Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Ислам в современном мире №3 (2006)
07.05.2008

МУСУЛЬМАНСКОЕ ОБЩЕСТВЕННОЕ ДВИЖЕНИЕ И ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ


А. О. Колобов
к. полит. н., ст. преподаватель кафедры политологии факультета международных отношений Нижегородского государственного университета им Н.И. Лобачевского

Мусульманский мир под прицелом американского оружия

При осуществлении своей внешней политики на региональном и глобальном уровнях США широкомасштабно применяют специальные операции, в фокусе которых преимущественно оказываются мусульманские страны. Это стало особенно очевидным после трагедии 11 сентября 2001г. в г. Нью-Йорке и обрело форму тотального контртерроризма.

Президентская директива «О государственной безопасности» 2002 г. обязала всех лиц, принимающих решения (ЛПР) в стране и американский народ в целом к предельной бдительности относительно терроризма в любой форме его проявления. При этом ответственность чиновников и простых граждан перед законом существенно возросла.

В процессе разработки эффективных защитных контртеррористических мер лицами, принимающими решения (ЛПР) США, особо учитываются следующие обстоятельства: «Мир изменился с 11 сентября 2001 года. Мы остались нацией, подвергающейся особому риску атак террористов, и будем пребывать в таком положении в обозримом будущем. Применительно ко всем угрожающим условиям, мы должны оставаться бдительными, полностью готовыми отразить любую террористическую атаку в соответствии с четко определенными критериями угроз. Каждое федеральное агентство и каждый департамент федеральной исполнительной власти ответственны за качественное выполнение специфических защитных мер, учитывающих следующие уровни угроз безопасности страны:

1. Незначительно выраженные угрозы терроризма (зеленый уровень). (Предполагает невысокую степень риска террористических атак, требуя от федеральной власти оперативного выполнения заранее запланированных мероприятий, касающихся, прежде всего, соответствующих тренировок персонала по программам государственной системы наблюдения за состоянием внутренней безопасности и институциализации процесса предупреждения возможных террористических атак с учетом всех регулирующих факторов).

2. Настораживающие условия угрозы терроризма (голубой уровень). (Предполагает наличие общего риска террористической атаки, который не удалось снизить с помощью мер в рамках предшествовавшего уровня угрозы терроризма и предусматривает те мероприятия федеральных ведомств, которые имеют отношение к надежной защите коммуникаций, подготовке чрезвычайных операций и своевременному снабжению общественности информацией, необходимой для укрепления способности людей к действиям против террористов).

3. Повышенный уровень опасности угрозы терроризма (желтый уровень). (Фиксирует значительный риск террористической атаки. В дополнение к мероприятиям предшествующих уровней требует от федеральных ведомств повышенной активности по предотвращению терроризма и значительных координирующих действий по специальным мобилизационным планам).

4. Условия высокой вероятности угрозы терроризма (оранжевый уровень). (Требует существенных согласованных усилий федеральных, региональных и местных властей, а также применения специальных сил государственных вооруженных организаций для защиты граждан и обеспечения их безопасности). 5. Строжайшие (жесткие) условия угрозы терроризма (красный уровень). (Относится к наиболее серьезному риску — варианту с угрозой террористических атак. Настоятельно взывает к дополнительным, более жестким мерам контртеррористического характера по сравнению со всеми предшествующими уровнями угрозы терроризма. Апеллирует к чрезвычайным мерам всех федеральных ведомств и повышает ответственность персонала за безопасность жизненно важных коммуникаций)1.

Таким образом, страна превратилась в откровенно полицейское государство. Демократия, как таковая, оказалась заложницей террористов, организованных в глобальные сети. В активе у правящих кругов США не оказалось ничего, кроме форсирования испытанных методов специальных контртеррористических операций за рубежом и электронного антитерроризма внутри страны. Силовой характер американской геостратегии стал усиливаться, приобретя, на фоне все ухудшающейся военно-политической обстановки в мире, наиболее отвратительные формы, включающие агрессию, интервенцию и оккупацию стран, безапелляционно объявленных «изгоями»2.

