Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Миграция и антропоток на евразийском пространстве/ Макаров Д. В., Старостин А. Н.
15.02.2013


 

Г. Ф. Габдрахманова,
доктор социологических наук,
зав. сектором этнологии Института
истории АН Республики Татарстан,

Э. А. Сагдеева,
кандидат социологических наук

Опыт регулирования трудовой миграции
в Республике Татарстан

Одной из центральных проблем современного мира является масштабная миграция. Ее проблемность заключается в нарушении сложившейся стабильности и устойчивости территорий, в необходимости выработки адекватных способов совмещения культурного разнообразия. Политика мультикультурализма Старого света не принесла ожидаемого положительного эффекта. Лидеры Германии, Франции, Великобритании, Испании признали полную несостоятельность попыток построить мультикультурное общество из-за нежелания и неготовности иммигрантов (особенно мусульман) интегрироваться в принимающих государствах, отказа следовать западным ценностям, а также в связи с распространением исламского экстремизма. Новой попыткой решения миграционных проблем становится «энергичный капитализм», программу которого предложил премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон [1] . Суть ее в гражданской интеграции, под которой понимается, что гражданская культура развивается не вместо национальных культур, а вместе с ними [2] .

Понятие гражданской культуры передает, прежде всего, «уровень осознания гражданином общественных задач, его практической активности в деле претворения их в жизнь. В этом смысле гражданская культура — структурный элемент гражданской жизни и выражает степень зрелости общества, способность обеспечения общегражданских интересов, форм и механизмов выработки и реализации совместных решений, согласованных действий» (курсив наш. — Г. Г. и Э. С. ) [3] . Именно согласованность действий становится основой для сохранения стабильности общества.

Для Российской Федерации именно сильная демократическая гражданская культура, синтезирующая общий интерес, действенные и эффективные структуры формирования и управления гражданским обществом становятся ключевой возможностью для решения проблем миграции в стране. В Республике Татарстан на протяжении последних пяти лет сформирован эффективный механизм согласования действий мигрантов и принимающего общества, обеспечивающий соблюдение интересов сторон. Главной площадкой стала Ассамблея народов Татарстана, деятельность которой, по мнению Л. В. Сагитовой, заставляет обратиться к продуктивному опыту развитого в западной демократии института посредничества [4] , обеспечивающего согласованные действия участников.

Особенности миграции в Татарстане

Как показывает официальная статистика, в Республике Татарстан в прибытиях и выбытиях лидирует обмен с российскими регионами. В 2010 г. прибытия в республику с территорий РФ составили 87,6 % от всех внешних прибытий, выбытия — 95,5 %. Прибытия из стран СНГ составили 11,8 %, выбытия — 3 %. Однако до 2010 г. наиболее результативный миграционный обмен в Татарстане складывается, прежде всего, со странами СНГ (77,7 % миграционного прироста в 2009 г. и 37 % в 2010 г.). Лидерами являются Узбекистан, Таджикистан, Азербайджан. Российские регионы «дали» в 2009 г. 19,8 % миграционного прироста в РТ, в 2010 г. — 64,9 %. Наиболее активный миграционный прирост у Татарстана происходит за счет обмена с республиками и областями Приволжского федерального округа (Оренбургская, Кировская области, республики Марий Эл, Башкортостан, Пермский край, Чувашская и Удмуртская республики). По этническому составу мигрантов доминируют татары и русские — это в сумме около 60 % миграционного прироста. 7,1 % составляют узбеки, по 4,3 % — азербайджанцы и таджики. Около 15 % мигрантов не указывают свою национальность. Соответственно, десятую часть миграционного прироста в сумме составляют, прежде всего, народы стран СНГ (армяне, киргизы, украинцы, казахи и др.), а также в меньшей степени мигранты — представители коренных народов Поволжья (удмурты, чуваши, марийцы, мордва, башкиры).

