Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Современные проблемы и перспективы развития исламоведения, востоковедения и тюркологии. Материалы III Всероссийской молодежной научно-практической конференции16 мая 2009 года
25.05.2011


 

И. Ярхамов,
студент КГУ имени В. И. Ульянова-Ленина

Турецкий фактор в генезисе ваххабизма

На сегодняшний день СМИ делают попытки представить всю историю зарождения ваххабитского учения, да и вообще всю историю Саудовской Аравии как историю возникновения терроризма. К числу подобных работ, посвященных ваххабизму, можно отнести работу Л.Б. Маевской «Осторожно, экстремизм!»[1] Так же можно назвать статью Дмитрия Михайлина «Ваххабизм – не просто зло, это смертоносное зло»[2] в «Российской газете», где террористические исламские организации якобы берут свое начало со времен возникновения ваххабитского течения. Таким образом, получается такая ситуация, что читатель, сравнивая ваххабизм, поданный ему как прародитель терроризма, с исламом, обнаруживает глубинную взаимосвязь того и другого, в результате возникает идея «глобального исламского заговора», нити которого тянутся по всему миру.

Заранее оговоримся, что применительно к религиозно-политическому движению, возникшему в Аравии в XVIII в., мы используем устоявшийся в западной литературе термин «ваххабизм».

Слово «ваххабизм» и производные от него имеют в современном русском и других языках (например, арабском) негативный оттенок. Даже сами ваххабиты относятся к этому слову с неодобрением. Ваххабизм – это одно из множества течений (направлений) в исламе. Сам ислам существует в виде великого множества локальных «фрагментов», и каждый из этих «фрагментов» претендует на то, чтобы быть «настоящим», «правильным» исламом, и для своих последователей таковым и является. Ваххабизм не исключение из этого правила.

В зарождении ваххабитского течения в Аравии причастны великое множество факторов, причин и предпосылок. Нам с исторической точки зрения представляется интересным из всего этого числа факторов выделить турецкий фактор. То есть рассмотреть зарождение учения как ответ или как последствие подчиненности Аравии Османской Турции, как реакцию на «отуреченный» ислам в виде суфистского учения, который проникал в святые для мусульман Мекку и Медину через турецких паломников, совершающих хадж.

Точки зрения на причины возникновения ваххабитского учения различны. Сами ваххабиты считают причиной возникновения своего учения то, что искажение ислама стало причиной всех бедствий в Аравии. Есть также точки зрения врагов ваххабитов, которые считают ваххабитское движение как одну из ересей, как одну из многочисленных сект, целью которого являются разрушить единство в исламском мире[3]. Среди европейцев, посетивших Аравию во время ваххабитского движения, высказывается такая версия, что ваххабизм – это, по сути, национально-освободительное движение арабов против турецкого владычества при объединении арабских стран под знаменем «правильного ислама»[4].

Ж. Раймон, французский артиллерист на службе багдадского паши, отмечал, что антитурецкие настроения были широко распростанены в Аравии. Один араб сказал ему: «Придет день, когда мы увидим араба, сидящего на троне халифов; мы слишком долго находились под гнетом узурпатора»[5].

Для знакомства с точкой зрения турецкой стороны для нас представляет интерес сайт Hakikat Kitabevi, где можно найти электронный вариант книги «Признания английского шпиона»[6], составленной на основе воспоминаний сотрудника Британского министерства по делам колоний мистера Хамфера турецким автором М. Сиддиком Гюмюшем с собственными комментариями. По словам Хамфера, «в 1710 г. министерство [колоний] поставило перед ним задачи... способствовать расколу ислама изнутри... насадить внутри него ненависть друг к другу...» Задача была предопределена стремлением Британии ослабить Османскую империю и Иран. Выполняя ее, Хамфер и познакомился с неким молодым человеком по имени Мухаммед бен Абдул Ваххаб Ан-Наджадий. «По характеру до предела честолюбивый, темпераментный, враждебно настроенный к властям Османской империи, – рассказывает Хамфер, – он решил проявить себя и создать новое течение в исламе. И это течение называется ваххабитским течением... Министерству удалось привлечь на свою сторону Мухаммеда бен Сауда, эмира Ад-Дараия. Ваххабизм стал государственной религией Ад-Дараия... Наши силы укрепились»[7].