Что касается инноваций применительно к контртерроризму в целом, то они, конечно же, обозначились, но весьма причудливо вплелись в контекст новейшего американского государственного строительства, максимально учитывающего противоречия планетарно организованного высокотехнологического информационного общества, являющегося, одновременно, «обществом глобального риска» (Global Risk Society).

Сегодня США, широко применяя спецоперации в мировой политике, фактически ведут четыре войны3.

Первая война — война в Ираке. Ее затяжной характер обуславливает исключительную конфронтационность всех военно-политических методов Соединенных Штатов на Ближнем и Среднем Востоке в рамках антитеррористической коалиции и за ее пределами4.

Второй войной являются действия Соединенных Штатов и их союзников по борьбе с терроризмом в Афганистане5.

Третья война — война на Филиппинах, которую США начали 100 лет назад и не могут закончить до сих пор6.

Четвертая война — война в Судане. Именно туда летом 2003 г. США перебросили контингент военнослужащих с целью опять же борьбы с терроризмом. Фактически же, война в Судане длится с 1962 г.7.

В комплексе своем, все эти войны, осуществляемые США под лозунгом борьбы с глобальным терроризмом, олицетворяют «право сильного» подавлять спровоцированного любым способом «слабого врага»8. Именно поэтому, государственный контртеррор Соединенных Штатов, в исторической ретроспективе выглядит довольно статично, если иметь в виду инструментарий, методы, методику и технологии осуществления всевозможных специальных операций.

Меняются мишени, но не меняется одно: стремление лиц, принимающих решения (ЛПР) в США тайно и явно обеспечить себе лидерство во всем: в мировых финансах, экономике, политике, идеологии. Откровенный гегемонизм оказался присущ и действиям Соединенных Штатов после прискорбных событий 11 сентября 2001 г., когда Дж. Буш мл. определил суть своей доктрины, представившей именно тот вариант государственного контртеррора, который апеллировал исключительно к экстраполяции военной мощи, где бы то ни было.

При этом усугубляющийся американоцентризм в борьбе с международным терроризмом обнаружил многие изъяны глобального управления экономическими, финансовыми, военно-политическими, идеологическими, культурными процессами современного взаимосвязанного мира.

После террористических актов в Нью-Йорке 11 сентября 2001 г. Соединенные Штаты фактически были переведены на военное положение. Президент Дж. Буш мл. охарактеризовал действия террористов не иначе как «агрессию против нашей страны»9.

Практически мгновенно в центре внимания оказались связи движения «Талибан» с «Аль-Кайдой», «штаб-квартира» которой находилась в Афганистане10. Соединенные Штаты официально не признавали «Талибан», который контролировал большую часть территории страны, в том числе те районы, где были расположены базы «Аль-Кайды», в качестве законного правительства Афганистана. Через правительство Пакистана, которое поддерживало с «Талибаном» дипломатические отношения, Соединенные Штаты предъявили ряд требований. Эти требования были официально заявлены в конце сентября во время обращения президента к Конгрессу на совместном заседании обеих палат11. В частности, Соединенные Штаты требовали от «Талибана»: «Выдать властям Соединенных Штатов всех лидеров "Аль-Кайды", которые прячутся на вашей территории. Освободить граждан всех иностранных государств, в том числе американских граждан, которых вы несправедливо заключили в тюрьмы. Защитить иностранных журналистов, дипломатов и представителей гуманитарных организаций в вашей стране. Немедленно и навсегда закрыть все учебные лагеря террористов в Афганистане и передать всех террористов и всех лиц, оказывающих им содействие, в руки соответствующих органов. Предоставить Соединенным Штатам беспрепятственный доступ к тренировочным лагерям террористов, чтобы мы могли убедиться в том, что они прекратили свою деятельность»12.

