уважаемые участники и гости Форума!

От имени Управления мусульман Кавказа и его руководителя Шейх-уль-ислама Аллахшукюра Пашазаде приветствую IХ Мусульманский форум «Социализация уммы в стратегии развития гражданского общества» и желаю успехов его работе.

Несомненно, что обсуждаемые на Форуме темы призваны наметить перспективы интеграции мусульман постсоветского пространства в общественные институты в условиях новых реалий, которые открылись перед нашими народами после распада СССР. Сегодня, когда глобализация стирает границы, когда информация стала всеобъемлющей и всепоглощающей, умма не может и не должна оставаться вне процессов, охватывающих все слои общества.

Независимые государства, образовавшиеся после распада Союза, объявили о строительстве подлинной демократии, одним из основополагающих принципов которой является свобода вероисповедания. Демократия проникает в нашу жизнь, влияет на убеждения людей, самое главное, находит отражение в качестве межчеловеческих связей. Основой гражданского общества являются граждане, осознающие свои права и обязанности, способные взять на себя ответственность за себя и за государство.

Однако, единого мнения о проблеме совместимости гражданского общества и религии пока нет, ведь также, как и само общество неоднородно, так и различна религиозность людей. В обществе есть и будут люди религиозные и неверующие, ответственные и безразличные. Целые поколения наших сограждан, все еще находятся под воздействием атеистической идеологии, считали и считают, что роль религии в обществе не только малозначима, но даже негативна. Но если в советскую бытность подобное не выходило за пределы научных полемик, то сегодня, когда под мнимыми религиозными лозунгами расцветает экстремизм, терроризм и сепаратизм, религия, ее место и роль в современном обществе стала для многих неискушенных объектом постоянной критики.

К сожалению, наиболее частым нападкам людей, далеких от понимания истинного Ислама, подвергается именно он, тогда как священный Коран по сей день был, есть и останется вплоть до Судного дня основным средством удовлетворения духовных потребностей человека, правильной организации им совместного проживания и хозяйственной деятельности. Коран выступает за развитие научного знания, призывает задуматься о природных явлениях, проповедует терпимость. Ислам — это религия, которой чужды экстремизм и сепаратизм, ведь одним из достоинств мусульманина является умение сдерживать гнев.

Вовсе не Ислам, а отсутствие веры является причиной сегодняшних проблем и жестоких столкновений во многих странах — Сирии, Ливии, Афганистане, Египте, Ираке. Бессмысленные убийства чужды Исламу, который приравнивает убийство одного человека к уничтожению всех людей. Но волна насилия, захлестнувшая мир с началом нового века, усиленно навязывает обывателю, что именно в Исламе кроется причина большинства бед, тогда как он — Ислам является религией сострадания и созидания, несет терпимость, не делит людей на расы и сословия, ведь все мы равны перед Аллахом. Исходя из такого понимания, социализация уммы в том и состоит, чтобы не мусульмане интегрировались в светское общество, а общество смогло подняться до уровня проповедуемых Исламом высоких нравственных ценностей. Ислам, как и другие религии единобожия, призывает к милосердию и богоугодному построению земной жизни, ведь каждый из нас будет нести ответ перед Творцом за выбранную жизненную позицию и за все содеянное.

В таких условиях перед всеми нами стоит непростая задача — передать правильное понимание нашей священной религии последующему поколению, связать воедино Коран и сунну Пророка Мухаммеда (мир ему!) с многовековыми национальными традициями, не идущими вразрез с Исламом. Имеется насущная необходимость в правильном доведении нравственно-этических ценностей Ислама до общества, в котором существуют не воспринимающие друг друга, а порой и враждебные позиции, уделять больше вниманию пропаганде мира и толерантности, составляющих основу исламской нравственности. Это актуально и для постсоветского пространства, где уже наблюдается тенденция к разрастанию противостояния на религиозной почве.

