Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Ислам в современном мире №3 (2006)
07.05.2008

ИСЛАМ В ДИАЛОГЕ КУЛЬТУР


А.А. Корнилов
д. и. н., профессор НГЛУ им. Н. А. Добролюбова

Исламское общество и его модернизация в заявлениях министра иностранных дел Турции Абдуллы Гюля

Современная турецкая дипломатия обращает самое пристальное внимание своих мусульманских партнеров на возможности, которые исламскому обществу предлагают реформы и модернизация западного (США и ЕС) образца. Глава внешнеполитического ведомства Турции А.Гюль в своих официальных заявлениях с подчеркнутой настойчивостью выстраивает довольно логичные концептуальные схемы модернизации традиционного общества стран Ближнего и Среднего Востока. Анализ текстов речей министра иностранных дел позволяет выделить, по крайней мере, три уровня стратегии модернизации.

Прежде всего, в заявлениях А. Гюля за период 2003 — 2005 гг. отчетливо выступает концептуальный, идеологический уровень. Основная мысль турецкой идеологии заключается в том, что исламские ценности и общечеловеческие, так называемые «универсальные», установки концептуально не противоречат друг другу. 15 октября 2003 г. министр иностранных дел выступал на бизнес-форуме Организации Исламская Конференция во время саммита ОИК в Малайзии. Речь А. Гюля началась с тезиса о том, что необходимо разъяснить «понимание и практическое осуществление Турцией политики взаимоотношений ислама и модернизации и объяснить вызов, с которым мы как мусульманские общества сталкиваемся». «Позвольте мне начать, — сказал министр, — с оспаривания слов, записанных в названии сегодняшнего ужина: “Ислам против модернизации”. Я бы не стал рассматривать ислам и модернизацию как конкурирующие концепции. Турецкий опыт и множество иных усилий в мусульманском мире в сфере политики, экономики и социальных отношений опираются на убеждение, что вполне возможно развивать общество по всем направлениям притом, что исламские вера и культура продолжают играть важную роль в личной жизни людей. Наша задача состоит в том, чтобы доказать, что традиционные и моральные ценности могут находиться в совершенно гармоничных отношениях с современными стандартами жизни. Но не только это. Наши ценности могут вносить вклад в развитие и укреплять современный мир. Они даже могут обогащать современные общества»1.

Констатируя трудности, с которыми сталкиваются мусульманские страны в процессе адаптации к глобальным изменениям, А. Гюль посвятил свое выступление турецкому опыту модернизации. Он рассказывал о достижениях правительства Р. Эрдогана, как и подобает официальному лицу. По его словам, кабинет министров Р. Эрдогана поставил задачей доказать способность мусульманского общества достичь путем реформ современного уровня жизни и при этом сохранить религиозную идентичность.

Турецкое правительство осуществило следующие реформы: сократило количество министров с 35 до 23, исправило целый ряд законов, в частности, инициировало новые законы против пыток и религиозной нетерпимости и о доступе к информации. Кабинет Р. Эрдогана объявил о расширении прав граждан в области религии и культуры, установил транспарентность государственных расходов; прочие гражданские права и свободы были расширены2. Турция присоединилась к международным конвенциям против коррупции и, учитывая вышеизложенное, продемонстрировала свое приближение к европейским стандартам государственного и общественного управления. В завершении своего выступления А. Гюль подчеркнул, что общечеловеческие ценности являются универсальными, поскольку ислам также внес свой вклад в развитие и реализацию этих ценностей. Однако эти слова министра оставляют у комментаторов и аналитиков впечатление недосказанности. Если ислам уже внес свой вклад в содержание «универсальных ценностей», тогда в нем состоит мусульманская идентичность как разноплановый феномен? Мусульманскую идентичность можно обнаружить во многих сферах жизни стран Ближнего и Среднего Востока: в экономике, культуре, политике, финансах и международных отношениях. Не «растворяет» ли А. Гюль базовые исламские постулаты в «универсальных»?