Президент Дж. Буш ясно дал понять, что никаких переговоров с террористами не будет, и он ожидает немедленного выполнения этих требований. Более того, он недвусмысленно заявил о последствиях отказа от их выполнения: «Они либо выдадут террористов, либо разделят их судьбу»13.

Несмотря на занятую Дж. Бушем мл. «непереговорную» позицию, «Талибан» выразил желание разрешить эту проблему. Однако его просьбы встретили резкий отказ, и американский президент предъявил окончательное официальное требование о сотрудничестве14. На следующий день Соединенные Штаты и Великобритания начали первый этап операции «Несокрушимая свобода», который предусматривал нанесение ударов с воздуха по объектам «Аль-Кайды» и «Талибана». Масштаб и характер этой кампании быстро расширились. Началось проведение наземной и военно-морской операций.

В соответствии со статьей 51 Устава ООН, Соединенные Штаты незамедлительно уведомили СБ о том, что они действуют в порядке индивидуальной и коллективной самообороны15. В своем уведомлении они утверждали, что в их распоряжении имеются «ясные и убедительные доказательства того, что организация "Аль-Кайда", поддерживаемая режимом талибов в Афганистане, играла центральную роль в этих нападениях», и существует «текущая угроза», обусловленная «решением талибского режима разрешить ("Аль-Кайде") использовать подконтрольные ему районы Афганистана в качестве баз для проведения операций»16. Целью военных операций было предотвращение и сдерживание дальнейших нападений на США. Правящие круги также грозно предупреждали о том, что «для самообороны необходимы дополнительные действия в отношении других организаций или других государств. В своем обращении к нации президент Дж. Буш мл. еще раз повторил угрозу, содержащуюся в уведомлении, направленном в ООН в соответствии со статьей 51: "Каждое государство должно сделать выбор. В этом конфликте невозможно занять нейтральную позицию. Если какие-то правительства поддерживают преступников и убийц невинных людей, то они сами становятся преступниками и убийцами. И они ступают на эту тропу на свой страх и риск".17

В целом, действия различных государств после 11 сентября 2001 года свидетельствуют о применимости принципа самообороны к нападениям негосударственных субъектов. «Не было слышно ни одного голоса, — пишет в этой связи американский исследователь М. Шмитт, — заявляющего, что основанное на обычае право на самооборону или положения статьи 51 ограничиваются действиями государств. Напротив, целый ряд признаков — например, применение НАТО положений статьи 5 впервые за все годы существования этой организации — явно указывал на то, что большинство государств рассматривает события 11 сентября как вооруженное нападение, на которое можно ответить в порядке самообороны, причем никто не говорил, что возможность осуществления этого права зависит от того, является ли нападающая сторона государством. Чтобы по этому вопросу не оставалось никаких сомнений, следует заметить, что споров по поводу допустимости самообороны против негосударственных субъектов не возникло и после 7 октября, т.е. после начала оборонительных военных действий против государства и негосударственного субъекта.

Более того, в резолюциях Совета Безопасности, принятых после 7 октября, начали звучать призывы к государствам-членам «искоренить терроризм в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций»18.

Таким образом, пределы использования вооруженных сил в контексте глобального контртеррора оказались очевидными. США, по всей видимости, они никак не устраивали. Более того, именно собственные широкомасштабные контртеррористические действия использовались ими в глобальном масштабе, прежде всего как фактор устрашения и демонстрации мощи. Правящие американские круги, видимо, забыли, что безудержное применение грубой силы способно вызвать адекватный ответ. Своеобразным, весьма жестоким по форме, проявлением последнего являются выступления видных представителей отдельных исламских стран.

«Нас 1,3 миллиарда, — заявил премьер-министр Малайзии М.Мухаммад на открытии Исламской конференции 16 октября 2003 г., — У нас богатейшие запасы нефти во всем мире. У нас огромное богатство. Мы не настолько невежественные, как арабы периода джахилийи (языческого невежества — А.К.), принявшие Ислам. Мы знакомы с тем, как функционируют мировая экономика и финансовая система. Под нашей властью находятся 50 из 180 стран мира. Наши голоса могут создавать или рушить международные организации.

