Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Ислам в Содружестве Независимых Государств № 3 (8)' 2012
15.11.2012


 

Становление системы исламского образования в современном Кыргызстане: состояние, проблемы и перспективы развития

 

Назира Курбанова,
доктор исторических наук, профессор, декан факультета Теологии Института гуманитарных знаний КГУ им. И. Арабаева, заместитель председателя Общественного наблюдательного совета при Госкомиссии по делам религий

В ажным аспектом исламского возрождения в Кыргызской Республике стало формирование и развитие системы религиозного образования. Если в советское время до 1991 г. в Кыргызстане не было ни одного религиозного учебного заведения и местные священнослужители обучались в мусульманских учреждениях Бухары и Самарканда, то в настоящее время по количеству религиозных учебных заведений Кыргызстан обогнал своих исторически более религиозных соседей по постсоветскому центральноазиатскому пространству.

В настоящее время в Кыргызстане отношение населения к исламу неоднозначно. В то время как часть политического бомонда явно проявляет религиозность, читая намаз, участвуя в религиозных ритуалах, используя свою религиозную принадлежность во время избирательных кампаний, другая часть открыто выражает недовольство процессом исламизации в республике.

К сожалению, в последние годы идет дискредитация ислама, призванного нести народу возрождение духовно-нравственных основ общества, со стороны самих же мусульман. Мусульманская община Кыргызстана разобщена, не сформированы базовые институты, грамотность и исламская сознательность низки, отсутствует собственное оригинальное мировоззрение, нет мусульманских лидеров государственного масштаба. Реформа духовного управления мусульман пока еще не отвечает запросам времени, если брать за критерий реальные стандарты.

Одной из причин сложившихся проблем является отсутствие классической системы религиозного исламского образования, хотя на сегодняшний день здесь существует разветвленная сеть исламских учебных заведений с различными проблемами.

Для скорейшего решения вышеотмеченных проблем необходимо создание классической системы исламского религиозного образования в Кыргызстане, подготовка собственных высококвалифицированных кадров священнослужителей, лояльных государству. Несмотря на то, что время от времени этот вопрос поднимается на государственном уровне, к сожалению, очередные перманентно происходящие в республике революции, ведущие к смене власти и кадров, ведут к пробуксовке реформ в данной сфере, к отсутствию преемственности в стратегии развития религиозной политики.

В настоящее время в республике функционируют один Исламский университет, 9 институтов и 64 медресе.

Рассмотрим подробнее историю создания исламских учебных заведений в Кыргызстане. Первым исламским высшим учебным заведением стал в республике Исламский институт им. Хазрети Умара, который был открыт 13 мая 1993 г. в Бишкеке на базе медресе, действующего при ДУМК. Позднее, в соответствии с постановлением II курултая мусульман Кыргызстана, 19 июня 2003 г. отдельным приказом Духовного управления мусульман Кыргызстана Исламский институт был преобразован в Исламский университет Кыргызстана.

В общей сложности ежегодный контингент учащихся составляет здесь порядка 400 студентов, преподавательскую деятельность ведут 40 специалистов, в том числе доктора и кандидаты наук. Несмотря на то, что здесь была разработана программа четырехуровневой системы — бакалавр, магистратура, аспирантура и докторантура, пока обучение студентов ведется по пятилетней программе. Кроме того, были открыты двухгодичные курсы повышения квалификации имамов.

Следует отметить, что конец 90‑х годов ХХ века был периодом спонтанного открытия религиозных исламских учебных заведений, когда они еще до конца не вписались в правовое и образовательное пространство Кыргызстана, не имели постоянных источников финансирования. Учебные заведения создавались в основном по инициативе различных зарубежных мусульманских благотворительных фондов, они же их финансировали и поставляли преподавательские кадры.

