Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Ислам в современном мире №12 (2008)
28.01.2009

ИСЛАМСКОЕ БАНКОВСКОЕ ДЕЛО

Р. И. Беккин,
преподаватель Московского государственного института международных отношений,
кандидат юридических наук, Москва, Россия

 

Когда Центральный банк России стал активно проводить политику укрупнения банковского сектора, ссылаясь на закон «О противодействии легализации (отмыванию) преступных доходов и финансированию терроризма», многие мелкие банки почувствовали, что над ними нависла реальная угроза. И дело не в том, что все они были причастны к операциям с нажитыми преступным путем доходами. Как это всегда происходит в России, под предлогом борьбы с преступностью начался очередной в новейшей истории страны передел собственности. Крупным банкам представился удачный случай выдавить мелких конкурентов и окончательно превратиться в монополистов.

В условиях, когда почти каждый месяц отзывалась лицензия у трех неизвестных широкой общественности банков, обвиненных в противозаконной финансовой деятельности, вопрос о том, когда дойдет очередь до «Бадр-Форте Банка», был делом времени.

«Бадр-Форте Банк» – единственный в России банк, использовавший в своей работе исламские технологии ведения бизнеса, – получил лицензию Центрального банка в 1991 г., а исламские методы финансирования стал применять с 1997 г.

Примечательно, что в названии банка – Международный коммерческий банк (МКБ) «Бадр-Форте Банк» – не было слова «исламский». Однако в его уставе было сказано, что банк имеет право «осуществлять свою деятельность в соответствии с действующим законодательством России и нормами международного права, используя исламские экономические технологии ведения банковского дела, не противоречащие банковскому законодательству России»[1]. «Бадр-Форте Банк» входил в Генеральный совет исламских банков при Исламском банке развития, что подтверждает признание на международном уровне осуществляемых им операций соответствующими шариату.

С точки зрения российского законодательства «Бадр-Форте Банк» был обычным коммерческим банком.

«Сотрудники ЦБ на экспертном уровне были очень терпеливы, – отмечал председатель правления банка А. Н. Джабиев, – старались услышать, понять декларацию о том, что с завтрашнего дня мы не будем брать и выплачивать процент. Им хотелось, чтобы мы говорили на языке экономических терминов. Как только мы сумели это продемонстрировать, нам было разрешено написать в нашем уставе, что банк функционирует, соблюдая исламские экономические принципы в рамках, не противоречащих российскому законодательству. Таким образом, нам удалось после этого адаптировать многие инструменты, допущенные российским законодательством, и сделать их исламскими, то есть так называемыми смешанными продуктами. В этом смысле они были признаны впоследствии Центральным банком России и нашим шариатским советом»[2].

Однако в 2006 г. Центральный банк не был столь же толерантен к «Бадр-Форте Банку», как девять лет назад. Весной 2006 г. в ходе проверки у банка были выявлены нарушения. Перед банком возникла угроза отзыва лицензии.

Долгие переговоры и письма в адрес президента и руководства Центробанка со стороны некоторых мусульманских деятелей, в которых подчеркивалась уникальность и необходимость банка для России, только что получившей статус наблюдателя в ОИК, привели к компромиссу. Было принято решение оштрафовать банк, но лицензию не отзывать. Но убийство в сентябре 2006 г. заместителя председателя Центробанка Андрея Козлова и приход на его место нового человека вернуло стороны на исходные позиции весны 2006 г. Началась очередная проверка. Деятельность банка была временно приостановлена, а чиновники в неофициальных разговорах говорили об отзыве лицензии у банка как о свершившемся факте. Поубавилось энтузиазма и у защитников банка.

«Бадр-Форте Банк» – действительно уникальный для России и мира. При разработке продуктов банка не обошлось без помощи зарубежных специалистов как из среды мусульманских правоведов, так и экспертов по исламскому банковскому делу. Причина – отсутствие соответствующих кадров в самой России, для которой создание исламских финансовых структур началось в 1990-е годы с чистого листа. Но, несмотря на это, «Бадр-Форте Банк» был уникальным российским банком с оригинальными продуктами, разработанными с учетом специфики российского законодательства. Например, исламская ипотека – продукт, разработанный для помощи мусульманам Москвы и Московской области в решении жилищной проблемы в соответствии с шариатом[3].

Заслуживает внимания вопрос: как в «Бадр-Форте Банке» пытались применять исламские принципы в условиях российской экономики?