...Сегодня мы имеем существенные активы, которые можем противопоставить нашим недоброжелателям. Нам остается только оценить эти активы и понять, как их использовать для того, чтобы прекратить осуществляемую врагом резню. Это вполне возможно, если мы сделаем паузу для того, чтобы подумать, спланировать, выработать стратегию и предпринять первые самые необходимые шаги...

Из-за своего могущества очевидных успехов (наши враги) стали высокомерными. Все высокомерные, как и разгневанные, люди будут делать ошибки, будут забывать думать.

Они уже начали делать ошибки. И они сделают еще больше ошибок. Для нас — сейчас и в будущем — будут появляться отдельные возможности. Мы должны эти возможности использовать.

Но, чтобы это получилось, мы должны правильно действовать. Риторика хороша. Она помогает сделать явными совершенные против нас несправедливости и, возможно, приобрести некоторую симпатию и поддержку. Она может усилить наш дух, нашу волю и решительность, необходимые для того, чтобы смотреть врагу в лицо. Мы можем и должны молиться Аллаху Всевышнему, поскольку в конечном счете именно Он определит, добьемся ли мы успеха или же потерпим неудачу. Нам нужны Его благословение и Его помощь в наших усилиях.

Но то, как мы будем действовать, и что мы будем делать, будет определять, поможет ли Он нам и дарует ли Он нам победу»19.

Кроме мусульман, протестный (антиамериканский, по преимуществу) потенциал наращивают и другие народы мира, опять-таки подтверждающие правильность известной философской формулы «любому действию есть равное ему противодействие». В конце концов обязательно будут созданы весомые предпосылки к мощному глобальному противостоянию американской силе не только на словах, но и на деле. Глобальный терроризм — лишь один из видов асимметричного протеста народов и стран, уставших от насилия Запада в целом. Именно он, однако, способен обернуться гарантированным возмездием для американских правящих кругов, которые вместе со своими союзниками сознательно ввергли многие государства в состояние хаоса для того, чтобы удобнее было управлять ими во все последующие времена. Ситуация вышла из под контроля, и хаос стал всеобъемлющим, поразив, прежде всего, ключевые структуры глобального управления по-американски, т.е. с ярко выраженным акцентом на государственном контртерроре. Последний, при всей мощи США как супердержавы, может оказаться неэффективным. Из-за меняющейся роли государства в условиях глобализации, неразрешенности проблем государственной безопасности и стратегической стабильности и не предусмотренных ни в каких сценариях коллизий, связанных с противостоянием государства с новейшими сетями (неформальными по сути и потому опасными, непредсказуемыми) глобального терроризма. На наш взгляд, основной причиной данного явления служит запущенность социальных проблем человечества в глобальном масштабе и прежде всего там, разумеется, где терроризм пустил глубокие корни.

Ликвидация насилия, как такового, невозможна без неукоснительного соблюдения всеми на планете принципа справедливости и норм международного права. Если это вдруг случится, то все станет на свои места, и достижение стратегической стабильности на Земле из мечты превратится в реальность в целом мегатренды современной мировой политики не содержат каких-либо серьезных качественных изменений специальных операций на государственном уровне, о чем и свидетельствует опыт США20.

Методика финансирования, планирования, подготовки и управления процессами реализации специальных операций правительством США внутри страны и за рубежом постоянно совершенствуются. Одно условие — неизменно: значительное и все более возрастающее финансирование по бюджету, через специальные фонды разведывательного сообщества.

Нормативно-документальная основа специальной государственной контртеррористической деятельности США постоянно дополняется новейшими инструкциями. Ее характеризует гибкость, относительная открытость для простых граждан.