Так, например, к числу ведущих среди них относилось медресе, созданное в 1992 г. турецким культурно-благотворительным центром «Мурадие», затем оно было преобразовано в Арашанский университет. Новое учебное заведение арендовало Дом творчества Союза писателей в с. Арашан Аламудунского района Чуйской области, близ г. Бишкек. По мнению первого директора медресе Р. Ш. Шамилова, основной причиной открытия медресе была «помощь детям, оказавшимся сиротами после небезызвестных ошских событий, активистами турецкой диаспоры и их соотечественниками из турецких представительств в Кыргызстане». Большим преимуществом данного медресе был полный пансион для учащихся, бесплатное проживание, обучение и питание, в условиях низкого социального уровня основного населения страны он был достаточно востребован. Основным требованием к поступающим сюда подросткам было собственное их желание изучать ислам.

Затем, с 1993 г., стали создаваться совместные межгосударственные учебные заведения, в том числе Кыргызско-Иранский и Кыргызско-Кувейтский университеты, в Ошском государственном университете был открыт теологический (исламский) факультет, финансируемый турецким фондом «Дианет Вакфы». Были открыты теологические факультеты: в 2007 г. — в КГУ им. И. Арабаева, в 2011 г. — в Кыргызско-Турецком университете «Манас».

Кроме обучения чисто религиозным специальностям в исламских учебных заведениях, были открыты кафедры «Религиоведения» в светских вузах — Национальном университете им. Ж. Баласагына и Кыргызско-Российском славянском университете — с целью подготовки ученых-религиоведов.

Сравнительный анализ системы преподавания в религиозных учебных заведениях и на теологических факультетах государственных вузов свидетельствует об однобокости первых. На теологических факультетах светских вузов, кроме специальных предметов по теологии и арабскому языку, изучаются светские дисциплины: философия, исламская философия, педагогика, история и др., способствующие расширению кругозора студентов, тогда как стандарт учебного плана многих исламских вузов и медресе охватывает только религиозные дисциплины. Руководители медресе оправдывали сложившуюся ситуацию, считая, что «смешение религиозных знаний с общими будет рассеивать внимание учеников».

В 1998 г. было открыто два института: в с. Кен-Булун Ысык-Атинского района Чуйской области — «Алим», в г. Кара-Балте — «Хазрети Осмон». Через год, в 1999 г., был открыт институт им. Абдыжапара в с. Фуркат Кара-Суйского района Ошской области. Затем, в 2002 г., были открыты три исламских вуза: в г. Таш-Кумыре Джалал-Абадской области — «Амир Хамза», в г. Токмаке — «Лукман аль Хаким», в г. Бишкеке (микрорайон Улан) — «Расул Акрам».

Через 10 лет, в 2008 г., в Кыргызской Республике уже функционировали 7 высших учебных заведений, 5 из них были расположены в Чуйской области, по одному — в Ошской и Джалал-Абадской областях; всего в вышеуказанный год высшее образование получали 744 студента.

В период эмоционального религиозного подъема считалось, что после 70 лет атеизма очень важно возвращение религии в нашу жизнь. Большинство склонялось к тому, что любые религиозные знания лучше атеистических представлений, хотя жизнь впоследствии показала, что все намного сложнее. А государство в этот период занимало позицию постороннего наблюдателя, особо не выстраивая внятной политики в сфере государственно-религиозных отношений, в том числе и в области мусульманского образования.

Мировая общественность на этом временном отрезке видела в Кыргызстане «островок демократии» на центральноазиатском пространстве во главе с либеральным президентом А. Акаевым. Действительно, в 1991 г. был принят чрезмерно либеральный закон «О свободе вероисповедания и религиозных организациях», который, к сожалению, не учел исторических, политических, экономических и других особенностей страны и проживающих здесь народов, тем самым создав немало проблем.

Уже в этот период в республике функцио­нировало 47 медресе: больше всего их было в Ошской области — 14, в Чуйской — 12, в Баткенской — 10, в Джалал-Абадской — 5, в Нарынской и Таласской областях по два медресе соответственно, в Бишкеке — 3. Менее охваченной религиозным образованием молодежи оказалась Иссык-Кульская область, где не было ни одного высшего и среднего исламского учебного заведения. Количество студентов в медресе в среднем по республике колебалось в этот период от 15 до 180 человек.