Второй уровень турецкой стратегии модернизации — это предметные, очень конкретные предложения, адресованные странам региона Ближнего и Среднего Востока. Турция устами министра иностранных дел открыто заявляет о своей ответственности за будущее региона. Это есть не что иное, как серьезная внешнеполитическая амбиция и заявка на региональное доминирование или преобладание. «Турция чувствует ответственность за достижение лучшего будущего Ближнего Востока, — заявил А. Гюль 22 июня 2003 г. на Всемирном экономическом форуме в Иордании. — Эта ответственность выходит далеко за рамки краткосрочных экономических и политических интересов. Эта миссия имеет гуманитарные и моральные аспекты»3. В условиях, когда США и Европейский Союз двигаются в направлении установления зон свободной торговли с государствами Ближнего Востока, Анкара предлагает своим региональным партнерам определенный свод правил, принципов, следование которым могло бы приблизить мусульманские страны к интеграции в современный, быстро меняющийся мир. А. Гюль назвал в речи 22 июня 2003 г. 12 принципов, которым следует турецкое правительство и которые способны, по его мнению, «гармонизировать» традиционные исламские ценности и обновление, модернизацию, изменение общества.

Турецкие принципы развития общества и государства содержат:

  1. Полное уважение верховенства закона.

  2. Эффективная деятельность судебной системы.

  3. Транспарентность в работе государственного аппарата.

  4. Уважение прав и свобод личности.

  5. Поощрение политического и экономического участия граждан.

  6. Полнокровное равноправное участие женщин в экономике и политике.

  7. Принцип подотчетности.

  8. Борьба с взяточничеством, коррупцией и фаворитизмом.

  9. Предотвращение нецелевого использования ресурсов, контроль всего общества за этой сферой.

  10. Повышение уровня образования.

  11. Соблюдение прав ребенка.

  12. Преодоление прав различий между городом и деревней4.

Указанный перечень весьма близок европейским, а не ближневосточным общественным реалиям. Предлагая региону западные принципы функционирования общества и государства, Анкара оформляет политику «моста» между модернизирующимся западом и стоящим перед лавинообразной глобализацией мусульманским миром.

Соединяя, казалось бы, несовместимые явления, А. Гюль считает, что Турция достигла успеха в гармонизации традиции и обновления. Выступая 28 мая 2003 г. на сессии министров иностранных дел стран ОИК, он уточнил, что движущей силой турецких реформ является «рациональное мышление», то есть, не молитва, а источником усилий — духовные ценности (очевидно, исламский образ жизни). А. Гюль развил идею необходимости «гармонизации». Он утверждал, что турецкий опыт необходим мусульманскому сообществу наций (ОИК) для того, чтобы выработать послание остальному миру. Смысл этого послания выражается формулой «единство в разнообразии». Послание мусульманского сообщества крайне необходимо для предотвращения конфликта цивилизаций, настаивал А. Гюль5. По всей видимости, дипломатия Анкары добивается принятия ОИК турецких принципов общественного развития в каком-либо виде, чтобы побудить исламские, ближневосточные в первую очередь, страны создавать западные модели государственного, политического и экономического устройства6. Первая часть формулы «Единство в разнообразии», очевидно, означает готовность исламского мира вписаться в рамки, в процессы глобализации, а вторая часть обращена к странам Запада, которым придется признать специфичность развития мусульманского общества.

Следует рассмотреть и третий уровень турецкой стратегии и политики модернизации. Он имеет отношение к сфере внешней политики и особенно выпукло проявляется в процессе выработки и осуществления ближневосточной политики Анкары. Ближневосточная политика Турции преподносится как успешный пример сочетания и взаимообогащения традиционных ценностей и модернизации.

