Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Современные проблемы и перспективы развития исламоведения, востоковедения и тюркологии. Материалы III Всероссийской молодежной научно-практической конференции16 мая 2009 года
25.05.2011


 

Ю. Новикова,
студентка ННГУ им. Н. И. Лобачевского

Исламский фактор в истории Эфиопии

В 90-е годы основными причинами разногласий между Эфиопией и Эритреей стали споры на экономической почве, спровоцировавшие реанимацию застарелого конфликта. Граница между государствами не была детально демаркирована и не соответствовала никаким географическим характеристикам. Выделяют три спорные зоны – в районе шоссе на Асэб; на шоссе Адиграт–Асмара, где помещаются Заламбесса, Адиграт и Цорена, примерно к югу от Массауа; и к югу от Баренту. Споры по поводу этих зон унаследованы от времен итальянской колонизации, когда рубеж между колонизованной итальянцами Эритреей и независимой Эфиопией толком никогда не был определен. В последней зоне граница, например, определена «параллельно побережью на расстоянии 60 км», хотя побережье в том районе имеет тенденцию менять начертание, и довольно значительно. Непосредственной причиной самих военных действий 1998–2000 гг. послужили спорные участки границы между Эфиопией и Эритреей, но основа для взаимной неприязни закладывалась давно.

Конфликт Эфиопии и Эритреи имеет длительную предысторию. Тысячелетия назад земли Эритреи были центром древней эфиопской цивилизации. Постепенно этот центр смещался к югу, на территорию нынешней Эфиопии, а населявшие Эритрею народы в отличие от христиан-эфиопов в большинстве своем приняли мусульманство.

Ислам появился в Эфиопии почти одновременно со своим возникновением, примерно в VII в. н. э. Принято считать, что первые последователи Мухаммеда попросили правителя Аксумской империи, находившейся в то время на территории современной Эфиопии, защитить их родственников от преследования в Мекке. Среди бежавших с Аравийского полуострова в 615 г. были две будущие жены Мухаммеда, Осман, ставший впоследствии третьим халифом, и дочь пророка. Хотя часть из бежавших вернулась затем на Аравийский полуостров, многие из них остались в Эфиопии и поселились в районах Уоло и Тиграй (местечко Негаш), именно они считаются отцами-основателями мусульманского сообщества Эфиопии. Поэтому местечко Негаш, где находятся несколько древних захоронений и мечетей, считается одним из важнейших центров поклонения мусульман.

Арабы основали торговые порты вдоль побережья Африканского Рога, и эти анклавы стали своеобразными воротами для медленного, но непрерывного проникновения Ислама в западную Африку. В X в. н. э. распространение ислама дошло до области Харар.

В XIX в. на территории Эфиопии проживал народ, исповедовавший ислам, – галласы. По словам русского офицера А. К. Булатовича, побывавшего в Эфиопии, «все земли от г. Адис-Абабы на запад до р. Баро и от Абая на юг до Каффских гор населены галласами-оромо».

Первое указание на галласов в «Абиссинской истории царств» относится к 1480 г. Во время царствования Искандера галласы сделали первое нашествие на абиссинские земли и разрушили монастырь Атронес Мариам. В 1539 г. появляется Гранье.

Это уроженец Харарской области, принадлежавшей уже в то время галласам, принявшим ислам. «Воспользовавшись, с одной стороны, стремлением галласов занять земли абиссинцев, с другой – подняв среди мусульманского населения прибрежной полосы знамя пророка и объявив священную войну, Гранье вторгнулся в Абиссинию, сжигая и разрушая монастыри и церкви», – пишет А. К. Булатович.

Сначала галласы обрушились на Шоа, на провинции Менжар и Анкобер, но затем, в то время как галласы Арусси самостоятельно воевали против племен Южной Эфиопии, постепенно вытесняя их и занимая нх места, Гранье, воодушевленный идеей исламизма, направился в Северную и Центральную Абиссинию, на культурный и религиозный центр империй, и разрушил Аксум. В 1545 г. Гранье был убит в Дамбии, у оз. Цана, и с его смертью нашествие галласов потеряло значение религиозной войны. Пришедшие с ним галласы-мусульмане заняли лучшие земли в провинции Воло, на юге же и на западе галласы Арусси продолжали постепенно вытеснять коренных обитателей этих земель – народы амара и сидамо: первых – к северу за Абай, вторых – к югу в горы Каффы.

