Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Мавлид ан-Набий № 6 (2013) — Волос Пророка в Тюмени
07.10.2013

Колбу с волосом Пророка — в белых перчатках


Справа — Благовещенский собор, где был музей атеизма, слева — городская управа, где с 20‑х годов краеведческий музей


Благовещенский собор над обрывом Туры, поэтому его решили взорвать, чтобы церковь не обрушилась в реку


Красноармейцы на развалинах Благовещенского собора, 1932 г.


Нигамтулла-хаджи Кармышаков с семьей


Соборная мечеть исламского комплекса, построенного Н. Кармышаковым. У ворот стоит имам мечети зять Нигматуллы-хаджи Юсуф Сагитов


Жители Ембаева возле мечети сто лет назад


На Ирбитской ярмарке


Музей истории религии и атеизма, где выставлялся экспонат «Волос пророка Мухаммада»


Во время Мавлида в «Строителе»


Во время Мавлида в «Строителе»


Во время Мавлида в «Строителе»


Мавлид в мечети Ембаева


Мавлид в мечети Ембаева

 

Волос Пророка в Тюмени

Калиль Кабдулвахитов

Седой волос длиной около трех сантиметров содержится внутри стеклянной колбы (реликварии), оправленной в серебро. Сосуд размещается в бархатном футляре зеленого цвета с шелковой подкладкой изнутри. Футляр хранится в перламутровой шкатулке.

Экспонат музея атеизма

В июньскую ночь 1932 года в историческом центре Тюмени был взорван Благовещенский собор, построенный в 1700–1708 годы по указу Петра Первого. В стенах православного храма размещался музей истории религии и атеизма. Стоять бы собору и поныне на том месте, если бы с обвалом берегов Туры не возникла угроза его обрушения в реку. Горисполком постановил снести церковь, и сделано это было при помощи взрывчатки. Рассказывают, что несколько верующих христиан попытались помешать разрушению собора, и их расстреляли.

Накануне музейные работники перенесли экспонаты из храма в соседнее через дорогу здание бывшей городской управы, где разместился краеведческий музей. В том числе и экспонат «Волос пророка Мухаммада » в перламутровой шкатулке, привезенный в Тюмень в период акций по «изъятию церковных ценностей» из мечети Юрт Ембаевских Бухарской волости в десяти километрах от Тюмени.

— В старых пожелтевших музейных описях за 1932 год, сделанных на обрывках политических плакатов, сохранилась надпись о том, что футляр при передаче в краеведческий музей хранился в шкатулке, завернутый в 37 шелковых платочков зеленого цвета. Шкатулка была обернута в платок черного цвета с белой вышивкой, — рассказала автору строк старший научный сотрудник областного музея Марина Вольхина.

Осталось загадкой: в этом же стеклянном сосуде привез меценат Нигматулла хаджи Кармышаков‑Сейдуков волос из поездки на Ближний Восток или же колба была изготовлена по спецзаказу уже на месте, в Сибири. Неизвестно, где и когда приобрел-купил купец (или ему подарили) частичку посланника Всевышнего Аллаха. В Аравии? Турции? В любом случае Нигматулла-хаджи должен был выяснить историю хранения волоса, удостовериться в подлинности, ему не могли всучить фальшивку, считают земляки. Такой он был человек, купец Нигматулла-хаджи, построивший исламский комплекс в Ембаеве и содержавший за свой счет «Магометанское духовное училище», торговый бухарец, уважаемый не только на родине, но и далеко за ее пределами.

Насколько это был влиятельный человек, можно судить по воспоминаниям другого знаменитого сибиряка, Абдурашита Ибрагимова, ставшего первым муфтием Японии, который в своей книге «Таржимаи халем» рассказывает, как в конце 90‑х годов XIX века во время хаджа люди из разных стран приветствовали в Мекке сибирского бухарца.

— Нигматулла-хаджи! Нигматулла-хаджи! — ликовал народ при появлении его.

Личная печать мецената гласит: «Нигматулла Карамшаковъ Сейдуковъ. Бухарецъ въ Тюмени».

