Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Современные проблемы и перспективы развития исламоведения, востоковедения и тюркологии. Материалы III Всероссийской молодежной научно-практической конференции16 мая 2009 года
25.05.2011


 

Л. Садыкова,
аспирантка Института востоковедения РАН

Реформа Конституции Турции
как конец двоевластия?

Сегодня уже мало кто сомневается, что «светская» оппозиция готова избавиться от исламистов у власти любыми средствами. Безоглядную уверенность в своей правоте ей дают действующая Конституция 1982 г. и поколебленный, но не ликвидированный особый статус армии в системе государственных политических институтов. Если Конституция открывает возможность преследования любой политпартии по конфессиональному или этническому признаку, то армия (да и Конституционный суд) все еще является конституционным инструментом этого преследования.

Крайне существенно, что, начиная с 2005 г., в военной доктрине ВС Турции на первое место поставлены не внешние, а внутренние угрозы, исходящие прежде всего от исламистов и курдов.

Можно полагать, что пятый военный переворот в новейшей истории Турции, направленный на свержение правящей исламистской ПСР в 2002–2008 гг., не состоялся лишь потому, что партия вовремя получала мощную поддержку изнутри – от избирателей и извне – от США и стран Евросоюза, заинтересованных, каждая по своим причинам, в отходе Турции от затянувшегося фактического двоевластия и подчинении армии единственной легитимной власти – гражданской.

Вот как это выглядит в отточенных, исчерпывающих формулировках резолюции 1622 (2008)1, принятой Ассамблеей Совета Европы 26 июня 2008 г. по докладу Ван ден Бранде (Комиссия по мониторингу) «Функционирование демократических институтов в Турции: последние события»:

– Ассамблея напоминает, что в своей рез. 1380 (июнь 2004 г.) она приняла решение закрыть процедуру мониторинга в отношении Турции... будучи убеждена, что турецкие власти будут продолжать и закреплять реформы, осуществление которых потребует внесения в ближайшие годы серьезных изменений в ее нормативно-правовую базу...

– Ассамблея с удовлетворением отмечает, что правительство Турции, возглавляемое г-ном Эрдоганом, уже в течение более пяти лет обеспечивает устойчивый экономический рост и проведение политических реформ...что позволило открыть в октябре 2005 года переговоры о вступлении в Европейский союз...;

– Однако весной 2007 года реформы были приостановлены, когда в результате политического кризиса, разразившегося после того, как Великое национальное собрание Турции (далее «парламент») не смогло избрать нового президента республики. Этот кризис привел к досрочному проведению в июле 2007 года парламентских выборов, которые, по мнению Ассамблеи и других международных наблюдателей, в целом были признаны соответствующими обязательствам Турции перед Советом Европы и европейским стандартам, касающимся свободных и справедливых выборов... высокая явка избирателей подтвердила доверие к демократическим процессам в Турции.

– Получив на выборах в июле 2007 года 46,6%, Партия справедливости и развития (далее ПСР) премьер-министра Эрдогана обеспечила подавляющее абсолютное большинство... нынешний парламент лучше отражает политическое многообразие страны, чем предыдущий, представляя около 90% избирателей.

– Однако за утверждением парламентом 9 февраля 2008 года поправок к Конституции и Закону о высшем образовании, которые смягчили запрет на ношение мусульманских платков в университетах, последовал новый кризис. Конституционный суд 5 июня 2008 года признал, что эти поправки были противоречащими светским принципам и объявил их неконституционными.

– Одновременно с этим 14 марта 2008 года главный прокурор Верховного суда Турции начал судебные действия по роспуску правящей партии ПСР на том основании, что партия стала «центром антисветской деятельности», и на пять лет запретил заниматься политической деятельностью 71 члену партии, включая президента Гюля и премьер-министра Эрдогана, а также 39 членам парламента...

– Ассамблея твердо убеждена, что государства – члены СЕ должны быть светскими государствами. Однако критерии светскости не могут применяться к политическим партиям, поскольку политические партии, руководствующиеся моральными ценностями различных религий, широко распространены в большинстве государств – членов СЕ. Когда такая партия приходит к власти и правительство принимает антиконституционные решения, юридические меры следует предпринимать именно в отношении этих решений, а не в отношении стоящей за ними политической партии.

– Ассамблея обеспокоена тем, что судебный процесс против правящей партии, а также против премьер-министра и президента республики серьезно влияет на политическую стабильность в стране, а также демократическое функционирование государственных институтов, тормозя безотлагательные... политические реформы.

– ...Конституционный суд страны не должен подвергаться какому бы то ни было давлению. В этом плане Ассамблея уверена, что последний будет применять европейские стандарты, касающиеся роспуска политических партий, сформулированные на основе судебной практики Европейского суда по правам человека по статьям 10 (свобода выражения мнения) и 11 (свобода объединения и собрания) Европейской конвенции о правах человека, и рекомендаций, касающихся запрета и роспуска политических партий и аналогичных мер, принятых Европейской комиссией «За демократию через право» (Венецианская комиссия) в декабре 1999 года.

