Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Ислам в современном мире № 1-2 (25-26) 2012 — Интервью Махмуда Ахмадинежада телеканалу CNN
14.09.2012

Интервью Махмуда Ахмадинежада телеканалу CNN

Президент Ирана Махмуд Ахмадинежад, приехавший в Нью-Йорк на ежегодную Генеральную ассамблею ООН, рассказал телеканалу CNN об отношении Ирана к США и Израилю, правах человека, иранской ядерной программе, палестинской проблеме и о разнице между евреями и сионистами. Далее мы приводим текст развернутого интервью, который лидер ИРИ дал известному американскому журналисту Ларри Кингу для его телепрограммы.

Ларри Кинг: Господин президент, прежде всего, позвольте поблагодарить Вас за то, что Вы приехали к нам. Как Вам понравился Нью-Йорк?

Махмуд Ахмадинежад: Во имя Бога, Милостивого, Милосердного. В Нью-Йорке находится штаб-квартира ООН, и для нашей страны важно приезжать сюда, чтобы иметь возможность встретиться с главами других государств, чтобы объединить усилия, которые требуются для решения глобальных вопросов. Ну и, конечно, мне очень интересно пообщаться с американским народом.

Ларри Кинг: Однако наши страны относятся друг к другу достаточно враждебно, или, по крайней мере, враждебность чувствуется в отношениях лидеров обоих государств. Вы считаете, что в такой ситуации можно говорить о налаживании отношений?

Махмуд Ахмадинежад: Безусловно, мы не были стороной, которая развязала вражду. Даже сегодня [когда отношения между Ираном и США крайне напряженные] мы заинтересованы в налаживании отношений. Враждебные чувства испытывают только американские политики. Что касается нашего народа, то он всегда был в состоянии защитить себя от подобных проявлений агрессии. Очевидно, что наши народы не имеют проблем друг с другом. Но когда американское правительство начинает говорить на языке силы, нам не остается ничего другого, как защищать себя.

Тем не менее мы сделали много [для того, чтобы наладить отношения с США]. Я посылал господину Бушу письмо. Это письмо могло бы положить начало новому витку отношений. Мы помогали новому иракскому правительству восстанавливать безопасность в Ираке. И [сейчас] я призываю [президента Буша] к диалогу в Организации Объединенных Наций.

Ларри Кинг: Президент Буш не ответил на Ваше письмо, не так ли?

Махмуд Ахмадинежад: Я думаю, что господин Буш упустил много хороших возможностей [наладить отношения], включая и эту.

Ларри Кинг: Но он покидает свой пост. И Вы будете иметь дело с новым президентом. Кстати, какому из американских кандидатов Вы отдаете предпочтение?

Махмуд Ахмадинежад: Мы не делаем в этом отношении никаких предпочтений, потому что подобные дела решаются только в пределах Соединенных Штатов, и решение здесь может принять только американский народ.

Нам не важно, кого именно выберут. Важно лишь то, чтобы избранный американцами президент взял курс на сближение и придерживался бы его в дальнейшем.

Сейчас идет предвыборная кампания. Каждый может говорить все, что захочет. И мы не обращаем на это внимания. На самом деле важно только то, что будет делать человек, когда он займет пост президента США: изменит ли он курс или будет придерживаться старого. Я думаю, что главное это, а не то, кто именно станет президентом.

Ларри Кинг: Хотели бы Вы встретиться с сенатором Маккейном или сенатором Обамой?

Махмуд Ахмадинежад: Я уже говорил, что я готов к диалогу с кандидатами в президенты в присутствии представителей СМИ. Мы можем обсудить с ними многие вопросы.

Ларри Кинг: Почему Вы думаете, что они не хотят говорить с Вами? Почему вы думаете, что Буш, Маккейн, Обама — все они не хотят говорить с Вами?

Махмуд Ахмадинежад: Вы должны спросить об этом их, а не меня.