Комментатор делает вывод, что «10 фундаментальных утверждений ваххабитского учения сформулированы и внедрены в исламскую религию гражданином Англии мистером Хамфером через бен Абдул Ваххаба... для подрыва ислама изнутри и последующего его уничтожения»[8].

Однако министерство колоний было создано в 1854 г. (до этого существовала должность госсекретаря по делам колоний), что наводит на сомнения в достоверности представленных в книге материалов. Факт же «турецкого следа» публикации «Признаний...» позволяет предполагать наличие намерения представить ваххабизм «порождением» Британии в целях раскола Османской империи.

Все вышесказанное может быть выражено следующими словами: «Усилия Запада в прошлом были направлены на раскол единого Ислама и противопоставление исламских школ, но потерпели неудачу. Запад тогда пошел по пути политизации исламских движений»[9], – как однажды заявил декан факультета сравнительного изучения религий Дамаскского университета, член Высшего совета Оксфордского университета М. Саид Рамадан аль-Бути.

В конце XVIII в. Великобритания окончательно утвердила свое владычество в Индии. Англичане утверждают окончательную и безоговорочную свою безопасность и гегемонию в Персидском заливе и на юго-востоке Средиземноморья, одновременно оставляя их свободными от влияния других европейских государств. Английская дипломатия активизирует свою деятельность на примыкавших к Персидскому заливу странах.

Великобритания, преследуя свои колониальные интересы, была заинтересованна в подержке ваххабитского движения, но никак не могла стать ее причиной. Поскольку Великобритание была заинтересованна в ослаблении Османского влияния в регионе Юго-Восточного Средиземноморья, а ваххабитское движение преследовало цель освобождения от турецкого владычества, то союз между английскими послами и правящей ваххабитской элиты был вполне возможен и правомерен. Всплеск ваххабитского течения является логическим продолжением ослабления Османской империи.

Помимо политической составляющей в турецком факторе, которое выражается в освобождении от турецкого владычества, также наличествует и религиозная составляющая. Ведь Аравия в то время стала местом столновения таких разных исламских течений, как суфизм и сверхортодоксальность (ханбализм). Эти течения по-разному относились к исламу, их в корне отличающееся понимание ислама порой даже перетекало в открытое столкновение.

Итак, суфизм – феномен, возникший в рамках ислама, обладавший своей спецификой, так же как и ваххабизм со своей сверхортодоксальной догматикой, происходящей из самой природы ислама, позволяет считать его субкультурой арабо-мусульманской культуры.

Официальная суннитская церковь Османской империи до XV в. относилась к суфийским орденам крайне враждебно. Но впоследствии суфизм сумел примениться и к суннизму. Свою доктрину суфисты прикрывали авторитетом Мухаммеда и его Корана[10]. В последующем официальное мусульманское духовенство относилось к суфийским орденам терпимо. Но потом «[Османская] империя покрылась сетью суфийских дервишских орденов»[11]. В конце концов уже наблюдается картина, что султаны и вельможи стараются записаться в члены какого либо ордена, т.е. просто формально считаться дервишами. Так, например, для высшей чиновной бюрократии Турции становится традицией состоять в дервишском ордене Мевлеви. Турецкое новое войско – янычары – связывается с другим дервишском орденом Бекташей[12].

Суфии предавали исключительное значение поклонению святым, включая в их число пророков от Адама до Мухаммеда и многих знаменитых суфиев.

В литературе нередко высказывается точка зрения об абсолютной несовместимости ваххабизма и суфизма. Однако учение ранних ваххабитов не содержит прямой критики тасаввуфа, мистического пути познания Бога[13].

