Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Ислам в Содружестве Независимых Государств № 2 (7)' 2012
16.08.2012

О корнях призыва I Съезда народов востока
к коммунистическому газавату, или по какой причине осенью
1920 г. «Армянский вопрос» оказался «под колпаком» Ленина?

Теймур Атаев,
политолог, Азербайджан

Часть I

В сентябре 1920 г. в Баку, под эгидой Коммунистического Интернационала (Комин­терн), проходил I съезд народов Востока, имевший огромную внешнеполитическую значимость для большевистского Петрограда. В советских учебниках по истории КПСС об этом форуме говорилось вскользь, так как председательствовавший на съезде в ранге главы Исполкома Коминтерна Григорий Зиновьев, после антисталинского демарша в 1926 г., был выведен из Политбюро ЦК ВКП (б) и отстранен от руководства международной структурой. Спустя год исключенным из ВКП (б) и приговоренным к ссылке оказался другой лидер бакинского конгресса — Карл Радек. Тем самым, имена большевиков, представленных в Баку вождями мирового коммунизма, стали запретными (если только не для их шельмования).

В последующие годы у Москвы осложнились отношения с Турцией, параллельно с этим ряд режимов в странах Ислама придерживались антисоветской позиции. Данные нюансы также не способствовали приоткрытию съездовских страниц, абсолютное большинство которых было посвящено развитию ситуации в этих государствах.

Весьма симптоматично отсутствие особой информации о форуме и сегодня, хотя шаги, предпринятые после съезда, не только видоизменили политический климат на Южном Кавказе и в Центральной Азии, но способствовали значительному преображению геополитической конфигурации в западном направлении. Кроме того, прозвучавшее на съезде представляет интерес в свете происходящего в переживаемый момент в странах Востока.

В контексте вышеизложенного автор счел актуальным разобраться в хитросплетениях того периода (хотя бы в общих чертах). Чтобы лучше и детальнее понять происходившее в то время, целесообразно рассмотреть, хотя бы частично, и предшествующий рассматриваемым событиям исторический фон.

Достижение успеха в переговорах с Англией через… «восточные рельсы»?

Май 1920 года оказался насыщенным событиями геополитического значения в направлении, противоположном восточному. 4 мая правительство РСФСР выразило готовность принять посреднические услуги Великобритании при проведении мирных переговоров с Польшей, предусматривающие признание линии ее временной восточной границы, утвержденной Верховным советом Антанты в 1919 г. Но для большей сговорчивости Петрограда Лондон решил усилить давление, и 6 мая польские войска заняли Киев; наряду с другими небольшими территориями у них оказался и Гомель. На фоне последовавших переменных военных успехов 25 мая Россия все же приступила к не афишируемым переговорам со своим извечным геополитическим противником Англией, сразу же призвавшей большевиков к отказу от проведения военных действий в Персии, поддержки Мустафы Кемаля (в будущем Ататюрка) и инспирирования антибританских выступлений в восточных зонах влияния Англии.

Политический торг имел серьезнейшее звучание, так как в тот же день Политбюро ЦК РКП приняло решение задержать предполагаемое наступление на Крым, контролировавшийся оппозиционными большевикам Вооруженными силами Юга России (ВСЮР) под командованием Петра Врангеля. Параллельно Наркоминделу поручалось «принять все меры к широкому оповещению Западной Европы» о готовности Петрограда предоставить «действительные» гарантии «величайшего миролюбия по отношению к Англии на Востоке».

Однако, как можно заключить, любезности в сторону Лондона аккуратно состыковывались с шагами в противоположном направлении, о чем свидетельствует прозвучавшее на том же заседании Политбюро одобрение политики Наркомата иностранных дел (НКИД) об оказании поддержки «освободительному движению народов Востока» [1]. Другое дело, что в данном векторе просматривается мощнейшая тактическая игра, отдельные контуры которой высвечиваются из телеграммы председателя Революционного военного совета, наркома по военным и морским делам РСФСР Льва Троцкого (от 4 июня) в НКИД и ЦК РКП (б). Он фиксировал, что «советский переворот» в Персии и других граничащих с РСФСР странах Востока причинил бы «нам в данный момент величайшие затруднения», так как «даже в Азербайджане советская республика не способна стоять на собственных ногах». Поэтому «советская экспедиция на Востоке может оказаться не менее опасной, чем война на Западе». В этом аспекте «потенциальная советская революция на Востоке для нас сейчас выгодна, главным образом, как важнейший предмет дипломатического товарообмена с Англией». Поэтому, организуя и вооружая персидских повстанцев, надо всячески предостерегать их от шагов, должных «повлечь за собой нашу военную поддержку» и всемерно «подчеркивать по всем путям нашу готовность столковаться с Англией относительно Востока» [2].

Следовательно, Петроград, поддерживая переговорный процесс с Англией, планировал вести его развитие путем демонстрации силы, что позволяло в перспективе говорить с Лондоном значительно увереннее. А вот насколько увереннее, могло показать лишь время. Ленин как-то надиктовал (правда, хронологически чуть позднее), вольный русский перевод фразы Наполеона: «On s’engage et puis… on voit» — «Сначала надо ввязаться в серьезный бой, а там уже видно будет», после чего признал, что большевики «ввязались сначала в октябре 1917 года в серьезный бой, а там уже увидали… новые детали развития», и резюмировал: «В основном мы одержали победу» [3].

Тем самым, вполне очевидны планы Ленина «ввязаться» в атаку на Англию через «восточный фронт» (т. е. не напрямую), а уже в зависимости от результатов — «видно будет», в каком направлении вести окончательную фазу российско-британских переговоров. Отсюда поддержка «освободительного движения» в восточном ареале на фоне активных заявлений о мире.