Ларри Кинг: Ну, Вы хотя бы рассматриваете…

Махмуд Ахмадинежад: Мы открыты для диалога.

Ларри Кинг: Но Вы считаете это государство враждебным. У американцев, в свою очередь, Иран во многих отношениях вызывает беспокойство.

Махмуд Ахмадинежад: Наша страна имеет историю протяженностью в семь тысяч лет. И за этот период времени иранский народ ни разу не предпринял каких-либо неадекватных действий по отношению к другим народам. Наша многовековая история доказывает, что иранская нация хочет мира и дружбы с другими народами. Единственная война, в которую нас втянули в прошлом веке, была война с Саддамом Хусейном. Эта война была развязана против нас, если помните, при поддержке правительства США и некоторых европейских государств. И мы встали на защиту своей страны.

Вне всяких сомнений, я всегда буду защищать права моей нации, ее независимость — все, на что мой народ имеет законное право. И это является обязанностью каждого президента. Но защита не означает посягательства на права другого народа, вовсе нет.

Ларри Кинг: Большую тревогу у США и всего мира вызывает атомная программа Ирана. Можете ли вы нам рассказать о том, что происходит? Вы разрабатываете ядерное оружие? Как относится ваша страна к ядерному оружию?

Махмуд Ахмадинежад: По сути, Вы затронули три вопроса. Во‑первых, Вы утверждаете, что мир боится Ирана. Я бы хотел уточнить, о какой именно части мира Вы говорите? Разве правительство Соединенных Штатов — это весь мир, или же оно является представителем этого мира? Правомерно ли считать Америку с несколькими союзниками целым миром? Конечно, нет.

Ларри Кинг: Ну ладно. Западные…

Махмуд Ахмадинежад: Да нет же. Если Вы хотите сказать о западных государствах, то я должен заметить, что их всегда беспокоил Иран. Кстати, именно они подстрекали Саддама напасть на Иран и втянули нас в восьмилетнюю войну. Террористы убили нашего президента, премьера, многих членов нашего правительства, и теперь они [террористы] спокойно живут на Западе.

Однако позвольте мне рассказать и о том, что 118 членов организации NAM (The Non-Aligned Movement) поддержали наши мирные инициативы. 37 государств ОИК (Организации Исламская конференция) тоже поддерживают нас в этом отношении. И существует еще множество других организаций, которые симпатизируют нам. Так что не весь мир тревожится о том, что происходит в Иране. Вот это первый момент, который я хотел прояснить.

Что касается другого вопроса [о ядерном оружии], то здесь я хочу сказать, что в соответствии с религиозным учением, которого мы придерживаемся, наша страна должна выступать против любого вида оружия, нацеленного на массовое поражение, включая ядерное оружие. Производство и использование атомных бомб является отвратительной практикой, на наш взгляд.

Кроме того, мы верим, что наличие ядерного оружия [у той или иной страны] уже потеряло значение при решении политических вопросов. Время атомных бомб прошло. И тот, кто делает ставку на ядерное оружие, идет неправильным путем.

Помогла ли атомная бомба помешать распаду Советского Союза? Смогла ли она принести победу США в Ираке и Афганистане? Сможет ли ядерное оружие сохранить сионистский режим? Время этого вида бомб прошло. Наступает эра культуры и победы разума.

Однако есть еще и третий вопрос, касающийся темы ядерного оружия. Мы почему-то игнорируем тот факт, что тема иранского ядерного оружия — крайне политизированная тема. Даже больше, это — абсолютно политизированная тема. И методы борьбы [которые используют против Ирана] — нелегальные методы. МАГАТЭ более 12 раз проверяло и документально фиксировало, что иранская ядерная программа носит исключительно мирный характер. Представители этой организации заявляли, что Иран никоим образом не нарушил какой-либо из пунктов. Так что все, что касается всей деятельности нашего государства [в сфере разработки мирного атома], абсолютно законно и носит мирный характер.