По мнению же известного ученого М.А. Васильева, из положений и практики ваххабизма вытекало его вполне определенное антисуфийское содержание, точнее, осуждение суфизма в том виде, который он получил распространение в Османской империи XVIII в. М.А. Васильев склоняется к тому, что учение ваххабитов не содержало открытых выпадов против этого течения в исламе. Абдаллах, сын основателя ваххабизма, даже сказал однажды, что он не против суфизма[14]. Но Васильев при этом же оговаривается, что это высказывание может оказаться тактической оговоркой[15].

С точки зрения истинного ваххабизма, опиравшегося на Коран, Сунну и богословов первых трех веков ислама, суфизм – это «новшество», смертный грех. Против суфиев-дервишей, по существу, направлено и осуждение культа святых, и выступление против колдовства и магии. Не стоит забывать и то, что одним из важнейших ритуально-бытовых «табу» ваххабизма было запрещение табака и гашиша, четок, музыки, громогласного пения, экстатических групповых радений, чем обычно сопровождались обряды суфиев, так как система дервишизма-суфизма основана главным образом на организованном гипнозе[16].

Это в глазах ваххабитов выглядело как отход от ислама, как упадок нравов, как осквернение учения Мухаммеда и вообще как нечто сложно постижимое. Вполне возможно, что наличие суфистской атрибутики и практики около святых для мусульман Мекки и Медины во время хаджа вызвало ваххабитское движение. «Ваххабиты с презрением относятся к роскошным одеждам турецких паломников»[17], – отмечает британский поданный И. Буркхардт, который путешествовал в Аравии и который оставил для нас богатые сведения об Аравии XVIII–XIX вв.

Предметом споров ваххабитских ученых с последователями различных суфийских тарикатов был вопрос о признании батин («внутренний», эзотерический смысл Корана) и захир («внешнее», буквальное понимании Корана и сунны). Ваххабиты в противоположность суфиям и присущей им природой понимания ислама полностью отвергали батин, опираясь только на захир[18].

Обоснованность притязаний ваххабизма к суфизму заложена в основе их верований. Избирательное толкование Писания, на котором зиждется авторитет фундаментализма, не может позволить иных толкований. Поскольку ваххабиты обычно считают свои толкования буквальными, а значит, неоспоримо верными, любого рода психологическое или мистическое толкование священного текста представляет главную угрозу монополии, которую те хотят утвердить для традиции[19].

Одним из самых ярких проявлений борьбы с турецким суфийским исламом является «антихаджская» политика ваххабитов.

Известие о взятии ваххабитами Мекки в 1803 г. и Медины в 1804 г. повергло османские власти в панику и уныние. Османов беспокоило не столько насильственное отторжение от их «Богом хранимого» государства бедных полупустынных земель, сколько сокрушительный удар по их престижу и духовному авторитету. Ведь в какой мере падал в глазах миллионов правоверных престиж Сиятельной Порты, в такой же мере увеличивалось значение и могущество новых покровителей Мекки и Медины – Саудидов[20]. Взятие Мекки, по существу, было претензией аравийцев на ведущую роль в исламском мире.

С этого же периода ваххабиты стали чинить всяческие препятствия для караванов паломников из Османской империи, в частности из Сирии и Египта. С паломниками из Османской империи шли музыканты, игравшие на тамбуринах, барабанах и других инструментах. Многие паломники везли собой спиртные напитки. Караваны нередко сопровождали группы проституток. Как отмечал английский путешественник И. Буркхардт, аравийские арабы возмущались продажными судами, произволом в Османской империи, половыми извращениями, открыто практиковавшимися турками, их заносчивостью[21]. Все это не могло не вызывать у ваххабитов отвращения паломничества суфистов в виду полного несоответсвия с их религиозными и моральными нормами[22].