Данный нюанс отчетливо проявился и в «армянском вопросе». На отмеченном выше майском заседании Политбюро констатировалось продолжение переговоров России с несоветской Арменией, вне «инициативы немедленной советизации с помощью русских войск» [1]. Хотя, как докладывал в Центр член Кавказского бюро ЦК РКП (б) и Реввоенсовета (РВС) Кавказского фронта Григорий (Серго) Орджоникидзе, дашнакские власти не соглашаются «на пропуск наших войск и вооружения для Турции», положительный ответ на этот вопрос связывая с разрешением всех спорных моментов между ними и турками «в области Турецкой Армении» под «нашим председательством». С другой стороны, Г. Орджоникидзе озвучивал возможность занятия «пока» российскими войсками «Нахичевани, Ордубат, Джульфу, а там видно будет» (обратите внимание на «видно будет»!). При этом он признавал, что «Армению можно взорвать», но «это будет стоить очень больших продовольственных затруднений» [4].

Однако, аналогичная «двойственность» по отношению к двусторонним переговорам была характерной и для англичан. В подготовленном Л. Троцким все того же 4 июня проекте постановления Политбюро фиксировались переброска польским командованием дивизий «с германской границы» на «наш фронт» и оказание странами Антанты содействия Врангелю в целях согласования «с поляками операции». Данные факты осложняют положение на фронтах, резюмировал Л. Троцкий, требуя принятия исключительных мер. Хотя в протоколе ближайшего заседания Политбюро (8 июня) записей об утверждении проекта нет и не обнаружены документы о его обсуждении членами Политбюро [5], сам факт сказанного весьма симптоматичен.

В Кавказском же направлении, за июнь–июль Великобританией была организована отправка «в Армению 25 тысяч винтовок и 40 тысяч комплектов обмундирования» [6]. Советский революционер, сотрудник Наркомата по делам национальностей (Наркомнац) РСФСР Михаил Павлович-Вельтман раскрывал, что страны Антанты «усердно снабжали дашнакцаканское правительство, подготовляя наступление против советской России на Кавказе» [7].

Таким образом, дипломатический фон абсолютно не мешал Петрограду и Лондону «договариваться» на поле боя, но… опосредованно, так сказать, т. е., не сталкиваясь в зоне видимости. Поэтому нет ничего спонтанного в провозглашении 5 июня в персидском Реште Временного революционного правительства Персии. Параллельно российские войска выбили поляков из Киева, и большевики уже предвкушали советизацию Польши.

Международные рельсы революции

На такой эйфорической для Ленина ноте в июле в Москве открывается II Конгресс Коминтерна, фактически ставшего штабом подготовки мировой пролетарской революции. В Тезисах к Конгрессу Ленин писал, что, вследствие политики Лиги наций и стран Антанты, «по национальному и колониальному вопросу» на Коминтерн ложится задача сблизить трудящихся «всех наций и стран для совместной революционной борьбы» за свержение капитализма. А так как все «национально-освободительные движения колоний» убеждаются в их спасении исключительно посредством победы Советской власти над империализмом, необходим их союз с Россией. Но при этом, важно вести борьбу «с панисламизмом и подобными течениями, пытающимися соединить освободительное движение с укреплением позиции ханов, помещиков, мулл и т. п.» [8].

Как следствие, принятый конгрессом Устав целью Коминтерна назвал борьбу, в том числе и вооруженную, «за низвержение международной буржуазии и создание Международной Советской республики» [9]. А согласно обнародованному Конгрессом подготовленному Л. Троцким Манифесту, «дело Советской России» Коминтерн объявил «своим делом». Поэтому «международный пролетариат не вложит меча в ножны до тех пор, пока Советская Россия не включится звеном в федерацию советских республик всего мира» [10]. «Всемирная армия революционного пролетариата — вот что стоит теперь за коммунизм, вот что получило свою организацию… и подробную программу действий на закончившемся конгрессе, — подытоживал Ленин, — свержение ига капитализма идет и придет во всех странах земли» [11].

Из работы Сталина «К вопросам китайской революции» можно сделать вывод, что на II Конгрессе были обнародованы «Дополнительные тезисы» «по национальному и колониальному вопросу», призывавшие к ведению на Востоке усиленной пропаганды коммунистических идей и учреждению рабоче-крестьянских советов. По словам Сталина, данные тезисы, принятые в «дополнение» к ленинским, «прошли на II Конгрессе, как тезисы Роя» [12].

Здесь речь идет о прибывшем на конгресс по личному приглашению Ленина индийском революционере Манабендре Натх Рое (Бхаттачария), принимавшем участие в работе спецкомитета по выработке политической доктрины Коминтерна в отношении Азии. Рой был избран в Исполком Коминтерна и вел работу в качестве одного из руководителей Восточной комиссии под именем Рой Аллен.

Таким образом, Конгресс огласил лозунг мировой революции, важнейшими объектами которой стали страны «третьего мира», в основной массе курируемые британцами [13].

«Западный» ответ британцев и дальнейшее освоение Лениным восточного пути

Британцы ответили очень быстро. 10 августа 1920 г. странами Антанты и присоединившимися к ним государствами, включая Армению, был заключен Севрский договор с султанским правительством Османской империи. Стамбул и демилитаризованная зона черноморских проливов передавались под международное управление. Османы ограничивались небольшой территорией, не имевшей выхода к Средиземному морю. Среди пунктов фигурировало признание турецкой стороной Армении «свободным и независимым государством». Обе страны подтверждали свое подчинение президенту США Вудро Вильсону по арбитражу границ в пределах ряда османских вилайетов и принятие его условий относительно доступа Армении к Черному морю (через Батум).

