Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Фаизхановские чтения №8 (2011)
15.01.2013


 

Ф. А. Дорофеев

Парадокс Хусаина Фаизханова как повод для патриотического оптимизма

Рубеж 2011–2012 годов был связан в России с выборами, острой политической борьбой и выходом на политическую авансцену молодого лево‑патриотического движения «Суть времени», инициированного С. Е. Кургиняном в апреле 2011 г. К числу наиболее заметных инициатив движения можно отнести массовые социологические опросы общественного мнения АКСИО‑1 и АКСИО‑2 (37 и 32 тыс. респондентов!), проведение фотоакции «20 лет без СССР» (более 30 тыс. фотографий), противостояние оранжевому движению в Москве, проведение двух альтермитингов, включая участие в митинге на Поклонной горе (более 100 тыс. участников), выпуск нескольких книг. Движение объединяет в виртуальный клуб [1] более 15 тысяч членов, проживающих как на территории СССР, так и за его пределами. Целью движения является сохранение территориальной целостности России, выведение ее в лидеры мирового сообщества через определение перспективных путей развития в ближайшем будущем. Сделано это должно быть на основе изучения положительного опыта российской цивилизации. Движение это левое по своей сути, в числе его перспективных планов — восстановление СССР в виде СССР 2.0 — его улучшенной версии, сохраняющей положительные наработки и исправляющей недостатки. Читателям нашего сборника может быть интересным, что одним из главных недостатков (и причин гибели) СССР идеологи движения считают пренебрежение метафизикой, в том числе и религиозной: «Политика СССР по отношению к религиям во многом была ошибочной. Мировые религии имеют огромные исторические заслуги перед человечеством и являются нашими союзниками в борьбе с постмодернистским отрицанием всех и всяческих ценностей » [2] .

Вышеприведенное положение является не популистским и сделано не из слабости или аморфности и всеядности идеологии нового движения. Оно прямо вытекает из оригинальной идеологии, разработанной Экспериментальным творческим центром под руководством С. Е. Кургиняна. В рамках данной статьи предполагается применить ряд новых теоретических положений к привычным нам историческим темам.

Поскольку сейчас общепризнанны (в том числе в программных статьях новоизбранного президента [3] ) имперская сущность и цивилизационное своеобразие России, то немаловажным является вопрос об учете опыта всех народов, населяющих Россию, всех религий, традиционно бытующих на ее территории. Нельзя при этом обойти роль и специфику российского ислама. В рамках рассматриваемой проблематики важно, что базой идеологии клуба «Суть времени» является кризис Модерна как мирового проекта. В связи с этим выделяются премодерн, модерн, контрмодерн и постмодерн. Перспективная задача движения — разработка проекта Сверхмодерн и введение в него России и тяготеющих к ней территорий и культур.

Примером контермодерна в программных документах движения часто выступает именно ислам в его ультраортодоксальных фундаменталистских формах — талибан, ваххабизм, «Братья-мусульмане» Египта и т. п. Контермодерн — это сознательное неприятие модерна, отрицание его ценностей вплоть до вооруженной борьбы с ним [4] . Вопрос соотношения ислам/контрмодерн актуализируется и в связи с «арабской весной» 2011 года — рядом революций и переворотов на Ближнем Востоке, в ходе которых к власти пришли фундаменталистские и близкие к ним режимы. Это рассматривается как сознательное проведение влиятельными в мире силами ставки на контрмодерн как на дестабилизирующий мировой континуум фактор, создание дуги нестабильности от Марокко до Западного Китая с целью подрыва потенциалов Европы, Ирана, Индии и КНР. Косвенно под угрозу ставятся и интересы России, имеющей выходы в Среднюю Азию [5] .

