Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Просветительские традиции ислама в Урало-Поволжье: Первые Фахретдиновские чтения
15.04.2009

Тузбеков Айнур Ильфатович,
Институт этнологических исследований Уфимского научного центра Российской академии наук, г. Уфа

Роль новометодных религиозных учебных заведений (медресе) в образовательной системе Оренбуржья (конца XIX — начала XX вв.).

 

К концу XIX началу XX вв. элита тюркских народов приходит к пониманию необходимости реформирования образования по европейским образцам, но на основе национальной и мусульманской школы.

Одобрение и поддержка «нового метода» частью духовенства и шейхов старшего поколения стали важнейшим фактором для его распространения среди тюркских народов Поволжья. Именно эти традиционалисты-ревнители ислама пришли к мнению о соответствии методов исламской догматике и эффективности «нового метода».

В ходе внедрения этих методов в образовательной сфере были созданы новометодные мектебы и медресе, обеспеченные учебной литературой, издаваемой в ряде новых мусульманских типографий. Сформировался литературный язык мусульман России — тюрки. Мусульманская элита начала в массовом порядке получать знание русского языка и русскоязычное образование. В крупнейших городских центрах возникли благотворительные общества как культурно-просветительные центры общин. Таким образом, сформировались институты общенационального образования, и вопрос стоял уже об их расширении и повышении уровня просвещения.

В первое время массового распространения новометодных школ, называемых джадидистскими, новые методы обучения вводились в уже существующие школы, во главе которых были обычно имамы. На съезде директоров народных училищ в Казани (1907) говорилось о некоем молодом мулле (по-видимому, о Г. Баруди. — М. Р.), который ввел в своем медресе доселе невиданные методы обучения и светские предметы и готовит учителей для подобных сельских школ.

Н. А. Бобровников, которого никак нельзя причислять к деятелям, симпатизирующим конфессиональным школам, в своей статье «Новые течения в мусульманской школе» признает, что в одном малоизвестном и незначительном медресе в Симбирской губернии, возглавляемом муллой, обследованном совершенно случайно в 1910 г., проверяющий нашел большой порядок, чистоту, преподавание естественных наук, обилие учебников, в том числе и переводы русских книг, отметил изучение русского языка. Далее автор говорит, что результаты этого обследования особенно любопытны в деле сопоставления действительно существующего медресе с тем представлением о них, которое существовало тогда у администрации, отрицавшей самое существование новометодного движения у мусульман и проектировавшей запретить введение преподавания светских наук в мусульманские конфессиональные учебные заведения[1].

Мрдгаллям Махмудов (видный татарский ученый-педагог) в своих путевых заметках по обследованию школ в казачьих поселениях пишет, что в тех мектебах, заведующими которых стоят муллы с передовыми взглядами, учителя пользуются уважением учащихся, а организация учебного процесса может служить примером даже для городских школ. В качестве примера при этом он приводит школу в селе Айгирьял Оренбургской губернии (ныне Беляевский район Оренбургской области).

В противоположность этому он приводит пример печального состояния обучения и жизни учителей в селах Алабайтал и Черкассы, где школами заведуют реакционные муллы.

Нередки были случаи, когда прогрессивные учителя принимали духовный сан с целью облегчения введения новых методов обучения в мектебах. Этот прием широко применялся особенно в начале XX века вплоть до Октября.

По нeполным сведениям, в 1915 г. в Оренбургской губернии было 409 сельских мектебов. Сюда не включены городские мектебы (Оренбурга, Каргалы, Троицка, Челябинска, Верхнеуральска), а также мектебы, открытые без разрешения властей, и домашние мектебы. Мектебы, открытые без разрешения, составляли около 70% всех школ.

Ярким примером новометодных школ в Оренбуржье являлось медресе «Хусаиния». Найдется немного частных учебных заведений и культурных учреждений дореволюционной России, которые имели бы такую популярность.

Основано медресе «Хусаиния» и содержалось за счет средств Ахмета Галеевича Хусаинова (1837–1906) и Махмута Галеевича Хусаинова (1839–1910) — выходцев из села Каргала (Сеитовский посад) Оренбургской губернии. Имена трех братьев, называемых в народе Ахмет-бай, Гани-бай, Махмут-бай, тесно связаны с упрочением новометодных школ в России[2].

Привлечение прогрессивных деятелей к исполнению обязанностей священнослужителя предпринималось богатыми благотворителями, такими как, например, Ахмет и Гани Хусаиновы, для быстрейшего распространения и упрочения новометодных школ.

В первые годы существования медресе весь его контингент размещался в нескольких домах в Оренбурге. Специальное здание по первоначальному замыслу должно было строиться в деревне Каргала, имевшей в то время более 10 тыс. жителей и называвшейся городом, при приходе, который возглавлял вышеупомянутый Аюб бин Ибрагим.

Но противники новометодных школ с помощью доносов добились запрещения его постройки в Каргале, и Хусаиновы, не желая показаться людьми, сеющими крамолу, перенесли строительство в Оренбург, а из доставленного материала в Каргале была построена одноэтажная приходская школа.