По результатам проведенного нами анкетирования, в 2008 г. среди 167 студентов Бишкекского Исламского университета им. Х. Умара на вопрос «Почему вы отдали предпочтение учебе в религиозном вузе?» 7,3 % опрошенных ответили, что поступили сюда учиться по совету обучающихся здесь знакомых студентов, однако ни один не назвал причиной бесплатность обучения. 10,3 % студентов ответили, что являются верующими и выходцами из религиозных семей, пришли учиться по совету своих родителей, 82,3 % «захотели сами» — «решили глубже изучать ислам».

У опрошенных студентов родителей-атеистов не оказалось, все студенты ответили, что их родители верующие. Родители с высшим образованием оказались у 2,9 % опрошенных, со средним образованием — у 82,3 % студентов и 14,7 % не указали уровень образования своих родителей. Все студенты оказались из многодетных семей, количество членов в которых колебалось от 5 до 10 чел.

Все опрошенные полагали, что, наряду с религиозными предметами, нужно изучать и светские дисциплины. Однако на вопрос: «Чем отличается религиозное образование от светского?» не могли ответить, в чем разница. На вопрос: «Удовлетворяет ли их уровень преподавания в исламском вузе?» все ответили, что им нравится здесь учиться. На вопрос: «Какие еще дисциплины Вы хотели бы изучать в вашем вузе?» опрошенные назвали информатику, иностранные языки, экономику, педагогику, медицину, географию и отечественную историю.

На вопрос: «Чем Вы будете заниматься после окончания вуза?» 73,5 % ответили, что будут обязательно продолжать обучение в светском вузе, 11,7 % желали бы продолжить свое образование за границей, и только 14,7 % написали, что будут делать духовную карьеру, будут заниматься даватом.

На вопрос: «Какой Вы желаете видеть Кыргызскую Республику в перспективе?» 92,6 % ответили, что хотели бы видеть Кыргызстан исламским государством, 7,3 % опрошенных хотят видеть страну светской с применением норм шариата, как в Турции, но ни один не хотел, чтобы государство было чисто светским.

На вопрос: «Ваше отношение к неверующим» 22 % ответили, что они их раздражают, 73,5 % сожалеют, что они неверующие, и только 4,4 % опрошенным было безразлично.

Еще более полную картину об учебе в КИУ им. Х. Умара дало интервьюирование студентов и студенток Исламского университета. На вопрос: «Что привело вас в исламский университет?» девушки в длиннополой одежде и наглухо повязанных платках, юноши в головных уборах доброжелательно рассказали о своем желании изучить ислам. Рассказывая об учебе, сообщили, что парни и девушки обучаются отдельно, все, в основном, приезжие, городских почти нет. Стипендию не получают, режим дня одинаковый: подъем в 5 часов утра, перед намазом, затем завтрак, учеба начинается в 8 утра, непременное исполнение пятиразового намаза, никаких светских развлечений. Также запрещаются дискотеки, порнофильмы, за это могут исключить. Родственники и знакомые отнеслись к учебе по-разному, в зависимости от их отношения к религии. Но некоторые студенты учатся параллельно в светских учебных заведениях, так как трудно найти себе работу. Анкетирование показало, что основная масса студенток и студентов, обучающихся в КИУ им. Х. Умара, поступила сюда осознанно и не жалеют об этом.

По словам проректора КИУ им. Хазрети Умара, процент оттока студентов из исламских вузов и медресе такой же, как и в других светских вузах, на то существуют различные причины. Оставляют учебу после 1–2 курсов в основном те, кто не видит своего будущего в религиозной сфере.

В кыргызстанском обществе уровень интеллектуальной подготовки студентов исламских медресе воспринимается светской частью населения в невыгодном для них свете, тогда как личностные качества учащихся религиозных учебных заведений, их высокий уровень воспитанности оценивается позитивно, в отличие от студентов светской системы образования.