– Ассамблея отмечает, что Турция имеет давнюю историю закрытия политических партий, причем почти с нарушением ст. 11 Европейской конвенции о правах человека. В своей рез. 1380 (2004) о закрытии процедуры мониторинга в отношении Турции Ассамблея, подчеркнув, что частота роспуска политических партий является источником реальной озабоченности, выразила надежу на то, что поправки к Конституции, принятые в октябре 2001 года, а также поправки, внесенные в законодательство о политических партиях «приведут к ограничению использования такой крайней меры, как роспуск».

– Ассамблея... напоминает, что Европейский суд по правам человека неоднократно заявлял, что роспуск политических партий, сопровождающийся временным запретом на политическую деятельность для ее лидеров, является наиболее радикальной мерой; столь жесткая мера должна применяться лишь в наиболее серьезных случаях.

– Ассамблея также напоминает о своей резолюции 1308 (2002), в которой она подчеркивает, что, хотя демократии и имеют право защищать себя от экстремистских партий, роспуск политических партий следует рассматривать как исключительную меру, применяемую лишь в тех случаях, когда данная партия прибегает к насилию или угрожает гражданскому миру и демократическому конституционному порядку страны.

– Она отмечает далее, что в свете тех же реформ Комитет министров в 2007 году завершил процедуру надзора за исполнением решений Европейского суда по всем делам, касающимся роспуска политических партий в Турции в период с 1991 по 1997 год, поскольку он был удовлетворен надлежащим исполнением соответствующих судебных решений. При этом Комитет министров настоятельно призвал турецкие власти продолжать свои усилия, с тем чтобы напрямую применять решения Суда через их имплементацию в турецком законодательстве.

– Судебные разбирательства, проводимые в настоящее время в отношении ПСР, независимо от их исхода, вновь открывают дискуссию относительно правовой базы закрытия политических партий в стране и показывают, что, несмотря на вышеупомянутые реформы, вопрос о роспуске политических партий в Турции все еще не закрыт. Ассамблея отмечает, что необходимость продолжения конституционных и законодательных реформ стала совершенно очевидной (выделено автором).

Пока внутриполитическая обстановка стране характеризуется своеобразным динамическим равновесием, когда обе противоборствующие стороны – правящая исламистская ПСР и оппозиция (старые светские политпартии, университетская элита, часть СМИ и судебной системы и, конечно, армия) – внимательно следят друг за другом, выжидая удобного момента для нанесения решающего удара. Целью оппозиции является отстранение ПСР от власти, целью ПСР – реформирование Конституции.

«Ползучая» исламизация органов государственной власти под руководством правящей ПСР вызывает у «кемалистского истеблишмента» и «партии генералов» все большее беспокойство. Однако воспользоваться имеющимися рычагами влияния им в XXI веке гораздо труднее, чем в веке XX. Теоретически армия может также воспользоваться каким-либо обострением ситуации в регионе, например вокруг Ирана или в Иракском Курдистане, чтобы выступить, а заодно и подтвердить свой особый статус в стране. Сейчас это трудно прогнозируемо.

Но в любом случае исключить исламистские круги из политической жизни оппозиции уже не удастся, ибо народ их поддержал. Евросоюз устами ряда глав европейских стран достаточно жестко и не однажды предупреждал турецких военных, что они должны держаться как можно дальше от публичной политической жизни страны. К тому же и в самой армии появилось немало сторонников ПСР и Р. Эрдогана.

В турецком обществе постепенно утверждается осознание того, что намерения ПСР – не исламская революция, а растянутая на несколько лет постепенная и глубокая социально-экономическая реформация в духе умеренного исламизма, с постоянными ссылками на современные демократические ценности и с оглядкой на ЕС[1].

Некоторые наблюдатели указывают на происламский уклон среди самой турецкой элиты, начало которому положил влиятельный богослов и мыслитель Фетхулла Гюлен, последние годы проживающий в США. Привлекательная сторона его учения состоит в том, что, освещенные в правильном ключе, ислам и демократия вполне могут сочетаться. Работы Гюлена защищают диалог между сообществами и религией. Лично Гюлен встречался с Папой Римским Иоанном Павлом Вторым, греческим православным патриархом Варфоломеем, главным раввином Израиля Элияху Бакши-Дороном и другими духовными лидерами.

Очень важно, что теологические представления Гюлена находятся в пределах турецкой господствующей суннитской тенденции, будучи более отзывчивой к современному миру, чем многие другие исламские течения. Недаром турецкие секуляристы крайних взглядов почувствовали в Гюлене реальную угрозу в сторону пересмотра закосневшей светской системы страны.

Но как добиться компромисса в политической практике при пока что полной непримиримости сторон?

По мнению уже бывшего министра иностранных дел Турции и главного представителя Турции на переговорах с Евросоюзом Али Бабаджана, высказанному на совещании министров иностранных дел стран – участниц НАТО в 2008 г., нужно менять действующую Конституцию Турецкой Республики от 1982 г. Чисто технически она настолько обросла поправками за 26 лет (13 поправок к 79 статьям), что к ним требуется отдельный путеводитель.