В 1990‑е гг. в Татарстане наблюдался «этнический магнетизм» татар. В этот период татары были более активны в прибытиях в республику, чем русские. Их было меньше и среди выбывающих, чем русских. В итоге наблюдалось существенное снижение миграционного прироста русских в Республике Татарстан [5] . Доля татар среди беженцев и вынужденных переселенцев в конце 2000‑х гг. в республике составляла 75,6 %. В 2000‑х гг., как и в других российских регионах, в республике миграция стала носить трудовой характер. По объемам трудовой миграции Республика Татарстан занимает одно из лидирующих мест в Приволжском федеральном округе. Это связано с рядом республиканских программ, для реализации которых требуются рабочие руки. Это программы по строительству метрополитена в г. Казани, ликвидации ветхого жилья, строительства доступного жилья, объектов Международной студенческой универсиады 2013 г., реконструкции объектов исторического наследия и т. д. В Татарстане фиксируется более высокая покупательская способность населения, в том числе и в сфере покупки недвижимости. В строительстве в Татарстане активно задействованы трудовые мигранты не только из государств ближнего зарубежья, но и из соседних регионов.

По данным УФМС России, по Республике Татарстан за четыре месяца 2012 г. на миграционный учет поставлено 47 027 иностранных граждан и лиц без гражданства, оформлено 1694 разрешений на временное проживание в Российской Федерации, 1151 виза, 693 видов на жительство, 4555 иностранных граждан получили разрешение на работу, 204 работодателя имеют разрешение на привлечение иностранных работников [6] .

Структурный анализ
современной миграционной
политики в Татарстане

26 мая 1999 г. с целью оказания государственной поддержки общественным национально-культурным организациям по возрождению, сохранению и развитию культур народов Республики Татарстан в г. Казани был открыт Дом дружбы народов, позже переименованный в Ассоциацию национально-культурных объединений Республики Татарстан (АНКО РТ), а еще позже, 8 декабря 2007 г. на IX Конференции АНКО РТ, — в Ассамблею представителей народов, проживающих на территории Республики Татарстан (Ассамблея народов Татарстана). Сегодня Ассамблея объединяет 67 национальных обществ.

29 мая 2009 г. было подписано Соглашение между Республиканской общественной орга­низацией «Ассамблея представителей народов, проживающих на территории Республики Татарстан», Министерством внутренних дел Республики Татарстан, Управлением Федеральной службы безопасности России по Республике Татарстан, Управлением Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков по Республике Татарстан, Управлением Федеральной налоговой службы по Республике Татарстан, Министерством экономики Респуб­лики Татарстан, Министерством труда, занятости и социальной защиты Республики Та­тар­стан, Государственной инспекцией труда в Республике Татарстан. Реализация соглашения контролируется на уровне первого заместителя премьер-министра Республики Татарстан Р. Ф. Муратова. Союз государственных структур, в компетенцию которых входит решение тех или иных проблем трудовой миграции, и Ассамблеи народов Республики Татарстан стал в целом действенным механизмом регулирования миграции в Татарстане. При активной роли Ассамблеи и ее структурных подразделений решается широкой круг миграционных вопросов регистрации и пребывания граждан СНГ в Татарстане.

Внутри Ассамблеи народов Республики Татарстан в решение проблем мигрантов наиболее активно включились два национальных общества — таджиков и узбеков. Активность этих общин по сравнению с другими национальными обществами, входящими в Ассамблею, обусловлена рядом причин и не связана, как это принято считать, с численным доминированием трудовых мигрантов из соответствующих стран СНГ. По мнению авторитетных российских демографов, размеры внутренней трудовой миграции в Российской Федерации сопоставимы с трудовой иммиграцией из стран СНГ в Россию [7] . Однако, как показали наши экспертные интервью, национальные объединения народов, являющихся коренными в России, проблемами трудовой миграции не занимаются. Трудовые мигранты из регионов России (чуваши, марийцы, удмурты и др.) являются гражданами РФ. Они близки антропологически и культурно для принимающего региона (хорошее знание русского и зачастую татарского языков, единая система образования, близкая культура). Для них характерна высокая степень социальной ориентированности, наличие широкой сети родственных, дружеских контактов. Наконец, маятниковый характер миграции снимает необходимость документального оформления своего присутствия в Татарстане. Все это приводит к отсутствию объективных причин для обращений российских трудовых мигрантов в национальные общества.