Вместе с тем, следует отметить, что вопросы религиозного образования остались вне рамок Закона Кыргызской Республики «Об образовании», отсутствуют единые образовательные стандарты, учебные планы по каждой ступени образования. По мнению самих священнослужителей, существует проблема трудоустройства, так как в действующих мечетях в основном служат имамами почтенные люди, которые работают в них на протяжении многих лет и передают управление мечетью из рук в руки своим родственникам, как бы продолжая династии.

С другой стороны, для того чтобы религиозные вузы были лицензированы государством, им необходимо достичь определенных стандартов. Специалисты Министерства образования отмечают, что условия лицензируемого вуза должны соответствовать международным стандартам.

Во‑первых, здание должно быть собственное или арендованное на долгий срок, второе требование — в составе ППС на каждом факультете должно быть не менее двух докторов наук, на каждой кафедре — не менее двух кандидатов наук. Кроме того, учебный корпус должен отвечать внешним архитектурно-проектным требованиям, не говоря уже о должном уровне инфраструктуры вуза, оснащенной новейшими научно-методическими пособиями, библиотекой, оргтехникой и др. Для того чтобы дипломы вуза имели статус светского, ему необходимо располагать 30 % кафедр светских специальностей.

Первоначально предложение лицензирования государством исламских учебных заведений вызывало недовольство со стороны некоторых руководителей религиозных учебных заведений, которые были не уверены, что смогут выдержать требования Министерства образования и науки.

Однако следует отметить, что это необходимо сделать в интересах выпускников исламских вузов и средних специальных учебных заведений. В данном случае речь идет не об их государственном статусе, а о получении государственной аккредитации тех светских курсов, которые будут читаться в рамках этих организаций. Это решит проблему соответствия дипломов духовного и светского образования в будущем. В этом случае выпускники смогут получить возможность служить не только в мечетях, но и в сфере науки, образования, государственной службы.

Пока сравнительный анализ учебных планов религиозных и светских образовательных учреждений по направлению «теология» позволил сделать вывод, что исламские вузы в содержательном русле не выдерживают конкуренции в соотношении с существующими международными стандартами. К примеру, государственный образовательный стандарт высшего профессионального образования (шифр 520200) — бакалавр теологии — был утвержден приказом Министерства образования КР за № 752/1 от 29.12.2000 г. Учебный план соответствует требованиям государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования Кыргызской Республики, в нем наряду с теологическими общепрофессиональными дисциплинами — классический язык богословия, религиозная вероучительная литература, священное сказание, религиозная социология, психология, право, философия, компаративная религия, включен общепринятый перечень светских дисциплин цикла ГСЭ (гуманитарные и социально-экономические), МЕН (математические и естественно-гуманитарные дисциплины). Поэтому выпускник-теолог может осуществлять свою профессиональную деятельность не только в религиозных организациях, но и в государственных структурах и светских общественных организациях, имеющих отношение к религиоведению.

В исламских вузах обучают только теологическим дисциплинам, по мнению экс-главы Госагенства по делам религий К. Осмоналиева, впредь, «чтобы получить государственную лицензию, они должны будут иметь в своей учебной программе минимум треть светских дисциплин. Это делается для того, чтобы человек, окончивший медресе, мог овладеть гражданской специальностью или со временем устроиться работать преподавателем теологии в каком-либо учебном заведении страны. Сейчас подобные программы готовятся совместно с ДУМК и Министерством образования и науки».

Демократизация общества и либеральность закона о религии предоставили для кыргызстанских граждан возможность выезжать в зарубежные страны с целью получения религиозного образования. По данным Духовного управления мусульман Кыргызстана, в различных исламских институтах получили образование около 600 студентов: в Пакистане — 51, Турции — 76, Египте, в Международном исламском университете «Аль-Азхар» — 185, Сирии — 17, Кувейте — 7, Саудовской Аравии — 43, из них в Мекке — 7, Медине — 36, Иордании — 3, Объединенных Арабских Эмиратах — 1, Ливии — 1, Иране — 10.