Еще в 2003 г., выступая на Всемирном экономическом форуме в Иордании, А. Гюль особое внимание обратил на проекты многостороннего регионального сотрудничества. Решение арабо-израильского конфликта министр связывал, в частности, с инициативой «Вода ради мира», выдвинутой в свое время президентом Турции Т. Озалом. Важным ресурсом представлялось членство Турецкой республики в таких международных институтах, как НАТО, Совет Европы, ВТО, ОЭСР, Организация экономического сотрудничества стран Черноморского бассейна. Обладая таким ресурсом и опытом многосторонних инициатив, Турция поощряет именно многостороннее региональное сотрудничество, которое увязывает проекты политического и экономического свойства вместе. А. Гюль выдвинул в Иордании своеобразный кодекс поведения государств — принципы международных отношений на Ближнем Востоке. Принципы А. Гюля охватывали меры доверия и методы разрешения конфликтов и включали следующее:

  1. Уважение единства и территориальной целостности государств.

  2. Мирное разрешение региональных конфликтов.

  3. Борьба против терроризма.

  4. Нераспространение оружия массового уничтожения.

  5. Транспарентность в военных делах7.

Все эти принципы или правила повторяют хорошо известные требования США и ЕС в области ближневосточной политики. Обратим здесь внимание на первый пункт А. Гюля. Этот первый принцип отвечает не только интересам Турции, но и практически всех государств региона, включая Государство Израиль. Анкара особенно настаивает на принципе территориальной целостности, так как в связи с нестабильностью в Ираке возникла опасность распада этой арабской страны на курдскую, шиитскую и суннитскую части. Распад Ирака как единого государства напрямую угрожает стабильности и территориальной целостности Ирана, Сирии и Турции. Вот почему до сих пор министр А.Гюль защищает тезис о том, что «полная безопасность иракской политической и социальной жизни состоит в способности всех групп [участников внутрииракского конфликта — А.К.] согласовать свои приоритеты и интересы. Наша цель [т.е., цель Анкары — А.К.] — увидеть демократический Ирак, сохраняющий свою территориальную целостность и национальное единство и живущий в мире со своими соседями и процветающий»8. На наш взгляд, первый пункт А. Гюля является традиционным для стран Ближнего Востока, которые внимательно следят за тем. Чтобы территориальный статус-кво не нарушался.

Министерство иностранных дел Турции не скрывает, что страна желает играть ведущую роль в ближневосточных делах и приближать политику государств региона к европейским политическим стандартам. Роль Анкары называется «центральной», в официальном заявлении МИД на сайте ведомства по этому поводу говорится: «Окруженная тремя морями и соединяющая Европу с Азией, Турция обладает уникальной стратегической позицией. Геостратегическое значение Турции происходит из факта ее центрального положения для районов серьезной нестабильности и больших волнений, а также имеющих значительный экономический и энергетический потенциал… Установление мира и стабильности в регионе послужит интересам Турции так же, как и интересам всех стран региона и позволит развивать возможности экономического сотрудничества»9. Именно Турция инициировала, еще накануне американского вторжения 2003 г. в Ирак, регулярные встречи дипломатов стран, соседних с Ираком. Задачей турецких дипломатов было обеспечить сохранение единого Иракского государства с помощью международных механизмов урегулирования конфликтов при определенном консенсусе соседних ближневосточных стран10.