В своей работе русский путешественник А. К. Булатович подробно описывает современных ему галласов. Он обращает внимание на то, что тип галласов очень красив: мужчины обыкновенно очень высокого роста, скульптурно сложены, сухи. Черты лица правильные и красивые. Одеваются разные племена не совсем одинаково, в зависимости от места поселения. Более близкие к абиссинцам племена носят шаммы, но драпируются ею не так красиво, как абиссинцы, закидывая большей частью оба конца на одно плечо и оставляя правую руку и половину груди обнаженными. В юго-западных областях, где хлопка почти нет, вместо шаммы они надевают шкуру барашка или козленка, штаны можно увидеть только на богатых галласах или живущих в пограничных местностях, обыкновенно же кругом бедер у них обвязано нечто вроде кожаного фартучка. Одежда женщин также меняется в зависимости от большего или меньшего расстояния от абиссинцев. В пограничных областях они носят абиссинские длинные женские рубашки, в более же отдаленных от границы местах они обвязывают кругом тела кусок материи или выделанную воловью кожу, обшитую раковинками и бисером.

Домашний быт галласов, по словам Булатовича, очень прост. Они не строят деревень, каждая семья селится отдельно. Между ними распространено многоженство, каждая жена живет в отдельном доме, причем для каждой жены заводится отдельное хозяйство. Постройка их домов отличается от абиссинских тем, что крыша лежит не на одном столбе, а на многих. Внутри дома разделяются перегородками на три части. Первая от входа предназначена для загона скота на ночь, так как дома не огорожены заборами. В средней части горит очаг и варится пища. Крайняя от входа часть устлана циновками и служит спальней. Посторонние туда не допускаются.

«Галласы большей частью оседлые, – пишет А. К. Булатович, – но тут можно различить три оттенка их культуры. Есть оседлые галласы, которые почти исключительно довольствуются продуктами своего скотоводства, почти не обрабатывая земли... Другие занимаются почти исключительно хлебопашеством и пчеловодством, третьи же занимаются тем и другим в равной мере и еще кустарными промыслами».

Кроме того, русский офицер замечает, что галласы очень предприимчивы и находятся в торговых сношениях с Суданом, Каффой и негрскими племенами. Но свои товары они редко довозят до моря, а предпочитают сбывать их в Годжаме, Шоа или Джимме Аба-Джефара.

Главная черта галласа, по мнению Булатовича, – это любовь к полной самостоятельности и свободе. Поселившись на каком-нибудь участке земли, выстроив себе хижину, галлас не хочет признавать никого, кроме своей личной воли.

«Их прежнее государственное устройство было воплощением основной черты их характера – большое число мелких самостоятельных государств с фиктивной властью царьков или с республиканским устройством». Однако наряду с такой самостоятельностью для галласов характерно большое уважение к главе семьи, к старикам племени, к обычаям, но все это до тех пор, пока это его лично не чересчур стесняет.

«Галлас – поэт, он обожает природу, любит свои горы и реки, считая их одушевленными существами, – продолжает русский офицер А. К. Булатович. – Он страстный охотник. Галласы вполне боевой народ. Они очень храбры, и убийство у них, как и у других народов, возведено в культ. Еще очень недавно были некоторые племена галласов, где юноша не имел права вступать в брак до тех пор, пока не убил слона, льва или человека. Убивши же кого-нибудь из них, галлас помадил себе голову маслом, надевал браслеты, кольца, серьгу в ухо».

Также путешественник обращает внимание на то, что первоначальное государственное устройство галласов, их судопроизводство и уголовное право значительно изменились в связи с завоеванием края абиссинцами. Первоначально они были разбиты на массу отдельных родов и каждый рад был вполне самостоятельной единицей. Большая часть из них, а именно все западные роды имели монархическое устройство, а некоторые южные – республиканское. Республики Гомы и Геры выбирали нескольких правителей, которых весьма скоро, при малейшем поводе к неудовольствию, выгоняли. Во всех остальных родах старший в роде, происходящий по старшей линии от родоначальника, был главою государства. Но права его были совершенно фиктивны, поскольку он не пользовался никакими доходами от своих подданных, и не имел права собирать подати. Доходы же его состояли из редких добровольных приношений, части военной добычи и доходов с собственных имуществ, скота и земель, так как при майоратной системе наследования он, происходя по старшей линии от родоначальника, был самым богатым владельцем в своем роду. В случае войны он становился во главе своего рода, но не мог ни начать, ни прекратить войны, ни предпринять чего бы то ни было самостоятельно, не посоветовавшись со стариками.