Употребление вина во время возникновения ислама в Аравии являлось характерной чертой горожан. Неупотребление же вина считалось одной из характерных особенностей бедуинской жизни, идеализированной древней ближневосточной традицией[23]. Таким образом, мы можем сделать предположение, что одной из причин столкновения ваххабитов с турецкими суфистами был природный антагонизм между пустынной бедуинской аравийской культурой со сравнительно более высокой степенью урбанизированными паломниками из Османской империи.

Ваххабиты потребовали, чтоб караван с паломниками являлся в Хиджаз без махмаля и музыкальных иснтрументов, без каких-либо небогоугодных вещей. Одновременно ваххабиты стали повышать налог на хадж. Уже в 1803 г. каждый сирийский паломник заплатил ваххабитам 8 пиастров за право побывать в Мекке. Вскоре паломники были вынуждены платить 10 за человека, 10 – за верховое животное, 100 кошельков (кошелек равен 500 пиастров) – за проход всего каравана[24].

Взятие Мекки, помимо материального и религиозного расчета, также имело и политический расчет. Османская империя с самого начала понимала, что Аравия как часть империи, как провинция слишком отдалена и контроль за этой территорией представляет собой огромную сложность. Поэтому было решено, что контроль всей Аравии будет возможен через контроль над святыми городами Мекка и Меддина. Власть в этих городах принадлежала местным правителям, шерифам. Возможности своеволия и неподчинения турецкой власти правителями Порты было заблаговременно предусмотрено – для политических интриг всегда были наготове шерифские семьи, жившие в Стамбуле.

В тех исторических условиях хиджазцы сочувственно относились к официальной форме ислама в Османской империи – основному поставщику паломников и денежных средств.

На борьбу с ваххабитами поднялся преданный Порте мекканский шериф Галиб. Однако с самого начало его расчеты не оправдались. В первую очередь он просчитался насчет своих союзников, так как накануне взятия Мекки на сторону ваххабитов перешел его ближайший родственник и помощник Осман аль-Мудайфи. Вокруг аль-Мудайфи тот час начали концентрироваться все бедуинские племена, которые были недовольны деспотичным правлением Галиба. Однако присланный в Мекку в конце 1798 г. султанский ферман, в котором содержалось требование укрепить города Хиджаза, вселил психологическую уверенность в Галиба. Он в 1801 г. наносит первым удар по ваххабитам, однако терпит неудачу. В ответ на это в 1802 г. аль-Мудайфи берет почти без боя город Эт-Таиф.

Встревожанный Галиб попытался получить помощь от Порты. Однако падение Мекки предотвратить не удалось.

Сауд с главными силами ваххабитов в конце марта 1803 г. направился на Хиджаз. В это время в Мекке находились вооруженные паломники из Сирии, Египта, Магриба, Маската и других стран. Несмотря на просьбы Галиба, они отказались участвовать в военных действиях против ваххабитов, по всей вероятности, даже среди паломников Галиб не пользовался авторитетом и уважением. Галиб с немногочисленными и верными ему воинами бежал в Джидду. При всей враждебности, существовавшей между Саудом и Галибом, это не помешало сохранить отношения между родом Саудидов и семьей мекканского правителя. В качестве губернатора Мекки ваххабиты сделали Абд аль-Муина, брата Галиба.

Таким образом, можно сказать, что антихаджская политика ваххабитов была в первую очередь вызвана потребностью в ослаблении сторонников Османской империи в Мекке.

Бунт ваххабитов против «отуреченного» ислама, как показало развитие событий, далеко вышел за религиозные рамки и приобрел военно-политический характер. Это было столкновение арабской бедуинской цивилизации со светской исламской турецкой цивилизацией. Ваххабизм стал знаменем арабского национального движения против турецкого владычества в Аравии.

[1] Маевская Л.Б. Осторожно экстремизм! Изд. 1-е. – Киев, 2002.

[2]Михайлин Д. Ваххабизм – не просто зло, это – смертоносное зло // Российская газета. – 1999. – № 191.

