Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Инновационные ресурсы мусульманского образования и культуры: Вторые Фахретдиновские чтения
01.06.2011

МУТАЛЛИМОВ Т.Б.
доцент кафедры Физвоспитания БГПУ им. М. Акмуллы, канддат философских наук

Управление, политика и ислам: опыт созидания в мировом сообществе и России

Управлять настоящим и будущим — это обязанность мусульманина в пределах той свободы воли, которая ему дарована Аллахом. Религия действительно способна пробудить гражданскую ответственность народов мусульманского мира и способствовать организации политической жизни в стране.

Мусульманская политическая теория и опыт управления, основанный на принципе шуры, является альтернативным образцом участия населения в управлении обществом. Благодаря той огромной роли, которую сыграли «принцип совещательности (шуры)» и «принцип единогласного мнения (консенсуса)», практика шуры укрепляет статус мусульманина как члена общества и раскрывает его сущность.

В настоящее время экономичные факторы играют большую роль в социальных отношениях, социальных процессах, и самая фактическая проблема во всем мире — успешное управление социально-экономичными процессами на глобальных, национальных, региональных и личных уровнях. Если бы мы подводим итог деятельности каждой страны, территории, организации, человека, мы можем видеть, что они хотели бы преследовать политику, которая улучшит их экономическую ситуацию, и решит их социальные и моральные проблемы успешно[1].

Каждый социально-экономический процесс может быть выражен определенной системой, которая позволяет рассматривать это как объект управления. У элемента этой системы есть количественные и качественные особенности. Методы, которые используются с чередуемыми количественными и качественными особенностями, должны быть выбраны, чтобы управлять системой.

Шура для мусульман — это уважение и ответственность — два основных понятия, объединяющие нацию и обеспечивающих в ее жизни стабильность. В противоположность установившемуся западному мнению человек, личность в исламе имеет ценность, и объяснение этого — в абсолютном равенстве в правах перед законом, ибо все люди согласно исламу — братья. Ученые ислама особенно аравийские, персидские и тюркские, играли большую роль в развитии теории исламского управления.

Ценность человеческого достоинства, принцип справедливости и равенства, шура и единодушие во мнениях — все это является основой власти в исламе. Социальное равенство — это основной принцип и цель ислама и первый шаг к равенству в политике.

Некоторые ученые считают, что власть, связанная с религией, несовместима с демократией. Это не совсем верно. Известно, что Пророк Мухаммад желал реализовать принцип шуры в системе управления. В 1922 г. один из ведущих египетских ученых-историков Рашид Рыда заметил, что пророк в интересах народа сделал принцип Шуры законной основой власти.

Шура — это основа учета властью мнения народа при принятии политических решений, условие эволюции нации и ее зрелости. Это обязательное условие для политической власти в исламе. Пророк Мухаммад ясным образом определил ответственность нации в управлении, когда сказал: «Только вы знаете ваш мир».

Пророк подчеркивал принцип совещательности, но четко не определял его, поскольку Шура должна развиваться и приспосабливаться к развитию нации в различных областях жизни и отвечать ее запросам в каждый конкретный исторический период.

Общественное управление в исламе является видом того управления, которое изменяется и приспосабливается к объективным условиям, ситуации в регионе и международной ситуации. Основное различие между Западом и Востоком состоит в культуре и в первую очередь в характере ценностей. На Западе человек должен обязательно реализовать себя и утвердить свою индивидуальность, он ищет пути достижения индивидуального счастья. Современная западная демократия представляет собой один из механизмов, посредством которого эти цели реализуются.

В исламском понимании роли личности в обществе человек активно участвует в достижении общенациональной цели. Система управления должна способствовать выражению сущности и духа человека. Управление обществом должно строится на моральных основах.

Один из основных вопросов, которым посвящены многие социально-экономические и политические исследования на национальном уровне в арабских странах, — это проблемы социального и политического развития. Решение этих проблем возможно при различных формах управления, допускающих не только борьбу различных общественно-политических сил и их взаимодействие, но и участие народа в политической жизни, его вклад в настоящее и будущее региона. Участие населения в управлении страной, несмотря на его различные формы, существует в арабских странах. Важно, что оно развивается и изменяется с изменением в различных сферах жизни, в международной обстановке и с возрастанием потребностей населения. Расширяется роль масс в государственных структурах.

«Принцип Шуры» в исламе не ограничивается только совещательностью. Шура представляет собой обсуждение тех тем и вопросов, относительно которых нет ясного ответа в Коране и суннах Пророка. Ведущие ученые-богословы и представители народа обсуждают различные вопросы, обмениваются по нему мнениями, приводят различные доводы в поисках приемлемого решения, которое не противоречило бы шариату.

Шура считается одной из основ шариата, она служит общим интересам и является системой самоуправления. Задача Шуры заключается в том, чтобы обнаружить наиболее эффективные способы разрешения той или иной проблемы в духе ислама, рассмотрев все аспекты вопроса, выявив все противоречия и составив прогноз возможных последствий того или иного решения. Шура является необходимым принципом и одновременно структурой для консолидации мусульманского общества.

Слово «аль-шура», или «аль-мушавара», в арабском языке происходит от слова «шара» со значением «указывать», «советовать». Источниками Шуры в шариате является священный Коран и сунны Пророка. В Коране Бог говорит мусульманам: «По милосердию от Аллаха ты смягчился к ним; а если бы ты был грубым, с жестоким сердцем, то они бы рассеялись от тебя. Извини же их и попроси им прощения и советуйся с ними о деле. А когда ты разрешился, то положись на Аллаха, — поистине, Аллах любит полагающихся!» (аят 159, сура «Семейство Имрана»).