Вместе с тем, это далеко не полные данные, поскольку известны случаи, когда желающие получить религиозное образование отправляются в зарубежные страны по туристическим визам и частным приглашениям, на средства родителей, спонсоров, в частном порядке, без направления ДУМК, в нарушение указа Президента КР, а также Фетвы ДУМК, регламентирующих этот процесс. Получать исламское образование за рубежом, если студент не имеет хотя бы начального образования по исламу, по мнению экспертов, опасно.

К концу 1990‑х годов в Кыргызстан начали возвращаться выпускники учебных заведений и религиозных образовательных центров Ближнего и Среднего Востока. Они везли с собой не только знания о религии, но и исламскую политическую идеологию, которая во многих случаях отличалась радикальностью используемых методов и средств, не отвечающих местному менталитету и традициям. Получив однобокое образование, порой реакционного характера, став носителями идей этих стран и их приверженцами, по возвращению домой они зачастую не учитывали реалий своей родины, автоматически перенося сюда традиции и нравы обществ тех стран, где обучались.

В результате часть выпускников, попав на родину, не смогли адаптировать «арабское» видение решения проблем к местным условиям, оставаясь при этом вне социально-политической жизни общества. Другая часть начала активно внедрять привнесенную идеологию, которая носила протестно-радикальный характер и, как следствие, вела к конфликту с традиционными формами ислама, государством. Часто при этом многие выпускники руководствовались «фетвами» и инструкциями зарубежных центров (источников), от которых получали финансирование. Данный фактор явился также одной из причин неоднородности самой мусульманской общины Кыргызстана сегодня.

Поэтому в соответствии с Указом президента КР от 14 ноября 1996 г. «О мерах по реализации прав граждан Кыргызской Республики на свободу совести и вероисповедания» стало упорядочиваться религиозное образование в республике, стала вестись регистрация религиозных учебных заведений, учет граждан КР, выезжающих за рубеж для получения религиозного образования.

Вне всяких сомнений, становление и развитие системы исламского образования являются сегодня одной из актуальных задач, стоящих перед мусульманской общественностью республики. Однако количественный рост исламских учебных заведений в республике привел к закономерному снижению качества обучения. Поэтому качественный уровень мусульманского духовенства часто подвергается критике в СМИ. Так, на заседании администрации Базар-Коргонского района Джалал-Абадской области, посвященном борьбе с религиозным экстремизмом, выяснилось, что из 98 районных имамов лишь четверо имеют специальное религиозное образование.

В соответствии с решением I курултая мусульман Кыргызстана, ДУМК совместно с Госкомиссией по делам религий при правительстве республики с 1997 г. начали аттестацию имамов и преподавателей медресе — мударисов с целью стимулирования духовных лиц к повышению уровня знаний и роста их авторитета среди верующих. Проведение подобного экзамена было призвано укреплять единство ислама в республике.

Программой были предусмотрены три ступени экзаменов: первая — четкое знание шариата, тавсиров Корана, хадисов Пророка на арабском языке; вторая — знание того же по переводам на тюркские языки; третья — общие знания по шариату. Кроме этого, экзаменуемые должны показать умение совершать мусульманские обряды по шариату, согласно правильному вероубеждению, следуя масхабу Абу Ханифы.

Так, результаты проведенной аттестации в Нарынской области в 1997 г. показали следующие результаты: по низшей ступени прошли 30 священнослужителей, по средней — 3, условно аттестованы 18 и не прошли аттестацию 11 имамов. По Иссык-Кульской области соответствие низшей ступени показали 64 чел., средней — 5, высшей — 1, условно аттестованы 33 имама, и не прошли проверку на прочность знаний 17 человек. Примечательно, что духовенство республики, несмотря на жесткие условия аттестации, в целом согласилось с необходимостью проведения экзаменов.

Данный факт также подтверждал в 2007 г. глава Госагенства по делам религий: «В республике насчитывается около 2 тыс. мечетей, где богослужение ведут до 12 тыс. священнослужителей, из них около 70 % — самоучки, не окончившие специальных учебных заведений». В Кыргызстане действует около 50 медресе, причем ни одно из них не прошло аттестации. Это означает, что выпускники подобных исламских заведений не признаются государственными структурами республики.

