Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Фаизхановские чтения №8 (2011)
14.01.2013


 

Д. Н. Денисов

Нижегородец Наджиб Хабибуллин – первый имам Кургана

Уникальным феноменом в российской истории ислама является выполнение нижегородскими татарами важной культурно-пассионарной миссии по организации мусульманских институтов на широком пространстве страны: в Москве, Санкт-Петербурге, Ярославле, Твери и многих других городах. Одним из таких устроителей религиозной жизни был первый имам Кургана Мухаммеднаджиб Хабибуллин (1883–14.02.1938).

Город Курган был основан в 1679 г. как укрепленная слобода Царево Городище, охранявшая от набегов земли Южного Зауралья. В 1695 г. ее переименовали в Царево‑Курганскую слободу, в 1738 г. — в Курганскую слободу, с 1782 г. — в уездный город Курган Тобольского наместничества, а с 1796 г. — Тобольской губернии. По мере дальнейшего освоения земель на юг и восток он утратил свое оборонное значение и стал развиваться как административный и торговый центр.

Мощный импульс росту городского населения, промышленного производства и торговли дала прокладка через Курган в 1893–1894 гг. Транссибирской магистрали. Если в 1878 г. уездный город насчитывал 5 430 жителей, то в 1895 г. — 7 376, в 1897 г. — 10 301, в 1903 г. — 14 892, в 1904 г. — 16 443, в 1909 г. — 23 872, а в 1910 г. — 24 445 человек [1] .

Ко времени открытия в 1897 г. через Курган сквозного железнодорожного движения от Челябин­ска до Иркутска мусульманская община города только начала формироваться и была очень незначительной. По данным Первой всеобщей переписи населения, здесь проживало всего 39 мусульман (33 мужчины и 6 женщин), что составляло 0,4 % численности горожан. В разрезе национальной принадлежности мусульманскую общину города представляли 21 татарин (53,8 % мусульман), 13 казахов (33,3 %), 2 монгола (5,1 %), 1 алтаец (2,6 %), 1 черкес (2,6 %) и 1 указавший в качестве родного языка русский (2,6 %). Проживавшие в Кургане татары и казахи были наемными рабочими и поденщиками (27,3 %), торговцами (27,3 %), военнослужащими (24,3 %), занимались сельским хозяйством (6,1 %), извозным промыслом (3 %), работали в системе здравоохранение (3 %), жили на средства от казны, общественных учреждений и частных лиц (3 %), отбывали наказания (3 %), были безработными (3 %). Об их недавнем переселении в город свидетельствует то, что 55 % значились крестьянами по прежнему месту жительства, 37,5 % относились к юридиче­ской категории «инородцев» и только 7,5 % причислились к мещанскому обществу Кургана [2] .

Мусульманская община города стремительно увеличилась и окончательно оформилась уже в начале XX в. по мере выхода Транссибирской магистрали на полную мощность и развития переселенческого движения из центральных малоземельных районов страны в Сибирь и на Дальний Восток, которое подстегнула столыпинская аграрная реформа. Курган как важный транзитный пункт на основном транспортном пути в Сибирь приобрел экономическую привлекательность для переселенцев, благодаря бурному росту городской промышленности и торговли. К 1912 г. на 46 местных предприятиях были заняты уже 506 рабочих при общей производительности в 1 106 300 рублей [3] . На более высокий уровень технического развития вышла переработка сельскохозяй­ственной продукции за счет модернизации существующих и строительства новых салотопен, боен, колбасного, кожевенного, винокуренного, пивоваренного, картофелепаточных заводов, паровых мельниц. По­требности аграрного сектора и пищевой промышленности обслуживали механический завод, выпускавший маслодельное оборудование и мельничные гидротурбины, жестяно-лудильный завод по производ­ству молочной тары и консервных банок, 6 торговых складов земледельческих орудий (плугов, уборочных машин, жаток, сенокосилок, сноповязалок, молотилок, веялок, сепараторов, маслобоек и др.). Получив доступ к железнодорожным перевозкам, в конце XIX — начале XX в. Курган превратился в крупный центр скупки и экспорта сливочного масла, яиц, зерна, мяса. К 1904 г. здесь работали уже 18 торгово‑закупочных контор, которые отправляли продукты питания в балтийские порты для поставок в Англию, Германию, Данию и Швецию. В 1913 г. из Кургана было вывезено 627,2 тыс. пудов сливочного масла. Общий грузооборот по местной железнодорожной станции увеличился с 4 953 тыс. пудов в 1900 г. до 8 419,9 тыс. пудов в 1908 г. и 10 611,1 тыс. пудов — в 1914–1915 гг. [4] Интенсивно развивалась и внутренняя городская торговля. Если в 1903 г. Курган насчитывал 385 торговых лавок, то в 1912 г. — уже 605. К 1913 г. торговые обороты четырех городских ярмарок, на которых сбывались мануфактурные, бакалейные, галантерейные, москательные, скобяные товары, мясо, рыба и хлеб, возросли до 2 413 690 рублей [5] .