Законодательная власть в современном государстве согласно демократическим нормам принадлежит народу. Конституционное законодательство представлено в тех законах о государственном строе и государственных структурах, которые содержатся в конституции. Эти законы подлежат изменению или отмене только в очень редких определенных обстоятельствах, так как конституция является основным законом в государстве. Обычные законы издаются различными законодательными структурами. Законодательный орган вправе редактировать, отменять, дополнять изданные им законы. Такие законы не должны противоречить конституции.

Ислам предписывает руководствоваться в законотворчестве двумя основными источниками — священным Кораном и суннами Пророка. Коран был ниспослан Аллахом, а сунны Пророка являются его объяснением, толкованием и заветом Пророка Мухаммеда. Эти источники являются вечными ценностями ислама, вошедшими в историю и культуру мусульманского общества. Их невозможно изменять.

Все последующее законодательство, принимаемое в государстве, должно им соответствовать. Субсидиарным источником права могут стать: аль-иджмаа (буквально — «единодушие во мнениях имамов по вопросам религии») и спорные по содержанию нормы, то есть нормы, признанные не всеми, аль-истихсан (буквально — «одобрение, то есть признание непротиворечия шариату»), обычное право, высказывания сподвижников Мухаммада. «Мусульманское право выступает как одна из сторон религии ислама. Оно имеет две характерные и взаимообусловленные особенности — религиозное происхождение («божественную природу») и тесную связь юридических предписаний с мусульманской догматикой (богословием), нравственными нормами, правилами культа, религиозными нормами ислама в целом».

Пророк Мухаммад воплотил «принцип Шуры» в суннах и в собраниях с приближенными, способными к управлению обществом. Эти советы включали представителей мусульманской общины из различных социальных слоев. Они собирались, утверждая принцип равенства и демократии и были свидетелями равного отношения ко всем мусульманам.

Управление в мусульманских государствах характеризуется следующими признаками:

участие народа в управлении в исламе представляет собой составление общего мнения и вынесение общего решения;

диалог проходит по определенным религиозно-правовым правилам и носит объективный характер;

в совещании принимают участие все мусульмане, независимо от их социального статуса и материального положения;

последнее решение остается за правителем, поскольку он был избран всенародно.

Что касается имамата как государства-халифата, то он представляет собой образец традиционного мусульманского государственного устройства, при котором основным источником законодательства является исламский шариат. Последовательная реализация принципа единодушного мнения и разделение властей на законодательную и исполнительную формируют сущность оманской политической культуры. Политическая ответственность гражданина перед своим народом в имамате имеет глубокий смысл. Человек подчиняется народной воле и одновременно является свободным гражданином. Это подтверждает признание и важность прав человека и как гражданина, и как отдельной личности. Что касается человека в отдельности, касается и всей нации, всего общества. «Настоящий гражданин готов поступиться своими интересами в пользу нации».

Политику и ислам, строго говоря, нельзя рассматривать как идеологию, альтернативную другим идеологиям, таким как фашизм, социализм, либерализм и коммунизм. Целесообразнее рассматривать его как некий «словарь», «культурное облачение», в которое может облекаться та или иная идеологическая позиция. Политика в исламе — это разнообразные движения, в той или иной форме выражающие устремления различных социальных групп в различных странах исламского мира. Этим движениям должна быть предоставлена возможность выразить свои взгляды, сформулировать программы, а также воплотить свои идеи на практике при условии, что эти идеи не противоречат современным нормам международного сообщества.

Он теснейшим образом связан с теми современными политическими, социальными, экономическими и моральными проблемами, с которыми сталкивается практически и весь остальной мир, по меньшей мере весь «развивающийся мир». Разрешение насущных проблем, связанных с процессами модернизации и глобализации, резкими переменами во всех сферах повседневной жизни, урбанизацией, изменениями социальной структуры, размыванием традиционных ценностей требует внедрение современных моделей исламского менеджмента.

Важнейшим из факторов, определяющих жизнь современного исламского мира, является острое осознание того обстоятельства, что всего за несколько столетий область исламской цивилизации, занимавшей некогда лидирующие позиции в мире, превратилась в «отстающий, бессильный и маргинализированный регион». В качестве основного объяснения исламисты указывают на внутренний моральный и духовный упадок мусульманских обществ. В то же время исламисты выделяют и другие факторы упадка исламской цивилизации. Одним из них считается «смерть исламской интеллектуальной силы и любопытства», что привело к угасанию творческой мысли в исламской теологии, философии, науке и технологии. Атрофия интеллектуальной силы, в частности, проявилась в крушении исламских наук, а также в пассивности по отношению к научным и технологическим достижениям Запада.

К внешним факторам, обусловившим упадок исламского мира, относят монгольские нашествия, изменения в мировых торговых путях, создание колониальной системы и т. д. Вместе с тем «упадок исламского мира» вовсе не означает застоя, отсутствия крупных исторических изменений. Двадцатое столетие стало свидетелем самых разнообразных изменений во всех сферах жизни исламского мира и в его отношениях с внешним миром, прежде всего в отношениях с Западом. Вообще сравнение с западным миром служит основным методом оценки исторической траектории самой исламской цивилизации. Размежевание с Западом должно способствовать, по представлениям исламистов, восстановлению мощи и достоинства исламского мира.