Более активное использование этнического ресурса наблюдается у трудовых мигрантов из Средней Азии и Кавказа. Это связано с теми ограничениями, которые налагает российское государство на мигрантов из стран СНГ (необходимость регистрации, получения патента, медицинского освидетельствования и т. д.). Важную роль играет плохое знание приезжими русского языка [8] , их слабая правовая грамотность и юридическая незащищенность, интолерантные установки местного населения, антропологические различия.

Первостепенным фактором аккумуляции трудовыми мигрантами этнического ресурса является лидер — представитель национально-культурного объединения, имеющий организаторские способности, умеющий адекватно реагировать на запросы и потребности принимающей стороны, владеющий рыночной ситуацией. Как показали наши интервью, лидером становится либо представитель этнической группы, который приехал в Республику Татарстан в советское время (обычно на учебу или по распределению), либо приехавший недавно, но достаточно активный и деятельный мигрант, способный объединить вокруг себя единомышленников.

Практики

Национально-культурная автономия таджиков «Сомониён» возникла в Татарстане в 2002 г. параллельно с открытием Торгового представительства Республики Таджикистан в Республике Татарстан. Несмотря на самый молодой по длительности существования возраст, таджикскую общину можно назвать самой деятельной. Помимо этнокультурной деятельности, выражающейся в проведении традиционных дней национальных культур, смотров и фестивалей народного искусства, различных выставок и празднеств, автономия с первых дней активно занимается проблемами трудовых мигрантов. На базе таджикской общины в декабре 2003 г. был организован Центр социально-правовой защиты иностранных граждан, позже преобразованный в Республиканское агентство занятости и правовой помощи иммигрантам (сентябрь 2007 г.).

Руководство Агентства отмечает ежегодный прирост граждан, обращающихся к ним для решения тех или иных проблем. Так, в 2007 г. туда обратилось более 3000 иностранных граждан по вопросам получения разрешения на работу и трудоустройства, 650 — по вопросам получения разрешения на временное проживание и вида на жительство; 80 — по вопросам получения гражданства. По словам руководителя, около 30–40 тыс. мигрантов получили услуги от Агентства за все время его функционирования.

Деятельность Агентства заключается в предоставлении ряда услуг. Для трудовых мигрантов — это услуги по легализации их присутствия в России. На основе двустороннего договора сотрудники Агентства проводят с приезжим юридические консультации, готовят документы, необходимые для регистрации, получения официального разрешения на работу. Документы предоставляются сотрудниками Агентства (на основе нотариально заверенной доверенности) в Миграционную службу Республики Татарстан.

Основная работа Агентства сводится к трудоустройству мигрантов. Агентство располагает базой таких работодателей, как МУП «Метроэлектортранс», ООО «Каздорстрой», АТП
ОАО «ПРСО Татавтодор», ООО «Казаньстрой­консорциум», ООО «Альфа-Риэлт», ООО «Казань­центрстрой», ПО «Татвторчермет» и др. Также осуществляется взаимодействие с мелким бизнесом, занимающемся оптовой и розничной торговлей, организацией сетей кафе, ресторанов, пунктов быстрого питания. По заявкам работодателей ведется подбор персонала. Часть работников обращается самостоятельно в Агентство и им предлагаются свободные вакансии. Другую часть сотрудники Агентства рекрутируют в Таджикистане и Узбекистане. Агентство отправляет заявки в Минтруд Таджикистана, ООО «Таджиквнештруд», Агентство по вопросам внешней трудовой миграции при Министерстве труда и социальной защиты населения Республики Узбекистан при Министерстве труда и социальной защиты населения Республики Узбекистан, в структуры других государств СНГ.

«Недавно оформили 17 граждан Украины, с Белгорода. Нужны были специалисты для строительства железной дороги для Универсиады. Нашли, просят еще 94 человека» (сотрудник Агентства).

В процессе подбора персонала в регионах исхода в Татарстан приезжают определенные рабочие, подобранные по профессиональным, квалификационным, образовательным качествам, на определенные рабочие места. Агентство отслеживает отъезд мигрантов в регион исхода. Для принимающего сообщества важно и то, что Агентство контролирует то, как живет и работает мигрант, и несет за него определенную ответственность. Деятельность Агентства важна и для региона исхода мигранта, где, благодаря ему, знают, куда уехал работать его гражданин и к кому можно обратиться в случае возникших проблем. Агентство также предоставляет трудовым мигрантам услуги по поиску жилья. Был опыт проведения обучающих курсов по русскому языку для приезжих.