Проблема преодоления неприемлемых с точки зрения шариата элементов решалась в «Бадр-Форте Банке», в частности, за счет использования векселей различных видов. Клиент эмитировал вексель и продавал его банку по номинальной стоимости, направляя полученные от проведения данной операции средства для финансирования своей инвестиционной деятельности. Покупка векселя оформлялась как репо – с обязательством клиента выкупить данный вексель на определенных условиях (с уплатой премии) и в определенный срок. Соответственно цена обратного выкупа векселей не являлась фиксированной, а определялась исходя из оценки сложившейся на момент заключения договора конъюнктуры на рынках профинансированных таким образом товаров или услуг, производимых клиентом, фактического уровня совокупной прибыли, полученной от объекта, профинансированного банком, и расчета издержек, понесенных банком[4].

Иными словами, банк не нарушал российского законодательства, проводя операции с ценной бумагой (векселем). Не нарушались, по мнению некоторых правоведов, и нормы мусульманского права[5]. Однако большинство мусульманских юристов не относят сделки репо к числу дозволенных. В постановлении Совета исламской академии правоведения (фикха) сказано, что сделка купли-продажи под обязательство возврата запрещена, поскольку является не чем иным, как формой кредита, который направлен на извлечение кредитором прибыли (то есть представляет собой скрытую форму рибы)[6].

Вместе с тем механизм привлечения ресурсов не вызывал вопросов с точки зрения российского законодательства и большинства мусульманских правоведов. По действующему российскому законодательству банк не может не выплачивать по вкладам процентного вознаграждения, недопустимого с точки зрения шариата. По этой причине «Бадр-Форте» открывал своим клиентам только расчетные и текущие счета. Для того чтобы обеспечить себе долгосрочность ресурсов, банк заключал типовой договор банковского счета, который на первый взгляд не отличается от аналогичных договоров, предлагаемых другими российскими банками. Разница заключалась в мелочах.

В разделе «Финансовые условия» вкладчику предлагалось выбрать одну из опций, которые определяли тип счета как расчетного, сберегательного или инвестиционного. Таким образом, клиенту предоставлялась возможность определять порядок начисления и выплаты вознаграждения за то, что банк пользовался остатком средств на счете. Само же вознаграждение представляло собой часть прибыли банка за определенный период[7].

Одним из существенных недостатков, ограничивавших популярность «Бадр-Форте Банка» в среде мусульман, было отсутствие у банка филиалов[8]. Неразвитость филиальной сети в «Бадр-Форте» пытались компенсировать за счет развития таких услуг, как интернет-бэнкинг и GSM-бэнкинг, позволявших клиентам банка иметь доступ к своим счетам из любой точки мира и получать выписки со своих счетов на мобильный телефон.

Другим фактором, сужавшим клиентскую базу банка в России, была концентрация «Бадр-Форте» на обслуживании внешнеторговых операций (конверсионных операций, международных переводов, документарных операций – аккредитивов, всех видов гарантий, в т. ч. тендерных) и кредитовании юридических лиц, а не на работе с физическими лицами (при работе с физическими лицами банк осуществлял международные переводы и выдачу наличных с текущего счета). Поэтому неудивительно, что мусульмане страны, даже при большом желании не имевшие возможности пользоваться услугами исламского банка, в целом индифферентно отнеслись к судьбе «Бадр-Форте».

В адрес банка раздавались не всегда обоснованные упреки в невыполнении им той социальной роли, которая отводится исламским банкам по всему миру, выражающейся, в частности, в помощи неимущим единоверцам и поддержке значимых для мусульман социальных проектов.

При изучении вопроса об исламском банке в России невольно возникают параллели с Исламским банком Британии, учрежденным в 2004 г. Но у двух исламских банков больше различий, чем сходств.

Прежде всего необходимо отметить, что официальные власти в Великобритании проявили заинтересованность в развитии исламского банковского дела, рассматривая оказание исламских финансовых услуг как шаг на пути диверсификации финансового рынка страны. В России же государство не только не проявляет интерес к учреждению подобных структур, но и препятствует их развитию. Прибавим при этом принявшую характер эпидемии исламофобию, в том числе и среди чиновничества, подозревающего в любом имеющем отношение к исламу институте террористическую угрозу.

В связи с этим важно еще раз подчеркнуть, что в отличие от Исламского банка Британии российский «Бадр-Форте Банк» никогда не афишировал своей исламской природы.

Другое важное и, пожалуй, ключевое отличие – наличие спроса на услуги исламских банков. Лондон – крупнейший мировой финансовый центр – в последние годы стал и исламским финансовым центром. В предложении исламских финансовых услуг было заинтересовано не только местное мусульманское сообщество, но и бизнесмены из других стран.