Наверняка, дашнакская власть испытывала подъем, благо, согласно заключенному большевистской Россией (как раз в день подписания договора в Севре) соглашению о мире с Арменией, военные действия между странами прекращались. При этом армянским войскам предоставлялась возможность занять линию: Шахтахты–Султанбек, а эксплуатация ж/д ветки на участке Шахтахты–Джульфа оказывалась в ведении управления ж/д Армении [14].

Однако уже в тот период Армении начали угрожать мины замедленного действия. С одной стороны, возглавляемое Мустафой Кемаль-пашой Великое национальное собрание Турции (ВНСТ) (образовано 3 мая 1920 г.) отказалось признавать Севрские договоренности. С другой, согласно армяно-российскому соглашению, войска РСФСР занимали «спорные области: Карабах, Зангезур и Нахичевань», за исключением полосы, определенной «для расположения армянских частей». Хотя, согласно этому документу, «временным занятием» этих территорий РСФСР планировала создать «благоприятные условия для мирного разрешения территориальных споров между Арменией и Азербайджаном», для Петрограда вполне явно вырисовывалась возможность регулирования развития ситуации в собственных интересах.

Мало этого, 24 августа (через несколько дней после нанесения польскими войсками чувствительнейшего поражения российской армии и перехода военных действий за пределы этнически польской территории), РСФСР и ВНСТ подписывают соглашение о сотрудничестве, согласно которому российское правительство соглашалось «ни в коем случае не признавать никаких международных актов, касающихся Турции и не признанных Национальным Правительством Турции», представленным ныне кемалистами. В договоре озвучивалось намерение «обеспечить открытие проливов и свободное прохождение через них для торговых сношений всех народов» посредством соглашения обеих стран о том, чтобы «передать окончательную выработку международного статуса Черного моря и проливов особой Конференции из делегатов прибрежных стран» (обратите внимание на заключительную антибританскую конкретизацию!), при условии ненанесения «ущерба полному суверенитету» и безопасности Турции. Важнейшим пунктом являлась констатация обязательств сторон обеспечить «беспрепятственное железнодорожное движение» между странами в целях использования «в наикратчайший срок» средств сообщения для перевозки людей и товаров [15].

Что подразумевалось под этим пунктом, наверное, раскрывать не имеет смысла, так как, согласно ряду источников, договор предусматривал предоставление помощи ВСНТ от России вооружением, боеприпасами, материалами и деньгами, а, в случае необходимости, путем совместных военных действий. Денежная помощь была согласована в сумме 10 млн золотых рублей (1,25 млн османских золотых лир). Здесь подчеркнем, что еще до заключения соглашения первая партия помощи поступила «турецким товарищам» посредством бежавшего из английского плена в Москву генерала, участника османских военных операций на Кавказе в годы Первой мировой войны Халиль-паши Кута. Он, занимаясь в России «организацией репатриации турецких военнопленных, из которых сформировал боевую часть, готовую к службе в рядах турецких националистов», организовал отправку «первой партии оружия морским путем к Трабзону и российского золота сухопутно через Азербайджан» [16].

Ну а 26 августа руководитель делегации правительства ВНСТ Бекир Сами известил главу НКИД Григория Чичерина о благосклонном отношении Анкары к предложению о посредничестве РСФСР «для проведения пограничной линии на границе Армении на основах справедливости и законности», что было вызвано предъявлением Арменией своих империалистических требований «на принадлежащие нам восточные провинции Анатолии». Тем самым предусмотренный Севрским договором арбитраж президента США В. Вильсона в «территориальных» вопросах становился номинальным.

Спустя несколько дней Г. Чичерин раскрыл, что если ранее «армянская делегация заявляла» о согласии «признать спорным только Карабах, но не Зангезур и не остальные», теперь ими признаются спорными «и Карабах, и Зангезур», хотя «речь шла о признании спорности, но не о немедленной и полной передаче». Цель же Петрограда, по словам наркома, — «быть объективной высшей силой» с учетом решения «о занятии спорных местностей нашими частями» [17]. Коротко и ясно. В особенности, в свете фиксации тогдашним полпредом РСФСР в Грузии Сергеем Кировым (впоследствии I‑м секретарем ЦК КП Азербайджана), что «Нахичеванский уезд, Ордубад, Джульфу, Зангезур, Карабах, азербайджанцы считают безусловно своим», тогда как «представители Армении категорически претендуют на эти области». В связи с чем, подчеркнул Киров, «сейчас создается весьма благоприятный момент» для использования российского авторитета на Ближнем Востоке, «в частности в решении армянского вопроса» [18].

Важнейшим фактором здесь стало занятие турками Шахтахты и Сарыкамыша (при не афишируемом согласии российской стороны). Тонкость в том, что, как отмечалось выше, по соглашению России с дашнакской (читай — пробританской) Арменией, эти населенные пункты находились под контролем армянского правительства, блокируя прямую границу между «своими» для Петрограда Баку и кемалистской Анкарой.

Тем самым, в вопросе экспорта социалистической революции в планетарное пространство (и в то же время — в целях продолжения переговоров с англичанами с позиции силы) российская большевистская власть (на фоне поражения в западном направлении) вплотную приблизилась к восточным воротам, открывавшим доступ к курируемой Великобританией зоне. Идеологическим рупором (обоснованием) этого пути предстал I Съезд народов Востока, проходивший в Баку с 1 по 8 сентября 1920 г., принявший почти 2000 делегатов, представлявших около 30 народностей.