Ларри Кинг: Так значит, вы открыты для проверки? Любой, кто захочет, может проверить ваши объекты? Если бы вы разрешили США или какой-либо международной организации сделать это, то все сомнения были бы рассеяны.

Махмуд Ахмадинежад: МАГАТЭ провело рекордное количество проверок в Иране. Мы предоставили этой организации такое количество документов, какое не предоставляла еще ни одна страна в мире. Никто не работал с МАГАТЭ так плотно, как это делает Иран. И это подтверждено юридически.

Однако я хочу, в свою очередь, задать Вам вопрос. Некоторые страны занимаются разработкой ядерного оружия, причем речь идет не о мирном атоме, а о ядерном оружии нового поколения. Их проверять не надо?

От кого на самом деле исходит угроза? МАГАТЭ действует по схеме, которую разработали США. И [несмотря на это] Иран не дал ни одного повода обвинять себя в несоблюдении установленных норм. В то время [пока проверяют Иран], другие страны разрабатывают ядерное оружие четвертого и пятого поколения. И эти страны продемонстрировали миру, как они на деле используют это оружие.

Не считаете ли Вы, что сионистское государство тоже нуждается в проверке? Не это ли называется политикой двойных стандартов?

Ларри Кинг: Господин президент, Вы упомянули сионистский режим. Вы призывали — позвольте мне воспроизвести эту фразу дословно — вы призывали «стереть Израиль с карты мира». Однако при этом Вы утверждаете, что вы — миролюбивая нация и ни с кем не воюете. Вы имеете в виду политическое уничтожение Израиля? Что именно Вы имеете в виду?

Махмуд Ахмадинежад: Сегодня я отмечаю ровно четыре года со дня, когда я впервые приехал в Нью-Йорк. С тех пор мне было задано много вопросов, но они не особо отличаются друг от друга. Сейчас мне задают точно такие же вопросы, что и четыре года назад… Я отвечал на этот вопрос много раз. Мы выступаем против сионистского режима именно потому, что ценим мир и справедливость. Мы ценим жизнеспособный мир. Вы как опытный журналист наверняка осведомлены о том, что происходит [на Ближнем Востоке]. Масштабы бедствия, которое испытывают более 5 млн палестинцев на протяжении 60 лет, колоссальны. Людей заставили покинуть свои дома. А те, кто остался, каждый день подвергаются насилию. Их убивают в своих собственных домах. Женщин и детей. Вода, еда и лекарства попадают к ним с большим трудом.

Сионистским режимом было развязано три войны. Последняя из них — война 2006 года, когда Израиль атаковал Ливан. Когда же наступит конец этому бедствию, этой катастрофе? Мы предлагаем гуманитарное решение этой проблемы.

Ларри Кинг: Каким образом Вы собираетесь ее решить?

Махмуд Ахмадинежад: Мы предлагаем провести свободный референдум на палестинских территориях, чтобы палестинский народ смог сам решить свою судьбу.

Скажите мне, как получилось, что людей выжили из своих домов, со своей земли, и вместо них поселили других, которых привезли на эту землю из разных уголков мира? И эти пришельцы образовали на отобранной у других земле свое государство. Это неприемлемая логика. Что должны делать палестинцы?

Ларри Кинг: Согласны ли Вы сесть за стол переговоров со всеми представителями Ближнего Востока, включая Израиль, чтобы найти какое-нибудь решение? Вы не хотите пагубных решений, вы не хотите бомб, вы не хотите уничтожать людей. Почему бы вам всем не сесть и переговорить обо всем, в том числе и с Израилем?

Махмуд Ахмадинежад: Представители сионистского образования были бы нежеланными гостями [на встрече], так как они — оккупанты.

Ларри Кинг: Но если вы не будете говорит с ними…

Махмуд Ахмадинежад: … они убивают людей… Позвольте мне спросить Вас еще раз. Если бы кто-то захватил территорию Соединен­ных Штатов, вы — американский народ — позволили бы захватчикам сделать это или выгнали бы их вон?