В этом деле на первый план нашей деятельности выходит правильная организация учебного процесса. Мы часто собираемся, обсуждаем насущные проблемы, принимаем правильные решения, но коренных улучшений в этом направлении нашей деятельности все еще нет. Поэтому считаем, что самой злободневной задачей является умение довести до каждого члена уммы дух взаимопонимания, терпимости и умения прислушиваться к иному мнению. Для решения ее недостаточно только правильных и доходчивых слов, звучащих с минбаров мечетей, необходимо создание согласованного учебного процесса, общих учебных пособий для наших вузов и медресе, целенаправленная просветительская работа в средствах массовой информации. Всем этим вопросам мы должны уделять первостепенное внимание, постоянно держать в поле зрения также и вопросы, которые обсуждаются на Форуме.

Самая молодая из религий единобожия Ислам, в тоже время самая быстрорастущая, а мусульманское население планеты уже составляет более полутора миллиарда человек, то есть каждый пятый земной житель мусульманин. Но дело не только в количестве тех, кто молитвой встречает и провожает каждый восход и закат солнца, сегодня умма, как никогда разрознена, внутри ее растут противоречия и тенденция неприятия иного мнения. И это притом, что Всевышний в суре «Семейство Имрана» велит: «Держитесь крепче за Его связующую вервь и не делитесь меж собой, и помните с признанием ту милость, которой вас Он одарил: когда вы недругами были, ваши сердца в любви скрепил Он, и милостью Его вы стали братья...»

Думаю, что именно этим вопросам предстоит всем нам уделять первостепенное внимание и в ходе обсуждений, и в своей повседневной деятельности.

Еще раз желаю Форуму плодотворной работы. Спасибо за внимание.

9 декабря 2013 г., Москва

Выступление сопредседателя Совета муфтиев России, председателя Духовного управления мусульман Республики Северная Осетия — Алания Хаджи-Мурата Гацалова:

Благодарю за предоставленную возможность поприветствовать всех присутствующих на данном форуме и обратиться к делегатам и организаторам с самым добрым и лучшим обращением

То, что мы живем в тяжелое время, мы слышим более 20-ти лет, и человек невольно привыкает к этому. Но, тем не менее, об этом надо говорить и, более того, действовать. Действовать всем, каждому на своем месте и по мере своих сил. Сообща мы добьемся изменений и в социальном, и в общественном плане. Я надеюсь, что вскоре Россия станет на мощный экономический фундамент, и мы увидим и улучшение жизни народа, и подъем всего социального спектра, который будет говорить о соответствующей финансовой составляющей. Это должно быть и, я уверен, будет.

Но нам всем, обществу, необходимо уяснить, что экономический подъем невозможен или непродолжителен, без духовно-нравственного подъема культуры и образования. Невозможно улучшить нравственность нашего общества без воспитания каждого его члена в семейном, общественном и гражданском аспекте. Общество — организм, и если он болен, то поражены все его части, все его органы.

Мы — часть этого общества, проблемы общества — наши проблемы, и задачи по его оздоровлению решать нам. Мы — та часть общества, которая с позиции своей религии и с повеления нашего Господа должна порицать порицаемое, должна призывать к одобряемому, должна стать примером для всего общества, стать его духовно-нравственным стержнем и основой движения вперед.

Главным инструментом этой работы является образование и обучение нашей молодежи, да и не только молодежи. Наша Международная конференция посвящена именно этой теме, этому серьезному процессу.

Я хочу поблагодарить шейха Равиля Гайнутдина, его заместителей, организаторов планирования и проведения этого форума, за неустанное внимание к этой теме. Надо отдать должное шейху Равилю Гайнутдину и его команде, за внимание к исламскому образованию на всей территории России и евразийском пространстве. Объединение образовательного процесса в один вектор, придаст исламскому образованию новый стимул, — и это дополнительный, немаловажный фактор единения всей Уммы.

Здесь находятся руководители образовательных учреждений, и, я думаю, мы услышим в их выступлениях конкретику по реализации всего образовательного процесса. Я бы хотел сказать о другом. О воспитании, о том нраве, который должен стать сосудом для получаемых знаний. Беда всего нашего общества — обрушение моральных устоев, которое привело к отсутствию воспитанности у части наших людей. Особенно это касается молодежи — того поколения, которое придет на смену нам. Это в такой же мере, если не больше, касается религиозной молодежи.

