Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

РОССИЯ + УММА = нужны ли мы друг другу? — Наблюдение 6
31.01.2014

Наблюдение 6
Всероссийские муфтияты

Во многом название этой части наводит на мысли о некой... несуразности самого явления. Развитие институционального пространства Ислама в России во многом обусловлено политикой государства, поэтому в большинстве случаев форма организации религиозной деятельности задаётся (явно или скрыто) именно государством. При этом задачи госуправления и вероубеждения мусульман во многом не то, что не совпадали — они лежали в разных плоскостях. Сейчас ситуация в общем изменилась не сильно. Возможно, некоторый анализ ситуации поможет найти причины подобного положения в российском Исламе и выйти из организационного тупика российским мусульманам?

Во‑первых, стоит понимать, что далеко не все организации, которые позиционируют себя как «всероссийские муфтияты», являются таковыми по факту. Наличие строчки в уставе ещё не гарантирует реального статуса, хотя бы приближённого к всероссийскому [1]. Попытки объявить ту или иную организацию «всероссийским муфтиятом» во многом связаны, прежде всего, с амбициями отдельных политических и религиозных деятелей. По факту реально претендовать на звание «всероссийского» сегодня могут два институциональных объединения российских мусульман: Центральное Духовное управление мусульман России и Совет муфтиев России.

Любые попытки «аналитиков» и других специалистов причислить к ним Координационный центр мусульман Северного Кавказа, Российскую ассоциацию исламского согласия и даже Духовное управление мусульман Республики Татарстан можно лишь списать на их заинтересованную позицию в данном вопросе. Поэтому анализировать и воспринимать действия данных организаций с прицелом на всероссийский уровень, по меньшей мере, несерьёзно.

Разумно более подробно остановиться на двух организациях, которые в значительно меньшей степени заботят вопросы самоутверждения и доказательства собственного статуса в российском Исламе: Центральном духовном управлении мусульман и Совете муфтиев России.

ЦДУМ, являясь самой возрастной организацией мусульман в России, во многом исторически была организацией, пытавшейся примирить российское государство и российских мусульман. Историческая преемственность, идущая со времен императрицы Екатерины II, является главным козырем ЦДУМ. В дискуссиях с оппонентами и в позиционировании организации несложно увидеть посыл «Самый старый, значит, самый главный и самый легитимный муфтият». Это было бы справедливо, если бы Россия продолжала оставаться и по сей день империей, а для эффективного управления метрополиями нуждалась в инструментах в виде «духовного начальства» над покоренными народами. Однако сама суть нашего государства со времен Екатерины кардинально изменилась: впервые в России отсутствует доминирующая религия или идеология, впервые органы государственный власти освобождены от той или иной конфессиональной окраски. Впервые мусульмане расселены не компактно в завоеванных перифериях, а проживают в значительных количествах практически в любом уголке страны. Впервые поиск приемлемых и действенных решений в этноконфессиональной плоскости строится в логике взаимного интереса и диалога, а не в канве заискиваний и всяческого угождения властям.

К сожалению, нынешнее поколение в руководстве ЦДУМ не смогло «переварить», освоить двух с лишним вековой опыт своей организации для выработки новой концепции взаимодействия с обществом и властью, но осталось в прежней парадигме мышления, под гнетом еще советских фобий и комплексов, когда духовенство было готово на любые уступки в обмен на возможность осуществлять богослужения и сохранение горстки мечетей.

