Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Ислам в СНГ № 3–4 (12–13)' 2013 — Перспективы исламской финансовой модели в России и СНГ
13.02.2014

Перспективы исламской финансовой модели в России и СНГ

Карина Файзуллина,
магистр международных отношений, Университет Эксетера (Великобритания)

Несмотря на внушительное число проживающих в России и странах СНГ мусульман, масштаб рынка исламских финансов у нас совсем незначительный. Чтобы развернуть ситуацию, в начале октября этого года в Казани уже в пятый раз проводился международный экономический саммит России и стран Организации исламского сотрудничества (ОИС), в которой Россия является наблюдателем. KazanSummit, организованный местными властями и Некоммерческим фондом развития исламского бизнеса и финансов (IBFDFoundation) при поддержке федерального правительства, собрал в этом году представителей 43 стран, в том числе и государств СНГ. Основной целью этого ежегодного мероприятия является продвижение экономического сотрудничества между Россией и странами ОИС. Ежегодно в фокусе событий саммита — дискуссия о перспективах становления в России наряду с традиционными экономическими институтами исламской финансовой модели. Так в этом году участники представили проекты, которые помогут региону стать пионером на территории СНГ в сфере исламских финансов и «дозволенной» промышленности.

Еще в Средние века Поволжье представляло собой торговую артерию, соединяющую Восток с Западом. Официально Ислам был принят здесь в качестве государственной религии еще в 922 году, но местным населением исповедовался с более ранних времен. Если брать современный период, то нужно отдать должное первому президенту Татарстана Минтимеру Шаймиеву, благодаря которому в 90‑х были заложены принципы отношений республики как с Москвой, так и с мусульманским миром. Действительно, благодаря своей проницательности он смог открыть мир для Татарстана и Татарстан для мира. Сегодня как региональные, так и федеральные власти стремятся к тому, чтобы представить республику как мост между Россией и исламским миром. Поэтому одной из главных целей прошедшего саммита можно назвать стремление превратить Татарстан во врата между Западом и Востоком.

Ниже представлен обзор того, чем сегодня является российский исламский бизнес в рамках мирового рынка исламских финансов, каково его настоящее, и что маячит на горизонте.

Почему исламские финансы?

Если представить наиболее общий обзор состояния мировой экономической системы, которая в свою очередь является отображением, обратной стороной мировой политики, то окажется, что традиционные рыночные отношения зашли в тупик. В эти дни американская экономика, бастион капитализма, балансирует на грани технического дефолта по финансовым обязательствам, угрожая мировой резервной валюте. Не существует никаких конкретных предсказаний о том, что произойдет, не договорись администрация Обамы и республиканская оппозиция в Конгрессе по вопросам федерального бюджета. На другом берегу Атлантики Ангела Меркель в третий раз победила на выборах, пропагандируя жесткие меры экономии, болезненные сокращения бюджета и повышение налогового бремени с целью излечить экономику Еврозоны. На Ближнем Востоке неуравновешенные экономические отношения между социальными слоями среди прочего повлекли глубокую перезагрузку всей политической системы, которая продлится еще не один год.

Основательная реорганизация политики и экономики сегодня как никогда уместна. Экономический кризис, разразившийся в 2008 году, уже не в первый раз обнажил проблемы неустойчивости мировых финансовых механизмов. В связи с этим ученые и политики по всему миру развивают дискуссии и предлагают пути облегчения непростого для человечества переходного периода. Поднимаются вопросы экологической стабильности, привлекается внимание к тысячелетним вредным привычкам человечества, связанным с чрезмерным потреблением, растущим несдерживаемом экономическом производстве. Устаревшие лозунги о продвижении демократии и демократизирующем эффекте свободной торговли неохотно уступают перед призывам к установлению общественных отношений, основанных на устойчивом развитии (sustainable development) и эффективном, справедливом управлении (good governance).

Однако в мире глобализации отдельно взятое государство никогда не сможет достичь основанного на принципах устойчивого развития благосостояния самостоятельно. И даже если каким-то чудом такое случиться, в мировом масштабе эффект вряд ли будет сколь-либо ощутим.

С другой стороны мы можем наблюдать за быстро развивающимися новыми рынками Юго-Восточной Азии (ЮВА), Ближнего Востока, России и СНГ. Основная масса населения некоторых из этих регионов представлена мусульманским большинством, тогда как в других мусульмане являются значительной и очень ощутимой частью коренного населения. На фоне кризиса западной системы политического менеджмента, все эти мусульмане обладают законными правами на установление модели экономического и политического управления, соответствующего их вере.

Мусульмане составляют примерно четверть населения земли, но коэффициент исламских финансов не превышает 1,3 % от мировых активов. Хотя объем мусульманских финансовых активов увеличился со $150 миллиардов в 90‑х до $1,6 триллионов в 2012. Основная часть этой суммы, 85 %, приходиться на долю Ирана, стран Совета сотрудничества государств Персидского залива (ССАГПЗ), Малайзии и Турции. Если рассматривать вчерашний дореволюционный период стран Северной Африки, то там установление системы исламских финансов провалилось даже несмотря на внешнюю поддержку. Предыдущие правительства, которых смела революция, не были заинтересованы в развитии этих инструментов экономики, поэтому не было уделено достаточно внимания созданию законодательной базы и соответствующей инфраструктуры.