Бухарцы протоптали тропу в Тобольский юрт с незапамятных времен. Через Бухару тюрки Сибири принимали Ислам. Со времен хана Кучума было несколько крупных волн переселения бухарцев в земли современной Тюменской области. В Сибири выходцы из Средней Азии пользовались льготами, предоставленными царским правительством, как торговому люду. Они не платили подати, подобно ясачным татарам, не несли воинскую повинность, подобно служилым татарам. Столетия назад на одной из стоянок бухарцев образовался аул Манцыл, он же Юрты Ямбаевские, позже Ембаево.

Потомок эмира

По данным основателя Ембаевского музея и первой ее заведующей, ныне покойной Венеры Биктимировой, род Кармышаковых-Сейдуковых оказался в Ембаеве в результате неудавшегося дворцового переворота в Бухарском эмирате. Один из предков Нигматуллы-хаджи предпринял попытку свержения эмира, но заговор был раскрыт, и тогда предок бежал с семьей в Сибирь. В музее Ембаева хранится неполный родословный лист Нигматуллы-хаджи, записанный со слов одного из его потомков. Начинается шеджире (семейное древо) с имени прадеда мецената — Абдуллы-эмира. Далее идет Сайдук (Сейдук). Из родословной непонятно, кто переселился в Сибирь, сам Абдулла или же его сын Сайдук.

Согласно информации музея, сын Сайдука по имени Кармышак разбогател на торговых операциях. Он гнал с казахских степей скот на Ирбитскую ярмарку, обратно вез ткани, железные изделия, галантерею и прочие товары. Дети его — Рахматулла, Нигматулла и Хабибулла — значительно продвинули и расширили семейное дело, выйдя за границы Российской империи.

Средний сын Нигматулла, помимо торговли в России, возил из Франции духи и бижутерию, из Китая фаянс, кирпичный чай, пряности. Из южного Туркестана — ковры, ткани, сушеные фрукты и иные восточные сладости. Много путешествовал, был в Аравии, Палестине, Сирии, Египте, Турции. Магазины «Торгового Дома Кармышаковых-Сейдуковых» простирались до уйгурского Синцзяна, Алма-Аты, Джаркента.

По данным жительницы Ембаева Рашиды Ишимовой, скрупулезно собравшей по крупицам историю жизни мецената, Нигматулла Кармышаков родился в 1829 году, обучался грамоте и религии у мулл Ембаева. Он не заканчивал знаменитых медресе, не имел серьезного богословского образования, но всеми силами старался дать глубокие религиозные познания юным землякам. В 1884 году в возрасте 55 лет организовал строительство исламского комплекса в Ембаеве, который помимо мечети и медресе включал гостиницу, библиотеку, столовую.

Как попечитель «Магометанского духовного училища», он организовал учебный процесс по новому джадидскому методу, пригласил на работу прогрессивных преподавателей из городов Поволжья. Состояние Кармышакова позволяло стать ему купцом первой гильдии, но, рассказывают музейные работники, он предпочел остаться во второй гильдии, чтобы меньше платить налогов, и больше расходовать на благотворительные цели. Однажды, вернувшись из хаджа, меценат обнаружил на месте Ембаева пепелище. Сгорело почти все село, и тогда меценат на свои средства построил дома всем погорельцам.

Рашида Ишимова сообщает, что Нигматулла выписывал газету «Терджиман», занимался самообразованием, и не успокаивался, пока не находил новую книгу, о выходе которой сообщала газета Исмаила Гаспринского. В начале XX века в библиотеке Ембаева насчитывалось 2200 томов печатных и рукописных книг.

Купец вел переписку с арабскими и турецкими богословами. По всей видимости, через них и узнал, полагают земляки, Нигматулла хаджи о волосе Пророка в стеклянной колбе. Рассказывают, что купец выложил огромную сумму на покупку волоса Пророка . По другой версии — волос ему подарили в знак уважения.

Нигматуллы-хаджи не стало в 1901 году, похоронен он в Ембаевском кладбище.

После смерти мецената дальнейшая забота о медресе легла на плечи его зятя и имама мечети Ембаева Юсуфа Сагитова, женатого на дочери мецената Шакуре. В первые годы советской власти этот человек руководил Учительской семинарией имени Нигматуллы Кармышакова, организованной на базе магометанского училища. В 1921 году все родственники благотворителя были изгнаны из родного села.

