Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Современные проблемы и перспективы развития исламоведения, востоковедения и тюркологии. Материалы II Всероссийской молодежной научно-практической конференции (Нижний Новгород, 23 мая 2008 г.)
20.05.2009

И. А. Ахатов,
аспирант Института истории Академии наук Республики Татарстан

К вопросу о политическом устройстве Большой Орды

Политический строй Большой Орды, соответствовавший позднезолотоордынским традициям, известен довольно неполно. Мы можем определить конкретную территорию, описать роль хана в государстве, охарактеризовать военную силу, а вот административное устройство и разделение должностей описывается в источниках довольно скудно.

В 60-х годах XV века Астраханское ханство выделилось в самостоятельное государство[1], остатки территории Золотой Орды на юго-западе также превратились в самостоятельное государственное объединение, известное под названием Большой Орды. Начало ее формирования относится к тридцатым годам XV века[2], когда впервые появляется само название Большая Орда. Для ее окончательного оформления потребовалось значительное время. Только с образованием Казанского и Касимовского ханств определилась государственная граница Большой Орды на севере и северо-западе; в 40-х годах в связи с выделением Крымского ханства более или менее установилась пограничная линия между ею и Крымом. Государственная территория Большой Орды полностью определилась только в 60-х годах отделения ее из состава Астраханского ханства. Сохранившиеся в небольшом количестве документы[3] позволяют установить приблизительные районы кочевья населения Большой Орды. «Ахматовы Горы», в районе Саратова, «Ахматкин брод» на реке Инсаре, вблизи города Саранска, согласно татарским преданиям, получили свое название именно в связи с пребыванием там татарского царя, т. е. хана Большой Одры Ахмата. В районах реки Суры и Мокши Большая Орда граничила с Казанским ханством, в верховьях Цны и Дона – с Касимовским ханством и Рязанским княжеством. Таким образом, под властью хана Ахмата оставались большие владения, расположенные между Волгой и Днепром, с одной стороны, и от Северного Кавказа до границ Русского государства – с другой. Название «Большая Орда» полностью оправдывала свое наименование в смысле обширности принадлежащей ей территории.

Внутренняя административно-политическая организация ханства практически неизвестна. Из письма хана Ахмата оттоманскому султану Мухаммету III (1476 г.) видно, что хан считал себя единственным претендентом на наследство Чингиз-хана, назвав себя единственным из Чингисхановых детей[4]. Хан Большой Орды Ахмат, хотя и считал себя верховным главой всех татарских государств, образовавшихся на распаде Золотой Орды, по существу он был ханом лишь той части бывшего владения Джучидов на западе, из которой сложилась Большая Орда, отличавшаяся от остальных татарских государств разве лишь по размеру своей территории. В Большой Орде правила собственная династия, причем в 1491–1504 гг. тут известен калга, т. е. в ханстве существовал институт официального наследника престола. Из ярлыка Ахмата Ивану III примерно этого же времени[5] вытекает, что ханство состояло из «семидесяти орд». Но в связи с тем, что достоверность данного ярлыка подвергается сомнению[6], информация о делении государства на внутренние «орды» остается малонадежной. Можно лишь высказать предположение, что речь в данном случае идет о каких-то крупных кланах (возможно, во главе с карача-беями), имевших устойчивый характер и контролировавших фиксированные кочевья. Конечно, в Большой Орде существовал и свой административный аппарат (известны послы, «молзозода большой молна базарский»)[7], но подробных сведений о его структуре мы не имеем.

Ни одно из вновь образованных татарских государств, за исключением Ногайской Орды, не могло располагать таким количеством воинских людей, которым располагал хан Ахмат. Наличие большого количества воинов давало возможность хану вести агрессивную политику по отношению к соседям Большой Орды. Ахмат был инициатором образования коалиции ханов сибирских, казахских и ногайских мурз против узбекского хана Шейх-Хайдара, сына преемника хана Абулхаира[8]. Агрессивную политику проводил Ахмат и по отношению к Руси[9]. Восстановление временной зависимости русских земель от хана, подчинение крымских татар, включение бывших татар Сеид-Ахметовой орды в составе Большой Орды[10] на время усилило могущество Большой Орды среди других татарских государств, образовавшихся после распада Золотой Орды. В ярлыке Ивану III Ахмат называет себя владетелем «четырех конец земли», «семьдесят орд», носителем «Батыева знамени»[11]. Такой же похвальный характер носит его письмо турецкому султану Мухаммеду III, написанное в июне 1476 года. В своем письме хан рассматривает себя как единственного претендента на наследство Чингис-хана; рекомендует своему «брату» турецкому султану не только установить братство и дружбу между обоими государствами, но и заключить военный союз, «в какую бы сторону султан совершит поход», «поддерживать его с этой стороны», т. е. со стороны Большой Орды[12].