В общем, сегодня стоит задуматься не только над альтернативами традиционной и «очевидной» модели политического управления. Неотъемлемой частью переосмысления мировых и региональных социальных отношений в эпоху пост-модерна должен стать поиск замены капиталистическим отношениям, раскачивающимся со все нарастающей амплитудой. В этом смысле проведение саммита России и ОИС в Казани должно рассматриваться в качестве орудия, способствующего оформлению исламской экономической системы и расширению совместных коридоров в мусульманском мире. На сегодня не существует полной цепи производства, всецело основанной на «дозволенном»; некоторые механизмы действуют в отдельно взятых регионах или отраслях. Поэтому главная задача — это создание в перспективе неразрывной сети поставки, производства, транспортировки, соответствующей нормам исламского права.

Лидирующие центры исламских финансов сосредоточены в Куала-Лумпур, в Дубае, в Дохе. Растущей турецкой экономике также очень удачно удается совмещать некоторые халяльные экономические методы с европейскими стандартами. Даже на Западе доминирующие банки — Citibank, Société Générale, UBS, Credit Swiss — открывают у себя функционирующие по нормам Шариата отделения. Лондон с его двумя миллионами мусульман превратился в центр исламских финансов в Европе. Лондонская биржа является одной из самых крупных в мире площадок по выпуску исламских облигаций Сукук, а Исламский Банк Британии успешно функционирует в соответствии с нормами Шариата. За всем этим стоит не просто намерение удовлетворить спрос мусульманского населения; дело в том, сектор исламских финансов уже многие годы набирает обороты. Ежегодный рост за последние пять лет составляет 15–20 %, что толкает ведущих игроков занять эту пока пустующую нишу. С другой стороны очевидны тенденции растущего спроса на этическое и более сознательное инвестирование.

Потенциально ниша исламских финансов в России и СНГ огромна. Коренное мусульманское население СНГ составляет примерно 75 миллионов. К тому же регион СНГ очень удобно расположен на пересечении путей из Ближнего Востока, Ирана в Европу, в Азию. Экономика СНГ быстро движется вверх. Несмотря на проблемы, связанные с диверсификацией производства и несправедливым распределением доходов от добычи углеводородов, потенциал рынков велик. Правительства этих стран предлагают различные законодательные реформы, налоговые льготы, финансовые преференции для привлечения иностранного капитала. Но сегодня в СНГ лишь правительство Казахстана работает над созданием инструментария для развития исламской экономики. Здесь открылся первый исламский банк в СНГ — Аль Хиляль, но он занимает лишь 35‑е место в рейтинге казахстанских банков.

Исламские финансы в России и других странах СНГ

Было бы преувеличением говорить, что российское правительство действительно жаждет создания исламских финансовых институтов на всей территории страны. В отличие от Западной Европы в России нет ни одного исламского банка. Гораздо более интересным для федерального руководства в свете присоединения к ВТО выглядит стимулирование экономики, поощрение притока иностранного капитала и создание конкурентоспособных сфер высокотехнологичного производства. В плане же социальных отношений развитие исламских финансов может помочь справиться с исламофобией и экстремизмом, направляя здравые, конструктивные силы мусульман в правильное русло. На международном пространстве позиционирование России в качестве многонациональной и многоконфессиональной страны также очень выгодно с точки зрения создания позитивного имиджа. Словом, тактика расширения этого сектора беспроигрышна для России. Что касается регионов, Республика Татарстан сегодня динамично развивается и является одним из наиболее перспективных и процветающих регионов России. Поэтому для татарстанского правительства KazanSummit— это еще и возможность презентовать экономический потенциал республики.

Как известно, субъекты РФ согласно федеральному законодательству не занимаются внешнеполитическими сношениями, хотя экономическое и культурное сотрудничество поощряется. Хотя как видно из практики невозможно абсолютно четко отделить политическое пространство от неполитического: определенная свобода действий под присмотром Москвы позволительна, особенно когда что-то выгодно обоим. Тем более что российские экономические связи с мусульманским миром сильно ограничены ввиду низкой диверсифицированности российской экономики и ее нефтяной экспортозависимости. В целом внешнеторговый оборот России со странами ОИС в 2012 году составил $80 миллиардов, две трети из которых приходятся на Казахстан и Турцию, и лишь треть — на остальные 54 государства. Понимание необходимости разнообразить экономические отношения с исламским миром толкают федеральные власти к поощрению инициатив Татарстана. Проведению KazanSummit предшествовало проведение в Москве в Федеральном Собрании встречи российских парламентариев с генеральным секретарем ОИС Экмеледдином Ихсаноулу.

Путь создания инфраструктуры для исламской экономики в России и СНГ длинный. Но уже сегодня есть примеры, которые демонстрируют наличие потенциала и готовность местных элит к созданию соответствующего инструментария. Некоторые из инициатив получили поддержку не в последнюю очередь благодаря KazanSummit.