В связи с таким положением Государственному комитету национальной безопасности и Жогорку Кенешу было рекомендовано в ближайший срок подготовить специализированный пакет документов и организовать переподготовку имамов. В 2007 г. первая группа в тридцать священнослужителей прошла обучение на факультете теологии Ошского государственного университета и на базе Исламского университета. Причем духовенству было предложено, помимо углубленных курсов богословия, корановедения и арабского языка, изучать и бухгалтерию — составление бюджетов от рядовой мечети до самого Духовного управления мусульман КР.

Как видно из табл. 1 , в 2008 г. из 2062 священнослужителей приняли участие в аттестации 1346 чел., что составляет 68 %, 716 чел. (32 %) по различным причинам не принимали участие в аттестации. Выдержали аттестационные испытания 982 чел., что составляет 72,9 % от общего числа аттестуемых, не сумели сдать экзамены 89 чел., что составило 6,6 %. Всего по республике высшую категорию получили 79 чел. (5,8 %), вторую категорию — 173 чел. (12,8 %), третью — 763 чел. (56,6 %), прошли условно –282 чел. (20,9 %), не аттестованы 89 чел. (6,6 %). У 8 человек сомнительные вероубеждения, что свидетельствует о том, что случайные люди также могут попасть в имамы. По решению аттестационной комиссии, имамы и мударисы, не прошедшие аттестацию, освобождались от занимаемых должностей, прошедшие условно должны были через три месяца пересдать экзамены при областных казыятах.

Активное участие в данном мероприятии приняли г. Бишкек, Чуйская и Таласская области, хуже всех был показатель участия казыята Джалал-Абадской области — 47 %. Аттестационная комиссия отметила также результаты качественных показателей знаний, на первом месте были Бишкекский и Чуйский казыяты, на втором — г. Ош, Ноокатский, Узгенский, Кара-Суйский районы Ошской области, на третьем — г. Джалал-Абад и на четвертом — имамы Кадамджайского района Баткенской области.

Причиной столь низкого уровня знаний являются проблемы, с которыми столкнулось большинство исламских учебных заведений за время своего существования:

Во‑первых, с острой нехваткой квалифицированных кадров мусульманских священнослужителей.

Во‑вторых, в силу новизны этой деятельности была слабой материально-техническая оснащенность, отсутствие соответствующей религиозной учебной литературы, оргтехники, аудиторных помещений и т. д.;

В‑третьих, слабая учебно-методическая обеспеченность, отсутствие разницы в учебных программах медресе и институтов, когда зачастую курсы обучения большинства учебных заведений состояли только из заучивания Корана и проведения культовых обрядов. Неумение адаптировать преподавание религиозных дисциплин к современным условиям и отсутствие возможности совершенствовать свои знания, повышать религиоведческую квалификацию, навыки, практику преподавателей путем обмена опытом через различные семинары, обучающие программы.

Основная причина подобной ситуации объясняется, вероятно, с одной стороны, отсутствием должного числа соответствующих специалистов, заинтересованных в разработке такого рода программ, а с другой стороны, у большинства бытует мнение, что самое главное для мусульманина — уметь правильно читать Коран, выполнять основные обряды, знать толкование общепринятых сур. Тогда как многие представители духовенства настаивают на необходимости развернутого, тщательно продуманного религиозного обучения с обязательным включением, наряду с предметами исламской теологии и права, общепринятых светских предметов (основ менеджмента, маркетинга, компьютерной грамотности, истории религий, различных языков и т. д.).

В‑четвертых, обособленность учащихся от гражданского общества. Узкая теологическая направленность мешает многим выпускникам найти работу и социально адаптироваться к потребностям гражданского общества. Остро стоит проблема интеграции этой категории молодых людей в гражданское общество, формирование их как социально-активных личностей. Выпускники исламских учебных заведений не могут работать в светских структурах в силу того, что в настоящее время не отработана система создания и лицензирования исламских учебных заведений, аттестация и выдача соответствующих документов, отсутствие соответствующих стандартов религиозного образования. Если парни могут работать в качестве священнослужителей, то выпускницы, получившие в Кыргызстане мусульманское образование, не могут трудоустроиться после окончания учебы, а для того чтобы получить светское образование, надо учиться заново с 1‑го курса.