Ларри Кинг: Но мир признал это государство. Израиль существует, и это факт. Вы не можете изменить это. Израиль — государство. Так что я спрашиваю Вас, почему бы вам не сесть за стол переговоров и обсудить проблемы, и, возможно, тогда появится возможность обеспечить мир и справедливость для палестинцев?

Махмуд Ахмадинежад : Апартеид в Южной Африке тоже был признанным фактом. И где он сейчас? Советский Союз был реальностью, где он теперь? Знаете ли, более 100 различных планов по урегулированию палестинского кризиса были предложены в свое время. И ни один из них не принес никаких результатов. Сегодня глава Палестинской автономии, лидер Египта и многие другие садятся за стол переговоров с сионистами, и каков результат? Сотни встреч и переговоров, и в результате: примите как должное расширяющиеся границы сионистского государства, увеличивающееся число еврейских поселений [на палестинских территориях], смиритесь с террором и убийствами населения… Нет, этот режим — незаконен.

Ларри Кинг: Господин президент, поскольку насилие — не выход, и даже Советский Союз вышел из ситуации, не прибегая к насилию, и Южная Африка тоже, какое решение Вы предлагаете? Как можно реализовать план по установлению всеобщего мира? Вы не хотите, чтобы умирали израильтяне. Я предполагаю, Вы не хотите этого. Вы не хотите, чтобы умирали палестинцы. Каков же выход?

Махмуд Ахмадинежад: Когда мы говорим об уничтожении, мы подразумеваем, что должно быть уничтожено зло. С лица земли должны исчезнуть убийства, террор и агрессия. Но наше решение [этой проблемы] лежит в гуманитарной и демократической плоскости. Мы говорим о том, что люди, живущие на палестинских территориях должны собраться и решить, какое правительство им нужно. И когда они это решат, надо предоставить им возможность выбрать себе руководителей в ходе свободных выборов, которые должны проходить под контролем международных наблюдателей. Давайте позволим палестинцам реализовать их законное право на самоопределение. Это единственное разумное решение.

Ларри Кинг: Но Израиль все-таки останется Израилем?

Махмуд Ахмадинежад: Пусть решат люди. Почему мы должны решать за них? Мы должны позволить им принять это решение самостоятельно. У них есть право решать. Я думаю, что существует две причины, по которым проваливаются все миротворческие планы [в отношении Палестины]. Первая причина — это игнорирование истоков решаемой проблемы. Палестинский народ жил на своей земле. У них не было никаких проблем. Другой народ пришел и создал им эти проблемы. Так что давайте сначала посмотрим внимательно на эту ситуацию и только потом решим, что же нам делать.

Вторая проблема заключается в том, что игнорируется право палестинцев на самоопределение. Жители Палестины и палестинские беженцы — все, кто считает себя палестинцами, должны участвовать в свободных выборах. И пусть случится то, что должно случиться.

Ларри Кинг: Но Вы же не хотите, чтобы пострадал израильский народ?

Махмуд Ахмадинежад: Нет, не хочу. Знаете ли, у нас нет никаких проблем с еврейским народом. На сегодняшний день в Иране живет очень много евреев. И их 150‑тысячная община представлена в иранском парламенте (Маджлисе). Обратите внимание на то, что сионисты — это не евреи. У них вообще нет религии. Они не иудеи, не христиане и не мусульмане. Они лишь надевают на себя маску религиозности. Как может религиозный человек оккупировать чужие территории и захватить чужие земли? Как можешь ты называть себя религиозным человеком, если ты убиваешь женщин и детей?

Ларри Кинг: Господин президент, но разве они — я знаю, что по некоторым причинам Вы отрицаете это — разве они, те, кого вы называете сионистами, — разве они не подвергались преследованиям и гонениям? Разве они не прошли через смерть миллионов мужчин, женщин и детей?

