Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Ислам в Содружестве Независимых Государств № 4 (9)' 2012
13.02.2013


 

Что препятствует исламскому интеллектуальному пробуждению
в Центральной Азии?

Кадыр Маликов,
директор Независимого аналитического исследовательского Центра религии, права и политики, доктор политологии и исламских наук
Мадридского университета

После распада СССР и соответственно государственной идеологии атеизма среди мусульманского населения стран Центральной Азии начался процесс возрождения национальных ценностей, а также восстановление духовного наследия. Однако сам процесс возрождения исламской системы ценностей и культурно-цивилизационная интеграция этого региона в исламский мир, сопряжены с рядом трудностей. Одна из них культурная, когда мусульмане Центральной Азии за 70 лет оказались интеллектуально оторванными от исламской цивилизации, современной политической и правовой мысли Востока.

Целое поколение светских мусульман в странах Центральной Азии выросло и впитало в себя больше западной культуры (через русскую культуру). Так же дела обстоят и со знанием древней и современной истории исламского мира (Палестинской проблемы, революции в ИРИ и т. п.), политической ситуации в странах Востока (арабская весна 2011, Ирак, Афганистан и т. д.), с которой население знакомится посредством СМИ через призму понимания и интерпретаций с чисто европейских позиций.

Причина социальной и политической пассивности мусульманских общин стран Центральной Азии заключается также и в том, что исламская политическая мысль в этих странах ввиду объективных причин долгое время оставалась в стагнации. Во‑первых, исламская мысль в бывших мусульманках республиках СССР была отделена «железным занавесом» от революционного влияния идейных движений народно-освободительного характера на Ближнем и Среднем Востоке против колониализма. Во‑вторых, идеология научного атеизма СССР была направлена против религии вообще, что привело к тому, что большая часть мусульманского духовенства была репрессирована, другая часть вела работу уже не на развитие исламской мысли, а на сохранение ислама вообще, через народные традиции, религиозные обряды и ритуалы. Все это, а также и другие факторы повлияли на появление фрагментарного и стереотипного понимания Ислама, которое заключалось в ограничении Ислама только вопросами поклонения, и на еще большую консервативность исламского мышления, которое уже было в эпоху чисто авторитарных образований в виде ханств, эмиратов и т. д. И как результат, такое понимание и трактовка среди духовенства привели к мировоззренческому закреплению среди мусульманской общины полного отделения Ислама от социально-политических процессов в обществе, пассивностью верующих либо отсутствием политической гражданской позиции.

Следующим внутренним препятствием для исламского интеллектуального пробуждения является то, что для каждой из стран Центральной Азии, кроме Таджикистана, (будь то Кыргызстан, Казахстан или Узбекистан) — это либо дефицит, либо отсутствие собственной современной идеологической базы, идеологии (с конкретными целями, задачами, политической моделью, системой и механизмами реализации и т. п., ориентированными на решение проблем в своем обществе) и последующее ее представление широким слоям через исламскую призму актуальных вопросов и проблем современного национального государства. Другим немаловажным вопросом в этой цепи, является дефицит исламской политической элиты, интеллигенции с государственным мышлением, ориентированным не на внешние проекты, а на национальные интересы. Существующие в данных странах джамааты, движения и группы ориентированы на узкие интересы защиты прав своего джамаата без учета защиты прав всех слоев населения; исключение, возможно, может представлять ПИВТ в Таджикистане (единственно легально действующая исламская политическая партия в Центральной Азии). Существующие идейные и мазхабные противоречия между группами, различными джамаатами приводят к нетерпению и противостоянию между верующими, которое подогревается различными третьими силами.

Что касается внешнего фактора, тормозящего процессы возрождения и исламского пробуждения, то это, в первую очередь, сохранившаяся атеистическая светская система полного отделения религии от государства. Данная система подразумевает противопоставление светской системе исламскую систему ценностей, что ведет к неизбежному идеологическому конфликту между исламом и светской системой в лице правящих политических групп, которые используют все ветви власти (законодательную, исполнительную) в противодействии исламскому пробуждению. И, как результат, создается искусственная ситуация, когда государство противопоставляет себе ислам, борется с исламской политической мыслью, видит в исламском возрождении и пробуждении угрозу государственности, в то время как с исламским возрождением руками государства и от его имени борются правящие политические светские элиты.