Мы же наблюдаем, какая молодежь на улице, в обществе, но и такая же невоспитанная молодежь, часть ее, в мечетях, в общинах. Так что, говоря об образовании, мы должны в первую очередь думать о воспитании. Мы понимаем и видим, какие проблемы возникают при получении знаний молодыми людьми, которые не отягощены воспитанием и которые не имеют добрый нрав. Ростки знаний могут прорасти в таких душах неверными всходами. Отсутствие уважения к старшим, к представителям других национальностей, к обладающим знанием, не может стать добрым фундаментом для получаемого образования.

Необходимо продумать систему воспитания в общенародном аспекте, это должно быть программой государственной важности. Воспитание в семье, в обществе должно подкрепляться общегражданскими представлениями о нравственности, о морали.

Несколько слов о социализации ислама. Ислам как религия есть основа социальной доктрины. Твори добро, помогай ближнему своему, делись с неимущим, почитай детей, уважай стариков. Сохраняй и оберегай семью, и воспитывай достойных членов общества. Но когда мы говорим о социализации ислама в контексте интеграции в общество, не всегда правильно расставляются акценты. Последователи ислама, также представители того общества, о котором мы говорим, и она не самая пассивная его часть. По моему пониманию, интеграция заключается не только в уважении представителями Уммы общественных устоев и законов, но и в повышении общественного восприятия религиозных догм, в росте уважения к основам религии.

Эта общая система мировосприятия должна привести к повышению культуры вообще и к росту уровня религиозной культуры в частности, которая, к слову, сегодня отсутствует в обществе. Эта система обязательно приведет к возможности воспитания молодежи в общегражданском, культурном, взаимоуважительном плане. Общество должно понять, что жить отвергая Закон Божий и при этом ждать добра и милосердия, глупо. Такого быть не может. А жизнь в соответствии с откровениями Всевышнего, обязательно приведет к преуспеванию в любой области человеческого общежития. Спасибо за внимание. Ассаламу алейкум ва рахматулаху ва баракатуху.

9 декабря 2013 г., Москва

Выступление ректора Московского исламского университета Дамира Хайретдинова:

Уважаемые гости, позвольте мне в своем выступлении осветить основные моменты, касающиеся жизнедеятельности одного из организаторов сегодняшнего мероприятия — Московского исламского университета.

Московский исламский университет ведет многогранную деятельность, которую мы по мере сил освещаем в печатных изданиях и на Интернет-площадках Совета муфтиев России, Духовного управления мусульман Европейской части России и на официальном сайте МИУ. Отмечу лишь основные моменты.

Начну с анализа учебного процесса:

— мы полностью перевели учебный процесс на программы 3-го поколения; проделав огромную работу, мы получили государственную аккредитацию и теперь, по воле Всевышнего, будем выдавать нашим выпускникам дипломы гособразца по специальности «Теология»;

— лишь в прошлом году при МИУ был открыт центр хафизов Корана — а первые результаты дали знать о себе уже в этом году: студенты МИУ заняли призовые места на VII Межрегиональном конкурсе чтецов Корана в Иваново, а совсем недавно на Всероссийской олимпиаде среди студентов исламских образовательных учреждений по хифзу, проводившейся в Саратове, все первые места достались нашим шакирдам. Памятной и знаковой была и победа нашего студента Шамиля Магомедова на Всероссийском конкурсе молодых алимов и хафизов памяти Саидбега Даитова в Дагестане, когда он выиграл суперприз — автомобиль;

— наши преподаватели приглашены для участия в проекте телекомпании «Аль-РТВ» для записи курса лекций по исламскому образованию, который будет транслироваться по всей стране;

— мы участвовали также в подготовке альтернативного учебно-методического пособия для преподавателей Основ исламской культуры в рамках школьного курса ОРКСЭ по заказу кафедры ЮНЕСКО Московского института открытого образования; далее, МИУ участвует в апробации программы «Культура конфессий» в рамках подготовки преподавателей по курсу ОРКСЭ на базе Академии повышения квалификации работников образования и при поддержке Министерства образования и науки РФ;

— разумеется, наши студенты всегда участвуют в мероприятиях, проводимых СМР и ДУМЕР; при этом многие из них уже практикуются в качестве первых и вторых имамов в целом ряде городов Московской области; они также принимают участие во множестве мероприятий по физической культуре и спорту;

— в этом году мы уже неоднократно проводили курсы повышения квалификации для имамов и преподавателей исламских образовательных учреждений, и еще несколько семинаров состоятся в течение декабря; в рамках Меморандума о сотрудничестве, подписанного с Комитетом «Халяль» СМР, на базе МИУ запланирована сертификация экспертов в области халяль по России;

— наконец, активно работает Подготовительное отделение, учащиеся которого в этом году самостоятельно организовали умру для своей группы и для своих преподавателей.