Махмуд Ахмадинежад: Во‑первых и в последних, эти люди никому не позволяют свободно обсуждать историю и подвергать сомнению факты. Они просто говорят: было вот так и никак иначе. И все должны слушать и соглашаться с ними.

Ларри Кинг: А Вы считаете, что всего этого не было?

Махмуд Ахмадинежад: Позвольте мне объяснить. Я говорю лишь о том, что специалисты должны глубже исследовать проблему — ведь это история. Есть люди, которые утверждают, что масштаб катастрофы [еврейского народа] был огромен. И есть те, кто с ними соглашается. Но есть и те, кто не согласен с этим. А есть еще и те, кто категорически не согласен с этим. Мы говорим о том, что должна быть создана группа экспертов, которая проведет независимое расследование событий того времени и потом доложит о результатах экспертизы.

Однако сейчас я бы хотел завершить разговор на эту тему. Давайте предположим, что все это происходило. Но где? Это произошло в Палестине? Или все-таки в Европе?

Ларри Кинг: Ну, именно эта ситуация и породила Израиль.

Махмуд Ахмадинежад: Если это и произошло, то в Европе. Если преступления [по отношению к еврейскому народу], были совершены Европой, то почему за это расплачиваются палестинцы? Почему бы европейцам не отдать им свои территории? Или отдайте им Аляску, например. Европа могла бы отдать им любую свою территорию, которую пожелает. Зачем же платить из чужого кармана? Палестинцы не имеют никакого отношения к тому, что случилось. Они абсолютно невиновны [в страданиях еврейского народа].

Ларри Кинг: Боитесь ли вы, что США и Израиль атакуют Иран?

Махмуд Ахмадинежад: А Вы думаете, они это сделают?

Ларри Кинг: Я Вас хочу спросить об этом.

Махмуд Ахмадинежад: Я не думаю, так как атака со стороны США была бы худшим из всего, что бы они могли сделать. Мне кажется, что в Соединенных Штатах достаточно умных людей, которые не позволят своему правительству совершить эту огромную ошибку.

Ларри Кинг: А что насчет Израиля?

Махмуд Ахмадинежад: То же самое. Эта страна слишком маленькая для того, чтобы атаковать нас. Иран — огромная страна. Вы когда-нибудь были в Иране?

Ларри Кинг: Еще нет, но планирую поехать на следующий год.

Махмуд Ахмадинежад: Я хочу сказать, что все представители прессы, СМИ, должны посетить Иран. Я заметил, что американцы, когда хотят что-нибудь рассказать об Иране, демонстрируют нашу страну как отсталое государство, расположенное на краю пустыни. На самом деле Иран — огромная страна, очень развитая и сильная.

Ларри Кинг: Кстати, Вы упомянули о нарушениях прав человека в Израиле. А есть ли проблемы с правами человека у вас в Иране?

Махмуд Ахмадинежад: А что Вы подразумеваете под «правами человека»?

Ларри Кинг: Люди протестуют против того, что им не предоставляют равные права с другими. Вот Вы сказали в прошлом году, что в Иране нет гомосексуалистов. А на самом деле гомосексуалисты есть везде.

Махмуд Ахмадинежад : Я говорил другое. Речь шла о том, что большинство иранцев негативно относятся к этому явлению. И у нас есть закон, регулирующий поведение [гомосексуалистов в обществе]. Гомосексуализм нарушает права человека. Он разрушает психическое здоровье человека, создает проблемы в обществе и негативно влияет на общество в целом. Наша религия запрещает гомосексуальные отношения. И поэтому парламент утвердил и принял подобный законопроект.

Ларри Кинг: Так что же…

Махмуд Ахмадинежад: Да позвольте же, никто ведь не протестовал. О ком Вы на самом деле беспокоитесь — о 70‑миллионном иранском народе или окучке гомосексуалистов?