Часть II

Даешь мировую революцию в антибританском направлении на рельсах джихада!

Уже в своих первых выступлениях на I Съезде народов Востока [19] главным фактором сложившейся в мире ситуации Г. Зиновьев и К. Радек очертили российско-британское противостояние, «узловым пунктом» которой предстала польская кампания большевиков, принесшая провал Красной армии вследствие оказания помощи польскому капитализму со стороны англичан и «буржуазии всего мира». В таком контексте Советская Россия, т. е. «мировой пролетариат», была противопоставлена мировому капитализму, в первую очередь английскому, и как следствие — мировая (в перспективе) коммунистическая система (в лице России) — планетарной капиталистической (в образе Англии), с фиксацией окончания власти капитала «во всем мире» лишь при едином союзе трудящихся планеты. Поэтому до нового наступления в западном векторе актуализировалась война «трудящихся народов Востока против наших общих угнетателей», так как империалисты «должны услышать» нежелание региона оставаться «ареной эксплуатации мировых хищников». При этом была озвучена поддержка коммунистами движения Мустафы Кемаля, хотя оно «не есть коммунистическое», так как «мы готовы помогать всякой революционной борьбе против английского правительства».

В этом контексте, лидеры Коминтерна актуализировали значение «ненависти к угнетателям», в основе которой должно быть понимание нахождения в истории XIX столетия «борьбы между английским капитализмом и помещичье-капиталистическим царским правительством России за обладание» Турцией, Персией, Средней Азией, их богатствами. Посему Лондон, с выгодой для себя, то защищал Турцию с Персией «против царизма», желающего «поглотить эти народы», то, сговорившись с российской властью, выдвинул «лозунг уничтожения» Турции. Последний аспект вышел на поверхность, «дабы английские капиталисты могли соединить железной дорогой, идущей через Аравию и Месопотамию, владения в Африке с владениями Египте и в Индии» в целях господства британского капитала «над сотнями миллионов африканских и азиатских народностей». В связи с этим делегаты призывались к пониманию истинных целей захвата англичанами Месопотамии — освобождению арабов не «от турецкого засилья», а «от нефти», могущей «сделать их богатой национальностью на Востоке». Т. е. эксплуатация природных ресурсов региона осуществляется «не для развития культуры» его населения, а для «своей наживы». Реализация же целей достигается за счет инициирования в этих странах ситуации, когда «одна часть населения борется против другой за господство английского капитала».

В контексте сказанного оба докладчика отвергли обвинения в существовании большевистского империализма, так как коммунисты не преследуют в регионе «захватных целей», а желают сформировать «красный Восток», который совместно с рабочими Европы сумеет создать «новую культуру под знаменем коммунизма». Если раньше народы Востока «проливали свою кровь» ради победы той или иной капиталистической державы, коммунисты желают «помочь им выбраться из-под ига» капитала для построения новой жизни. Но победить они могут в связке с рабочими Запада, которые помогут им «овладеть оружием» и обратить его «против белых цивилизованных зверей», сидящих «в конторах Лондона и Парижа». Отсюда «великое значение начинающейся революции на Востоке», но не для того чтобы вместо ног «английских империалистов» на столе были удобно разложены аналогичные конечности богачей. Поэтому, как продекларировал Г. Зиновьев, «панисламизм, муссаватизм» не являются «нашими течениями».

Таким образом, большевики вели речь о национальной борьбе, не имея в виду создание независимых государств, а в плане провозглашенной Лениным еще в 1915 г. идеи о Соединенных Штатах Мира как формы «объединения и свободы наций», связываемой с социализмом: «Пока полная победа коммунизма не приведет к окончательному исчезновению всякого, в том числе и демократического, государства» [20]. Важнейший нюанс тут в том, что, критикуя панисламизм, объединение наций («национальное движение Турции, Персии» и других стран), Г. Зиновьев призывал «зажечь настоящую священную войну против английских и французских капиталистов».

Отметим, что все речи ораторов, произнесенные по-русски или по-английски, в обязательном порядке переводились на азербайджанский, турецкий и персидский, а иногда и на другие. И термин советских большевиков (в лице лидеров Коминтерна, т. е. международного коммунистического движения) «священная война» переводился как «джихад». Имелся в виду при этом не смысл, придаваемый этому термину религиозной доктриной, а переходный этап к созданию Соединенных Штатов Мира на коммунистической основе. Говоря другими словами, джихаду придавался характер пролетарского единения, вне зависимости от вероисповедания, во имя главной цели — свержения капиталистического строя во всем мире, причем через призму образования на Востоке Красной армии, благодаря которой мусульмане «сумеют устроить в тылу у англичан восстание». Следуя этой логике, Г. Зиновьев обратился к собравшимся как к братьям и призвал их от имени Коминтерна «к священной войне, прежде всего против английского империализма!».

Хладнокровный стенографический отчет фиксирует, что в этот момент последовали «буря аплодисментов, долгие крики “ура”. Члены съезда встают, потрясая оружием. Оратор долго не может продолжать. Все члены стоят и аплодируют. Крики: “Клянемся”». «Пусть услышат сегодняшнее заявление в Лондоне, Париже и во всех городах, где у власти еще стоят капиталисты, — резюмировал оратор, — торжественную клятву представителей десятков миллионов трудящихся Востока о том, что на Востоке не будет больше власти угнетателей-англичан, не будет гнета капиталистов над трудящимися Востока». Как писал советский писатель Илья Эренбург, «в большом зале сидел кавказцы в черкесках, афганцы с чалмами, в клеенчатых халатах, бухарцы и ярких тюбетейках, персы», на груди которых были приколоты «портреты Карла Маркса». В середине «восседал товарищ просто в пиджаке и читал резолюции», делегаты «кивали головами, прикладывали руку к сердцу и всячески одобряли мудрые тезисы». «Я слыхал, — пишет И. Эренбург, — как один перс, сидевший в заднем ряду, выслушав доклад о последствиях экономического кризиса, любезно сказал молодому индийцу: “Очень приятно англичан резать”, — на что тот, приложив руку к губам, шепнул: “Очень”» [21].