Идентичность исламистских движений обеспечивается их апелляцией к исламу как религии, однако эти движения не воспринимаются населением как единственные носители соответствующих исламских ценностей. Ислам как вера «предшествует» политическому исламу, поэтому он не является простым инструментом реализации тех разнообразных целей, которые преследует последний. Политический ислам сегодня стремительно эволюционирует. Более того, это наиболее динамичная политическая сила в современном исламском мире. По-западному образованные мусульманские элиты представляют собой весьма незначительный сегмент политического спектра и не оказывают сколько-нибудь существенного влияния на массы.

Основная причина силы и действенности политического ислама заключается в том многообразии функций (политических, социальных, психологических и экономических), которые он играет в жизни исламского мира.

Сегодня исламистские движения — главный источник программ реформирования, социальных изменений. Установление социальной и экономической справедливости связывается с понятием «исламской экономики». Однако содержание этого понятия довольно расплывчато. С одной стороны, исламисты не являются сторонниками интенсивного государственного вмешательства в экономическую жизнь. С другой стороны, они, как правило, выступают сторонниками протекционистских мер и этатистской экономической модели, что вызвано опасениями неблагоприятного воздействия глобальных процессов и стремлением использовать государство для установления «справедливого» экономического порядка.

Одна из причин популярности исламистских движений — активная деятельность по предоставлению тех социальных услуг, которые не в состоянии предоставить государство. Эти движения оказывают содействие в получении образования, медицинских услуг, жилья, проведении свадеб и т. п. широкому кругу людей, прежде всего бедным слоям.

Исламистские движения участвуют в создании институтов гражданского общества в исламском мире, причем делают это более активно, чем партии других ориентаций. В результате их активности как в теоретической, так и в практической плоскости появляются новые зоны и сферы деятельности, свободные от контроля государства.

Социальная роль политического ислама заключается и в том, что вольно или невольно он выступает как средство выражения определенных классовых интересов, классового сознания и классовых ценностей. Обычно исламисты получают наибольшую поддержку со стороны низшего среднего класса, мелкой буржуазии и городского населения. Они опираются на государственных чиновников, студентов, интеллектуалов. Вместе с тем исламисты не приемлют марксистского подхода к обществу, считая марксизм учением, которое делит людей на враждебные друг другу классы, ведет к политике ненависти и зависти, не признает естественных различий между людьми.

Многие из ролей и функций политического ислама свидетельствуют о стремлении исламистских движений так или иначе содействовать позитивным социальным изменениям. Позиции фундаменталистских течений отчетливо проявляются, к примеру, в их понимании роли женщин. Опираясь на буквальное прочтение Корана, они провозглашают необходимость придерживаться самых консервативных воззрений по этому вопросу. В то же время исламские модернисты указывают на то, что современное толкование Корана не оставляет сомнений относительно полного равенства мужчин и женщин.

Целый ряд функций политического ислама совпадает с функциями, которые выполняют и другие идеологии, например, национализм, коммунизм, либерализм. Вообще политический ислам образует составную часть политической жизни и политической культуры исламского мира. Ключевыми ценностями политического ислама провозглашаются социальная справедливость, укрепление морали, сохранение исламской культуры, восстановление силы и достоинства исламского мира, укрепление его мощи перед лицом внешних угроз, легитимность правительства, социальное благополучие и социальная благотворительность, экономическая справедливость, эффективное и некоррумпированное управление обществом.

Практически все партии используют исламский «словарь» для формулирования своих ценностей, целей и задач. Светский «словарь» используется главным образом немногочисленной вестернизированной элитой. Выбор населения определяется в конечном счете тем, как та или иная партия или движение реализует указанные ключевые ценности и цели.

Многообразие исламистских движений, а также многообразие их социальных и политических функций наглядно свидетельствуют о том, что политический ислам не представляет собой какой-то единой идеологии, которую следует принимать или отвергать как нечто целое.

Для будущего политического ислама особое значение имеют такие идеологические позиции, как исламский радикализм и исламский либерализм, которые автор обозначает как «исламистские полярности».

Исламский радикализм образует небольшой сегмент исламского интеллектуального и политического спектра, однако его значение определяется воинственностью и готовностью некоторой части активистов к насильственным действиям, в том числе к крупным террористическим акциям. Все исламистские радикалы являются фундаменталистами, т. е. придерживаются узкого, буквального и нетерпимого толкования ислама. Большинство из них к тому же разделяют то или иное утопическое видение панисламского государства.

Радикалы и фундаменталисты, по существу, не в состоянии предложить решение тех серьезных проблем, с которыми сталкиваются мусульмане. Приверженцев этих воззрений, по мнению автора, неизбежно ожидает маргинализация в тех мусульманских сообществах, которые ищут действенных решений своих проблем. Однако нельзя говорить о близком конце эпохи радикального ислама, поскольку нынешние политические, социальные и экономические условия способствуют появлению значительного числа людей, готовых к насильственным действиям, которые легко рекрутируются радикальными организациями.

Либеральный, или модернистский, исламизм признает ценности демократии, прав человека, плюрализма и гражданского общества как в полной мере совместимые с исламом, которому изначально был присущ «мультикультурализм». Главная задача модернистов — переинтерпретация священных текстов, с тем чтобы выработать понимание ислама, совместимое с большинством современных социальных и политических ценностей. Ключевым инструментом в достижении такой цели является «иджтихад» как средство применения базовых исламских принципов к новым неведомым ранее ситуациям.

Сегодня идут ожесточенные споры относительно границ применения иджтихада и того, кто имеет право на иджтихад. Здесь главными противоборствующими сторонами выступают улемы, с одной стороны, и «исламские интеллектуалы», получившие западное образование, а зачастую и проживающие в западных странах, — с другой. Эти интеллектуалы стремятся оспорить традиционную монополию клириков на «авторитетный иджтихад».

