Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Права человека в светском праве и шариате — Свобода слова в светском праве и шариате
06.04.2009

Умут Масылканова,
студентка 3 курса

Свобода слова в светском праве и шариате

Право на свободу выражения мнения – одно из важнейших прав человека, отвоеванных в результате долгой борьбы с диктатурой. Это право закреплено в ряде международных документов, в частности, в статье 19 Всеобщей декларации прав человека, статье 19 Международного пакта о гражданских и политических правах, статье 10 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Смысл во всех документах примерно одинаковый: каждый имеет право на свободное выражение своего мнения; это право включает право искать, получать и распространять всякого рода информацию, а также право выражать свое мнение в устной и письменной форме.

В данном докладе рассматривается именно та часть, которая говорит о праве распространять различного рода информацию. По мнению автора, под понятием «свобода слова» в современное время понимается распространение информации в устной и письменной форме, с использованием средств печати и массовой информации. Если обратиться к истории возникновения данного права, то право на свободное выражение своего мнения возникло как инструмент обеспечения информированности и поддержания высокого уровня компетентности государственных органов власти. С этой точки зрения, свобода слова – это право беспрепятственно распространять информацию, которая в той или иной мере может повлиять на работу органов государственной власти.

Согласно Конституции КР Кыргызская Республика – суверенное, унитарное, демократическое, правовое, светское, социальное государство (статья 1). Основные свободы и права человека принадлежат каждому от рождения (статья 13). Каждый имеет право на свободу мысли, слова и печати, а также на беспрепятственное выражение этих мыслей и убеждений (статья 14).

Осуществление права на свободу слова, как и любого другого права, налагает определенные обязанности и ответственность. Так, каждый имеет право распространять информацию в печати или через другие СМИ в границах, предусмотренных национальным законодательством и международным правом, за нарушение которых гражданин несет юридическую ответственность. Ограничения обусловлены необходимостью защиты национальной безопасности, общественного порядка, охраны здоровья и нравственности, защиты репутации или прав других лиц.

В соответствии со статьей 18 Конституции КР ограничения свобод и прав человека допускаются в целях обеспечения свобод и прав других лиц, общественной безопасности и порядка, территориальной целостности, защиты конституционного строя. Статья 23 Закона КР «О средствах массовой информации» содержит перечень информации, не подлежащей публичному распространению: разглашение государственной и коммерческой тайны; призыв к насильственному свержению или изменению существующего конституционно строя, нарушению суверенитета и территориальной целостности Кыргызской Республики и любого иного государства; пропаганда войны, насилия и жестокости, национальной, религиозной исключительности и нетерпимости к другим народам и нациям; оскорбление гражданской чести народов; оскорбление религиозных чувств верующих и служителей культа; распространение порнографии; употребление выражений, считающихся нецензурными; распространение материалов, нарушающих нормы гражданской и национальной этики, оскорбляющих атрибуты государственной символики (герб, флаг, гимн); посягательство на честь и достоинство личности; обнародование заведомо ложной информации.

За нарушение данных норм гражданин несет ответственность в порядке, предусмотренном законодательством КР. Уголовный кодекс КР содержит такие составы преступлений, как клевета (статья 127) и оскорбление (статья 128). Статья 18 Гражданского кодекса КР посвящена защите чести, достоинства и деловой репутации гражданина или деловой репутации юридического лица. Пункт 1 данной статьи гласит: Гражданин вправе требовать по суду опровержения сведений, порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию, а юридическое лицо – сведений, порочащих его деловую репутацию. Согласно пункту 5 этой же статьи гражданин, а также юридическое лицо, в отношении которых распространены данные сведения, вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением.

Казалось бы, что проблем возникнуть не должно – есть право, есть границы, есть ответственность за нарушение границ. Однако они возникают там, где речь идет о границах, определяемых для свободы слова в случае с госслужащими.

Из обзора практики Верховного суда КР следует, что число обращений в суд по делам о защите чести и достоинства и деловой репутации возрастает с каждым годом. Так, за 2001 г. подобных обращений было зарегистрировано 131, в 2002 г. – 152, а за первые полугодие 2003 г. – уже 138. Из этого же обзора следует, что 76,5 % общего числа ответчиков – СМИ1.