В мае 2013 года во время проведения Ежегодной инвестиционной встречи в Дубае Татарстан и медиакомпания Thomson Reuters подписали соглашение, в соответствии с которым Thomson Reuters подготовит для Татарстана мастер-план по развитию сектора исламских финансов. В соответствии с этим стратегическим проектом в течение следующих пяти лет у Татарстана есть серьезные возможности для превращения в лидера отрасли на территории России и ближнего зарубежья. Для внедрения плана необходимо создание механизмов, способствующих ускорению интеграции исламских рынков и стимулированию привлечения соответствующих шариату инвестиций из ССАГПЗ и ЮВА. По оценкам экспертов к 2018 году экономики СНГ смогут привлечь таким образом до $28 миллиардов халяльных инвестиций. В связи с этим актуально взглянуть и на интеграцию рынков России, Казахстана и Беларуси в Единое экономическое пространство. Например, принятые в Казахстане законодательные акты в секторе исламской экономики с успехом могут быть воспроизведены и в России благодаря исторической и культурной близости.

Также во время вышеупомянутой встречи в Дубае в 2013 году правительство Татарстана совместно с группой инвестиционных компаний из ОАЭ, Катара, Бахрейна, Саудовской Аравии и Кувейта договорились о создании совместной инвестиционной компании Tatarstan-Gulf Investment Company (TGIG). Во время проведения KazanSummit TGIG и Татарстан подписали соглашение об инвестировании в объекты Татарстана в рамках разработки проекта СМАРТ Сити.

Институционально расширению сектора дозволенной торговли и услуг препятствует отсутствие законодательной базы на федеральном уровне. Несмотря на это существуют примеры успешного обхождения правовых препятствий. В 2011 году один их крупнейших региональных банков Ак Барс провел первую в СНГ сделку Мурабаха по привлечению синдицированного финансирования на один год на сумму $60 млн долларов США. По мнению издания Islamic Finance News данная операция были признана лучшей в Европе в области исламских финансов в 2011 году. Также существуют планы по выпуску в ближайшем будущем исламских ценных бумаг Сукук. Также в Татарстане функционирует финансовый дом Амаль, предлагающий своим клиентам соответствующие шариату финансовые услуги.

В 2012 году Институт стандартизации и метрологии исламских стран (подразделение ОИС) совместно с Татарстаном провел в Казани Первый международный конгресс «Халяль». К слову, в России действует немало крупных сертифицированных компаний, производящих халяльную пищевую продукцию, часть из которой экспортируется за пределы России.

В 2013 году в Татарстане планируется открытие инвестиционного Хажд-фонда, который поможет мусульманам копить деньги для совершения хаджа. При этом с целью исключения откладываемых на Хадж средств из системы традиционного банкинга будет использован опыт Турции, Малайзии и Индонезии.

Заключение

В системе мирового банкинга только 1 % приходится на исламские финансовые институты. Но этот сектор ожидает бурный рост с $1,6 триллионов сегодня до $2,5 триллионов к 2015 году. Это значит, что сектор исламских финансов — самый многообещающий из мировых финансовых институтов в мире. Ежегодно проводимый Россией и ОИС KazanSummit демонстрирует наличие спроса и предложения на исламскую экономику. Но интеграции рынков и созданию прочных институтов мешает ряд симптоматичных для всех проблем. Ниже представлены наиболее характерные.

• Региональные правительства, в том числе в населенных мусульманами районах, ограничены в своей деятельности государственным законодательством, которое не предусматривает механизмов для функционирования исламской экономики;

• Очевидна нехватка специалистов и профессиональных исследователей, которые могли бы концептуально разрабатывать теоретическую и техническую базу для практического использования инструментов исламской экономики. Поэтому в целом система нуждается в создании общих для всех стандартов, способствующих росту конкурентоспособности по сравнению с традиционными механизмами;

• Существует нехватка халяльного капитала;

• Перестроение традиционных рыночных отношений в пользу дозволенной Шариатом системы требует большей вовлеченности и взаимного доверия со стороны властей, элит, представителей бизнеса и конечных потребителей.

Как подчеркнули участники саммита, все это преодолимо; создание согласованной и функциональной сети, которая бы объединила разрозненные сектора исламского производства, услуг и финансов в комплексную систему, вполне реально. Совпадение воли элит на международном уровне и их готовность к имплементации соответствующих механизмов — это уже шаг вперед. Впереди далекоидущие планы. Совсем не обязательно считать, что исламская финансовая модель спасет мировую экономику от коллапса. Но среди ее положительных сторон, особенно по сравнению с неуправляемым капитализмом, — явный гуманизм и предрасположенность к этичности. Как описано выше, примеров успешного применения принципов шариата в экономике огромное множество на Западе, на Востоке и в России. Для того, чтобы ощутить реальные достижения, на практическом уровне такие мероприятия как KazanSummit не должны быть превращены в высокопарные встречи элит с целью политического пиара. Если парадигма исламских финансов в долгосрочной перспективы вовлечет большее количество сторонников, которые смогут наполнить форму содержанием, тогда существенная переоценка мирового экономического порядка не заставит себя долго ждать.

 



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.