Вот так советские коммунисты через посредство мусульманского Востока фактически объявили Англии «политический» джихад.

Религиозный фон съезда в иной ипостаси

В целом, конфессиональные нюансы в исламском направлении все же прозвучали на съезде. Но, даже будучи внешне обрамленными в «чисто религиозную одежду», они просто-напросто политизировали Ислам в революционно-коммунистическом ключе. Так, по словам сотрудника Наркомата по национальным вопросам А. Скачко, «различные султаны, шахи, ханы и беки, владетели восточных стран и земель, утопают в сказочной роскоши», хотя в Исламе заложены «принципы религиозного коммунизма» и «все религиозные учреждения главной своей заботой должны иметь попечение о сирых и неимущих». Однако «только Богу принадлежащая земля была объявлена принадлежащей властителям, султанам и шахам, а потом перешла во владение феодалов и капиталистов». В свою очередь, «вакуфные земли, отданные мечетям и духовенству, с тем чтобы на доходы с них содержались благотворительные и полезные народу учреждения, постепенно утратили свое первоначальное назначение и сделались землями, принадлежащими духовенству и частным лицам», а доходы с них, вместо принесения пользы неимущим, «пошли светским и духовным властителям», эксплуатирующих бедняков. Все это потому, что духовные лица — не защитники мусульманской религии, «а ее исказители», поэтому они «такие же паразиты», как «помещики-феодалы», да плюс — «еще и лицемеры, прикрывающие белой чалмой и священной книгой Корана» свою «угнетательскую сущность». А. Скачко призвал «сорвать» с них «священную маску», беспощадно отобрать принадлежащие им земли и «отдать трудовому крестьянству». Добиться этого возможно только путем избавления от векового гнета как «чужеземных капиталистов‑эксплуататоров», так и «своих угнетателей».

Озвученная позиция четко соответствовала линии Ленина, обнародованной, как отмечалось выше, в подготовленных им тезисах ко II Конгрессу Коминтерна. Речь А. Скачко приведена здесь, так как она актуальна в отношении рассматриваемого нами сюжета. Насколько можно судить, местные феодалы и капиталисты, в ряды которых коммунисты поместили и высшие духовные чины, подлежали экспроприации (во имя победы мировой революции) как однозначные пособники западных империалистов с британским акцентом. Этот нюанс, но несколько в ином ракурсе, отчетливо проявился и в другом выступлении.

Манифест съезда

Основные положения, изложенные в предыдущем разделе, нашли свое отражение в принятом делегатами съезда «Манифесте к народам Востока». Здесь, под «антибританскими нотками» фактически был озвучен курс на мировую революцию посредством мусульман планеты. «Вы знаете, что сделала Англия в Индии», — лейтмотивом звучало в документе с заменой в дальнейшем Индии на Турцию, Персию, Египет, Месопотамию, Аравию и др. За этим следовала констатация наличия в зоне расселения приверженцев Ислама плодороднейших и обширнейших земель, некогда бывших «колыбелью всего человечества» и могущих «прокормить все население мира». Однако Лондон планирует своими «хищными зубами и ногтями» впиться в «кровавящееся ранами тело Востока». Вслед за этими цветистыми метафорами следовал аккуратный переход к планам ленинской России по использованию приверженцев Ислама в недопущении геополитического укрепления позиций Великобритании.

Упирая на пробуждение мусульман от «многовекового сна», Манифест предвещал подъем организованной мощи «крестьян и рабочих народов Востока» против Англии. Произойти же это должно на основе слышимого ими призыва к «священной войне, к “газавату”» (так в тексте! — прим. авт.) — призыва «первого съезда представителей народов Востока, объединившихся с революционным пролетариатом Запада» под знаменем Коминтерна.

Опять коротко и ясно. Во имя освобождения угнетенных мусульман, что, судя по документу, оказалось равносильно антибританской мировой революции, объявляется газават, никак не иначе! На всякий случай, напомним: в переводе с арабского под этим термином понимается «сражение». Тонкость в том, что Д. Ушаков определяет данное понятие как священную войну «против христиан», а С. Ожегов — «против иноверцев». Это не удивительно, так как в XIX в. освободительная война на Кавказе против Российской империи шла под лозунгом газавата. Другое дело, что в Большом русско-английском словаре «газават» переводится на английский как Jihad (джихад). Коммунисты же непосредственно в этом контексте призвали мусульман «к первой настоящей священной войне под красным знаменем Коминтерна» за «собственное благо, свободу, жизнь». Объектом направленности газавата, естественно, становились «английские завоеватели», мечтающие «обратить народы Востока в своих рабов» [23].

Из вышеизложенного следует вполне резонный вывод: в сентябре 1920 г. контролируемое российскими большевиками мировое коммунистическое движение легализовало (допустило) джихад в качестве «халяльно-революционной борьбы мусульман» (назовем так) за национальное (народное) освобождение от иноземного гнета. Хотя в рамки газавата была включена и борьба с внутренними врагами (о чем уже говорилось), что зафиксировали Тезисы съезда по аграрному вопросу: «Для освобождения от невыносимого бремени угнетения» и создания «возможности дальнейшего развития крестьянам стран Востока необходимо» (в том числе) сбросить «власть иностранных завоевателей-капиталистов» и своих собственных деспотов‑тиранов, со взятием ее в руки со всеми «административными, хозяйственными и финансовыми организациями» путем образования «местных и центральных крестьянских советов». На перспективу же предполагалось «создание крестьянских советских республик Востока, связанных в одну мощную неразрывную федерацию с советскими республиками стран Запада» [24].