Радикализм и либерализм какое-то время будут существовать вместе, но в конечном счете победа будет на стороне либерализма, во всяком случае так завершилась эта борьба в истории других мировых религий.

На Западе плохо осведомлены об основных идеологических течениях и тенденциях в «третьем мире» за исключением тех, которые напрямую затрагивают жизнь людей в западных странах. Вместе с тем даже поверхностное ознакомление с идеологическими процессами в странах третьего мира показывает, что политический ислам имеет много общего с иными идеологиями, являющимися реакцией на глобальные изменения современного мира.

Сопротивление вестернизированным правящим элитам в странах третьего мира начиная с 1970-х годов принимало и принимает форму религиозно ориентированного национализма. В неисламских странах мусульмане также используют фактор этничности для отстаивания своих интересов. Исламский закон не позволяет проводить этнические различия, однако политическая реальность нередко заставляет поступать иначе. Исламизм тем самым вовлекается в процессы, связанные с проблемами мультикультурализма.

Исламистские движения могут рассматриваться одновременно и как «консервативные», и как «прогрессивные». Автор отмечает, что эти характеристики в данном случае могут оказаться не очень полезными. Движения оказываются «консервативными» в одних отношениях и «прогрессивными» — в других. В общем же рассмотрение политического ислама в мировом контексте способно прежде всего содействовать пониманию того, что политический ислам представляет собой скорее движения, модернистски ориентированные на изменения, а не на консервацию настоящего или прошлого.

Для анализа и оценки перспектив политического ислама полезно рассмотреть, как ведет себя «исламизм, пришедший к власти». Исламисты пришли к власти в трех государствах — Иране, Судане и Афганистане. Неоднозначные политические всплески в Египте неизбежно приводят существенному изменению религиозных ментальностей и способны спровоцировать подобные социальные потрясения в других исламских государствах. Во всех этих случаях это произошло недемократическим путем — вследствие социальной революции, военного переворота и гражданской войны.

Приход к власти посредством силы неизбежно создает авторитарную структуру и «наследство насилия», которые препятствуют эволюции в сторону умеренности и законности. Кроме того, исламисты оказались не в состоянии преодолеть традиционные слабости политической культуры своих стран и продемонстрировать свое превосходство над предшествующими режимами во внутренней и внешней политике. Ни один из режимов не сумел убедить население в том, что его правление несет людям благо. Однако это лишь «первый блин». В вопросе отношения к государственному управлению, как и в других ключевых политических вопросах, таких как демократия, выборы, политическая деятельность, исламистская мысль проделала заметную эволюцию в последние несколько десятилетий и, вероятно, будет эволюционировать и дальше.

Исламисты, не обладающие государственной властью, будут оказывать значительную поддержку процессам демократизации и утверждения прав человека, играющим решающую роль в политической либерализации. В странах, где уже протекают процессы демократизации, исламисты будут приспосабливаться к существующим порядкам и нормам. В странах же с неустойчивыми демократическими традициями исламисты будут не более надежной опорой демократии, чем большинство других партий.

Будущее политического ислама зависит от способа решения им нескольких ключевых проблем. Политический ислам испытывает значительное воздействие со стороны многообразных «внутренних» и «глобальных» сил. Во многих исламских странах существует запрет на деятельность всех политических партий, а в некоторых — и на деятельность религиозных политических партий. Такое положение может сохраниться и в будущем. Вместе с тем будет нарастать процесс политической либерализации и демократизации.

Одна из главных проблем, которая вызывает проблемы для мира, — то, что главные критерии культурной категории не определены правильно. Европейская культура обуздывала мир в течение долгого времени. В то же самое время каждая нация пытается доказать, что его культурная система выше. Теперь мир сталкивается периодом борьбы культуры: сумасшедшая идея «столкновения цивилизаций» сделала большой беспорядок в мире[2].

Либерализации будут содействовать также ряд других процессов, происходящих в окружающем мире. Исламистам необходимо научиться справляться с проблемами плюрализма — религиозного, этнического, политического, социального и т. п., в том числе и с проблемами, порождаемыми возрастающим плюрализмом воззрений и позиций внутри самого ислама. Значительные трудности для исламистов возникают в связи с утверждением секуляризма в мире и с проникновением секуляризма в исламские страны. Особый вызов для исламистов представляет собой западный материализм. Осмысление всех этих проблем может осуществлять исламская диаспора на Западе, обладающая необходимыми для этого ресурсами.

Исламистам надлежит разработать ясное, позитивное и конструктивное видение общества и государства. Если исламистские партии сосредоточатся исключительно на поисках «подлинности» в исламе, то обрекут себя на роль тех, кто только говорит «нет» и не способен указать пути в будущее.

Исламисты не могут позволить себе игнорировать консервативное большинство общества, и это может заставить их занять в высшей степени консервативные позиции и даже выступать за сохранение социального статус-кво. До сих пор исламистские движения демонстрировали отчетливый социальный и экономической консерватизм, несмотря на очевидную необходимость в существенных реформах в социальной и экономической сферах.

Сосредоточивая свое внимание на борьбе с коррупцией, исламисты, по существу, обходят проблемы явного неравенства в распределении экономических благ, разрыва в доходах, феодальных порядков в землевладении и т. п.