Из независимых источников стало известно, что в последнее время с исками о защите чести и достоинства к СМИ стали очень часто обращаться чиновники. При этом они наделены определенными властными полномочиями и, учитывая уровень коррумпированности государственной власти, особенно судебной, имеют огромные перспективы выиграть данные споры. Таким образом, идет процесс подавления СМИ и свободы слова в целом.

В то же время единственный источник власти в демократическом государстве – народ, и госслужащие, особенно те, которые занимают политические должности, выполняют эти властные полномочия по делегированию народа и для народа. Тем более важно, чтобы народ знал, кто «вершит судьбы» страны.

Границы права на свободу слова не могут быть одинаковыми для рядовых граждан и госслужащих. Госслужащие, особенно занимающие политические должности, по роду своей деятельности сами провоцируют повышенное внимание общественности к себе, а также критические замечания со стороны оппонентов. В частности, это касается СМИ, работающих на коммерческой основе, которые, поддерживая того или иного политика, часто критикуют его оппонента.

Совершенно понятно, что при реализации права на свободу слова и права на уважение чести и достоинства, возникает вполне определенная коллизия: как сделать так, чтобы, защищая честь и достоинство одного человека, не ограничить право на свободу слова другого?

С обретением независимости Кыргызстан провозгласил курс на построение правового государства. В целях соответствия международным стандартам проводились демократические реформы. Важнейшие права человека, в том числе право на свободу выражения мнения, были закреплены в Конституции КР. Однако сегодня многие начали говорить о том, что демократия как тип политического режима изжила себя. Одни склонны утверждать, что «закат демократии» уже начался и что скоро эта система уйдет в прошлое. Другие же, избегая слишком громких заявлений, считают, что демократия действительно терпит кризис, но из этого состояния можно выйти, сохранив демократию как таковую. В частности, М.Г. Делягин в своей статье «Глобализация бросает вызов демократии» пишет, что …демократия в ее современном западном понимании испытывает жестокий кризис. Ее внутреннее устройство в целом перестало соответствовать объективным требованиям глобализации и уже не способно «автоматически» решать порождаемые ею проблемы, – а ведь именно в этом заключалась историческая сила демократии.

По мнению доктора политологии и исламских исследований Мадридского университета К. Маликова, граждане как в Кыргызстане, так и во многих других странах, начали искать решение этих проблем в исламе. В процессе сильного внешнего воздействия политических, социальных, экономических факторов глобализации активизируется возрождение ислама как альтернативной идеологии, особенно в мусульманских странах с режимами авторитарной «демократии»2. Кыргызстан не является исключением.

В дискуссии об отношении ислама к демократии некоторые ученые-теологи утверждают, что основные принципы демократии раньше всего были установлены в исламе, а подробные разъяснения были оставлены на усмотрение мусульман, согласно принципам религии, потребностям мирской жизни, изменениям в зависимости от места и времени и состояния людей3. Более того, считается, что права человека, в том числе и право на свободу выражения мнения, сосредоточены в центре исламской доктрины. Если это действительно так, почему бы не учесть положительные стороны ислама и, тем самым, не попытаться найти решение многих актуальных проблем, которые демократия не в состоянии решить, вместо того, чтобы противопоставлять ислам демократии и постоянно видеть в нем врага государственной власти? В конце концов, демократия, в отличие от религии, – это система, которая постоянно развивается и видоизменяется.

В этом ключе вполне логично попытаться найти ответ на поставленный в мусульманском праве вопрос, проанализировать, какие сходства и отличия существуют в регулировании вопроса о свободе слова в светском праве и шариате.

Понятие свободы слова в исламе практически совпадает с таковым в светском праве, за исключением некоторых особенностей, обусловленных моральными аспектами.

Так, по исламу каждый мусульманин имеет право свободно выражать свои мысли и убеждения как в устной, так и в письменной форме. Ограничения данного права касаются защиты чести, достоинства и деловой репутации, общественной и национальной безопасности и нравственного здоровья населения. Личная жизнь неприкосновенна. Каждый имеет право на судебную защиту чести, достоинства и деловой репутации, которая известна под понятием хизба. По ханафитскому мазхабу, за распространение информации, порочащей честь и достоинство человека, предусмотрены штра- фы – своеобразная моральная компенсация, а также такие виды наказания, как изгнание и лишение свободы. Существует ответственность за клевету и оскорбление. При назначении наказания за клевету решающее значение имеет предмет клеветы, в зависимости от которого лицо привлекается к той или иной ответственности. Например, виновный в лжесвидетельстве наказывается тем, что на все его последующие показания налагается вето.