Агентство является коммерческой организацией. Часть услуг предоставляется безвозмездно, другая — на коммерческой основе. На безвозмездной основе оказываются консультационная, юридическая помощь, ведется подготовка документов. Коммерческая составляющая деятельности Агентства реализуется через три схемы. В первом случае услуги оплачивает сам трудовой мигрант. Этот вариант реализуется, если мигрант имеет некоторую сумму денег и, вложив их, он в дальнейшем не несет никаких расходов. Вторая — оплату производит работодатель. Ему оказывается помощь в получении квоты. Мигрант оформляется на предприятии, которое платит за него налоги, выдает ему зарплату, представляет жилье. Агентство как посредник получает процент с предприятия за подбор персонала. По сути это коммерческий аналог российских Центров занятости населения, но только для трудовых мигрантов. Такая схема обычно применяется при подборе персонала для крупных работодателей — заводов и предприятий. Третья схема — если работодатель не хочет связываться с оформлением трудовых мигрантов. Обычно это мелкий и средний бизнес. В этом случае мигрант оформляется прямо в Агентстве и получает там зарплату. Если мигрант очень хорошо поработал, Агентство применяет поощрительные методы — возвращает мигранту вложенные за услуги деньги.

Национальное объединение узбеков в г. Каза­‑
ни появилось в 1998 г., и с 2000 г. оно функционирует как республиканская организация. В сферу его деятельности входит, прежде всего, решение проблем сохранения и развития узбекской культуры. Община принимает активное участие в организации праздника Науруз, отмечает День независимости Узбекистана. Узбекская община имеет доступ в сеть кафе с восточной кухней, где национальными активистами ежегодно организуются праздники для детей из интерната, дни пожилых людей с национальным угощением и концертной программой. Национально-образовательная деятельность общины осуществляется через воскресную школу, для которой приобретаются учебники и пособия на узбекском языке.

Работа с мигрантами не презентуется как самостоятельное направление деятельности узбекской общины. В отличие от объединения таджиков «Сомониён», в узбекской общине нет специальной структуры, которая занимается проблемами мигрантов. Между тем, община осуществляет поиск рабочих мест, ведет переговоры с работодателями, рекрутирует рабочих в государствах СНГ (прежде всего, в Узбекистане), помогает мигрантам осуществить переезд «туда–обратно». Большее внимание она уделяет организации трудового процесса мигрантов. Руководство автономии поддерживает связь со всеми трудоустроенными ими рабочими и предлагает им работать по следующей схеме: среди группы работников выделяется активист — староста, который и будет решать возникающие вопросы группы вместе с сотрудниками национального объединения.

«… Теперь мы сами взяли этот процесс в свои руки. Сложилась целая схема действий. Нам сюда, в автономию, поступает заказ от предприятий Татарстана или бизнесменов. Мы сначала едем к ним, узнаем кто им нужен, какие у них условия для проживания рабочих, намерены ли они регистрировать их, оплачивать страховой пакет… Если мы видим, что условий хороших нет, мы указываем на недостатки и говорим, что, если они хотят, чтобы им привезли рабочих, надо эти недостатки устранять. Или, допустим, бывает так, что пока нет регистрации у рабочих, они не могут работать и зарабатывать деньги. Тогда их нужно до получения регистрации поселить и кормить. Некоторые работодатели кормят и содержат, а потом им рабочие выплачивают затраты. Другие не соглашаются на это. И тогда мы отказываем им. Если все хорошо, то кто-то из моих заместителей едет в Узбекистан и там набирает рабочих нужных специальностей. В разных регионах, потому что везде есть своя специализация…» (Председатель Национально-культурной автономии узбеков) [9] .