Либеральные исламисты в конце концов вынуждены будут порвать с консервативными и фундаменталистскими исламистами. Рассматривая этот спектр в целом, можно констатировать удивительный факт крайне незначительной роли его «левого сегмента». Коммунисты и социалисты, столь заметные в эпоху «холодной войны», в настоящее время фактически утратили свои позиции. В то же время вряд ли можно считать вероятным полное исчезновение левых, поскольку левые всегда образуют составную часть политического спектра там, где есть насущные социальные и экономические трудности и проблемы.

Исламисты всех ориентаций должны определиться с тем, отвергают ли они западные политические ценности как таковые или потому, что эти ценности являются западными по своему происхождению. Концентрация усилий на отрицании западных политических ценностей ставит под сомнение независимость исламистских идей.

Представителям исламской духовной мысли предстоит дать ответ и на практические социально-экономические вопросы, прежде всего предстоит определиться в отношении «трех основных кризисных зон арабского мира»:

отсутствие политических свобод, препятствующее использованию человеческого потенциала и проведению реформ;

недопустимо низкий уровень образования населения, делающий невозможным адаптацию к условиям современного мира;

низкий социальный статус женщины.

Наконец, к числу наиболее серьезных вызовов, с которыми сталкивается и будет сталкиваться современный ислам, следует отнести возможное воспроизведение в исламском мире той эволюции, которую проделывает религия в «постмодернистскую эпоху» в западном мире, где индивид самостоятельно выбирает наиболее подходящую для себя систему верований.

Казалось бы, высокоразвитый Запад доминирует в экономических отношениях, в новых управленческих технологиях, стратегиях и схемах работы. Они научились мотивировать людей, которые, в общем-то, в контексте страны, региона или Запада побеждают в конкурентной борьбе. Но исламские рынки открыты для стран СНГ благодаря близким стилям управления, где неформальные отношения, ценности и принципы служат залогом долгосрочных, доверительных, партнерских отношений.

В исламской мире, например, источником всякого закона признается только Аллах. Отсюда отрицание за человеком права на законотворчество, требование неукоснительного подчинения закону Аллаха — шариату.

Анализируя влияние религиозной исламской этики на экономику, мусульманские теоретики исследовали взаимосвязь между нравственными предписаниями ислама, его духовно-нравственными ценностями и концепцией личности, ее экономического поведения. Умение производительно трудиться на благо самого себя, семьи и общества неизменно возводятся исламом в ранг нравственного долга.

Цель бизнеса как части социального порядка — эффективное удовлетворение человеческих и материальных потребностей путем производства и распределения товаров и услуг. В системе ценностей делового мира особо выделяется честность и ответственность, отмечается, что процесс производства должен быть направлен на достижение благосостояния общества. В то же время исследование влияние исламского мировоззрения на предпринимательство и деловую культуру в настоящее время не содержит надлежащего систематического анализа.

Для достижения высокой результативности практически в любом виде предпринимательской деятельности предпринимателю необходимо владеть определенным набором сведений, знаний, представлений о правилах, формах и методах ведения бизнеса, законодательстве той страны, в которой он осуществляет свою деятельность, о принципах делового общения. Несмотря на пересечение права и морали, право нельзя рассматривать как отражение моральных стандартов общества.

Принято разделять, что моральные ценности в отличие от правовых актов, которые наказывают за крупные нарушения преступления, регулируют межличностные отношения между представителями разных компаний, а также создают систему правил норм и принципов поведения в отдельном коллективе, способствующих росту эффективности его функционирования.

Исламская концепция бизнеса основывается на этике. В арабском языке понятие этики выражено как ахлак, что в переводе означает «мотивация поведение». Понятие мотивации, как известно, включает в себя внутреннее намерение, волю и решимость, а поведение представляет собой образ жизни и действия человека. Очевидно, что мотивация лежит в основе поведения. Именно поэтому о мусульманское вероучение направлено на развитие побудительных мотивов к благочестивым действиям и праведному образу жизни.

Исламские этические принципы определяют индивидуальный выбор человека, основанный не только на максимизации личной выгоды, но и выгоды для благосостояния общества. Исламская экономическая система поддерживает частную собственность и рыночную конкуренцию, но одновременно строго следит за справедливым распределением благ. Изначально все богатства принадлежат Аллаху, который предал их во временное эффективное пользование человеку. Поэтому человек должен бережно и рационально относиться к природным ресурсам, сохраняя природу для будущих поколений.

Мусульманские теоретики, доказывая нежелательность и пагубность такой категории, как ссудный процент в денежно-кредитной системе, приводят следующие аргументы:

нарушение принципа справедливости. Заемщик должен выплачивать заранее оговоренный процент по кредиту даже в случае убытков;

рост потребительских, государственных и международных долгов;

нарушение баланса в системе распределения доходов и благ;

концентрация экономической власти в руках ограниченной категории лиц;

увеличение темпов инфляции.

Исламская концепция предполагает принципы всеобщего равенства, которые отражаются во многих положениях Корана и заключаются в равенстве:

мусульман перед друг другом;

всех перед законом и правосудием;

мужчины и женщины перед Богом;

социальной ответственности.

Если христианская этика требует забыть себя ради Бога, то исламская мораль, наоборот, призывает заботиться о себе, и своих ближних, об обществе, о Боге.

Два основных постулата концепции — это риба (запрет ссудного процента) и закят (долг и обязанность выплачивать часть дохода в пользу малоимущих).

Ислам поощряет человека приумножать свое материальное достояние, используя при его во благо общества извлекая прибыль. Будучи собственником, человек, заинтересован в увеличении своего достатка, а это в свою очередь, является фактором производства.