Немаловажна работа с властями и обществом. Нами налажены взаимоотношения с Комитетом по делам общественных объединений и религиозных организаций Государственной Думы — в частности, с визитом у нас побывали замглавы Комитета депутат Михаил Маркелов и депутат Марат Сафин; с Комитетом по образованию и науке Совета федерации РФ в лице сенатора Руслана Гаттарова, который посетил наш вуз; МИД РФ, прежде всего в лице Департамента по связям с субъектами Федерации, парламентом и общественными объединениями во главе с его директором Олегом Владимировичем Васнецовым.

Кроме того, мы активно участвуем в обсуждении актуальных вопросов российского социума на базе Общественной палаты РФ, неоднократно привлекались в качестве экспертов и докладчиков на мероприятиях, проводимых Валдайским форумом, Советом по внешней и оборонной политике, Федеральной службой исполнения наказаний, ФПИКНО и др.

Межрелигиозный диалог ведется на разных площадках, включая посещение нашими студентами и преподавателями Российского православного университета для участия в межвузовской конференции, визиты руководства МИУ в Хоральную синагогу, участие в Рождественских чтениях. Еще более важным считаю нашу поддержку, которую мы публично высказали относительно отмены госстандарта по теологии летом этого года. Так же, как от имени всех православных вузов России высказался по этому поводу ректор Православного Свято-Тихоновского Гуманитарного университета протоиерей Владимир Воробьев на православно-ориентированном ресурсе, Московский исламский университет сделал это от имени всех исламских вузов России через каналы РИА-Новости. Слава Богу, эта консолидированная линия наших основных конфессий, подкрепленная затем обращением в адрес Президента страны всех духовных лидеров России, включая Патриарха Московского и Всея Руси Кирилла и шейха Равиля Гайнутдина, была услышана властями и в результате Министерство образования и науки РФ закрепило за этой дисциплиной отдельную позицию в перечне стандартов.

Особое место в нашей деятельности придается международному сотрудничеству, из многих направлений которого выделю следующие:

— сотрудничество с фондом ИСАМ по переводу с турецкого языка многотомной исламской энциклопедии группой переводчиков под руководством А. Т. Сибгатуллиной;

— многогранное сотрудничество с представительством Министерства по делам религий Турецкой Республики, из которого особо упомянем совместную работу по переводу и созданию учебных пособий;

— совместное участие в подготовке к изданию книг с Фондом исследований исламской культуры, который известен своим огромным вкладом в развитие исламской философии в России;

— сотрудничество с представительством международного университета «Аль-Мустафа» принесло свои плоды в виде курсов повышения квалификации для имамов, проведенных на базе МИУ, и ознакомительной поездки для группы преподавателей исламских вузов России под руководством МИУ в Исламскую Республику Иран;

— сотрудничество с представительством общественной организации «Мухаммадия» из Индонезии, в рамках которого запланирована совместная конференция на базе МИУ в начале 2014 года;

— сотрудничество с Международной ассоциацией молодых мусульман, в ходе которого был проведен студенческий семинар по Корану летом этого года;

— проводили множество встреч с иностранными гостями, которые выступали с лекциями перед нашими студентами, из них особо упомянем встречи с муфтием Стамбула доктором Рахми Яраном, Верховным муфтием Сирии шейхом Бадруддином Хассуном, представителем рахбара ИРИ в Европе д-ром Джавадом Эжаи.

— сотрудничаем со специализированными комитетами ОБСЕ, ЮНЕСКО и Совета Европы по борьбе с исламофобией в государствах — членах Совета Европы, в рамках последней встречи с официальным представителем Бюро ОБСЕ по демократическим институтам и правам человека нам было предложено организовать совместную работу Бюро и мусульманской общины России на базе МИУ.