Таким было устройство галласских государств до завоевания их абиссинцами, но с момента завоевания времени мирный быт и государственное устройство галласов совсем изменились. Их мирный быт был нарушен, свобода потеряна, и независимые, свободолюбивые галласы попали под строгую властью завоевателей-абиссинцев. Последние же преследовали в управлении края две цели, фискальную и политическую – безопасность края и обеспеченность от восстания. Все семьи галласов были обложены податью (очень маленькой) и, кроме того, прикреплены к земле. Часть населения обязана обрабатывать землю на главного правителя страны, часть разделена между солдатами и войсковыми начальниками; весь край разделен между отдельными войсковыми начальниками, которые кормятся со своего участка и кормят своих солдат.

«Страшное истребление при завоевании (более половины населения) отняло у галласов всякую возможность думать о каком бы то ни было восстании, и свободолюбивый, не признававший никаких авторитетов, кроме быстроты своего коня, силы руки и меткости копья, галлас проходит теперь тяжелую школу повиновения», – повествует А. К. Булатович.

Управляют абиссинцы, через начальников родов аба-коро и аба-ланга (помощник первого). Аба-коро – глава рода, который собирает галласов для каких бы то ни было работ, собирает кофе для начальника области, взимает с них подать и, когда надо, дурго. Абиссинские начальники только наблюдают за правильностью действий аба-коро и чуть что заковывают его на некоторое время в цепи. Первая судебная инстанция – аба-коро, но в важных делах идут прямо к начальнику области, который наказывает по абиссинским законам, а в случае политических преступлений, грабежа, покушения на убийства или убийства абиссинца применяет смертную казнь.

Кроме покоренных галласов, были еще три государства – Джимма, Лека и Уалага – добровольно покорившиеся Абиссинии и платившие ей дань. Там сохранились прежние порядки, абиссинцы получают с них подать и не вмешиваются в их самоуправление.

Возникает вопрос: каковы отношения побежденных к победителям? Современник описываемых событий А. К. Булатович считал, что «галласы с их по крайней мере пятимиллионным населением, занимающим лучшие земли, на всем протяжении говорящие одним языком, могли бы представлять, если бы они сплотились, громадную силу. Но сепаратический характер народа не допустил подобного сплочения. Теперь покоренные абиссинцами, обладающими высшей культурой, они понемногу перенимают у своих завоевателей эту последнюю, принимают их веру, и так как национальная идея отсутствует, то, по всей вероятности, они со временем сольются с абиссинцами, тем более что последние очень умело и тактично с ними обращаются, не насилуя их нравов и верований и относясь к ним законно и справедливо. Опасность представляют только те государства, которые платят подать и сохраняют свою самостоятельность. У этих в правящем классе видна ненависть к абиссинцам, хотя они и переняли у последних все обычаи и даже домашний этикет. В случае внутренних замешательств эти государства, наверное, постараются воспользоваться ими. Но император Менелик не трогает их до поры до времени, ввиду того что они самые доходные области его империи».

Император Менелик II проводил мудрую политику, направленную на поддержание веротерпимости и стабильности в его государстве. Однако положение галласов оставалось тяжелым. Так, например, русский офицер Л. К. Артамонов писал о том, что «обращение абиссинцев, особенно солдат, с жителями-галласами донельзя грубо и часто переходит в самое наглое самоуправство и насилие».[1] Он же отмечает в своем труде, что «жители (галасы) запуганы и забиты и с трудом скрывают свою ненависть к абиссинцам, причем жалобы на их притеснения прорываются часто, особенно со стороны богатых и именитых галласов, бывших до завоевания царями или правителями областей, а теперь – с отнятыми наполовину личными землями – прозябающих не у дел; некоторым даны звания, а более надежным, покорившимся добровольно, сохранены права на управление частью прежних областей, под строгим присмотром абиссинцев-начальников»[2].