В России же спрос на услуги исламских банков все еще крайне низок. (Уникальность банка не только и не столько в его единственности, сколько в том, что он был создан в условиях практически полного отсутствия спроса на исламские финансовые услуги.) Большинство мусульман либо ничего не знают о запретах шариата в сфере деловых отношений либо оправдывают неисполнение данных запретов отсутствием возможностей для соответствующего Исламу делового поведения. Для значительного числа т. н. «практикующих» российских мусульман приверженность Исламу ограничивается пятикратным намазом, посещением пятничной проповеди в мечетях, постом и, в случае наличия свободных средств, совершением хаджа. Третий столп Ислама – закят – зачастую игнорируется. Слабым оправданием здесь служит отсутствие системы централизованного сбора данного очистительного налога. Тем более большинство правоверных в стране не считает себя связанным исламским запретом ссудного процента (риба).

Означает ли это, что любой последующий эксперимент по созданию исламского банка в России обречен на провал?

К слову сказать, история «Бадр-Форте Банка» – первая удачная попытка создать исламский банк в России, но далеко не единственная. 14 августа 1992 г. было объявлено об образовании «Единого исламского акционерного коммерческого банка». Среди учредителей банка были заявлены КамАЗ, ЕлАЗ, Западно-Сибирский металлургический комбинат, Исламский культурный центр Москвы, Всероссийский татарский культурно-просветительский центр. Инициатива по созданию первого в стране исламского банка, исходившая от руководства Российского союза промышленников и предпринимателей, получила поддержку у администрации Кемеровской области. Более того, главе региона Аману Тулееву был предложен пост президента банка.

Цель создания банка была не религиозная, а сугубо практическая: развитие научно-технического потенциала стран СНГ, предпринимательской деятельности предприятий с привлечением иностранного капитала, прежде всего из мусульманских стран. Определенный интерес к проекту проявили деловые круги Саудовской Аравии, ОАЭ, Турции, среднеазиатских стран. Однако проект не был реализован и названный банк так и не начал работу.

Анализируя неудачный опыт по созданию исламского банка в Кемерове, можно говорить, скорее, о желании заинтересованных лиц привлечь инвестиции со стороны арабских нефтедобывающих государств, чем о профессиональном, продуманном подходе к созданию исламского финансового института. Впоследствии подобная ситуация с применением исламской экономической модели в российских условиях повторялась не раз.

Некоторые бизнесмены-мусульмане неоднократно публично объявляли о том, что их банки оказывают или готовы в ближайшее время предложить клиентам банковские услуги в соответствии с шариатом. Так, например, в 2003 г. один из мусульманских бизнесменов заявил: «Я являюсь руководителем департамента международных отношений Делового накопительного банка, в котором был предпринят эксперимент по примеру “Ситибэнка” по открытию исламского департамента или исламского окна»[9]. Между тем какой-либо другой достоверной доступной информации, подтверждающей факт предоставления подобных услуг банком «Делна», нет[10]. Разговоры об учреждении исламского банка велись и в середине 1990-х в Махачкале, и последние несколько лет в Татарстане – самой светской мусульманской республике России.

 
 [1]     Журавлев А. Ю. Принципы функционирования исламских банков // Исламские финансы в современном мире: экономические и правовые аспекты / Под ред. Р. И. Беккина. – М., 2004. – С. 91.

 [2]     Джабиев А. Перспективы применения принципов исламской экономики в хозяйственной деятельности субъектов в рамках законодательства РФ // Исламские финансовые отношения и перспективы их осуществления в российском мусульманском сообществе. – М., 2004. – С. 40–41.

 [3]     Подробнее об исламской ипотеке в России см.: Беккин Р. И. Исламская ипотека и ее современные модификации // Проблемы современной экономики. – 2007. – № 1 (21). – С. 348–350.

 [4]     Журавлев А. Ю. Принципы функционирования исламских банков // Исламские финансы в современном мире: экономические и правовые аспекты / Под ред. Р. И. Беккина. – М., 2004. – С. 91.

 [5]     Шариатский наблюдательный совет «Бадр-Форте Банка» возглавлял известный мусульманский правовед Заки Бадави.

 [6]     Постановления и рекомендации Совета исламской академии правоведения (фикха) – фетвы / Пер. М. Ф. Муртазина. – М., 2003. – С. 149.

 [7]     Журавлев А. Ю. Принципы функционирования исламских банков // Исламские финансы в современном мире: экономические и правовые аспекты / Под ред. Р. И. Беккина. – М., 2004. – С. 91–92.

 [8]     Центральный офис и единственное на момент отзыва лицензии отделение банка – «Студенческое» – располагались в Москве.

 [9]     Черниенко Абдул-Карим. Исламская банковская система // Исламские финансовые отношения и перспективы их осуществления в российском мусульманском сообществе. – М., 2004. – С. 116.

 [10]    В ноябре 2006 г. у банка «Делна» также была отозвана лицензия.



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.