Благоприятные экономические условия побуж­дали переселенцев оседать на крупных железнодорожных станциях, наниматься на работу в поисках средств к существованию, осваивать новые рынки сбыта в качестве торговцев. Благодаря налаженным деловым связям на ярмарках Поволжья, Урала и Сибири, контактам с единоверцами в Средней Азии, важное место в курганской торговле заняли татары. В начале XX в. крупами, мукой, солью, сахаром, консервами, сырами и другими бакалейными товарами, а также фруктами здесь торговали магазины А. Абдрахманова, З. Адигамова, М.-З. Вахитова, К. Габдрахманова, М.-Г. Гайнуллина, Н. Гайнуллина, А. Галеева, М.-В. Мухаметаминова, А. Г. Рамазанова, А.-В. Г. Рахимкулова, З. Сайфутдинова, М. Х. Узбекова, Ш. Саидбадаева, М.-Н. Г. Шафикова. Исключительно на фруктовой торговле специализировались Х. Гайнуллин, Х. Мазитов, Х. Хамидуллин и Б. Хаматянова. Скупкой и экспортом яиц за границу занимался Н. Валеев. Разнообразную текстильную продукцию предлагали мануфактурные лавки Ш. Исмагилова, товарищества «Исмагилов и Мурамзинов», А. Китаева, Х. З. Китаева, Г. Мухаметзянова, М. Мухаметзянова, Б. Назирова, Н. Шигабетдинова, Ш. Саидбадаева, Г. Шафикова, М.-Н. Г. Шафикова. Богатейшим мусульманским предпринимателем Кургана стал крестьянин Ашрафзян Галеев, который владел в городе тремя домами на Дворянской, Новозапольной улицах (ныне ул. Советская и Гоголя) и в Гостинодворском переулке (ныне ул. Пичугина), а также арендовал часть дома Харламова на Троицкой улице (ныне ул. Куйбышева) под магазин бакалейных товаров и торговое место на Базарной площади для сбыта фруктов [6] . Если в 1897 г. Курган насчитывал всего 39 мусульман (33 мужчины и 6 женщин), то к 1909 г. только татар здесь проживало 564 человека (301 мужчина и 263 женщины), что составляло 2,4 % горожан [7] . Их численность превысила законодательно установленный норматив в 200 душ мужского пола, необходимый для образования самостоятельного прихода, а открытие собственной мечети для исполнения религиозных обрядов, регистрации актов гражданского состояния и обучения детей стало насущной необходимостью.