В музее Ембаева хранится единственный снимок Нигматуллы Кармышакова. С уходом из жизни первой заведующей В. Биктимировой осталась загадкой, как данное фото с печатью «И. Кадышев в Сибири» на обратной стороне попало в сельский музей.

Отъем для голодающих

Кампания по «изъятию церковных ценностей», инициированная советской властью под предлогом борьбы с голодом, стартовала в Тюменской губернии в середине марта 1922 года. Отъем имущества занял в общей сложности около четырех месяцев работы комиссий по учету «церковного имущества», к которому причислялись и имущества мечетей, костелов и синагог. Но если в храмах братских авраамических религий чекистам удалось изъять пуды серебра, золотые изделия, почти две тысячи ценных камней, бриллианты, то в мечетях членов комиссии ждало разочарование.

Например, в Градо Тюменской мечети на улице Спасской, 9, согласно описи, из материальных ценностей имелись лишь «минара медная 1 пуд 20 фунт луженая», простые ковры в четыре полосы «шириной 3 сажени и длиной 3 сажени, 2 аршина», 5 штук белых коленкоровых оконных занавесок. «И больше в мечети кроме деревянного подмостка для моления, окрашенного белой краской и обнесенного загородкой, ничего нет, в особенности отсутствуют ценности металлов», — сообщается в акте изъятия от 4 апреля 1922 г.

В мечети д. Аремзяны все имущество состояло из настенных часов, висячей лампы, настольной лампы, кафедра с перилами (минбара) и войлочной кошмы.

Из исламского комплекса Ембаева книги на арабской вязи, мусхафы Корана вывозили на нескольких санях, рассказывают жители села. Так они слышали от старших, а те в свою очередь от родителей, которых давно уже нет в живых. За селом все это сжигалось, до города довезли лишь небольшую часть библиотеки магометанского духовного училища. Сегодня книги с личной печатью Нигматуллы Кармышакова хранятся в фондах областного музея.

В запасниках музея представлены и другие «исламские» экспонаты — миниатюрная посуда с арабской вязью, настенные украшения с именем Всевышнего. Кому они принадлежали до октябрьского переворота, сегодня известно лишь Творцу миров. Кстати, нет никаких документальных подтверждений и о том, что волос Пророка привезен в музей именно из Ембаево. Первый документ, повторюсь, это опись на обрывках плакатов, восхваляющих советский строй, относится к 1932 году. Информация о том, что волос привезен в музей из Ембаевской мечети передавалась устно от одного поколения музейных работников другому, так же как от и одного поколения жителей Ембаева другому.

В советские годы экспонат не покидал пределов Тюмени и хранился в запасниках музея в здании Спасской церкви. В этот период и потерялись платочки, в которые были обернуты футляр и шкатулка.

В бункере в Пермь

Интерес к экспонату «Волос пророка Мухаммада» вырос с падением железного занавеса. В 90‑е годы он стал чаще выставляться в залах краеведческого музея. Первый вывоз за пределы Тюмени состоялся в конце 2000 года. Волос Пророка был представлен на выставке «Сибирские реликвии в Московском кремле» в выставочном зале Успенской звонницы Московского Кремля. Это была объединенная выставка четырех музеев Тюменской области: краеведческого, изобразительных искусств (Тюмень), Тобольского историко-архитектурного музея-заповедника, Ямало-Ненецкого окружного краеведческого музея. Транспортировка осуществлялась при финансовой поддержке компании «Лукойл».

Второй вывоз — в Пермь на межрегиональный форум исламской культуры «Мусульманский мир» — пришелся на 2010 год. Инициатива выставки на форуме волоса Пророка исходило от Духовного управления мусульман Пермского края. Руководство муфтията обратилось к губернатору Пермского края с просьбой оказать содействие в получении реликвий. Вопрос решался на уровне глав субъектов федерации — губернаторов Тюменской области и Пермского края.

При комитете по культуре Тюменской области была создана комиссия по страховой оценке экспоната, который временно передавался не духовному управлению, а учреждению культуры — Выставочному центру «Пермская ярмарка», где проходил мусульманский форум. Транспортировка производилась региональным филиалом ФГУП «Главный Центр специальной связи», которое является правопреемницей созданного при царях военного фельдъегерского корпуса.