Однако возрастание капитала допустимо в пределах, не нарушающих социальную стабильность, в формах, не подрывающих нравственность. Если обогащаются немногие, а бедность и нищета становится уделом большинства населения, то это разлагает все общество, возбуждая зависть, недоверие, иные порочные чувства и помыслы. Поэтому этика деловой культуры мусульман не допускает того безудержного предпринимательства в погоне за наживой, которое попирает интересы общества и мораль.

В контексте теории фирмы в рамках исламской экономики главной целью человека является достижения материальных и духовных благ. Исламский производитель, так же как и исламский потребитель, стремится увеличить блага этого мира таким образом, чтобы приобрести блага вечной жизни.

Поэтому их экономическая активность определяется нормами религиозной морали. В основе теории фирмы и производства лежат следующие этические правила:

максимизация социальной полезности общечеловеческих интересов (маслаха);

цели производства фирмы и виды деятельности должны соотноситься с шариатом (например, легкая промышленность не должна выпускать вещи, которые не соответствует критерию скромности и сдержанности, с/х — заниматься свиноводством и т. д.);

справедливая форма распределения дохода с акцентом на особый налог — закят и благотворительность;

двойной контроль в управлении: божественный — на основе внутренней веры, внешний — со стороны уполномоченных органов;

запрещение нанесение вреда или ущерба другим, минимизация общественных потерь.

Основные характеристики исламской фирмы:

фирма в своей деятельности ограничена этическими правилами шариата и ставит своей целью удовлетворение основных потребностей общества за счет минимизации затрат и установления приемлемых цен;

фирма получает прибыль в открытой конкурентной борьбе, без использования мошенничества и обмана;

фирма рассчитывает в работать в условиях, при которых общий доход равен общим издержкам. Однако некоторые экономисты также считают справедливым подход, когда оптимальное производство устанавливается при условии равенства предельных издержек и предельного дохода;

работодатель может устанавливать более высокую заработную плату по сравнению с уровнем на рынке труда, если считает, что так будет справедливо;

фирма несет социальную ответственность;

основными принципами бизнеса являются: мушарака, мудараба, бей-салям, истисна и другие виды свободные от ограничений рыбы, гарара, и мейсира;

права и обязанности рыночных агентов устанавливаются заранее и фиксируются в договоре.

В исламском бизнесе существуют четыре разновидности партнерства: инан, муфавада, вуджух и амаль.

Инан — это сотрудничество и в предпринимательском деле, и в его финансировании, при разделе дохода сообразно участию и в том и другом, а убытков — в зависимости от доли участия в капитале. По форме организации инан — это общество с ограниченной ответственностью. Оно включает в себя лиц, которые вложили в общее дело разный по сумме капитал и несут различную ответственность. Соответственно различна и получаемая ими прибыль, размер которой заранее оговариваются в договоре. Партнеры не должны превышать заранее оговоренные полномочия, если о таком превышении не была достигнута новая договоренность.

Муфавада — долгосрочное соглашение между торговыми домами относительно обоюдной коммерции и взаимной торговли, поддержки, а также страхования. Муфавада по форме представляет собой общество с неограниченной ответственностью, предусматривающего страхование предпринимательского риска и оказание посреднических услуг. Члены этого товарищества имеют равные доли в капитале. Согласно договоренности получаемая в рамках муфавады прибыль делиться поровну между всеми партнерами.

Вуджух — соглашение о предоставлении кредита. Партнеры получают беспроцентный кредит и осуществляют совместную деятельность. Прибыль заранее оговаривается, а убытки несет каждый участник проекта на сумму используемой доли кредита.

Амаль — партнерство, основанное на совместном труде (как физическом, так и интелектуальном) участников без привлечения капитала, когда двое или более производителей выбирают какой либо род деятельности и собственными силами осуществляют работу. Амаль исключает объединение денежных средств партнеров, предполагая кооперацию личных усилий; прибыли делятся на основе договоренности о вкладе каждого в общее дело.

В исламском бизнесе существует ряд ограничений. К запрещенным видам деловой активности относятся:

ростовщичество;

неопределенные сделки с повышенным риском;

виды деятельности, несовместимые с моралью ислама (игорный бизнес, лотереи, спекуляция ценными бумагами);

традиционное коммерческое страхование;

производство и торговля запрещенными товарами;

установление монополии, а также сговор с целью установления цен на монопольный товар;

нерациональное использование природных ресурсов или препятствование к их восстановлению.

В отдельную категорию можно выделить виды деятельности, являющиеся противозаконными везде:

коррупция;

коммерческий шпионаж, дезинформация, обман, разглашение секретов и тайн;

мошенничество, выпуск фальшивых денег.

В последнее десятилетие в России наблюдается «возрождение» или «пробуждение» ислама. Для правильной оценки этого процесса необходимо учитывать обстоятельства, влиявшие на российский ислам в его начале и продолжающие влиять сейчас. Не вдаваясь в детальный анализ, отметим, что одним из важнейших факторов, которые негативно сказались на развитии мусульманской культуры в России в советский период ее истории, привели к искажению и даже утрате многих ее элементов, была проводившаяся десятилетиями государственная политика «научного» атеизма — именно ею объясняется теперешняя отсталость религиозных институтов и сравнительно низкий уровень знаний самих мусульман. Еще одна причина этой деградации — длительная оторванность российских мусульман от остального исламского мира, от ведущих центров исламского знания[3].

К сожалению, многим из них и сейчас недостаточно знакомы достижения современного ислама, его духовной и политико-правовой культуры.