14 августа 1908 г. лидер местной общины Ашраф­зян Галеев подал в Оренбургское магометанское духовное собрание ходатайство о разрешении открыть в городе Кургане мусульманский храм «вследствие увеличения массы в нем татарского населения». На эти цели он пожертвовал свой полукаменный двухэтажный дом № 1 в Гостинодворском переулке с необходимыми строительными материалами и усадебным местом для переделки его в соборную мечеть. Нижний этаж здания предполаголась отвести под мусульманскую начальную школу и квартиру приходского муллы, а верхний — использовать в качестве молитвенного зала. Однако Духовное собрание по резолюции от 19 октября 1908 г. вернуло Галееву представленный в двух экземплярах проект перестройки жилого дома в мечеть и объяснило, что не уполномочено рассматривать такие вопросы (отношение от 29 октября 1908 г. № 8914). Для получения разрешения на открытие мечети мусульмане должны были составить общественный приговор и отослать его в Тобольское губернское правление, а чертежи культового здания передать на утверждение в его Строительное отделение. Наконец, согласно ст. 981 т. Х ч. 1 Свода законов Российской империи, согласие на принятие мусульманской общиной пожертвованной недвижимости мог дать только лично министр внутренних дел, а для возбуждения соответствующего ходатайства в Духовное собрание требовалось представить документы, подтверждающие право собственности [8] . Разобравшись в юридических тонкостях, курганские мусульмане командировали в губернский центр своего доверенного, торговца мануфактурными товарами Насретдина Шигабетдинова для подачи архитектурного проекта в Строительное отделение Тобольского губернского управления, но первоначально он был отклонен. Тогда мусульмане договорились с купцом Семеном Терентьевичем Зайцевым об аренде его одноэтажного каменного дома с подвальным помещением на углу Скобелевской улицы (ныне ул. К. Маркса) и Дум­ского переулка (ныне ул. Комсомольской), но снова получили отказ властей. Наконец, указом Тобольского губернского правления от 11 марта 1910 г. № 9403 было все-таки разрешено устроить мечеть в доме Галеева [9] . Мусульмане приступили к его перестройке и разобрали часть крыши для возведения минарета. Однако жители окрестных домов подали жалобу исправнику о том, что в случае пожара с его высоты искры будут разлетаться на целый квартал, угрожая их имуществу. Несмотря на протесты соседей, 18 октября 1912 г. готовую мечеть осмотрели чиновники городской управы и дали разрешение на ее использование [10] .

По указу Тобольского губернского правления от 30 ноября 1912 г. № 43429 в звании имам-хатыба Курганской соборной мечети был утвержден крестьянин деревни Собачий Остров (Сафаджай) Курмышского уезда Симбирской губернии (ныне с. Красная Горка Пильнинского района Нижегородской области) Мухаммеднаджиб Хабибуллин [11] . Он родился в 1883 г. в знаменитой семье потомственных священнослужителей и педагогов. Его прапрадед Сулейман бин Раджаб бин Кунтуди бин Менбулат бин Кутжуин, прадед Салих (?–1838), дед Альмухаммет, отец Хабибулла (1830–1896), братья Мухсин (1871–1937) и Абдрахман (1872–1918) были имамами в родном селе. Отец имама Хабибулла Альмухамметов получил блестящее образование в медресе при 1‑й соборной мечети г. Казани у богослова, историка и просветителя Шигабетдина Марджани (1818–1889), а также в Бухаре, дважды совершил хадж. На свои средства он построил в Сафаджае мечеть и организовал медресе, был близко знаком с татарским ученым, просветителем и общественным деятелем Хусаином Фаизхановым (1823–1866), получил широкую известность как ишан, шейх суфий­ского братства накшбандия и народный целитель. Сам Наджиб Хабибуллин также окончил одно из медресе г. Казани, затем вернулся на родину и вместе со своими братьями Мухсином, Абдулбяром и Маликом преподавал в новометодном Сафаджайском медресе, где обучались более 200 шакирдов [12] . В 1910 г. он переехал в Самару, а оттуда перебрался в Курган.

Появление во главе местной общины активного, прекрасно образованного имама и педагога в пятом поколении ознаменовалось открытием в приходе начальной школы для обучения детей арабскому и татарскому языкам, основным догматам и обрядам исламской религии, а в 1913 г. мулла М.-Н. Хабибуллин организовал в Кургане и мусульманскую библиотеку.

8 сентября 1918 г. татаро-башкирская школа переехала из мечети в отдельное здание на углу Гостино­дворского переулка и Запольной улицы (ныне ул. Урицкого). По ходатайству мусульманского религиозного общества Курганская школьная комиссия включила ее в городскую школьную сеть и предоставила право вести занятия по программе, утвержденной Вторым мусульманским съездом учителей в Казани.