«Очевидно, историческое происхождение будет довлеть и над методами работы их преемственных структур. Один вариант: ЦДУМ, обязанный своим появлением милостивой воле русской самодержицы, почти все муфтии в котором назначались российской колониальной администрацией, верноподданнически служили русскому трону и советской атеистической власти. Понятно, что при победе этой иерархии татарские муллы будут и в будущем обречены быть лишь слугами русских попов, что они будут просиживать штаны просителями в епископских приемных, испрашивая „благословения“ на любой свой шаг. Хотя в некотором смысле это удобно, т. к. „таджетдиновский“ Ислам заранее встает в позу аутсайдера по отношению к РПЦ, поэтому их имамам комфортнее „служить“ в русских областях особенно в условиях роста русского шовинизма», — писал об этом покойный Валиулла Якупов еще в 2002 году, т. е. 10 лет назад. С тех пор мало что изменилось, разве что итоги IX Съезда ЦДУМ (состоявшиеся впервые за 12 лет) со всей очевидностью доказали, что в ближайшие 12 лет руководство организацией будет осуществляться на тех же принципах и все теми же людьми, а молодое поколение имамов (моложе 45 лет) вынуждены терпеливо ждать очереди для того, чтобы получить доступ к мало-мальским рычагам управления и возможности проявить инициативу.

Но вот что действительно достойно изучения у нынешнего ЦДУМ, так это сохранение и воспроизведение института татарского мусульманского духовенства.

Сегодняшний ЦДУМ решает задачи вчерашнего дня — научить верующих правильно молиться, найти способы выживания мечетей в условиях рыночной экономики и т. д. Сегодняшний день, между тем, формирует другие, более сложные вопросы — это поиск формулы взаимодействия религиозных институтов и государства, при которых религиозная и гражданская идентичность мусульманина не приходят в конфликт, это артикуляция мировоззрения, соответствующего шариату, но позволяющего верующему остаться верующим и при этом быть успешным. Это нужно сегодняшней молодежи.

Такие вопросы не то, чтобы вызывают «затруднения» у пожилых муфтиев из ЦДУМ — они просто лежат за гранью их восприятия действительности. А вот молодёжь, которая пытается тянуться к более полным знаниям об Исламе, зачастую, лучше воспринимает ту логику, которую ей преподносят на страницах некоторых сайтов, где всё просто, понятно и аргументированно, и даже с цитатами из Корана.

Многие представители мусульманской интеллигенции именно в связи с подобными ситуациями пытаются говорить об исчерпании ресурса института духовного управления как такового. Хотя при этом, многие забывают о других примерах.

Совет муфтиев России является второй мусульманской организацией в стране, которая может считаться всероссийской. Её развитие во многом является антиподом ЦДУМ, поскольку, изначально создаваясь, как свободная ассоциация региональных муфтиятов, СМР вряд ли можно считать жёстко централизованной с точки зрения идеологических установок её членов. Это обстоятельство порождает некоторую разницу в позициях региональных духовных управлений, ассоциированных с СМР. Многие заявляют, что муфтияты, связанные с СМР оппозиционны и более радикальны, но при этом никто не вдаётся в подробности. Если провести реальный анализ позиций региональных муфтиев, то можно заметить, что весь «радикализм» последних воплощается в защите мусульман от уголовного преследования по мотивам исповедания веры и более аргументированной позицией во взаимоотношениях с региональными властями, чего некоторые их них крайне не любят. При этом есть региональные духовные управления, которые сохраняют прекрасные взаимоотношения и с региональными и с муниципальными властями.

Председатель СМР Равиль Гайнутдин всегда считался грамотным политиком и активным религиозным деятелем. Сейчас можно говорить о начале нового этапа в его деятельности на посту главы СМР. Речь идёт об очень амбициозной, но от этого не менее важной и нужной, задаче объединения мусульман на просторах СНГ. Именно это направление в ближайшее время будет являться одним из системообразующих в деятельности данной организации.

