Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Современные проблемы и перспективы развития исламоведения, востоковедения и тюркологии. Материалы II Всероссийской молодежной научно-практической конференции (Нижний Новгород, 23 мая 2008 г.)
20.05.2009

Л. М. Гаратуева,
студентка Казанского государственного университета им. В. И. Ульянова-Ленина

Реформы в области высшего образования в Турецкой республике
(30–50-е гг. XX в.)
 

Изучение истории любого государства включает в себя несколько аспектов. Это политическая сторона, экономическое развитие, общественные движения, развитие науки, системы просвещения и культуры. Зачастую большее внимание при исследованиях уделяют первым факторам, реже – вторым. Но это не говорит о маловажности последних.

На мой взгляд, образование является одним из важных элементов развития общества. Ведь еще в древности ему уделяли большое внимание, так как только образованные люди могли занимать высокие государственные должности и управлять государством.

Актуальность темы заключается в том, что проблема образования очень сложна, в то же время очень интересна и имеет место быть в любое время. К тому же она мало изучена. Можно лишь отметить, что данную проблему со всех сторон раскрыл Т. П. Дадашев в своей работе «Просвещение в Турции в новейшее время (1923–1960)»[1], в которой дается полная характеристика системы просвещения в Турции в указанный период. В основном же данной теме посвящены статьи, в которых рассматриваются отдельные вопросы, так или иначе касающиеся системы просвещения.

В первой половине ХХ века в Турции произошли коренные изменения, которые оказали значительное влияние на все стороны жизни турецкого народа. 29 октября 1923 г. была провозглашена Турецкая республика во главе с президентом Кемалем Ататюрком и 20 марта 1924 г. принята новая конституция, 3 марта этого же года был ликвидирован халифат. Таким образом, в истории Турции начался новый период, известный как Первая Турецкая республика.

Преобразования в государственном устройстве повлекли за собой изменения во всех сферах жизни, в частности в области просвещения. Цель данной работы состоит в том, чтобы выявить основные направления реформирования высшего образования в Турции в 30–50-е гг. XX века и его результаты. Для достижения цели необходимо решить следующие задачи:

рассмотреть основные этапы преобразований в 30-е гг. и их итоги;

выяснить, каким изменениям подверглось высшее образование в период правления нового правительства в 50-е гг.

Основной задачей кемалистского правительства в культурном строительстве в 30-е годы было улучшение системы светского образования, которое с каждым годом охватывало все больше граждан страны. Особенно важными были мероприятия по усовершенствованию университетского образования. С этой целью было решено приступить к реформе Стамбульского университета.

31 мая турецкий меджлис принял закон, по которому «Дарюльфюнун» (старое название университета) был переименован в университет. В тот же день был принят еще один закон, где говорилось, что «реформируемый университет должен стать центром научно-исследовательской работы в стране и осуществлять связи с научными центрами других стран»[2].

1 августа 1933 г. состоялось официальное открытие реорганизованного университета. Почти полностью был обновлен его состав в том смысле, что из стен университета были удалены все лица, ничем не доказавшие научного характера своей работы, и приглашен ряд профессоров, главным образом из Германии.

Проводя реформу, правительство преследовало также цель покончить с остатками богословского образования. По личному указанию Кемаля Ататюрка в 1933 г. было принято решение, согласно которому теологический факультет университета прекратил свое существование. Вместо него был создан специальный исследовательский институт по изучению ислама. Это было первое в истории Турции исследовательское учреждение, которое изучало историю ислама не с религиозных, а с научных позиций.

Важным мероприятием при реорганизации Стамбульского университета явилось принятие закона, согласно которому поступающие в университет должны были сдавать государственные экзамены по одному из иностранных языков.

Определенное развитие в 30-е годы получила научно-исследовательская работа преподавательского состава университета. В течение 1933–1938 гг. было издано 54 научных труда по различным отраслям знаний[3]. По тем временам это было немало, если учесть, что прежде все высшие учебные заведения Турции, вместе взятые, не выпускал столько научной литературы, сколько выпустил один университет за пять-шесть лет.

В числе мероприятий турецкого правительства, направленных на дальнейшее развитие высшего образования, следует отметить введение бесплатного обучения для небольшой части молодежи, а также назначение государственной стипендии особо отличившимся в учебе студентам, которая выплачивалась в размере 100–150 лир два раза в год[4]. Это было сделано с целью привлечь в университет и высшие учебные заведения страны наиболее способных молодых людей. Первые государственные стипендии были выплачены уже в 1934 г.

Во второй половине 30-х гг. правительство провело ряд мероприятий, связанных с подготовкой к открытию университета в Анкаре. В 1934–1935 гг. было организовано два самостоятельных факультета – юридический и лингвистико-историко-географический. Также в 1935 г. в Анкару была переведена стамбульская школа гражданских чиновников и преобразована в Школу политических знаний. Она стала одним из ведущих учебных заведений по подготовке государственных чиновников, дипломатов, финансистов, юристов и т. д.