Российские исламские центры не приобщены в полной мере и к практическому опыту современного ислама, а потому не готовы к поиску решения мирских проблем, с которыми сталкиваются мусульмане в динамично меняющемся российском обществе. Нынешнее возрождение ислама в России ограничено преимущественно религиозно-культовыми рамками, а на образ жизни мусульман по-прежнему очень сильно влияет советское прошлое. Налицо явное расхождение между культовой и светской сторонами ислама, или, говоря словами исламских мыслителей, между исламом-религией и исламом-государством.

Надо учитывать и то, что российский ислам — это ислам, существующий в немусульманской среде, где к нему часто относятся с настороженностью, недоверием, а то и открытой враждебностью.

Несмотря на довольно высокий престиж научного исламоведения, российскому обществу (включая и государственные структуры) недостает объективных знаний об исламе и достижениях исламской культуры, особенно современной. Здесь до сих пор преобладают поверхностные, зачастую искаженные представления, мешающие налаживанию межконфессиональных отношений, разрешению национально-этнических конфликтов, имеющих религиозный подтекст[4].

Усилившееся в последние годы влияние ислама на российское общество и государство охватывает три основные области: собственно религиозную, духовнокультурную и политическую. Итоги и перспективы «пробуждения» ислама в каждой из этих областей неоднозначны.

В духовно-культурной сфере ислам далеко не раскрыл своих возможностей, не стал органичной частью нравственного и интеллектуального обновления страны и не играет заметной роли в развитии культуры российского общества. Удивительно, но из всех российских юридических вузов, включая и университеты в традиционно мусульманских республиках с преобладающим тюркоязычным населением, до недавнего времени мусульманское право преподавалось лишь в одном, да и то в московском, причем на факультативной основе. Как система духовных ценностей, как особая цивилизация и культура (в том числе политико-правовая) ислам едва ли знаком гражданам России, которые в целом воспринимают его прежде всего как идеологию и политическую силу, угрожающую ее стабильности, целостности и конституционным основам. В этой сфере государство пока не заняло четкой позиции, ограничиваясь общими декларациями о признании ислама носителем гуманных ценностей.

Неоднозначность процессов, происходящих в этих двух сферах, определяет и роль ислама в политической жизни страны. По разным причинам на нее не оказывают заметного влияния умеренные и лояльные исламские лидеры, центры и организации, стремящиеся использовать возможности ислама во благо государства и общества. Гораздо бoльшую активность проявляют организации и лидеры оппозиционной, а порой и радикальной ориентации, противопоставляющие себя властям. В условиях политической пассивности основной массы мусульман именно они формируют политический облик ислама. Поэтому в целом роль ислама в нынешней российской политике оказывается противоречивой, а с середины 90-х годов он все чаще ассоциируется в общественном сознании с экстремизмом и терроризмом. Не случайно и государство, ограничиваясь в последнее время борьбой с радикализмом, по существу, не использует позитивный политический потенциал ислама. Такое отношение государства к исламу неадекватно месту этого феномена в жизни современной России и не способствует решению сложных задач, которые он ставит перед страной.

Между тем ислам — не только религия и, следовательно, не предмет исключительных полномочий соответствующих духовных центров, которые порой демонстрируют стремление его монополизировать и даже приватизировать. В то же время выстраивание взаимодействия с этими центрами не может заменить полноценную государственную политику в отношении мусульман. Положение осложняется тем, что в последнее время власти вынуждены не столько заниматься решением проблем религиозной жизни как таковой, сколько реагировать на политическую активность ислама. Но если их позиция здесь и обозначена, то ее нельзя назвать четкой, последовательной и стратегически выверенной. Склонность смотреть на ислам как на подозреваемого или даже обвиняемого проявляется уже в том, что решение большинства задач поручено прежде всего правоохранительным органам и силовым структурам. Складывается впечатление, что именно они определяют теперь принципиальную линию власти относительно ислама.

Это одностороннее отношение не отвечает актуальным потребностям самой власти. В целом она оказалась не готовой к масштабному вторжению ислама в политическую жизнь, когда обнаружилось, что испытанные формы взаимодействия с исламом-религией не могут обеспечить интересы государства перед лицом ислама-политики.

Новый этап развития, в который вступила Россия, требует разработки целостной государственной политики, рассчитанной на то, чтобы включить позитивный нравственный и интеллектуальный потенциал ислама в процесс демократических преобразований, а также придать его активности в политико-правовой сфере такую направленность, которая содействовала бы укреплению государственности и правовой системы страны, консолидации российского общества. Последнее особенно важно, поскольку эта сфера прямо соприкасается с общенациональными интересами, в обеспечении которых государству принадлежит ключевая роль.

В этом отношении власть не может и дальше действовать непоследовательно — предоставлять исламу-религии свободу и в то же время максимально ограничивать (если не исключать) политическую роль ислама, видя в нем главным образом угрозу конституционному порядку. Она должна не вытеснять ислам из политики, а направлять его политическую активность и лежащую в ее основе идеологию в русло, отвечающее интересам России. Поскольку речь идет о вопросах, прямо касающихся государства, именно ему надлежит определить точные границы, формы, направления и даже конечные цели этой активности, а также выработать механизм, позволяющий на нее воздействовать.

Эффективность государственного подхода будет выше, если параметры участия ислама в российской политике получат собственно исламское обоснование, если это участие будет опираться на позитивные начала мусульманской политической и правовой культуры, адаптированные к условиям светского государства.