В‑пятых, что касается самих медресе, то они сильно отличаются друг от друга. Существуют, например, общественные, зарегистрированные в муфтияте, и частные (хужра), которые построены на средства одного человека. Относительно качества образования в последних, можно сказать, что они не подчиняются муфтияту, хозяин сам решает, что и как там будут преподавать. Естественно, и качество здесь соответствующее.

Эти выводы также подтверждают аналитики Международной группы по предотвращению кризисов (ICG), которые также называют религиозное образование главной проблемой ислама в Кыргызстане. Эта проблема, наряду с другими, была озвучена руководством Госкомиссии на встрече по свободе религий и веры (Дополнительное совещание по человеческому измерению. Свобода религий и убеждений), организованной Бюро ОБСЕ по демократическим институтам и правам человека (ОБСЕ/БДПИЧ), (17–19 июня 2003 г., Вена, Австрия). В тезисной форме она выражается следующим образом: «В образовательной сфере существует проблема низкого уровня подготовки выпускников исламских учебных заведений, внедрение светских предметов в образовательный процесс, обособленность учащихся от гражданского общества, недостаточные знания основ демократических принципов».

С 2005 по 2008 г. заметно активизировали свою политику в отношении ислама в Кыргызстане США. Программа, осуществляемая посольством США, не ограничивалась только изучением ислама, но также апробировала методы по созданию благоприятного «образа» политики США в регионе среди населения через мусульманских лидеров. Так, на базе Американского агентства международного развития (USAID) действовали программы «курсы по толерантности» мусульманских лидеров Кыргызстана. Действовал проект по привлечению на местах имамов и лидеров НПО для проведения курсов по предупреждению конфликтов. Через Американский университет Центральной Азии (АУЦА), USAID предоставлялись различные гранты для изучения ислама в КР. В соответствии с проектом Научного совета социальных наук (SSRC, Нью-Йорк, США) и Посольства США, при содействии которого два преподавателя университета с мая 2004 г. прошли стажировку в Гарварде (Бостон) и университете штата Индиана.

В 2008 г. был принят новый, более ужесточенный, закон «О свободе вероисповедания и религиозных организациях», во исполнение которого в марте 2009 г. в Чуйской области Кыргызстана в результате проверок совместного рейда местных органов власти, Министерства образования, Государственного комитета по делам религий и правоохранительных органов была приостановлена деятельность 21 медресе по причине выявления нарушений санитарно-гигиенических и градостроительных норм.

В соответствии с распоряжением Правитель­ства Кыргызской Республики от 28 февраля 2012 года № 61‑р во исполнение постановления Жогорку Кенеша Кыргызской Республики «О состоянии и перспективах развития религиозного образования в Кыргызской Республике» от 4 ноября 2011 года № 1279‑V была образована  межведомственная рабочая группа для изучения состояния религиозного образования в Кыргызской Республике во главе с заместителем министра образования и науки Кыргызской Республики М. О. Орозбековым. В результате проверки были обследованы 2 исламских института и 8 медресе г. Ош и Ошской области, 6 медресе в Жалал-Абадской области, 3 медресе в Баткенской области, 1 медресе в Иссык-Кульской области, 1 институт в 3 медресе в Нарынской области, 3 медресе в Таласской области, 1 институт и 14 медресе в г. Бишкек и Чуйской области. Всего были проверены и изучены 4 института и 37 медресе, что составляет более половины всех исламских религиозных заведений.

В ходе проверок состояния религиозных учебных заведений, ознакомительных встреч с руководителями заведений, бесед с учениками было выявлено, что общее состояние проверенных институтов и медресе удовлетворительное . В отчете межведомственной рабочей группы отмечается, что среди проверяемых исламских вузов и средних специальных учебных заведений «есть очень хорошие со всеми условиями обучения, проживания, материально-технической базой, есть заведения в очень плачевном состоянии, нет элементарных условий обучения и проживания».