[3]Ислам.ру // Муфтий Мекки Зайни Дахляни. С чего начинается ваххабизм? – URL: http://www.islam.ru/lib/warning/zaini (последнее посещение 1 марта 2009 года )

[4]Геополитика Кавказа // Кавказ и ваххабизм: Почему подрывные действия на Кавказе рядятся в ваххабитскую одежду? – URL: http://kavkaz.geopolitika.ru/analit/vahhabizm?PHPSESSID=91bd32f2765720e0cea9c3e8355e6708 (последнее посещение 1 марта 2009 года).

[5]Raymond J. Les wahabys: do*****ent inedit de 1800. Cairo,1925. P.34.

[6]Hakikat Kitabevi. Признание английского шпиона – URL: http://www.hakikatkitabevi.com/russian/russian.htm (последнее посещение 1 марта 2009 года)

[7]Hakikat Kitabevi. Признание английского шпиона. – URL: http://www.hakikatkitabevi.com/russian/russian.htm (последнее посещение 1 марта 2009 года)

[8]Геополитика Кавказа // Кавказ и ваххабизм: Почему подрывные действия на Кавказе рядятся в ваххабитскую одежду? – URL: http://kavkaz.geopolitika.ru/analit/vahhabizm?PHPSESSID=91bd32f2765720e0cea9c3e8355e6708 (последнее посещение 1 марта 2009 года).

[9]Ислам.ру // Рамадан Аль-Бути: Политика и религия. – URL: http://www.islam.ru/pressclub/analitika/buti/ (последнее посещение 1 марта 2009 года).

[10]Смирнов Н.А. Современный ислам. – М., 1930; Шумов С., Андреев А. Ваххабиты XVIII–XX веков. – М., 2003. – C. 86.

[11] Васильев А.М. История Саудовской Аравии (1745 г. – конец XX века). – М., 1999. – С. 75.

[12]Смирнов Н.А. Современный ислам. М, 1930; Шумов С., Андреев А. Ваххабиты XVIII–XX веков. – М., 2003. – C. 86.

[13]Осман бен Бишр. Унвал ал-маджд фи тарих Надхд. Ч. 1. – Мекка, 1349/1930–1931. – 151 с.

[14]Ибн Абд аль-Ваххаб, Абдаллах ибн Мухаммед. Ар-рисаля (Послание). – Аль-хадийя ас-суннийя ват-тухва аль-ваххабийя ан-надждийя (Суннитский дар и ваххабитская недждийская диковинка). Каир, 1342 х. С.54.

[15] Васильев А.М. История Саудовской Аравии (1745г. - конец XX века). М., 1999. – С. 85.

[16]Смирнов Н.А. Современный ислам. – М., 1930; Шумов С., Андреев А. Ваххабиты XVIII–XX веков. – М., 2003. – C. 86.

[17]Burckhardt J.L. Notes one the Bedouins and Wahabys Collected during His Travels in the East by John Lewis Burckhardt. Vol. 1. – C. 102.

[18]Смирнов Н.А. Современный ислам. – М., 1930; Шумов С., Андреев А. Ваххабиты XVIII–XX веков. – М., 2003. – C. 86.

[19]Эрнст Карл. Суфизм. – URL: http://www.sufism.ru/libr/txt/ernst/ernst.htm (последнее посещение 1 мая 2009 года).

[20]Новая и новейшая история // Египет и государство: «Война в пустыне» (1811–1818 гг.). -- К.А. Киселев. № 4, 2003.

[21]Burckhardt J.L. Notes one the Bedouins and Wahabys Collected during His Travels in the East by John Lewis Burckhardt. Vol. 1. – C. 110–111.

[22]Осман Ибн Бишр. Унван аль-маджд фи тарих наджд (Символ славы в истории Неджда). Ч. 1–4, 1349 х.

[23]Шифман И.Ш. О некоторых установлениях раннего ислама // Ислам: религия, общество, государство. – М. 1984. – С. 37.

[24]Васильев А.М. История Саудовской Аравии (1745г. – конец XX века). – М., 1999. – С. 115.



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.