Думается, комментарии здесь излишни. Лишь добавим, что в целях реализации провозглашенных задач был образован «Совет пропаганды и действия народов Востока» (в дальнейшем «Совет пропаганды»), в который вошли М. Павлович-Вельтман, А. Скачко, Г. Орджоникидзе, председатель Азербайджанского революционного комитета (Азревком) Нариман Нариманов и др.

«Армянский вопрос» на съезде и в постфорумном внимании «Совета пропаганды»

Среди проводников британской политики в регионе в этот период на одно из первых мест коммунисты однозначно и уверенно поместили дашнакскую власть в Армении, что, судя по изложенному выше, совершенно не удивительно. В оглашенном на съезде заявлении «представителя Ангорского правительства» (т. е. ВНСТ, дислоцировавшегося в Анкаре) Ибрагима Тали, правившие в Армении дашнаки были названы «восточными пособниками западного капитализма», сторонниками Венизелоса (подразумевается греческий премьер Элефтериос Венизелос, автор проекта создания «Великой Греции» путем реставрации Византийской империи), и приспешниками царедворцев, использующих «султанский двор в интересах английского капитализма». Все они как один «бросились к Антанте», а «анатолийские революционеры обернулись к восходящей красной революции», принимая «с полной искренностью» протянутую ей «Советской Россией дружескую руку» (резолюция съезда выразила «сочувствие всем турецким борцам» против империализма).

Затронул вопрос о дашнакском правительстве и упоминавшийся выше М. Павлович-Вельтман, подчеркнувший, что «Армения заявляет претензии на Карабах и Зангезур». Известно секретное письмо генерала Дро (впоследствии военный министр дашнакского правительства. — Прим. авт.) о их занятии 4 августа 1920 г.

Вскоре после съезда появилось широко не афишируемое Заключение Президиума Совета пропаганды. Документ констатировал организацию британцами «против нас» вооруженных сил и деятельную готовность получающей «военное снабжение от англичан» дашнакской власти «к войне с нами». Как указывалось в документе, «агенты дашнакского правительства, работающие под маской коммунистов в Азербайджане, особенно в Карабахе, Зангезуре и Казахе, деятельно подготавливают почву для дашнакского наступления, захватывая Советскую власть на местах в свои руки и заботясь об обезоруживании местного мусульманского населения». Если, с учетом продвижения греческих войск «в глубь Малой Азии», в течение сентября «не будет установлена связь с Советской Россией» и со стороны последней не произойдет оказания материально-моральной поддержки национальному движению в Турции, оно окажется подавленным.

Констатируя подготовку Лондоном удара в ближайшее время «на Советский Азербайджан соединенными силами англо-персидских войск, Армении, а может быть, и Грузии» (под флагом освобождения «Азербайджана от большевистского гнета» и с целью отнятия Баку у Советской России), Заключение посчитало необходимым «самым экстренным образом поддержать угасающее национальное движение в Турции», предупреждая «соединение сил англо-шахских войск, Армении и Грузии». Обеспечение данного результата называлось достижимым исключительно «путем наступления в союзе с националистическими турецкими войсками на Армению под флагом свержения ига дашнаков, угнетающих свой народ, и с целью соединения с революционной Турцией». При таком развитии событий «военные операции не потребуют никаких добавочных сил с нашей стороны», так как «по существу» они осуществятся «турецким эрзерумским корпусом», а российское наступление будет «почти что демонстрационное».

«С дипломатической стороны для предотвращения бури общественного негодования в Западной Европе», параллельно наступлению турецких войск на Армению, «мы во всей нашей печати и при помощи всех наших органов гласности в Европе поднимем страшный шум о новой армяно-турецкой резне и о необходимости ее прекращения раз навсегда». В целях осуществления этого пункта «наши войска вступят в Армению через оголенную от ее войск восточную границу» и, вместо низложенной, «будет установлена Советская власть». Затем «мы выдворим турецкие войска из пределов Армении (чему турки подчинятся беспрекословно)» и «для предотвращения всякой возможности дальнейших столкновений между армянами и турками займем армяно-турецкую границу своими войсками». Таким образом, в глазах западноевропейского пролетариата «мы окажемся» в «чрезвычайно благородной роли умиротворителей, двинувшихся на Армению», чтобы «положить конец резне и спасти остатки армянского народа от окончательного уничтожения».

Заключение резюмировалось констатацией неизбежности войны, так как, в случае промедления, «через две недели» Армения осуществит наступление на Советский Азербайджан, что «будет для нас обозначать потерю Баку». Документ препровождался на усмотрение Президиума Исполкома Коминтерна и ЦК РКП (б) с доведением его копии до НКИД РСФСР [25].

Как свидетельствуют последующие события, вышеуказанные инстанции положительно отреагировали на все предложения Совета пропаганды.

Как неподражаемо образно в преломление к происшедшему чуть позднее выразился Н. Нариманов (в 1925 г. скончавшийся в Москве при невыясненных обстоятельствах), «Ллойд Джордж, получив фотографическую карточку, где представители народов Востока, держа в руках обнаженные кинжалы, револьверы, шашки и ножи, угрожают европейскому капиталу, — вероятно улыбнулся и написал тов. Чичерину: “Мы согласны вести переговоры с Советской Россией по поводу торговых сношений”» [64].