У большинства учебных заведений учредителями являются граждане Кыргызской Республики, спонсорами являются местные жители, родители. У нескольких учебных заведений есть постоянные спонсоры в виде фондов и религиозных организаций, действующих на территории КР.

В 4 институтах и 37 медресе работают 287 преподавателей с разным уровнем образования (от среднего религиозного и самообразования до высшего религиозного образования), учатся 2602 учащихся в возрасте от 16 до 27 лет (из них 707 девушек), которые получают образование на дневной и вечерней формах обучения.

Сами руководители религиозных учебных заведений высказали следующие пожелания:

необходимо, чтобы выделялись бюджетных средств и на содержание религиозных учебных заведений;

— нужна помощь в снижении установленных цен по оплате коммунальных услуг, электричества и т. д., материально-техническая помощь в виде парт, стульев, кроватей, книг, компьютерной техники и др;

— надо ввести в учебные программы, наряду с религиозными дисциплинами, и светские предметы, а также предоставить студентам возможность получения одной профессионально-технической специальности с получением диплома государственного образца.

Помимо этого, в отчете межведомственной рабочей группы отмечены такие предложения руководителей исламских учебных заведений, как: принимать учащихся в исламские университеты и институты только после окончания полного среднего образования и наличия аттестата об окончании школы, а в медресе — только после окончания 9‑го класса; открыть в Государственной комиссии по делам религий Кыргызской Республики отдел по привлечению инвестиций для религиозных учебных заведений; разработать стандарты и учебные программы отдельно для институтов и медресе; провести Министерством образования и науки лицензирование исламских учебных заведений.

Другими словами, из данного отчета можно сделать вывод, что сами руководители исламских учебных заведений заявили о необходимости лицензирования исламских религиозных учебных заведений в целях повышения качества обучения студентов.

Таким образом, в республике отсутствует концептуально разработанная полноценная система исламского образования. В существующем в республике на сегодняшний день исламском образовании, как было отмечено выше, имеются значительные недостатки и нерешенные проблемы:

▪ отсутствие нормативно-правовой базы развития системы исламского образования, единых образовательных стандартов и учебных планов;

▪ нехватка квалифицированных кадров мусульманских священнослужителей;

▪ в силу недавнего появления исламских учебных заведений — слабая материально-техническая оснащенность, отсутствие соответствующей религиозной учебной литературы, оргтехники, аудиторных помещений, слабая учебно-методическая обеспеченность и т. д.;

▪ отсутствие опыта и концепции религиозного образования, единых методических стандартов на религиозное исламское образование; одинаковость учебных программ медресе и институтов;

В связи с вышесказанным, для решения существующих проблем в этой области в ней необходимы реформы, и в первую очередь надо:

▪ подготовить проект Закона «О религиозном образовании»;

▪ разработать Концепцию религиозного образования;

▪ внести поправки к закону «Об образовании», разрешающие религиозным вузам аккредитовать свою образовательную программу по государственным стандартам.

При формировании полноценной системы классического исламского образования (ханафитского мазхаба) необходимо адаптировать его к реалиям нашего государства, при этом учесть особенность Кыргызской Республики как светского государства, его социально-экономический и общественно-политический уровень, исторические традиции, запросы и потребности трансформирующегося кыргызстанского общества.

Получение государственной аккредитации и государственной лицензии исламскими учебными заведениями поднимет их престиж, уравняет в правах их выпускников с выпускниками государственных и муниципальных образовательных учреждений, поменяет статус самого образовательного учреждения, дающий определенные права на финансовую поддержку со стороны государства.

Подобная модернизация религиозного образования может изменить мышление верующих, повысить уровень их толерантности, модернизировать исламское мировоззрение, приблизить его к решению социальных и духовно-нравственных проблем общества в условиях Кыргызстана, граждане которого в своем большинстве являются мусульманами.



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.