В 1923 г. М.-Н. Хабибуллин был переведен муллой в г. Самару, где продолжил свою религиозную и просветительскую деятельность [13] . В годы сталинских репрессий 26 октября 1937 г. он был арестован. 30 декабря 1937 г. безвинно осужден Тройкой при УНКВД Куйбышевской области по политическим статьям 58–10 и 58–11 Уголовного кодекса РСФСР приговорен к высшей мере наказания. Расстрелян 14 февраля 1938 г. и похоронен в г. Куйбышеве (ныне Самаре). Мулла Мухаммеднаджиб Хабибуллин был реабилитирован 5 октября 1956 г. Военным трибуналом Приволжского военного округа [14] .

Таким образом, мусульманская община Кургана стремительно сложилась на рубеже XIX–XX веков по мере выхода Транссибирской магистрали на полную мощность, развития переселенческого движения из центральных малоземельных районов страны в Сибирь и на Дальний Восток, которое подстегнула столыпинская аграрная реформа. Внешним выражением ее окончательного оформления стало строительство городской мечети в 1912 г., открытие мусульманской школы, обеспечивавшей передачу религиозной и культурной традиции, библиотеки. Важную роль в организации этих институтов сыграл первый имам города Кургана, нижегородец Мухаммеднаджиб Хабибуллин.


[1] Первая всеобщая перепись населения Российской империи, 1897 г. Т. LXXVIII. Тобольская губерния. — СПб.: Издание Центр. Стат. Комитета МВД, 1905. — С. 1; Скубневский В. А., Гончаров Ю. М. Города Западной Сибири во второй половине XIX — начале XX вв. Ч. 1: Население. Экономика. — Барнаул: Изд-во Алтайского университета, 2003. — С. 295; Дунин-Горкавич А. А. Этнографический состав населения Тобольской губернии в 1909 г. // Памятная книжка Тобольской губернии на 1909 г. Издание Губ. Стат. Комитета. — Тобольск: Губернская Типография, 1909. — Приложения. — С. 7.

[2] Первая всеобщая перепись населения Российской империи, 1897 г. Т. LXXVIII. Тобольская губерния. — СПб.: Издание Центр. Стат. Комитета МВД, 1905. — С. 92–93, 186–189, 230–231.

[3] Скубневский В. А., Гончаров Ю. М. Города Западной Сибири во второй половине XIX — начале XX вв. Ч. 1: Население. Экономика. — Барнаул: Изд-во Алтайского университета, 2003. — С. 333.

[4] Скубневский В. А., Гончаров Ю. М. Указ. соч. — С. 214–126.

[5] Памятная книжка Тобольской губернии на 1915 г.
Издание Тобольского Губ. Стат. Комитета / Под ред. Е. Г. Юферова. — Тобольск: Губернская Типография, 1915. — С. 137.

[6] Адрес-календарь и справочная книга торгово‑промышленных фирм г. Кургана и его уезда Тобольской губернии. — Курган: Изд-во Типографии А. И. Кочешева, 1909. — С. 69, 81, 89, 92, 111, 115, 123.

[7] Дунин-Горкавич А. А. Этнографический состав населения Тобольской губернии в 1909 г. // Памятная книжка Тобольской губернии на 1915 г. Издание Тобольского Губ. Стат. Комитета / Под ред. Е. Г. Юферова. — Тобольск: Губернская Типография, 1915. — Приложения. — С. 6–7.

[8] Центральный государственный исторический архив Республики Башкортостан (ЦГИА РБ). Ф. И‑295. Оп. 6. Д. 1847. Л. 1–3.

[9] ЦГИА РБ. Ф. И‑295. Оп. 2. Д. 8. Л. 842.

[10] Васильева А. М. Забытый Курган. — Курган: ГИПП «Зауралье», 1997 // URL: http://radiokurgan.narod.ru/digging/vasilieva/vasilieva.htm (дата обращения: 23.02.2012).

[11] ЦГИА РБ. Ф. И‑295. Оп. 2. Д. 8. Л. 842.

[12] Ислам на Нижегородчине: энциклопедический словарь / Коллект. автор; сост. и отв. ред. Д. В. Мухетдинов. — Нижний Новгород: Издательский дом «Медина», 2007. — С. 18, 105, 162, 184–185.

[13] ЦГИА РБ. Ф. И‑295. Оп. 2. Д. 8. Л. 842.

[14] Хабибуллин Наджиб. Жертвы политического террора в СССР // URL: http://lists.memo.ru/d34/f301.htm (дата обращения: 23.02.2012).



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.