В течение длительного времени Эритрея была оторвана от Эфиопии – она находилась под властью Египта, Судана, а в 1885 г. там высадился итальянский морской десант. Еще раньше итальянцы закрепились в южной части побережья в районе Асэба. В 1890 г. итальянцы объединили все захваченные ими территории в границах колонии Эритрея, в то время как Эфиопия сохранила свою государственность, отстояв ее в двух войнах с Италией – в конце XIX века и в 1935–1941 гг. Присоединение Эритреи было своеобразным «призом» Эфиопии как участнице антигитлеровской коалиции. Эритрейцы-мусульмане не захотели жить в христианской эфиопской империи и с начала 60-х гг. развернули партизанскую борьбу, поддержанную большинством исламских стран. Эта поддержка несколько ослабла после того, как в 1974 г. к власти в Эфиопии пришел просоветский режим Менгисту Хайле Мариама – «социалистическая» часть исламского мира предпочла идеологическую солидарность религиозной. Эфиопия стала одним из опорных пунктов влияния СССР и получала массированную военно-техническую помощь. Разумеется, что оппозиционные эритрейцы стали пользоваться большим вниманием со стороны Запада. После распада СССР и сферы советского влияния в мире помощь правительству Эфиопии прекратилась, и оно было быстро свергнуто.

В настоящее время влияние ислама в Эфиопии усиливается. В 1991 г. в Аддис-Абебе было всего 8 мечетей, в 2006 г. стало 18. Почти при каждой мечети есть кораническая школа. Ежемесячная плата за обучение необязательна, но желательна[3]. Кроме распространения мусульманской веры, мусульманские коранические школы играют значительную роль в распространении грамотности в Эфиопии.

Свободе вероисповедания и выражения своего мнения посвящена отдельная статься конституции, в которой говорится о том, что «каждый человек имеет право на свободу мыслей, совести и вероисповедания... если только они не противоречат ограничениям, предписанным законом и необходимым для защиты общественной безопасности, мира, здоровья, образования, моральных устоев общества или основных прав и свобод других людей, а также обеспечению независимости государства от религии»[4].

Распространению ислама в стране способствует не только деятельность отдельных магнатов-мусульман, но и множества неправительственных мусульманских организаций. Некоторые занимаются предоставлением гуманитарной помощи обществу во время природных катаклизмов или чрезвычайных ситуаций, голода или эпидемий. Другие вовлечены в более долгосрочные проекты, направленные на общественное развитие, т.е. сельское хозяйство, здравоохранение, образование и т.д., в наименее развитых мусульманских странах. Другие исламские неправительственные организации просто занимаются обращением в ислам, распространяя печатные издания, рассказывая о ценностях и учении ислама в средствах массовой информации.

Некоторые из этих организаций используются как механизм распространения политического ислама с возрастающей скоростью, объединяя пропаганду веры с материальной помощью среди бедных слоев населения.

В 1980 г. в Эфиопии не действовало ни одной исламской неправительственной организации, в то время как в 2000 г. их стало 13[5].

Таким образом, распространение ислама в Эфиопии происходило с начала существования этого государства. В настоящее время распространение ислама связано со следующими факторами:

во-первых, привлекательность для населения, так как ислам не противоречит традиционным верованиям (позволяя, в частности, полигамию);

во-вторых, взаимосвязь экономической составляющей и просветительской функции ислама: активная деятельность неправительственных исламских организаций, осуществляющих помощь бедным, принявшим ислам; возможность работать в арабских странах;

в-третьих, отсутствие противодействия со стороны правительства, разрешающего свободу вероисповедания;

в-четвертых, соседство мусульманских стран, окруживших Эфиопию плотным кольцом.

[1] Артамонов Л. К. Через Эфиопию к берегам Белого Нила. – М.: Наука, 1979. – С. 53.

[2]Там же. С. 55.

[3] Миронова В. Ислам в Эфиопии: причины и реальные факты. Путевые заметки экспедиции, проходившей в Эфиопии в сентябре 2006 г. / В. Миронова. // Религия и СМИ. – 21 ноября 2006. – URL: www.religare.ru/article35106.htm

[4] The Constitution of the Federal Democratic Republic of Ehtiopia. 1st year № 1. Addis Ababa – 21st August, 1995. – Article 27: Freedom of Religion, Belief and Opinionp. – URL: (электрон. ресурс) http://www.law.ugent.be/pub/nwr/elw/MainConstitutionpage.htm

[5] Миронова В. Ислам в Эфиопии: причины и реальные факты. Путевые заметки экспедиции, проходившей в Эфиопии в сентябре 2006 г. / В. Миронова. // Религия и СМИ. – 21 ноября 2006. – URL: www.religare.ru/article35106.htm



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.