Налажено активное сотрудничество МИУ с российскими и иностранными СМИ, включая теле- и радиоканалы Швейцарии, Канады, Ирана, Афганистана, Катара, федеральные и частотные российские телеканалы, радиопередачи, многочисленные печатные и Интернет-издания, а также взаимная работа с исследователями, которые изучают ислам в России, из различных стран, как то: Японии, США, Финляндии, Индонезии, Ирана, Египта и др.

Наконец, скажу, что множество надзорных инстанций проверяли деятельность МИУ, в том числе отмечу успешно сданные отчеты перед Министерством образования и науки РФ, правоохранительными органами, муниципальными властями, военным комиссариатом, Министерством юстиции РФ и т. п.

Обращает внимание, что вся эта обширная деятельность ведется на фоне активной информационной войны, развязанной против МИУ теми, кто не доволен высокой эффективностью вуза, достигнутыми нами высокими результатами. Несмотря на обвинения во всяческих -измах и прочую абсурдную дезинформацию вокруг нас, мы намерены продолжать свою работу ради довольства Аллаха и на благо общества в целом.

Одно из направлений нашей работы заслуживает совершенно особого упоминания, речь идет о деятельности МИУ в рамках Плана мероприятий по подготовке специалистов с углубленным знанием истории и культуры ислама, который был создан по поручению Президента России с целью повысить эффективность, в первую очередь, исламского образования. Здесь я хотел бы выразить искреннюю признательность в адрес Министерства образования и науки РФ и в адрес Санкт-Петербургского государственного университета в лице проректора Сергея Игоревича Богданова за их поддержку наших начинаний, включая данную конференцию. За прошедшие 7 лет, безусловно, улучшилось качество исламского образования, исламские вузы смогли получить лицензию и аккредитацию, подтянули свои учебные программы до необходимых стандартов.

Позволю напомнить присутствующим, что на последнем заседании Рабочей группы по реализации Плана мероприятий, которое состоялось в МГЛУ в октябре 2013 года, впервые ректора всех исламских вузов выступили с консолидированным предложением внести изменения в систему подготовки специалистов с углубленным знанием истории и культуры ислама. В этой связи наши муфтии и шейхи Равиль-хазрат Гайнутдин, Талгат-хазрат Таджуддин и Исмаил-хаджи Бердиев обратились в Уфе с совместным письмом на имя Президента РФ, где выражалась мысль о необходимости разработать новые механизмы работы Плана мероприятий.

Данный План мероприятий в ближайшее время должен быть продлен еще на три года, и именно поэтому члены Совета по исламскому образованию приглашаются для участия в завтрашнем заседании с целью обозначить параметры дальнейшей работы. Думаю, что не реагировать на требования Президента России по повышению эффективности исламского образования и восстановлению традиционного исламского богословия было бы непростительно. Завтра в рамках Совета по исламскому образованию мы еще раз намерены обсудить назревшие изменения, и, как я надеюсь, председатель СИО Р. М. Мухаметшин повторит некоторые из этих тезисов или разовьет их в своем выступлении.

Благодарю за внимание. Ас-салям алейкум ва рахмату-ллахи ва баракатух!

9 декабря 2013 г., Москва

 

 

Московский международный форум «Религия и мир»

Доклад заместителя председателя Совета муфтиев России Рушана Аббясова:

До коммунистического переворота октября 1917 года ксенофобия в условиях России как многонационального и многоконфессионального государства никогда не бывала ни чисто националистической, ни чисто религиозной, но носила непременно смешанный характер. Воинствующий атеизм, утвердившийся в СССР, стал примером тотальной антирелигиозной ксенофобии со стороны всего (!) советского государства, а не каких-либо отдельных слоев или групп общества. Сам же октябрьский переворот 1917 года явился атеистическим вызовом исконному духовно-религи­озному развитию России, резко нарушил естественный ход ее многовековой истории, привел к беспрецедентным трагическим искажениям ее общего духовного облика. При этом самым разрушительным по своим последствиям стал именно воинствующий атеизм Государства.