Разумеется, это сильно упрощенная схема, но и в той ее части, что интересует нас, необходимы некоторые поправки и детализации. Как минимум в том, что касается общей оценки ислама. Мы понимаем, что ислам не так однороден, как кажется со стороны. И дело здесь не только в разделении на шиитов и суннитов или в национальном своеобразии. Как и всякая мировая религия, ислам включает в себя массу верующих, которые не могут быть приведены к одному знаменателю, причесаны под одну гребенку. Их чувства и чаяния различны, различны мировоззрения и взгляды на жизнь. Разнится и горизонт ожиданий, видение будущего. Понимает это и лидер движения «СВ» [6] . Поэтому в такой оценке перспективнее идти не от общего к частному (дедуктивно), а от частного к общему (индуктивно). Не от обозначения религии к верующему, а от конкретного верующего к его религии. По Гордону Оллпорту: сколько верующих — столько и религий. Понятно, что это другая крайность постановки вопроса, но резон в таком подходе есть. Нельзя всех мусульман автоматически считать сторонниками старины, ретроградами и фундаменталистами, как нельзя всех протестантов по определению считать модернистами и новаторами. В контрмодернистском характере «Братьев‑мусульман» сомневаются некоторые российские исламоведы. Например, Игорь Алексеев считает их прямой производной модерна («это 100 % исламский модернизм и капитализм»). Я позволю себе усомниться в естественном характере контрмодерна «Талибана» как движения, имеющего очень смутные генезис, финансирование и практики. Осторожен здесь и сам автор идеи [7] . Но не будем вдаваться в частности и допустим, что в какой-то мере контрмодерн в исламе присутствует, как он имеет место в других массовых идеологиях. Для нас важнее другое — насколько российский ислам может быть вписан в реалии модерна, и нет ли у него столь же сложных связей с модерном, как это декларируется С. Е. Кургиняном в отношении всей российской цивилизации. В решении этого вопроса мы можем опереться на знаковые фигуры российских улемов и исламских мыслителей. И личность Хусаина Фаизханова здесь может быть весьма уместной.

Уже в 2006 году Умар-хазрат Идрисов отмечал во вступительном слове к сборнику, посвященному этому самобытному мыслителю: « Сегодня, когда нас пугают войной цивилизаций и глобальным противостоянием религий, мы должны вспомнить опыт Фаизханова. Он анализировал опыт сосуществования государств и народов, в которых люди исповедуют разные религии » [8] . Актуальность этой задачи к нашим дням только возросла.

К важнейшим элементам модерна (стоящим сразу после роста индустрии ), которые можно обсудить в связи с фигурой Фаизхани, относятся рост качества образования и рост великих культурных достижений .

Несомненно, одной из важнейших задач, решаемых Х. Фаизхановым, была реформа исламо-татарского образования «с целью создания национальной… религиозной и светской элиты Нового времени» [9] . Эта, казалось бы, банальная констатация, звучащая практически на всех «Фаизханов­ских чтениях», имеет очень важные философско-политологические последствия. Эта задача была решена, и сегодня мы во многом пожинаем плоды трудов великого крестьянского сына из села Сафаджай. Пример успешной реализации этой задачи подтверждает возможность реформирования кадимистского российского ислама к реалиям модерна без потери сущностных характеристик мусульманской религии.

Кроме того, Фаизханов был первым из татар, прямо сотрудничавшим с российскими академическими и университетскими структурами [10] . И в этом плане несомненна связь деятельности Фаизханова с ростом культурных достижений, например, отечественного востоковедения.

Практически все писавшие о Фаизхани рассматривали его как татарского просветителя [11] . Просветительство же — яркая примета и почти визитная карточка Модерна. Это показывает и прямо доказывает возможность сосущест­вования верующего практикующего мусульманина в мире модерна без утраты им самобытности: « Никакое знакомство со всемирно извест­ными русскими учеными… и кругом революционеров‑позитивистов не отвратило Фаизхани от идеи необходимости сплочения нации на основе религиозной автономии и создания национальной элиты на основе духовенства » [12] .

Но если не менялся Фаизханов, то, может быть, менялся модерн? Понятно, что объекты сравнения непропорциональны, но и Фаизхани действовал не в одиночку, и модерн, в котором он оперировал, был не французский, не английский, не западный, а российский. В этом, по-моему, и состоит разгадка парадокса. Приходя на почву альтернативного Запада — России, модерн меняется под влиянием ее цивилизационного ядра, культурных ценностей населяющих Россию народов, переосмысливается и буквально преображается, порождая массу интересных явлений: от джадидизма и ваисовства до советской власти и Победы 1945 года.