Эту задачу надо решать в общем контексте противодействия актам экстремизма, апеллирующего к исламу. При разработке и проведении долгосрочной политики в вопросах ислама государство должно исходить из определенных принципов. Прежде всего следует констатировать, что оно не только не противодействует самому исламу и не рассматривает его как противника, но считает возрождение ислама фактором стабильного развития страны, видит в исламской культуре (в том числе политической и правовой) важную составляющую часть жизни российского общества и государства. Исламские ценности — не угроза национальным интересам и безопасности России, а ее потенциальное богатство и подспорье.

Вместе с тем нужно сознавать, что ислам — не только религия, но и особая цивилизация и культура. В рамках этой культуры сформировалось богатое идейное наследие, включающее и политико-правовые концепции. Если к богословским постулатам и чисто религиозным аспектам ислама государство в силу своего светского характера должно относиться нейтрально, то исламские представления о власти, праве, политике не могут быть для него безразличны. Здесь нужно четкое различение тех принципов ислама, которые оно поддерживает или даже берет на вооружение, и тех, которые нельзя признать совместимыми с нормами современного демократического общества.

Необходимо иметь в виду, что в исламской культуре сложились самые разные взгляды на основы власти и права, на отношения человека и государства, на общество в целом. Центральное место в идейном наследии ислама и в современной исламской мысли занимают не эти примитивные тезисы, а теоретическое обоснование таких принципов, как умеренность, стабильность, лояльность по отношению к властям, постепенность, совещательность, стремление к компромиссу и консенсусу, избежание вреда и др. Поэтому политико-правовое учение ислама может и должно служить демократическим силам, работать не на дестабилизацию, а на консолидацию общества и российского государства.

Общий недостаток знаний мусульманской правовой культуры — одна из причин того, что под предлогом возрождения шариата легализуются обычаи и традиции, не имеющие ничего общего с исламским правом. Так, некоторые местные обычаи (в том числе кровная месть) воспринимаются населением как неотъемлемая часть шариата, хотя шариат решительно их осуждает. Между тем нормы мусульманского права, напротив, могли бы помогать преодолению тех адатов, которые вроде бы направлены на защиту свободы, чести и достоинства человека, а на деле способствуют сохранению неравенства и произвола.

Обращение к мусульманскому праву в целях преодоления неправовых адатов, как правило, оказывается значительно результативней обычных законодательных мер. В этом ярко проявляется его роль не только как собственно правового инструмента, но и как мощного социально-психологического фактора — ведь действенность мусульманского права объясняется его особой близостью к правосознанию и вообще к мировоззрению мусульман, воспринимающих его в тесном единстве со своими национально-культурными корнями и верой.

Мусульманское право в их глазах становится инструментом легитимации действующего законодательства. Для мусульман исключительно важно осознавать, что последнее по крайней мере не противоречит ценностям шариата и основным принципам их права.

К сожалению, существующие в сегодняшней России судебная и правоохранительная системы не учитывают эти особенности мировоззрения мусульман в своей практике. Позиция российского государства по отношению к мусульманско-правовой культуре требует серьезного пересмотра. В настоящее время шариат воспринимается властными структурами как символ исламского фундаментализма и сепаратизма.

Попытки поддержать ислам без шариата может привести к тому, что этот мощный политико-идеологический инструмент останется в руках исламских радикалов. Государство должно активно обращаться к достижениям мусульманской правовой культуры. В самом деле, российское общественное мнение обычно ассоциирует ислам с экстремизмом, жестокостью, насилием, и нередко такая оценка находит подтверждение в действиях исламских политических группировок. Между тем мусульманская правовая мысль особо выделяет такую черту ислама, как умеренность, нацеленность на поиск компромиссов и избегание крайностей.

Изучение современных исламских политико-правовых идей и практики их реализации в цивилизованных исламских странах может нейтрализовать негативные последствия уже отмечавшейся политизации российского ислама, помочь разобраться в истинных причинах так называемого исламского терроризма, нетерпимости, насилия и неуступчивости, которые не только угрожают социальной, национальной и конфессиональной стабильности, но и наносят вред престижу самого ислама. Без обращения к мусульманскому праву трудно добиться цивилизованной интеграции ислама в российскую политическую жизнь.

Только на этом пути российское общество получит возможность более эффективно решать политические, социально-экономические, культурные проблемы регионов традиционного распространения ислама и подорвать влияние сил, использующих исламские лозунги в сепаратистских антигосударственных целях. Вместе с тем принципиальная линия власти по отношению к исламу предполагает проведение правовой политики, основанной на строгом соблюдении российской конституции и принципов действующего законодательства.

От политики в отношении ислама во многом зависят перспективы сотрудничества России с мусульманскими странами, а значит — и ее роль в современном мире. Грамотная стратегия поможет Российской Федерации поднять свои отношения с этими странами на новый уровень, что не только укрепит экономику страны, но и сделает ее внешнюю политику более сбалансированной и независимой.


 

[1]                             Gashamoglu. Философские и социологические проблемы социального управления. — «Сада», 2008. — 264 с.

[2]                             Алексеев В.В., Алексеева Е.В., Зубков К.И., Побережников И.В. Азиатская Россия в геополитической и цивилизационной динамике ХVI–ХХ веков. — М.: Наука, 2004. — 599 с.

[3]              Алекберов А.К. Эпоха классического ислама на Кавказе: Абу Бакр ад-Дарбанди и его суфийская энциклопедия «Райхан ал-хака'ик» (XI–XII вв.). — М.: Восточная литература, 2003. — 847 с.

[4]              Максуд Р. Ислам / Пер. с англ. — М.: Фаир-Пресс, 1988. — 304 с.



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.