СССР оказался первой во всей мировой истории страной, которая не ограничилась одним только внедрением в жизнь рожденного буржуазными революциями Запада принципа отделения религии от государства и школы, но повела беспощадную и бескомпромиссную войну за искоренение религии в целом. Драматичные итоги такой войны составляют, несомненно, одну из самых тяжелых сторон коммунистического наследия доставшегося как России, так и всем другим государствам, образовавшимся на территориях распавшегося СССР. Ведь на протяжении трех четвертей прошедшего XX века великая страна и населявшие ее народы оказались под все подминавшим под себя господством тоталитарного государства, поставившего своей главной задачей безраздельное утверждение коммунистической идеологии и создание на ее основе «человека нового типа», а вместе с ним и «новой исторической общности людей», объединенных общим родовым понятием «советский народ».

Но подобная задача, оказавшаяся на поверку частным случаем для выдвинутой еще Марксом общей задачи переделки всего мира, в принципе не могла быть решена при сохранении в обществе массового религиозного сознания, веры людей в то, что природа человека определена его Всевышним Творцом и не может быть предметом его самонадеянных самодельных преобразований, что душа человека, дарованная ему Богом, устремлена естественным (не принудительным!) образом, прежде всего и главным образом, к своему Создателю, а не к построению общества безбожного коммунизма, что, наконец, истинным и высшим мерилом оценки человеческой личности является степень ее служения своему Всевышнему Творцу: «Ведь самый достойный из Вас пред Аллахом, это самый благочестивый пред Ним», — гласит Священный Коран.

Беспрецедентная по своей жестокости и беспощадности борьба Государства воинствующего атеизма против массового религиозного сознания, захватившая жизнь более трех поколений советских людей, хотя и не смогла полностью вытравить из него его вековую религиозную основу, тем не менее, нанесла ему урон, для преодоления которого, судя по практике общественно-политической жизни России за годы, истекшие после крушения СССР, может потребоваться время, близкое к тому, которое понадобилось Моисею для освобождения его народа от плена язычества. Ведь никуда еще не ушло поколение россиян, в сознание которых был глубоко внедрен не просто атеизм, но атеизм воинствующий, атеизм слепого экстремистского толка, то есть активно-агрессивный, не допускающий никаких компромиссов с носителями религиозного сознания.

Поскольку именно это поколение продолжает оставаться и главным (по численности) представителем постсоветского атеизма, и образовывать главную питательную почву для его сохранения, постольку, очевидно, было бы несколько категорично говорить о постсоветском атеизме как о новом явлении в жизни постсоветской России. Такой позиции придерживается, в частности, известный исследователь религиозных проблем России профессор Александр Журавский, который пишет: «Обсуждая социальную доктрину Русской Православной Церкви, борясь с тоталитарными сектами и отстаивая легитимность теологии в светских вузах, мы как-то не заметили, что в России появилось новое явление, с которым, по всей вероятности, придется вскоре считаться. Имя этому явлению — постсоветский атеизм. Сегодня уже очевидно, что известие о полном крахе атеизма в России оказалось сильно преувеличенным...» При перечислении причин случившегося Александр Журавский относит к ним и свое допущение о том, что, вероятно, «и сами традиционные конфессии оказались во многом не готовы использовать те ресурсы общественного доверия к религии, которые появились в 90-е годы XX века».

Не споря в целом с выводами уважаемого профессора, считаем вместе с тем очень важным сделать уточняющее добавление о том, что справедливо подмеченная им неготовность традиционных конфессий к использованию ресурсов общественного доверия к религии была следствием не их вины, но той катастрофической беды, что принес России воинствующий государственный атеизм. В самом деле! — как могли, например, предстоятели всего 100 мечетей, сохранившихся на всю огромную страну, охватить своей проповедью многомиллионное мусульманское население и тем самым помочь ему в освобождении от крепко опутавших его сетей государственного атеизма?

В решение этой поистине исторической задачи внесла и продолжает вносить свой неоценимый вклад политика новой постсоветской российской власти: в 90 е годы — сдержанно-благожелательная по отношению к Религии, а с начала нулевых годов — политика активной поддержки духовного пробуждения российских народов, фокусом которого стало, естественно, их благословенное религиозное возрождение как самая надежная основа и гарант их возвращения к своим исконным духовно-нравственным корням — поруганным, искарёженным, ослабленным... но — Хвала Всевышнему! — не выкорчеванным до конца.