На этой ноте и завершим наше небольшое повествование, попутно задумавшись — а не слишком ли много параллелей у происходившего почти век назад с сегодняшней мировой геополитикой?

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Выписка из протокола № 13 заседания Политбюро ЦК ВКП (б). — http://genocide.ru/lib/barseghov/responsibility/v2–1/0648–0685.htm

2. Цит. по: Краснов В., Дайнес. Неизвестный Троцкий. Красный Бонапарт. — http://www.onlinedisk.ru/file/713779/

3. В. Ленин. О нашей революции (по поводу записок Н. Суханова). — http://revarchiv.narod.ru/vladimilitch/lenin45/suhanov.html

4. Телеграмма Орджоникидзе. — http://genocide.ru/lib/barseghov/responsibility/v2–1/0648–0685.htm

5. В. Ленин. Неизвестные документы (1891–1922). Документы 1920 г. — http://leninism.su/index.php?option=com_content&view=article&id=3655: dokumenty‑1920‑g‑iyun&catid=99: v‑i‑lenin-neizvestnye-dokumenty‑1891–1922&Itemid=53

6. Аким Арутюнов. Досье Ленина без ретуши. Документы. Факты. Свидетельства. — http://www.pseudology.org/ArutunovLenin/15.htm

7. Мих. Павлович. Кемалистское движение в Турции. — http://www.ruthenia.ru/sovlit/j/20.html

8. В. Ленин. Тезисы ко II Конгрессу Коммунистического Интернационала. — http://leninism.su/index.php?option=com_content&view=article&id=1211: tezisy-ko-ii-kongressu-kommunisticheskogo-internaczionala&catid=80: tom‑41&Itemid=53

9. Устав Коминтерна. — http://agitclub.ru/front/com/congress022.htm

10. Лев Троцкий. Манифест второго конгресса коммунистического интернационала. — http://www.magister.msk.ru/library/trotsky/trotl517.htm

11. В. Ленин. Второй конгресс коммунистического интернационала. — http://libelli.ru/library/tema/sc/marxism/lenin/lenincw9.htm;

12. И. Сталин. К вопросам китайской революции: Ответ т. Марчулину. — http://www.magister.msk.ru/library/stalin/9–7.htm

13. См. также: Теймур Атаев. Трудности Анкары, «Чудо на Висле» и надежды «Армянского движения». — http://www.azeri.ru/papers/echo-az_info/28480/

14. Соглашение о мире между Республикой Армении и РСФСР. — http://www.genocide.ru/lib/barseghov/responsibility/v2–1/0762–0794.htm

15. Проект договора между РСФСР и Арменией. — http://www.genocide.ru/lib/barseghov/responsibility/v2–1/0795–0837.htm

16. Анкара — главный штаб новой власти. — http://www.people-stories.ru/ankara-headquarters-of-the-new-government.html

17. Письмо Г. Чичерина С. Орджоникидзе. — http://www.genocide.ru/lib/barseghov/responsibility/v2–1/0795–0837.htm

18. Письмо С. Кирова Г. Чичерину. — http://www.genocide.ru/lib/barseghov/responsibility/v2–1/0795–0837.htm

19. Все цитаты из выступлений участников съезда приводятся по:

1‑й съезд народов Востока. Баку, 1–8 сент. 1920 г. Стенографические отчеты. Пг., 1920.

20. Владимир (Ульянов) Ленин. О лозунге Соединенные Штаты Европы. — http://www.marxists.org/russkij/lenin/1915/08/10a.htm

21. Илья Эренбург. Необычайные похождения Хулио Хуренито. — http://www.svbkzs.info/1/13/50.php

22. Из предисловия к американскому изданию книги Дж. Рида «10 дней, которые потрясли мир». — http://lib.rus.ec/b/92648/read

23. «Манифест к народам Востока» // Народа Востока. 1920. № 1, октябрь. С. 57–61. — Цит. по: Соркин Г. З. Первый съезд народов Востока. М., 1961.

24. «Тезисы по аграрному вопросу» // Народа Востока. 1920. № 1, октябрь. С. 39–41. — Цит. по: Соркин Г. З. Первый съезд народов Востока. М., 1961.

25. ЦГАНИ РА. Ф. 113. Оп. 3. Д. 7. Л. 1–2 и об.–3. — Цит. по: Заключение Президиума Совета пропаганды и действия народов Востока. — http://www.hayastan.ru/Vestnik/vestnik.l?var=Arkhiv/2002/1–2/statya19&number=-1–2+2002 Ф.

26. Из телеграмм Чичерина. — http://www.genocide.ru/lib/barseghov/responsibility/v2–1/0795–0837.htm

27. Текст выступления Алмазбека Атамбаева в парламенте Турции. — http://www.kabar.kg/rus/politics/full/25339

28. См. подробнее: Джамиль Гасанлы. Восточная политика Советской России и Азербайджан в 1920–1921 годах. — http://pda.regnum.ru/news/1461494.html

29. Юрий Дроздов, Бориса Клюев. Индийская полиция. Сохраненное наследие. — http://proletar.org.ua/artlist/6598/indiiskii-pokhod-lenina-iz-predystorii-sovremennykh-naksalitov

30. Телеграмма о наступлении. — http://www.genocide.ru/lib/barseghov/responsibility/v2–1/0795–0837.htm

31. Сергей Пискунов. Армяно-азербайджанские конфликты 1919–1920 гг. — http://www.hronos.km.ru/sobyt/1919arm.html

32. Инструкция коммунистов. — http://www.genocide.ru/lib/barseghov/responsibility/v2–1/0795–0837.htm

33. Письмо Леграна. — http://www.genocide.ru/lib/barseghov/responsibility/v2–1/0795–0837.htm

34. Хронология событий в Турции за 1920‑й год. — http://www.kultur.gov.tr/RU/BelgeGoster.aspx?1C04EA51480895DAA79D6F5E6C1B43FF04C841C36B5D3393

35. В. Гурко-Кряжин. Армянский вопрос. Статья из Большой Советской Энциклопедии. Изд. 1‑е. Т. 3. М., 1926. С. 437–440.