Как рассказала автору заведующая отделом учета областного музея Елена Романова, экспонат «Волос пророка Мухаммада» был застрахован на несколько миллионов рублей. Сначала речь шла о 30 миллионах рублей, но так как для обоснования такой солидной суммы по закону о страховании надо было производить экспертизу, а такая экспертиза волос пророков нигде еще в мире не производилась, страховой полис был приобретен на меньшую сумму.

Вооруженные сотрудники ФГУП доставили шкатулку с волосом в Пермь в бронированном бункере. Уже на месте, в помещении «Пермской ярмарки», выемку из бункера производил сотрудник тюменского музея Дмитрий Букаринов. Он же находился рядом с экспонатом все пять дней пребывания экспоната на пермской земле. За это время волос Пророка посетили около 6 тысяч человек, рассказал Д. Букаринов. В первую очередь посетители выставки направлялись к частичке Посланника Аллаха . Многие мусульман молились рядом с волосом и читали дуа. Люди приезжали из сел районов, из соседних областей Урала, узнав через телевидение о том, что на форум привезли волос Пророка . На выставке побывали не только мусульмане, но и православные, сообщил Д. Букаринов. Особенно посетителей стало много после известной трагедии в «Хромой лошади», произошедшей в эти дни. Волос охраняли представители спецслужб. После завершения выставки Дмитрий запечатал шкатулку и передал сотрудникам главного центра спецсвязи для доставки обратно в Тюмень.

Второй вывоз экспоната в Пермь состоялся в 2012 году.

Исторический момент

В самой Тюмени до поры до времени мусульмане не проявляли повышенного внимания к экспонату «Волос Пророка Мухаммада ». Порой, когда в приватных беседах речь заходила о волосе Пророка из краеведческого музея, дело доходило до обвинений в «ширке» (многобожии) тех мусульман, кто специально посещал реликвию.

В 2006 году музей во время приезда в Тюмень посетил муфтий Талгат Таджутдин. Глава ЦДУМ продемонстрировал сопровождавшим его местным мусульманам мешочек под своим подбородком, сказал, что в нем хранятся два волоса Пророка , это дар последнего султана Османской империи Абдуль-Хамида Духовному магометанскому Собранию за верность мусульман Российской империи Исламу. Муфтий Таджутдин отметил, что волосы отличаются цветом, в его мешочке они черные, в стеклянной колбе — волос седой. И добавил, что у человека в возрасте одновременно могут быть и черные, и седые волосы. Глава главы ЦДУМ увлажнились, когда он прижал футляр с колбой к лицу.

Впоследствии на мероприятия Мавлид ан-Набий имам-мухтасиб ЦДУМ Ильдар Зиганшин договаривался с руководством музея, и в указанное время перламутровую шкатулку в сопровождении милицейской охраны привозили из фондов в один из залов областного музея. Активисты мухтасибата собирались у экспоната и читали салаваты.

В 2013 году впервые волос Пророка был доставлен на празднование Мавлида ан-Наби в Ембаево. Это событие местные жители назвали историческим: спустя почти сто лет частичка Посланника Аллаха вновь оказалась в мечети Ембаева.

Десятого февраля шкатулка с волосом находилась на сцене Дома национальных культур «Строитель» все три часа половиной часа концертной программы «Маулид-байрам». Два сотрудника полиции все это время были за кулисами, готовые к нештатной ситуации, а возле шкатулки стоял в почетном карауле молодой активист мусульманской организации «Махалля», проводившей торжество в честь дня рождения Пророка . После завершения мероприятия каждый мог внимательно разглядеть частичку Посланника Аллаха , был организован просмотр экспоната. Гости праздника, выстроившись в очередь, подходили к волосу, целовали стекло, читали дуа, почтительно склоняли головы. На глазах один из пожилых женщин выступили слезы, когда она подошла к молодому человеку с футляром и колбой в руке.

24 февраля в Доме национальных культур Тюмени состоится заключительный концерт «Мавлид ан-Набий». Организаторы в лице активистов ДУМАЧР по Тюменской области также намерены просить руководство музея предоставить волос Пророка на время проведения праздничного представления.

 


М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.