Все более рельефно проявляющийся с начала нулевых годов стратегический курс российского руководства на возвращение к проверенным веками исконным духовным ценностям, представления о которых, как верно отметили выступающие складывались в лоне религиозного сознания, несомненно, оказывается единственно верным, единственно надежным не для одного лишь духовного возрождения общества, но и, позволим себе допустить, для его возрождения во всех других, без исключения, сферах... даже экономических! Такой курс неизбежно должен вести и действительно ведет не только к отказу от доказавшей свою историческую несостоятельность атеистической моноидеологии, но и ко все более уверенному признанию непреходящей самостоятельной ценности религии как проверенного веками универсального аккумулятора и охранителя высших нравственных начал, как одного из самых действенных воспитательных факторов как общества в целом, так и каждого его члена в отдельности.

Еще одним убедительным подтверждением верности Российского государства отмеченному курсу служит, в частности, совсем недавняя октябрьская встреча Президента В. В. Путина с руководителями духовных управлений российских мусульман. На ней он в сжатой, но чрезвычайно насыщенной смыслами форме, дал анализ современного состояния взаимоотношений Государства и Общества — с одной стороны, и Религии — с другой.

Подтвердив неизменную готовность власти к обсуждению вопросов, «которые представляют интерес и для мусульман России, и для других конфессий, — вообще для всех граждан нашей страны», Президент в очередной раз подчеркнул свою убежденность в том, что проблемы, возникающие у власти и у российского мусульманского сообщества, можно продуктивно решать только совместно! При этом он справедливо заострил внимание на особой значимости всемерного закрепления российскими мусульманами партнёрских отношений с представителями других религий, «прежде всего — с Русской православной церковью».

Представляется, что без постоянного и всемерного развития таких партнерских отношений трудно ожидать каких-либо прорывных решений для не теряющей своей злободневности задачи противостояния антирелигиозной ксенофобии в целом и антимусульманской — в особенности.

Возьмем для иллюстрации ситуацию с мечетями. Абсолютное большинство мусульман оказываются вне пятничной проповеди в мечети, в которой, между прочим, обязательно дается оценка важнейших текущих событий, а с ней и непререкаемое наставление имама как вести себя по отношению к ним. Это абсолютное большинство мусульман остается предоставленным самому себе и оказывается легкой мишенью для самозванных проповедников самых разных идейных толков и политических направлений: в первую очередь, как показывает практика, радикально-экстремистских.

Совершенно очевидно, что подобного рода вопросы достигли такой остроты, что не оставляют уже никакого времени для возможности ухода от ответа на них, причем, исходя из накопленного опыта, нет нужды специально доказывать, что они могут быть решены только на пути совместных и скоординированных усилий всех непосредственно заинтересованных сторон, конкретно — региональных властей и ведущих деноминаций: христианской, мусульманской, иудейской, буддистской и некоторых других.

Итогом совместного труда по выработке Генеральной программы создания новых религиозных храмов и сопутствующих им учреждений прикладного характера мог бы стать соответствующий юридически обязывающий документ, утвержденный и подписанный всеми сторонами, участвовавшими в его подготовке.

Этот согласованный между ними документ стал бы решающей опорой не только для стратегически обоснованного строительства религиозных храмов, но и надежной правовой основой для предупреждения и гашения попыток ксенофобских деструктивных сил (с любых сторон!) провокационно возбуждать общественное мнение на поддержку и реализацию сепаратных планов той или иной деноминации за счет ущемления интересов других.

Прекрасным примером мирного сосуществования храмов на одной территории созданный при поддержке Правительства Москвы является мемориальный комплекс на Поклонной горе в Москве, на территории которого расположены храмы всех традиционных религий нашей страны. На мой взгляд, аналогичные проекты с храмами всех вероисповеданий необходимо реализовать хотя бы в каждом столичном округе.

Да не оставит нас Всевышний без Своего попечения, и да дарует всем нам успех на пути служения Ему и нашей Отчизне-России!

Мир Вам, Божья милость и благословение!

Благодарю за внимание!

13 декабря 2013 г., Москва



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.