Новое трехэтажное здание медресе с центральным отоплением и электрическим освещением было достроено в 1905-06 учебном году. Для постройки здания медресе (помимо мечети при нем) без внутреннего оборудования было затрачено 97 тыс. рублей[3].

Воспитанники медресе носили единую форму, подчинялись распорядку дня и правилам, выработанным педагогическим и попечительским советами. Эти правила позволяли родителям привозить издалека своих семи-восьмилетних сыновей для обучения в медресе и оставлять их в интернате.

Контингент воспитанников состоял из жителей всех губерний России, Крыма, Кавказа, Средней Азии, Сибири и Дальнего Востока (татар, башкир, казахов, узбеков, представителей различных национальностей Крыма и Кавказа).

Некоторые родители воспитанников платили за обучение от 10 до 300 рублей в год, но большинство детей обучались бесплатно.

Преподавание в медресе велось в более усовершенствованном виде, по удельному весу естественных наук программа средних классов стояла ближе к реальному училищу, нежели к гимназии.

Учебные планы и программа постоянно совершенствовались согласно требованиям времени, они широко обсуждались в печати. Разумеется, в то время ни одно учебное заведение, кого бы оно ни выпускало, не могло не вводить в программу вероучение. В этом смысле не составляет исключения и медресе «Хусаиния». Но оно было предназначено для подготовки учителей начальных и средних школ и работников культурных, хозяйственных учреждений, которым были бы не чужды общественные интересы, но не служителей религиозного культа.

С этой целью в медресе было введено усиленное обучение русскому языку. Эти обстоятельства служили поводом для непрекращавшихся нападок и доносов правительственным органам со стороны реакционной части магометанского духовенства, стремившейся представить это учебное заведение как очаг безбожия и смуты. В результате этого Хусаиновы и многие прогрессивные преподаватели были взяты под негласный надзор жандармского управления Оренбургской губернии.

Помимо основ магометанской религии, в медресе преподавались следующие светские предметы: татарский, русский, арабский, персидский, немецкий языки, татарская, русская, арабская литература, российская история (она изучалась без разрешения директора народных училищ), философия, учение о нравственности, законоведение, педагогика, методика различных предметов, гигиена и гимнастика, чистописание, черчение, рисование и поведение изучались на родном языке.

Из естественных наук изучались арифметика и география (на родном и русском языках), алгебра, геометрия с тригонометрией, физика, астрономия, естествознание, химия — на родном языке.

На оборудование физического и химического кабинетов, кабинета по естествознанию и на приобретение других наглядных пособий ежегодно тратились большие средства. Например, в 1914 году только на приобретение приборов и принадлежностей физического и химического кабинетов было израсходовано 1691 руб. Члены попечительского комитета Ш. С. Рамеев и З. С. Рамеев подарили медресе полное оборудование физического кабинета по европейскому прейскуранту. В медресе был прекрасно оснащенный кабинет по труду, в организации которого проявил большую инициативу преподаватель А. Х. Сайфутдинов[4].

Быстрому и прочному становлению медресе и его растущей популярности способствовал блестящий педагогический коллектив, который представлял передовую науку по всем преподаваемым дисциплинам. Большинство преподавателей медресе имели капитальные труды по своей специальности, а также по общепедагогическим вопросам в области просвещения, культуры, здравоохранения и т. п. Многие из них являются авторами первых советских учебников, словарей и другой литературы. Некоторые преподаватели занимали выборные должности от члена губернского земского управления до депутата Государственной думы.

Из вышеизложенного краткого исторического очерка можно сделать вывод, что хотя медресе «Хусаиния» просуществовало всего 32 года, благотворное влияние результатов его деятельности сказывается и поныне; задачу, поставленную перед этим учебным заведением, в смысле просвещения народа, оно выполнило.

За время существования в «Хусаинии» обучалось, по неполным данным, 2050 воспитанников (списки учащихся сохранились не полностью).

Список педагогов, работавших только в «Хусаинии», насчитывал около 150 высококвалифицированных специалистов, ведших активную борьбу за победу новых методов в обучении, за внедрение передовых идей в различные области жизни. Эту их работу трудно переоценить, если учесть обстановку, в которой функционировало медресе[5].


[1]       Рахимкулова, М. Ф. Преподавание естественных наук в татарских школах дореволюционной России / М. Ф. Рахимкулова. — Оренбург, 1998. — С. 30.

[2]       Рахимкулова, М. Ф. Медресе «Хусания» в Оренбурге/ М. Ф. Рахимкулова. — Оренбург, 1997. — С. 16.

[3]       Совет мэктебе. № 5. 1973.

[4]       Рахимкулова, М. Ф. Медресе «Хусания» в Оренбурге/ М. Ф. Рахимкулова. — Оренбург, 1997. — С. 53.

[5]       Очерки по истории Башкирской АССР. Т. 1. — Уфа, 1959. — С. 58.



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.