Представьте себе, что в США живут 200 миллионов водителей, и миллион из них — злостные нарушители правил дорожного движения. Так о чьих правах надо вам волноваться — о правах 199 миллионах добропорядочных водителей или о правах нарушителей, которых только один миллион? Закон есть закон. И его надо исполнять.

Безусловно, иранский закон охраняет право на личную жизнь. И мы не вмешиваемся в дела, которые касаются только самого человека и его семьи, до тех пор, пока нечто [противозаконное] не станет достоянием общественности. Пока вы у себя дома, в вашу жизнь никто не имеет права вмешиваться.

Ларри Кинг: Хорошо. Господин президент, у нас осталось всего несколько минут эфирного времени. Скажите, хотите ли Вы, чтобы армия США немедленно покинула Ирак?

Махмуд Ахмадинежад: Это был бы хороший сценарий. Однако я думаю, что на самом деле [для того, чтобы вывести американские войска] надо разработать схему. Надо составить четкий график вывода войск на конкретный период времени. Присутствие американских войск в Ираке не снизило напряженности в регионе и никак не повлияло на терроризм. Наоборот, террор нарастает. Так что я думаю, что это [вывод войск в соответствии с четким графиком] — наилучший выход из ситуации для всех.

Ларри Кинг: Допускаете ли Вы, что отношения между США и Ираном могут улучшиться?

Махмуд Ахмадинежад: Конечно, могут. Я хочу напомнить, что США разорвали отношения с Ираном в одностороннем порядке с целью оказать давление на нашу страну. Возможно, некоторые политики предполагали, что после разрыва Иран умрет или хотя бы станет слабее. Но этого не произошло, и американские политики поняли, что они совсем не знали наш народ, нашу нацию. Иранцы — великие люди, имеющие богатую культуру и цивилизацию. И эти люди всегда выходят из сложных ситуаций, сохраняя честь и достоинство. И мы сделали это. США разорвали отношения с нами, но не смогли раздавить [нашу нацию].

Ларри Кинг: Сенатор Обама уже обозначил свою позицию, сенатор Маккейн пока еще нет, но он открыт для диалога. Вы поддерживаете их инициативу?

Махмуд Ахмадинежад: Мы заинтересованы в добрых и уважительных отношениях. Но американское правительство само должно решить, какие шаги они должны предпринять, и мы, в свою очередь, будем действовать соответственно. Мы думаем, что отношения, построенные на взаимном уважении и справедливости, будут выгодны обеим сторонам. И мы полностью поддерживаем инициативы, направленные на достижение этой цели.

Ларри Кинг: Куда бы Вы хотели съездить в Соединенных Штатах?

Махмуд Ахмадинежад: Я бы хотел побывать в самых разных районах страны. В рамках этого визита мы планируем поехать в Калифорнию и Лос-Анджелес. Там мы сможем ближе познакомиться с американцами и их жизнью. Мы уверены, что живой диалог — наилучший способ наладить отношения. Я также уверен, что [для быстрейшего достижения нашей общей цели] вы, представители масс-медиа, должны посетить Иран. Этот визит соединит наши народы. Он поможет найти схожие черты [в наших народах], и мы начнем относиться друг к другу с большей симпатией.

Ларри Кинг: Сколько у Вас детей?

Махмуд Ахмадинежад: Дочка и два сына.

Ларри Кинг: А сколько им лет?

Махмуд Ахмадинежад: Двое уже женаты. Уточню: сначала они получили образование, а уже потом женились. У одного из моих детей ребенок учится в университете.

Ларри Кинг: Никогда бы не подумал, что у Вас уже есть женатые сыновья.

Махмуд Ахмадинежад: В Иране принято рано жениться. Насколько я знаю, американцы тоже очень ценят семью.

Ларри Кинг: Мы благодарим Вас, господин президент, за то, что Вы пришли на передачу.



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.