Другие организации, и по региональному охвату, и, что самое главное, по уровню решаемых задач, находятся в лучшем случае на уровне межрегиональной ассоциации, которая решает вопросы уровня хозяйствующего субъекта, но никак уж не идеологического лидера российских мусульман. Показательным примером такого рода может являться реакция одного из лидеров РАИСа Мухаммедгали Хузина на встрече полпреда Президента РФ в ПФО Михаила Викторовича Бабича с мусульманскими деятелями — в сравнении с тематикой представителя СМР Дамира Мухетдинова, говорившего о планах по развитию Совета муфтиев СНГ (приношу извинения, что вынужден говорить о себе в третьем лице — ради жанра аналитических наблюдений). Так вот, глава исполкома РАИСа сказал, что можно сколь угодно много собирать различных советов, но лично для него важнее вопрос... об отправке в хадж шести человек из Пермского края. Как говорится, уровень задач показывает уровень организации.

Однако, главный вопрос в нынешнем институциональном развитии стоит не в плоскости, сколько же «всероссийских муфтиятов» на сегодняшний день есть? Тут можно чётко сказать, что их два — при наличии 3 (4—5-6) межрегиональных объединений. Основная проблема в том: насколько такое институциональное оформление способствует основной задаче российских мусульманских организаций, а именно — формированию устойчивой, идеологически целостной, системной традиции мусульман России? Без этого ни создание системы исламского образования, ни борьбу с терроризмом «под исламскими флагами», ни другие важные проблемы решить невозможно.

Переходя к этому дискуссионному вопросу, мы можем долго рассуждать о цифрах, регионах и позициях тех или иных лидеров. Но ситуация проста и сложна одновременно. Всероссийский муфтият, как организация, необходим только тогда, когда он выполняет функцию религиозно мотивированной социализации верующих — не больше и не меньше. Это значит, что главным его элементом (субъектом действия и ответственности) является имам мечети — любой имам любой мечети, которая входит в состав муфтията.

Вся остальная деятельность должна носить обслуживающий характер по отношению к организации деятельности имама. В этом была и остаётся суть традиции Ислама в России. В свою очередь, современная жизнь такова, что обеспечить функционирование тысячей имамов по всей России способна организация, у которой есть глобальное видение ситуации и чёткая идеология, это организация, которая должна смотреть не только по сторонам, но прежде всего, вперёд.

Все остальные различия организационного характера, по сути, носят надуманный и фактически политический характер. Как иначе объяснить, что в России 4 мусульманские организации носят в той или иной форме наименование «всероссийской», но при этом все они поддерживают одну правовую школу (ханафитский мазхаб) суннитского направления? Поэтому, прежде чем говорить, о том, что «Ислам в России представляют сразу несколько организаций», необходимо посмотреть: а кого они в действительности представляют?

Хочется пояснить, что никто не собирается делить организации на плохие и хорошие, главные и второстепенные, нужные и ненужные. Этот вопрос лежит за гранью целеполагания данного наблюдения. Нужно просто понимать, что амбиции отдельных мусульманских лидеров, их реальные дела и цели, к которым они идут, могут быть разными по своему масштабу. Главное — чтобы все они сохраняли основой своей деятельности — приверженность интересам уммы, её стабильного и поступательного развития. Каждый может решать те задачи, на которые способен и в этом его предназначение, всё остальное — пустые слова, которые никому не нужны.

Поэтому, подводя краткий итог этому наблюдению, скажу так: настоящему Всероссийскому муфтияту ещё только предстоит выкристаллизоваться на просторах нашей страны. При этом, в какой институциональной форме это будет — не так уж важно. Одна это организация будет, или конгломерат объединений — также тема второстепенная. Важно лишь то, чтобы данная конструкция работала на формирование российской исламской традиции в интересах российских мусульман.



[1] В этой связи показателен пример с объединениями казаков, которые за 20 лет новой России создали столько различных казачьих войск, полков и других объединений, которые формально объединяют чуть ли не половину страны, а на деле за «Всероссийскими» и другими глобальными объединениями могут стоять несколько десятков человек в 2–3 регионах. Вопрос о форме и званиях, которые эти объединения начали изобретать, вообще стоит отдельного красочного полноцветного тома, где можно было бы проследить генералиссимусов и прочих полковников, за которыми не стоит никакой реальной силы России.

 



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.