Национальное объединение узбеков выпол­няет и контролирующую функцию. Она реализуется с помощью сотрудников МВД и УФМС. Контроль реализуется по многим нап­равлениям: община получает от УФМС России по Республике Татарстан пофамильные списки прибывших–убывших, совместно с МВД Республики Татарстан ведет работу с правонарушителями — выходцами из Узбекистана, лидеры посещают специальный приемник-распределитель УВД г. Казани, где содержатся граждане, подлежащие выдворению с территории РФ, организует депортацию «провинившихся», ведет работу с работодателями (отслеживание условий работы и графика получения зарплаты), организует защиту мигрантов в суде. Защиту мигрантов в судах ведут юристы и адвокаты, знающие узбекский язык, что является очень важным для мигрантов.

Узбекская община оказывает помощь приезжающим и с оформлением документов (переводческие услуги), паспортов (восстановление, «вклеивание» родившегося ребенка). Специальный сотрудник объединения собирает паспорта и идет в Москву в Генеральное консульство Узбекистана в РФ, оформляет документы. Другая услуга — медицинская страховка. Трудовым мигрантам предлагается определенная, проверенная страховая компания.

Узбекская община проводит работу по адаптации трудовых мигрантов. Это делается путем их приобщения к национально-культурным мероприятиям общины. На празднования мусульманских и светских праздников (день независимости Узбекистана, день Республики Татарстан) приглашаются трудовые мигранты, которые не только приобщаются к образу жизни местного населения, но и пропагандируют узбекскую культуру, способствуют ее сохранению и развитию.

«Я им всегда говорю: чтобы вас здесь хорошо встречали, надо показывать нашу культуру, показывать какая она богатая» (Председатель Национально-культурной автономии узбеков) [10] .

Несмотря на некоторые особенности в деятельности таджикской и узбекской общины, они имеют и общие направления работы. Это профилактическая работа среди приезжих по недопущению совершения ими преступлений и административных правонарушений. Так, представителями Агентства и узбекской общины регулярно проводятся разъяснительные беседы с трудовыми мигрантами. Работа ведется как в столице, так и в других городах Татарстана, где общины имеют своих представителей. Представители общин совместно с УФМС России по Республике Татарстан и МВД Республики Татарстан принимают участие в мероприятиях по предотвращению незаконной деятельности лиц, оказывающих посреднические услуги, способствующих распространению нелегальных поддельных документов, миграционных карт, разрешений на работу и регистраций среди трудовых мигрантов. Эти действия способствовали сокращению спроса на теневые услуги, что в определенной мере привело к снижению уровня преступности и нелегальной миграции в Республике.

Одной из актуальных проблем современного мира является появившаяся в связи с миграцией проблема возникновения и воспроизводства экономических и этнокультурных анклавов на базе мигрантских сетей. Как отмечают И. М. Кузнецов и В. И. Мукомель, наряду с такой сферой взаимного обмена национальных структур и мигрантов, как совместное соблюдение культурных и религиозных традиций, наблюдается и взаимно прохладные отношения между общинами и временными трудовыми мигрантами, связанные с различными функциями и задачами мигрантских обществ и национально-культурных общин [11] . В результате мигрантские анклавы имеют целый ряд негативных последствий — «… проблематичность существования такой среды в том, что она имеет тенденцию превратиться в устойчивую, преемственную и саморазвивающуюся теневую субкультуру с соответствующей обслуживающей инфраструктурой, включающей местных жителей и официальных лиц разного уровня и с вероятной привязкой к определенным территориям принимающей городской и/или пригородной среды, т. е. в некоторый потенциально конфликтогенный анклав городской среды» [12] .

Трудно не согласиться с авторитетными исследователями в том, что миграция провоцирует анклавизацию. В ее производстве участвуют не только мигранты, представители тех или иных официальных структур, но местное население, включая и работодателей. Как нам удалось заметить, работодатели зачастую на некоторые виды труда предпочитают нанимать мигрантов определенных национальностей, объясняя это психологическими особенностями тех или иных этнических групп и их трудовой специализацией. Все это приводит к формированию этнических сегментов рынка труда в современной экономике Республики Татарстан, в которых задействованы либо только трудовые мигранты в целом, либо представители отдельных этнических групп.