В определении того, что может считаться оскорблением, учитывается индивидуальное восприятие каждого человека. Так, если при высказывании данной информации человеку в лицо, это не вызывает у него чувства оскорбления, ответственность исключается.

Что же касается границ свободы слова для госслужащих, то существует ряд особенностей, основанных на общих принципах и целях ислама. Во-первых, конструктивная критика (ваджиб), указание на ошибки и недостатки в деятельности госслужащих считается не только правом, но и обязанностью каждого мусульманина. Из хадиса Абу Саид Худри: Я слышал, что Пророк Мухаммед (мир ему) сказал: «Кто видит, что совершается запрещенное, должен предотвратить его своими руками; если у него нет возможности, тогда своим языком (словами); если не может, то сердцем – и это низшая степень имана (веры)».

Во-вторых, указание на ошибки отдельному госслужащему обязательно должно происходить в три этапа: сначала этому человеку говорится лично, без свидетелей; если результат не следует, нужно сообщить об этом вышестоящему органу или чиновнику; если и в этом случае в отношении него не будут применены меры или такие меры не дадут своих результатов, то человек имеет право распространить информацию широкой массе. В этом случае и действует тот моральный аспект, о котором мы говорили выше: по шариату мусульманин не должен распространять какую-либо информацию, отрицательно характеризующую его брата-мусульма-нина, даже если она соответствует действительности, – мусульманин для мусульманина – сокрытие (аврат). Как мы видим, многое зависит от уровня нравственности каждого мусульманина и степени его богобоязненности.

Что же касается коллизии между правом на свободу слова и правом на защиту чести, достоинства и деловой репутации, этот вопрос вполне мог бы быть решен путем внедрения института диффамационного права. Понятие «диффамация» является достаточно новым и вызывает серьезный интерес у ученых-юристов.

Диффамация (от лат. «diffarnatio» и англ. «defame») переводится как «порочить». Диффамация – это правонарушение в виде распространения (произнесения слов или публикации) не соответствующих действительности фактических сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию потерпевшего. Институт диффамации значительно шире пределов защиты чести, достоинства и деловой репутации. Гражданско-правовая судебная защита этих благ допустима только при соблюдении закрепленного в Конституции права на свободу слова и массовой информации. На ее основе проводится грань между гражданско-правовым диффамационным деликтом в виде распространения в СМИ не соответствующих действительности, порочащих сведений фактического характера, и идеями, мнениями, распространяемыми СМИ в порядке реализации конституционного права на свободу слова и массовой информации.

Таким образом, диффамационное право является институтом, через который в гражданском праве реализуются, с одной стороны, конституционное право на судебную защиту чести, достоинства и деловой репутации, а с другой – конституционное право на свободу слова и массовой информации.

Нормы диффамационного права в настоящее время применяются во многих странах. Так, в Великобритании действует закон о диффамации (Diffamation Act, 1996). Законодательство и судебная практика наиболее развитых демократических стран свидетельствуют, что суды этих стран проявляют повышенную терпимость в случае диффамационных высказываний в адрес политиков, депутатов, правительства и других органов государственной власти, отмечается тенденция прекращения применения уголовного наказания за диффамацию4. По нашему мнению, это вполне справедливо, и нам было бы полезно перенять подобный опыт. Поскольку право на свободу слова является процессуальным и посредством него реализуются или защищаются другие права, то состояние свободы слова в государстве является индикатором состояния других прав.

 

Примечания:

1 Обзор судебной практики по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации за 2002 г. и первое полугодие 2003 г. // ИПС «Токтом».

2 Маликов К. Ислам + демократия в современном государстве: за или против?! // http://www.eastime.ru/reganalitic/2/122.html

3 Маликов К. Противоречит ли исламу демократия? // http://www.eastime.ru/rega-nalitic/2/101.html

4 Потапенко С.В. Диффамация и российская практика в контексте опыта Европейского Суда по правам человека // http://www.medialaw.ru/article10/7/15.htm



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.