Как показало дальнейшее развитие событий, успехи Ахмата были кратковременными, тесно связанными со случайностью военного успеха, не подкрепленного социально-экономическим развитием страны. Население Большой Орды, как прежде, оставались кочевниками, их хозяйство базировалось на примитивном скотоводстве и было почти не затронуто товарно-денежными отношениями[13]. Не случайно от хана Ахмата и от его преемников не сохранилось ни одной монеты, выбитой с их именами, в то время как его современники в Крыму, Астрахани чеканили свои монеты[14].

Большая Орда имела обширную территорию, мощную военную силу, но все это не было подкреплено развитой административной и экономической системой.

Итак, политическое устройство Большой Орды выглядело следующим образом[15].

 

Хан

«Большой диван» – Совет всей земли

«Малый диван» – Совет карача-беев

Муфтий

судья-кадий

беи

мурзы

огланы

Купцы и ремесленники

«Кара халык» – «черный люд»

 

Судя по схеме, можем утверждать, что политическое устройство Большой Орды было продолжением золотоордынской политической традиции и была схожа с другими татарскими ханствами. Смогла ли Большая Орда выработать какие-то свои оригинальные политические институты, это уже вопрос будущих исследований.


[1]       Зайцев И. В. Астраханское ханство. – М.: Изд-во Моск. ун-та, 2004. – С. 6.

[2]       Зайцев И. В. Между Москвой и Стамбулом. Джучидские государства, Москва и Османская империя (нач. XV – пер. пол. XVI вв.). – М.: Фонд Сороса (Россия), 2004. – С. 61.

[3]       Сборник Русского исторического общества. – Т. 95. – СПб., 1895. – С. 19, 149.

[4]       Сафаргалиев М. Г. Распад Золотой Орды // На стыке континентов и цивилизаций... (из опыта образования и распада империй X–XVI вв.). – М.: ИНСАН, 1966. – С. 517.

[5]       Там же. С. 516.

[6]       Исхаков Д. М. Тюрко-татарские государства XV–XVI вв. – Казань: Институт истории имени Ш. Марджани АН РТ, 2004. – С. 62.

[7]       Зайцев И. В. Между Москвой и Стамбулом. Джучидские государства, Москва и Османская империя (нач. XV – пер. пол. XVI вв.). – М.: Фонд Сороса (Россия), 2004. – С. 53.

[8]       Сафаргалиев М. Г. Распад Золотой Орды // На стыке континентов и цивилизаций... (из опыта образования и распада империй X–XVI вв.). – М.: ИНСАН, 1966. – С. 517.

[9]       Григорьев А. П. Время написания «ярлыка» Ахмата // Историография и источниковедение истории стран Азии и Африки.– Вып. 10.– Л., 1987. – 47 с.

[10]     Сафаргалиев М. Г. Распад Золотой Орды // На стыке континентов и цивилизаций... (из опыта образования и распада империй X–XVI вв.). – М.: ИНСАН, 1966. – С. 516.

[11]     Зайцев И.В. Между Москвой и Стамбулом. Джучидские государства, Москва и Османская империя (нач. XV – пер. пол. XVI вв.). – М.: Фонд Сороса (Россия), 2004. – С. 60.

[12]     Там же. С. 90.

[13]     Исхаков Д. М. Тюрко-татарские государства XV–XVI вв. – Казань: Институт истории им. Ш. Марджани АН РТ, 2004. – С. 61–62.

[14]     Сафаргалиев М. Г. Распад Золотой Орды // На стыке континентов и цивилизаций... (из опыта образования и распада империй X–XVI вв.). – М.: ИНСАН, 1966. – С. 517.

[15]     По: Миргалеев И. М. Образование татарских ханств // Электронный учебник по истории татарского народа и Татарстана. Часть 2.



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.