«Единство в разнообразии» — именно по такой формуле Турецкая республика предлагает исламскому миру равноправно участвовать в процессах глобализации. Сотрудничество с неисламским миром не только возможно, но и необходимо, считает А. Гюль, для предотвращения конфликта цивилизаций. Вместо конфликта предлагается диалог, координировать и осуществлять который призвана Организация исламская Конференция. На институциональном уровне ОИК должна сотрудничать с учреждениями Европейского союза, на концептуальном уровне — выдвигать инициативы межрелигиозного и, более широко, межкультурного диалога, в сфере практической политики — активно использовать опыт модернизации турецкого общества. Именно Турция, в этом убежден министр иностранных дел А. Гюль, способна послужить «мостом» и одновременно «воротами» взаимного влияния исламского и неисламского мира. Вышеназванные 12 принципов реформ должны показать западной цивилизации способность стран-членов ОИК к переменам; они, видимо, должны радикальным образом повлиять на снижение волны исламофобии, захлестнувшей ряд стран Европы и Северную Америку в связи с терактами начала XXI века. Идеи, созвучные предложениям А.Г юля, уже прозвучали на чрезвычайной сессии ОИК 8–9 декабря 2005 г. в Мекке. Профессор Э. Ихсаноглу, генеральный секретарь Организации и гражданин Турции, в двух своих выступлениях призвал страны ислама изменить свое отношение к общественным переменам и обозначил принципы требуемых реформ, в основе совпадающими с проектами А. Гюля11. Данное обстоятельство подтверждает широкий масштаб деятельности и продуманность концептуальных проектов турецкой дипломатии, обеспечивающей интересы страны через активное участие и конкуренцию внутри региональных союзов и межправительственных организаций.

ПРИМЕЧАНИЯ

  1. Abdullah Gül. OIC Business Forum during the 10th OIC Summit Meeting Malaysia, 15 October 2003 / Abdullah Gül. Official Web Site. Speeches // www. abdullahgül.gen.tr / EN / news. Asp ? 167.

  2. Ibid.

  3. Abdullah Gül. Turkey's Role in the Middle East. World Economic Forum. Dead Sea / Jordan. Sunday, 22 June 2003 / Ibid // www. abdullahgül.gen.tr / EN / news. asp ? 159.

  4. Ibid.

  5. Abdullah Gül. 30th Session of the Islamic Conference of Foreign Ministers (Tehran, 28 May 2003) / Ibid // www. abdullahgül.gen.tr / EN / news. asp ? 157.

  6. В этом смысле необходимо указать, что в перечень задач министерства иностранных дел Турции входит содействие разработке и осуществлению модернизации страны, помощь в пропаганде турецкого опыта реформ. Об этом А. Гюль говорил 2 мая 2005 г., выступая на заседании в Анкаре, посвященном 85-летию создания МИД Турции. См.: Speech by His Excellently Mr. Abdullah Gül, Deputy Prime Minister and Minister of Foreign Affairs on the Occasion of the Eighty-Fifth Anniversary of the Foundation of the Ministry of Foreign Affairs (2 May 2005)/ Republic of Turkey Ministry of Foreign Affairs // www.mfa.gov.tr/ mfa/ Printer Friendly/ Printer Friendly.aspx.

  7. Abdullah Gül. Turkey’s Role in the Middle East.

  8. Address of H.E. Abdullah Gül, Deputy Prime Minister and Minister of Foreign Affairs of Turkey to the Luncheon Organised by the ATS, New York, 22 September 2005/ Republic of Turkey Ministry of Foreign Affairs // www.mfa.gov.tr/

  9. Turkey’s Relations with the Middle East // Ibid.

  10. Об этом довольно красноречиво говорил А. Гюль в интервью газете «Бахрейн Трибьюн» - Interview Given by H.E. Abdullah Gül, Deputy Prime Minister and Minister of Foreign Affairs to Bahratu Tribune (30 May 2005, Bahratu)// Ibid.

  11. Э. Ихсаноглу призывал в Мекке возвратиться к «умеренности», защищал принципы транспарентности, подотчетности и отстаивал инициативу «Совместное исламское Действие». См. два содержательных выступления генерального секретаря ОИК 7-8 декабря 2005 г.: Speech of H.E. Professor Ekmeleddin Ihsanoglu, OIC Secretary-General before the Third Extraordinary Session of the Islamic Summit Conference. Makkah al-Mukarramah, Kingdom of Saudi Arabia. 5-6 Dhul Qa'adah 1426H (7-8 December 2005)/ The Third Extraordinary Session of the Islamic Summit // www.oic-oci.org/ex-summit/english/sg-report.htm;Secretary-General's Report. New Vision for the Muslim World: Solidarity in Action /Ibid//Ibid.



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.