Таким образом, снова обратившись к деятельно­сти нашего великого земляка, мы видим, что взгляд на его достижения под новым углом зрения позволяет пролить свет на судьбы российского ислама в будущем, внушает оптимизм на преодоление глобального кризиса модерна, косвенно подтверждает правоту тезисов С. Е. Кургиняна в отношении специфики России и величия ее многонациональной культуры. Творческий синтез религиозного и свет­ского знания, сторонником которого был Х. Фаизханов, находит свое воплощение и в наши дни в идеологии «Сути времени»: «Мы с уважением относимся ко всем конфессиям. Никогда снова в стране не будет конфликта между атеистами и представителями конфессий. И в XXI веке есть гораздо большая база для сближения их позиций, чем в XX. Другое дело, что внутри конфессий могут быть и сепаратисты, и регрессоры, архаизаторы, которых, конечно, мы не примем. Но мы будем вести себя предельно умно, вежливо и тактично по отношению ко всем конфессиям. И никогда не будем охаивать конфессии как целое. Будем внимательнейшим образом смотреть за процессами внутри них. И это будет происходить с позиций беспредельной вежливости. Мы не будем вторгаться в чужой монастырь со своим уставом. Мы будем в этом вопросе более деликатны, чем в любом другом» [13] .


[1] Суть времени. См. — http://еot.su

[2] О «Сути времени». Частые вопросы. См. — http://osutivremeni.ru/faq/

[3] Владимир Путин. Россия: национальный вопрос // Независимая газета. 2012. 23 января // http://www.ng.ru/politics/2012–01–23/1_national.html

[4] «… регион контрмодерна, где люди говорят: “А мы не хотим этой вашей “модернити”, в отличие от вьетнамцев, китайцев и кого угодно. Это все скверна, это все зло. Мы хотим песок пустыни, верблюда, саблю и шатер. И шли бы вы куда подальше с вашим “модернити” и тем более “постмодернити”. Вы — наши враги, мы хотим другого”». — См.: интернет-передача «Суть времени‑3». // http://www.kurginyan.ru/publ.shtml?cmd=add&cat=4&id=80.

[5] Политическое цунами. Аналитика событий в Северной Африке и на Ближнем Востоке / Под ред. С. Е. Кургиняна. — М.: ЭТЦ, 2011. — 288 с.

[6] «Но ислам есть очень разный. Есть ислам, стремящийся к модернизации. Есть ислам полусветский, совсем уже модернизированный. И есть контрмодернистский радикальный исламизм. У меня полные шкафы материалов, которые кричат о том, что именно западные лидеры, западные цивилизации убивали и уничтожали все умеренное, все нерадикальное, что только было в исламе. Что это они взращивали новую культуру радикального исламизма. Что она искусственно взращенная. Но, в любом случае, третий регион уже есть». — См.: интернет-передача «Суть времени‑3».

[7] «И кто сказал… что сам этот радикальный исламизм является полноценным исламом, а не является… постмодернистско-архаическим конструктом? Постмодернизм живет конструктами. Он создает схемы религий, верований так, как создают машины, — из кубиков, примитивно. Он игнорирует подлинность во всем». — См.: интернет-передача «Суть времени‑4». — http://www.kurginyan.ru/publ.shtml?cmd=add&cat=4&id=86

[8] Хабутдинов А. Ю. Хусаин Фаизханов: У истоков общественного движения мусульман-татар / А. Ю. Хабутдинов, Д. В. Мухетдинов, О. Н. Сенюткина. — Н. Новгород, 2006. — С. 3.

[9] Там же. С. 7.

[10] Там же. С. 6.

[11] Подробнее см.: Там же. С. 7.

[12] Там же. С. 7.

[13] См.: интернет-передача «Суть времени‑18».



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.