Вышеуказанные два факультета и Школа политических знаний вместе составили основу открытого в 1946 г. Анкарского университета.

Развитие высшего образования в Турции шло неравномерно и своеобразно. Высшие учебные заведения были сосредоточены главным образом в Анкаре и Стамбуле. К 1939 г. из 19 высших учебных заведений 15 находились там. Из 10 967 студентов в 1938/39 гг. в Стамбульском университете училось 5075 человек.

Развитие высшего образования, открытие учебных заведений в столице вызвало необходимость централизованного руководства высшими школами. Таким образом, в 1933 г. был создан Комитет по делам высшего образования.

Турецкое правительство также проделало работу по подготовке научных и преподавательских кадров высшей квалификации. Некоторые из них были откомандированы за границу. Так, например, Хильми паша первым из турецких ученых защитил в Парижском университете диссертацию на степень доктора юридических наук, Афет Инан первая среди турчанок получила в Женевском университете степень доктора исторических наук.

В 30-х гг. кемалисты провели ряд мероприятий в области эмансипации женщин. В 1930 г. меджлис утвердил закон, который предоставлял женщинам право участвовать в выборах в городское самоуправление. Через год им было предоставлено право избрания в сельские советы старейшин, а в 1934 г. – в Меджлис. В конституции Турецкой республики говорилось, что «каждый турок, пользующийся своими политическими правами, имеет право занимать государственные должности в соответствии со своими способностями и заслугами»[5]. Так что и женщины могли с полной уверенностью пользоваться этим правом.

Развитие женского образования положительно сказывалось на активизации деятельности женщин в высших школах страны. Среди преподавателей вузов появляются первые женщины-турчанки: Себиха Джалиль (преподаватель философии в Стамбульском университете), Сабахат ханым (преподаватель истории в Анкарском педагогическом институте), Афет Инан (доцент Стамбульского университета) и др.

В 1939 г. во всех вузах страны преподавало 99 женщин, в том числе 38 – в Стамбульском и Анкарском университетах[6].

Постепенно женщины-турчанки выдвигались на государственные должности, в частности в органы управления народного образования. Десятки женщин стали директорами школ и лицеев, а также руководителями вилайетских отделов народного образования, инспекторами министерства народного просвещения. Так, например, Нефзад Айше была назначена директором отдела высшего образования министерства просвещения.

Таким образом, в 30-е гг. XX века кемалистское правительство проделало большую работу по реорганизации и усовершенствованию высшего образования, что явилось несомненным скачком вперед на пути развития всего государства.

В начале 1950 г. в Турции к власти пришло правительство Демократической партии во главе с Джелялем Баяром и Аднаном Мендересом, которое повело иную политику в области высшего образования. Началось восстановление религиозного обучения во всех звеньях образовательной системы. Нарушался принцип светского образования, созданию которого приложил немало сил Кемаль Ататюрк.

В 1950 г. в Анкарском университете был создан теологический факультет. Некоторые из университетской профессуры предложили ввести духовое образование во всех высших учебных заведениях. Профессор права Анкарского университета Али Фуад Башгиль осудил за «безбожие» всю страну и потребовал ликвидацию правительственного контроля над преподаванием религии, передачи высшего религиозного образования в руки Управления по религиозным делам.

Теологический факультет развернул активную деятельность не только по подготовке улемов (духовных лиц высшей квалификации), но и по пропаганде мусульманской религии. На факультете наряду с религиозными дисциплинами преподавались и общие предметы, такие как логика, искусство, право стран ислама, классическая турецкая и мусульманская литература, которые толковались с религиозной точки зрения.

Первыми преподавателями на факультете были выпускники недавно открытых курсов и школ имамов и хатибов. Также приглашались профессоры богословия из-за границы (Италии, Франции).

В этой связи активизировалось мусульманское духовенство. Важную роль в распространении пропаганды, в укреплении позиций ислама в культурной и общественной жизни Турции играли преподаватели и студенты. Они создавали учебные пособия для средних школ, вели пропаганду в университете и за его пределами. По их инициативе в 1958–1959 гг. был открыт ряд мечетей и духовных школ в Анкаре, Стамбуле, Конье и других городах Турции.

В 1959 г. в Стамбуле был открыт Институт ислама, который занимался подготовкой мусульманских богословов и ежегодно выпускал около 80–100 имамов[7]. Тремя годами раньше был открыт институт исследования ислама в Анкаре. Там изучали основы ислама, выявляли и исследовали редкие мусульманские тексты и книги, изучали религиозные законы и обряды и т. д.

Большое внимание правительство Демократической партии уделяло расширению сети высших технических учебных заведений с целью повышения числа инженерно-технических кадров. Это можно отчасти объяснить тем, что подавляющее большинство студентов училось на гуманитарных факультетах.

Еще в 1773 г. был открыт Стамбульский технический университет, деятельность которого в 50-е гг. XX века значительно активизировалась. Были открыты два новых факультета: судостроительных инженеров и горный. Стамбульский технический университет считался одним из ведущих высших учебных заведений. За 1951–1960 гг. он подготовил более 2,5 тысячи специалистов[8].