В ходе наших интервью с работодателями выяснилось, что одни предпочитают работать только с узбеками, другие только с киргизами, третьи только с чувашами и т. д. Зачастую такие предпочтения обусловлены только юридическими мотивами. Например, вьетнамцы принимают на работу (торговля на рынке) только женщин — мариек и чувашек, так как они имеют российское гражданство, а значит, нет необходимости оформлять регистрацию.

«… с Узбекистана сюда приезжают работать, они вывернутся наизнанку, но сделают так, как от них просят, требуют, и сделают все добросовестно, а те, кто приезжают с «Марийки», они тоже работают, но не работают так, как, скажем, люди с Узбекистана. С Узбекистана, они готовы работать сутками напролет. У тех — нормированный рабочий день» (Работодатель).

«… у нас работают кроме марийцев, удмурты, чуваши. Но с чувашами, я дал себе зарок, в жизни больше не работать… Чуваши, они, как говорится, скажешь одно, сделают по-своему… Даже если их приглашать на какое-то новое дело, то они говорят: “Во вторник мы лучше не поедем начинать это дело”, т. е. у них там какой-то обряд, т. е. они никогда не начинают новое дело ни с понедельника, ни со вторника» (Работодатель).

« — Как Вы думаете, у работодателей здесь есть какие-то этнические предпочтения?

— Знаете, есть. Я тоже думала, они их как-то не различают, но есть. Например, недавно одна строительная организация сделала заявку они просят только киргизов. Как они говорят: “Очень трудолюбивые, законопослушные, не скандальные, работают от зари до зари”. Или есть, например, говорят: нам армян не надо, кто-то говорит: нам грузин отправляйте, кто-то говорит: только не надо таджиков, давайте только узбеков. Встречаются. Просто, видимо, сталкивались в процессе работы с людьми, если уж себя зарекомендовали, те же самые киргизы. В прошлом году работала бригада, наверное, и в этом году их захотят. Или, например, те же самые узбеки, если они зарекомендовали себя, почему бы не взять и на этот год? Хотя вот у меня нет предвзятого отношения, я вот вижу, есть и армянегруппа, очень добросовестно работает, бригадаи узбеки, и таджики» (Директор Центра социально-правовой помощи иностранным гражданам).

Большую роль в провоцировании анклавизации мигрантских сообществ играют и сами общины. Как мы показали выше, Агентство и национальное объединение узбеков работают преимущественно с определенными регионами — Таджикистаном и Узбекистаном. И это не может не приводить к формированию миграционных потоков, состоящих из лиц определенных национальностей. Тем не менее структурирование Агентством и узбекской общиной процесса трудовой миграции, максимальное отслеживание миграционного потока приводит, в конечном счете, и к прозрачности миграции. Еще большую прозрачность придает, как показывает опыт Татарстана, включение в процесс регулирования миграции широкого круга государственных структур. В Татарстане, как мы это показали выше, это представители исполнительной власти, различные министерства. Именно слияние с государственными структурами, создание вертикального взаимодействия препятствует созданию закрытых обществ. Совместная работа целого ряда министерств и Ассамблеи народов Республики Татарстан позволяет решать проблемы миграции с использованием не только этнического, но политического, экономического, правового, социального ресурсов. Это в значительной степени не только снимает возможности для анклавизации, но становится экономически эффективным. Чем активнее используются социальные связи, тем эффективнее функционирует такая неформальная экономика и тем она ближе к модели подлинного рынка [13] . С помощью такой прозрачности решаются проблемы дефицита рабочей силы, оптимизируется рынок труда, государство получает налоговые поступления. Этнический ресурс в сумме с другими механизмами является эффективным способом регулирования миграции.