В настоящее время мы являемся свидетелями глобальных изменений, происходящих на Ближнем и Среднем Востоке, где к власти приходят представители происламских партий и появляется перспектива обновления самой модели государственности. В государствах Центральной Азии идет процесс отхода от светскости общества и растет религиозность. При этом стремительно падает авторитет светской власти.

Глобальный кризис не только экономики, но и всей системы ведет к социальным, экономическим, политическим, ценностным изменениям в обществе во всех странах мира. Изменяется отношение к понятию власти, демократии, свобод и прав. Открывается истинная сущность внешней политики запада, правящих национальных элит в мусульманских странах. Политика двойных стандартов, глобальной несправедливости в распределении ресурсов ведет население к пробуждению. В сущности, сейчас мы можем наблюдать первые сигналы самой мусульманской общины по поиску политических и социальных ответов в исламе, как альтернативу нелиберальным ценностям западной модели демократии.

Поэтому все эти страны с мусульманским населением будет ожидать настоящее исламское пробуждение, которое будет набирать силу среди исламской уммы на основе всеисламской солидарности. В этой связи, обсуждение вопросов о месте и роли ислама в Центральной Азии, взаимосопоставления ислама и демократии, а также легитимное участие мусульман в социально-политических процессах своих стран имеет важное значение, целью которого является стимулирование интеллектуального пробуждения политической и социальной мысли среди верующих.
Например, различное понимание такого понятия, как Ислам и демократия, давно уже вызывает дискуссии среди различных мусульманских теологов, неофициальных исламских лидеров, среди простых верующих, а также политологов, светских политиков участвующих в общественной и политической жизни своих стран. При этом появляется все больше расхождений в позициях полностью «за и против».

Основной вопрос, заключается в трактовке термина «светское государство», и исходящем из этого восприятии термина «демократия», «права человека», в том смысле, что для большой части местных элит демократия воспринимается не как инструмент или форма политического устройства, но как своего рода идеология, часто противопоставляемая, в первую очередь, исламу. Между тем демократия (которую идейно связывают с термином секуляризм, светскость) в отличие от ислама не является ни религией, ни религиозной системой, так как источником легитимизации закона и прав в демократии является народ, в то время как в Исламе легитимизацией прав основывается на авторитете слов Аллаха. По этой причине мы видим быстрое падение авторитета светских законов среди населения, так как законы воспринимаются всего лишь как инструмент удержания власти, разработанный самой властью (группой таких же людей). В Центральной Азии наблюдаются тенденции деградации политических систем и моделей светскости не по причине влияния политического ислама, а по причине внутренних противоречий системы, коррупции элит и их борьбой за власть и влияние.

И если говорить об основных механизмах политической системы, то кризис светско-авторитарной власти в Центральной Азии также связан, в первую очередь, с человеческим фактором. Духовный и нравственный кризис сегодняшних олигархических групп во власти в комбинации с прогнившей коррумпированной системой привел к замкнутому кругу, выход из которого возможен только полной сменой всей политической элиты и закладкой новых моделей государственности, исходя из национальных, исторических и культурных особенностей той или иной страны в Центральной Азии.

В процессе пробуждения, на мой взгляд, важную роль должны играть религиозные лидеры. Именно улама (ученые ислама) могут быть ядром для легитимного процесса исламского пробуждения. После смерти пророка (мир ему), воля Аллаха проявляет себя через всю исламскую общину, которая поручает осуществление этой воли из числа ученых «улама», а также выбранных или делегированных лучших своих представителей политической элиты из числа верующих. Задача исламских лидеров состоит в том, чтобы дать точное объяснение и современный ответ всем политическим процессам в своих странах, дать идеологию и перспективу развития не только ислама, но и всего общества.

Целью исламского пробуждения должно быть не достижение власти, а образование гармоничной политической системы, объединяющей духовное и мирское, построение системы, на которую возлагается ответственность за справедливое правление, равенство прав, защиту чести, свободы ее граждан. Однако на данном этапе для верующих мусульман Центральной Азии необходимо пересмотреть традиционные подходы к понятиям общественного прогресса, социальной справедливости и участия в политических процессах, от которых зависит дальнейшая судьба их стран.

Более того, необходимо преодолеть разобщенность, свести к минимуму откровенную вражду между различными мусульманскими организациями, что является следствием недостаточного понимания сути и значения «уммы» и его аспектов в социально-политической плоскости, столь нужных для модернизации мусульманской общины.
И на сегодняшний день необходимо говорить о такой концепции развития мусульманской общины, которая соответствовала бы современным условиям и новым вызовам XXI века.



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.