36. Протокол № 8 (46) заседания пленума ЦК РКП (б) от 29 сентября 1920 г. — http://www.genocide.ru/lib/barseghov/responsibility/v2–1/0795–0837.htm

37. А. Агаронян. Письмо председателю Совета ЛН П. Гимансу от 6 октября 1920 г. — http://www.genocide.ru/lib/barseghov/resp/443–460.htm

38. Заявление А. Скачко. — http://www.genocide.ru/lib/barseghov/responsibility/v2–1/0905–0944.htm

39. См.: Гаянэ Махмурян. Лига Наций и Республика Армения во второй половине 1919–1920 гг. — http://research.sci.am/gmakhmourian/books/League.htm

40. Протокол постановления мирных делегаций РСФСР и Армении. — http://www.genocide.ru/lib/barseghov/responsibility/v2–1/0838–0863.htm

41. Протокол № 4 заседания Политбюро ЦК АКП совместно с членами Кавбюро ЦК РКП (б). — http://www.genocide.ru/lib/barseghov/responsibility/v2–1/0864–0904.htm

42. Радиограмма Г. Чичерина Мустафе Кемалю. — http://www.genocide.ru/lib/barseghov/responsibility/v2–1/0864–0904.htm

43. Телеграмма заместителя Полномочного представителя РСФСР в Армении О. Силина И. Сталину. — http://www.genocide.ru/lib/barseghov/responsibility/v2–1/0905–0944.htm

44. Телеграмма Сталина. — http://www.genocide.ru/lib/barseghov/responsibility/v2–1/0945–0977.htm

45. Приложение к статье. — http://www.kommersant.ru/k‑money-old/story.asp?m_id=1895

46. В. Ленин. Речь на собрании секретарей коммунистических ячеек в г. Москве 26 ноября 1920 г. — Цит. по: Дмитрий Поспеловский. Тоталитаризм и вероисповедание. — http://www.krotov.info/history/20/pospelovs/page23.htm

47. Энтони Саттон. Уолл-стрит и большевицкая революция. — http://www.rus-sky.org/history/library/sutton/sutton1.htm#_Toc520273882

48. Цит. по: Сироткин Владлен. Зарубежные Клондайки России. — http://www.pseudology.org/Sirotkin/6–2.htm

49. Грант Аветисян. К вопросу о «Кавказском Доме» и пантюркистских устремлениях. — http://www.hayastan.ru/Vestnik/vestnik.phtml?var=Arkhiv/1999/1–2/statya30&number=?1–2+1999 т

50. О событиях вокруг советизации в Баку см. подробнее: Теймур Атаев. Начало 1920 года. «Армянский вопрос» в тисках «восточной» политики Ленина. — http://www.azeri.ru/papers/echo-az_info/24427/

51. Разговор Г. Орджоникидзе и В. Трифонова. — http://www.genocide.ru/lib/barseghov/responsibility/v2–1/0905–0944.htm

52. Декларации ревкома Армении. — http://www.genocide.ru/lib/barseghov/responsibility/v2–1/0905–0944.htm

53. ЦГАОР АзССР. Ф. 28. Оп. 1. Д. 99. Л. 115. — Цит. по: http://www.karabakh-doc.azerall.info/ru/arxdoc/ad025.htm

54. Соглашение между РСФСР и Арменией. — http://rudocs.exdat.com/docs/index‑19585.html?page=13

55. Л. Троцкий. Советская Республика и капиталистический мир. Часть II. — http://www.wonder.ru/alex/leon/trotl842.htm

56. И. Сталин. Положение на Кавказе. Беседа с сотрудником газеты «Правда». — http://petrograd.biz/stalin/4–57.php

57. Открытое письмо А. Агароняна Г. Чичерину. — http://karabah88.ru/history/armenia_sovetskaya/08_pyat_predatelstv_sovetskoy_rossii.html

58. Н. Нариманов. Выступление на торжественном заседании Баксовета. — http://www.karabakh-doc.azerall.info/ru/istoch/is011–4.php

59. Сталин И. В. Доклад на X съезде РКП (б). — http://grachev62.narod.ru/stalin/t5/t5_04_1.htm

60. Судьбоносные договора 1813–1997 гг. Сборник документов. — http://www.genocide.ru/lib/treaties/19.htm

61. А. Скачков. Восточный и национальный вопросы. — http://www.genocide.ru/lib/barseghov/responsibility/v2–1/1053–1081.htm#1076

62. Г. Чичерин. Ленин и внешняя политика. — http://leninism.su/index.php?option=com_content&view=article&id=3518: lenin-i‑vneshnyaya-politika&catid=25: memory&Itemid=2.

63. Тезисы Ленина. — http://genocide.ru/lib/barseghov/responsibility/v2–1/1132–1162.htm#1136

64. Цит. по: Джамиль Гасанлы. Шейх Мухаммед Хиябани и провозглашение государства Азадистан. — http://www.memo.ru/hr/hotpoints/caucas1/msg/2011/11/m270631.htm



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.