Хотелось бы особо подчеркнуть — важно включение государственных структур высокого уровня. Анклавизация возникает на микроуровне. Именно здесь происходит сращивание по линии: официальные лица — мигранты — местное население. Довольно убедительно это было изучено в проекте «Милиционеры и этнические меньшинства: практики взаимодействия в Казани и Санкт-Петербурге» [14] . В структурных подразделениях милиции общественной безопасности — в службе участковых, в ППС и в транспортной милиции были зафиксированы разнообразные практики взаимодействия с мигрантами. Самым типичным взаимодействием участковых уполномоченных с мигрантами является выдача участковыми справок, необходимых для регистрации по месту жительства. Здесь возможна безвозмездная помощь при оформлении справок или платная ускоренная при их оформлении. Такую форму взаимодействия провоцируют сами мигранты, которые всегда готовы в качестве вознаграждения «оказать помощь» сотруднику милиции (признание в несовершенных мелких правонарушениях, чтобы закрыть «палку» милиционеру», подарки, накрытие столов и т. д.); а также включенность участковых в сети мигрантов, обязывающая в каком-то смысле оказывать им помощь. Другая платформа взаимодействия — проверки граждан с целью выявления нелегального статуса приезжих. Здесь возможны разнообразные формы «услуг» участковых милиционеров — «крышевание» и прикрытие от сотрудников УФМС, «отмазывание», минимизация потерь мигрантов и т. д. Еще одна услуга, оказываемая участковыми милиционерами мигрантам — это «крышевание» их мелкого бизнеса либо путем дружеского соглашения, либо путем шантажа и поборов [15] . Но и здесь, на микроуровне, в Татарстане имеет место положительный опыт решения проблем через национальные объединения.

«Если милиция ведет себя действительно неправильно с мигрантом, я сам звоню руководству и даже лично министру и решаем вопрос» (Председатель Национально-культурной автономии узбеков).

Мы не абсолютизируем этническую составляющую миграции в Татарстане. Как показывают наши интервью, трудовые мигранты часто используют внеэтнические каналы трудоустройства и адаптации — они едут на заработки по рекомендациям знакомых и соседей. Едут в конкретные места (города, районы, поселки), иногда к конкретному работодателю. Некоторые из приезжих из Средней Азии в ходе наших интервью отметили, что они сами пригласили своих знакомых, когда появилась вакансия в той организации, где они работают. Помимо личных каналов трудоустройства, мигранты прибегают к объявлениям и посредникам. Лишь немногие из наших респондентов‑мигрантов отметили тот факт, что настоящее место работы найдено ими самостоятельно. Обозначенные каналы поиска работы фиксируются и среди других этнических групп мигрантов, приезжающих в Россию [16] . Но для Татарстана этничность стала особым и довольно эффективным ресурсом регулирования миграции.

Совместная деятельность государственных структур и национальных объединений в Республике Татарстан приносит еще один важный эффект — это минимизация рисков миграции для самих мигрантов. Так, в Татарстане налажен государственный контроль над действиями работодателей: в ходе поступающей информации о нарушении прав мигрантов на том или ином предприятии, фирме, последние исключаются из списка планируемых квот. Эта информация и «ее последствия» контролируются первым заместителем премьер-министра Республики Татарстан Р. Ф. Муратовым. С помощью сетей, образованных Ассамблеей, создается эффект «семьи и друзей». В случае возникающих проблем мигранты могут напрямую или через земляков обратиться за помощью в национальные общины. Например, трудовым мигрантам оказывается помощь в организации перевозки погибших и умерших на родину. Около 40 % мигрантов, по мнению одного из опрошенных нами экспертов, национальные общины спасают от мошенников. В совершении махинаций участвуют работодатели и другие представители местного населения, предлагающие теневые услуги для мигрантов. По мнению представителя УФМС России по Республике Татарстан, ежегодно около 10–20 работодателей, подающих заявку на рабочую силу, занимаются махинациями.

«Очень распространена такая схема. Один предприниматель оформил у себя сразу 150 мигрантов. Через месяц их всех отправил в административный отпуск. Получается все по закону. На бумаге никто не работает, хотя на самом деле все трудятся. Что в итоге? Государство теряет налоги. А мигрант социально не защищен. Если чтоон травмируется, то он ничего не получит. По нашим подсчетам, 58 % мигрантов трудятся на стройках. А там, сами знаете, какой травматизм» (сотрудник УФМС России по Республике Татарстан).

Среди мигрантов проводится профилактическая работа по недопущению совершения ими преступлений и административных правонарушений. В итоге этнический ресурс для приезжих из государств СНГ расширяет возможности реализации экономических стратегий, способствует благоприятному достижению целей миграции, оптимизирует адаптацию.