Однако главную головную боль создает то, что она была утверждена в рамках военного режима и нарушает основные права и свободы, включая свободу слова, вероисповедания и собраний.

С этим мнением солидарен еврокомиссар по вопросам расширения ЕС Олли Рен: «Конституционная реформа в значительной степени ускорила бы принятие Турции в ЕС и могла бы разорвать «замкнутый круг» политических кризисов в стране, в т.ч. попытки отстранения от власти правящей ПСР с использованием Конституции 1982 г. в 2002–2008 гг.»

Еще дальше идут оценки упомянутой Ассамблеи Совета Европы от 26 июня 2008 г:

– Полный пересмотр Конституции 1982 года, которая, несмотря на неоднократные пересмотры, все еще несет на себе отпечаток государственного военного переворота 1980 года, а также комплексный пересмотр законодательства о политических партиях необходимы для приведения этих документов в полное соответствие с европейскими стандартами. При проведении таких реформ турецким властям следует, в частности, подумать о принятии более жестких критериев при роспуске политических партий, таких как попустительство или подстрекательство к насилию или же открытые угрозы основным демократическим ценностям, в соответствии с... рекомендациями Венецианской комиссии.

– Ассамблея напоминает, что... она предложила Турции в рамках процесса реформ при содействии Венецианской комиссии ««провести основательную реформу Конституции 1982 года с целью приведения ее в соответствие с существующими европейскими стандартами». Как никогда очевидной стала необходимость разработки новой гражданской конституции.

– В этом плане Ассамблея отмечает инициативу правительства по разработке проекта новой конституции и полагает, что это открывает значительные возможности для проведения широкой общенациональной дискуссии с участием всех структур общества. Она призывает правительства завершить этот процесс в тесном сотрудничестве с Венецианской комиссией. Новая конституция должна, в частности, гарантировать наличие адекватной системы сдержек и противовесов и поставить в центр внимания защиту прав человека и основных свобод в соответствии с европейскими стандартами, с тем чтобы в полном объеме обеспечить демократическое функционирование институтов Турции и консолидировать проводимый ею процесс модернизации и реформ.

– ...Ассамблея... призывает все государственные институты уважать полномочия друг друга... судебные власти также обязаны соблюдать эти стандарты и принципы и действовать соответственно.

– Ассамблея поручает своей Комиссии по мониторингу активизировать свой постмониторинговый диалог с Турцией, внимательно следить за развитием демократического функционирования ее государственных институтов, и, в частности за процессом разработки проекта конституции, и при необходимости серьезно подумать о возможности возобновления процедуры мониторинга в отношении Турции.

Стоит обозначить, что 31 марта с. г. в Брюсселе прошло совещание Смешанной парламентской комиссии Турция – ЕС. На заседании был представлен доклад европарламента по Турции. Также вышеупомянутый Олли Рен заявил, «что они изучают решение Европейского суда об отмене визового режима в отношении граждан Турции».

Госминистр и глава делегации на переговорах Турции с ЕС Эгемен Багыш заявил, что правительство серьезно относится к проведению дальнейших реформ и переговорному процессу. «Достигнув консенсуса с оппозиционными партиями, мы внесем поправки к конституции, проведем реформы в судебной сфере, в функциях государственного аудита, по правам и свободам человека для прогресса и развития Турции», – подчеркнул Эгмен Багыш[2].

Надо отметить, что правящая ПСР уже предпринимала такую попытку в 2007 г. Однако сделала на этом пути неловкие, а то и ошибочные шаги. Прежде всего она действовала келейно, не вовлекая в этот процесс другие политические партии и организации. В результате, когда проект новой конституции получил утечку в СМИ, из него вычленили лишь положение о хиджабах, что привело к громкому конституционному скандалу и политическому кризису.

Тем временем другие важные политические события отвлекли и продолжают отвлекать внимание турецкой общественности: участившиеся столкновения с курдами, конфликт между Россией и Грузией, обновление связей Турции с Арменией, посредничество Турции между Сирией и Израилем, глобальный экономический кризис и, наконец, скандал вокруг подпольной организации турецких военных «Эргенекон», подрывающей правящий режим.

По мнению А. Бабаджана, пока что ясно одно: любая попытка обновления турецкой конституции будет столь же ответственна, а может быть, и опасна, сколько операция на открытом сердце. Но делать ее обязательно надо, ибо Турция ушла далеко вперед по сравнению с тем военным периодом, который эта конституция отражает.

На основании высказываний А. Бабаджана и других турецких лидеров западноевропейские аналитики полагают, что дальнейшее продвижение Турции по пути реформ должно происходить в стабильном конституционном поле. Возобновление конструктивной дискуссии относительно новой конституции было бы Турции только на пользу в самом ближайшем будущем.

[1] Киреев Н.Г. Некоторые проблемы светскости и гражданского общества в Турции в начале XXI века», сб. статей «Турция накануне и после парламентских выборов 2007 г.», Москва, 2008.

[2] «Совещание Смешанной парламентской комиссии Турция-ЕС», 31.03.09. – URL: http://www.trtrussian.com



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.