Бюджет этого университета, как и многих других, в основном состоял из государственной дотации, другие же источники его пополнения (сборы со студентов за экзамены, доходы, который получают факультеты, ведущие исследовательскую работу для частных промышленных и коммерчески организаций, доходы от издательства и т. д.) были незначительны. Бюджет 1949/1950 гг. составлял 12 658 696 турецких лир, из них 12 310 145 субсидирует государство[9]. К тому же надо отметить, что в 1953 г. правительство несколько ограничило автономию университета в вопросах распределения бюджета.

В 1958 г. в Анкаре был открыт Средневосточный технический университет, состоящий из трех факультетов: естественно-математических наук, инженерного и административного. Здесь вместе с турецкими студентами обучались молодые люди из других государств, таких как Иордания, Саудовская Аравия, Иран, Ирак и др. Этот университет должен был готовить специалистов для вышеперечисленных стран (и для Турции в том числе), содействовать их экономическому развитию и укреплять престиж Турции в мусульманском мире.

Определенную помощь новым техническим университетам оказывали американские университеты, которые снабжали их современным оборудованием, специальными машинами, приборами, необходимыми учебными пособиями.

В новых технических университетах для более глубокого изучения ряда технических наук было введено обучение на английском языке. Это объяснялось прежде всего отсутствием в Турции высококвалифицированных преподавателей технических дисциплин, а также тем, что на турецком языке не было необходимых учебников и научной литературы. Наряду с иностранными учеными в чтении технических курсов активное участие принимали и турецкие преподаватели. Ведь зачастую иностранцы не знали ни турецкого языка, ни истории Турции, а некоторые были даже малограмотными.

Открытие новых технических университетов, а также расширение деятельности Стамбульского технического университета способствовали развитию технического образования и ускоряли подготовку кадров технического профиля. Уже к концу 50-х годов в Турции одних только инженеров и архитекторов было подготовлено 5550 человек[10]: наличие технических кадров высшей квалификации позволило правительству использовать их в строительстве новых промышленных предприятий, культурно-просветительских и административных учреждений.

Однако подготовка технических кадров в Турции далеко отставало от передовых развитых стран того времени. Это можно объяснить нехваткой квалифицированных преподавателей, отсутствием нужных учебников и научной литературы. Не в лучшем положении находились и сами студенты. Во-первых, в университетах и институтах учились немногие, ведь до поступления нужно было окончить школу и лицей, к тому же обучение было платным. Поэтому в вузах учились и оканчивали их дети из состоятельных семей. Во-вторых, частыми были случаи нехватки мест в общежитиях, да и условия проживания в них оставляли желать лучшего.

Подводя итог, можно сказать следующее: за двадцать лет система образования в Турции претерпела значительные изменения, которые положительно сказались на ее развитии. Росло количество студентов, желающих обучаться в университетах и институтах, хотя бывали и случаи, когда мест в вузах не хватало. Женщины получили право получать высшее образование наряду с мужчинами, а также впоследствии занимать государственные должности. В общем, положительных моментов было достаточно, чтобы сказать, что высшее образование в Турции шло по правильному пути. Но были и свои недостатки, просчеты, которые надо было устранять. К ним можно отнести недостаточное оснащение необходимым оборудованием, нехватка преподавателей высшей квалификации, малочисленность выпускников, имеющих отличные знания в той или иной области, ограниченный доступ в высшие учебные заведения и т. д.

Таким образом, реформы в области высшего образования затронули все его ступени и явились толчком к дальнейшему развитию, ведь предстояло сделать еще многое, чтобы устранить все те недостатки, которые тогда имели место быть.


[1]       Дадашев Т. П. Просвещение в Турции в новейшее время (1923–1960). – М.: Наука, 1972. – 171 с.

[2]       Там же. С. 60.

[3]       Рыжова Л. Высшая школа в новой Турции // Высшая школа. – 1937. – № 4. – С. 106.

[4]       Дадашев Т. П. Просвещение в Турции в новейшее время (1923–1960). – М.: Наука, 1972. – С. 125.

[5]       Конституции буржуазных стран: в 4 т. Т. 3. Государства Азии, Аравийского полуострова и Африки / под. ред. Ю. В. Кобчникова. – М.: Соцэкгиз, 1936. – С .21.

[6]       Почаев Н. Н. Высшее образование в Турции // Вестник высшей школы. – 1962. – № 4. – С. 85.

[7]       Дадашев Т. П. Просвещение в Турции в новейшее время (1923–1960). – М.: Наука, 1972. – С. 134.

[8]       Рыжова Л. Высшая школа в новой Турции // Высшая школа. – 1937. – № 4. – С. 107.

[9]       Даниелян Р. С. Высшее образование в Турции // Известия. – 1965. – № 2.– С. 50.

[10]     Дадашев Т. П. Просвещение в Турции в новейшее время (1923–1960). – М.: Наука, 1972. – С. 128.



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.