Ассамблея народов Республики Татарстан, беря на себя посреднические функции, становится защитником и гарантом соблюдения прав трудовых мигрантов, способствуя более благоприятному развитию миграционного процесса и максимизации ожидаемых позитивных результатов передвижения, причем не только для самих мигрантов, но и для принимающей стороны. Союз Ассамблеи и государственных структур Татарстана приводит к согласованию интересов трудовых мигрантов и республики, демонстрируя возможности для формирования гражданской культуры в Российской Федерации с учетом этнического фактора.


[1] Дэвид Кэмерон раскритиковал мультикультурную модель // URL: http://lenta.ru/articles/2011/02/07/cameron/ (дата обращения 12.05.2012).

[2] Паин Э. Трудный путь от мультикультурализма и интеркультурализму // Вестник Института Кеннана в России. Вып. 20. С. 79.

[3] Политология. Словарь. М: РГУ, 2010 // URL: http://dic.academic.ru/dic.nsf/politology/45/Гражданская (дата обращения: 10.05.2012).

[4] Сагитова Л. В. Институты-посредники в процессе адаптации этнических мигрантов (Опыт Республики Татарстан) // Этнологические исследования / Под ред. Г. Ф. Габдрахмановой, Д. М. Исхакова, Л. В. Сагитовой. Вып. V. Казань: Институт истории им. Ш. Марджани АН РТ, 2011. С. 314–315.

[5] Об этом подробнее см.: Габдрахманова Г. Ф. Роль миграции в преобразовании этнической структуры Татарстана // Социологические исследования. 2004. № 6. С. 62–68.

[6] Итоги работы УФМС России по Республике Татарстан за четыре месяца 2012 года // URL: http://ufms.tatarstan.ru/rus/index.htm/news/136164.htm (дата обращения: 17.05.2012).

[7] Зайончковская Ж. А. Трудовая миграция в СНГ с позиций общества, семьи и личности // Трудовая миграция в России / М‑во по делам федерации, нац. и миграц. политики Российской Федерации. М., 2001. С. 3–27.

[8] Как отмечают наши эксперты, в последние годы наблюдается значительный рост численности и преобладание среди трудовых мигрантов из стран СНГ лиц до 30 лет — тех, кто русским языком совершенно не владеет.

[9] Интервью Л. В. Сагитовой, проведенное в рамках Международного научно-исследовательского Проекта «Экономические мигранты из Центральной Азии: Исследование трансформации идентичности, норм поведения и типов социальных связей» (Санкт-Петербург — Узбекистан — Казахстан — Татарстан).

[10] Интервью Л. В. Сагитовой, проведенное в рамках Международного научно-исследовательского Проекта «Экономические мигранты из Центральной Азии: Исследование трансформации идентичности, норм поведения и типов социальных связей» (Санкт-Петербург — Узбекистан — Казахстан — Татарстан).

[11] Кузнецов И. М., Мукомель В. И. Адаптационные возможности и сетевые связи мигрантских этнических меньшинств. РАН, Институт социологии. М., 2005. С. 22–34.

[12] Там же. С. 11.

[13] Портес А. Неформальная экономика и ее парадоксы Этнические предприниматели // Западная экономическая социология: хрестоматия современной классики / Сост. и науч. ред. В. В. Радаев; пер. М. С. Добряковой [и др.]. М., 2004. С. 310.

[14] Милиция и этнические мигранты: практики взаимодействия / Под ред. В. Воронкова, Б. Гладарева, Л. Сагитовой. СПб.: Алетейя, 2011.

[15] Ходжаева Е. «Этнические меньшинства» и сотрудники милиции: случай Казани // Милиция и этнические мигранты… С. 270–315.

[16] Например, это было выявлено у молдаван и гагаузов. См.: Субботина И.А. Гагаузы: расселение, миграция, адаптация: (вторая половина XX – начало XXI в.). М.: Ин-т этнологии и антропологии РАН, 2007. С. 171; Субботина И.А. Гагаузы: трансформации миграционного поведения (вторая половина ХХ – начало XXI века.). Автореф. дис. … канд. ист. наук. М., 2008.



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.