Практически все инновации в данной области стимулируют главное: мобильность масс и госаппарата, координированность усилий разведывательного сообщества, оперативность во всех ее изменениях и облегчение применения силы, полной решимости в отражении новых вызовов и угроз Америке и ее ближайшим союзникам.

Инструментарий практической реализации имеющихся у правительства США возможностей обеспечения государственной безопасности исключительно в форме операций совершенствуется за счет максимального использования новейших достижений глобальных революций: информационной, экономической, военной. При этом используются всевозможные новейшие системы управления и контроля, включая нанотехнологии, высокоточные приборы электронного слежения, спутниковую связь и пр. В комплексе это и создает технологическое преимущество США на любой стадии развития и осуществления специальных операций. Последние, кстати, несмотря на мощное оснащение (финансовое, материальное, технологическое, историческое), так и не смогли обеспечить главное для человечества: стабильность и устойчивость системы международных отношений в условиях взаимозависимости. Видимо, это качество международно-политической жизни — дело пока неясного будущего для США, продолжающих демонстрацию самонадеянной мощи для руководимых ими структур, терпящих безудержный диктат старшего партнера и для человечества в целом.

Примечания

  1. President's Homeland Security Directive-3 // Special Response. The Leader of Specialized Security / http://www. Special Response com/Homeland.html.

  2. Подробнее см.: Хомский Н. Государства-изгои. Право сильного в мировой политике. Пер. с англ. — М.: Изд-во «Логос», 2003. С. 7-318.

  3. Морозов Е. Четыре войны Соединенных Штатов // Десятина. № 10 (85). 2003, С. 4.

  4. Там же.

  5. Там же.

  6. Там же.

  7. Здесь и далее там же. — А.К.

  8. Проблема информационного обеспечения военных кампаний США в Ираке освещены в кандидатском исследовании Бойцовой Е. E.: Бойцова Е. Е. Информационное обеспечение военных кампаний, организованных правительством США в современных условиях глобализации: сравнительный анализ военно-политической ситуации в Ираке 1991 и 2003 гг.

  9. Указ Президента США № 13,228, 66 Федеральный Регистр 51,812(10 октября 2001 г.).

  10. Общие сведения о движении «Талибан» см. в Rashid A. Taliban: militant islam, oil and fundamentalism in Central Asia (2001 г.); Marsden P. The Taliban: war, religion and the new order in Afghanistan (1998).

  11. Address Before a Joint Session of the Congress on the United States Response to the Terrorist Attacks of September 11 ("Обращение президента к Конгрессу на совместном заседании обеих палат по поводу ответа Соединенных Штатов на террористические нападения 11 сентября"), 37 Weekly compilation of Presidential Documents 1347 (20 сентября 2001 г.).

  12. 12.Ibid.

  13. President's Radio Address (Радиообращение президента США), 37 Weekly Compilation of Presidential Documents 1429, 1430 (6 октября 2001 г.).

  14. Статья 51 Устава ООН предусматривает: «Настоящий Устав ни в коей мере не затрагивает неотъемлемого права на индивидуальную или коллективную самооборону, если произойдет вооруженное нападение на Члена Организации, до тех пор пока Совет Безопасности не примет мер, необходимых для поддержания международного мира и безопасности. О мерах, принимаемых Членами Организации при осуществлении этого права на самооборону, необходимо немедленно уведомить Совет Безопасности, и они никоим образом не должны затрагивать полномочий и ответственности Совета Безопасности, предусмотренных настоящим Уставом, в отношении осуществления в любое время таких действий, какие он сочтет необходимыми для поддержания международного мира и безопасности ». — А.К.

  15. Там же.

  16. Письмо постоянного представителя Соединенных Штатов Америки в Организацию Объединенных Наций, адресованное председателю Совета Безопасности (7 октября 2001 г.), UN Doc. S/2001/ (документ доступен с 18 июня 2002 г.) < http://www.un.int/usa/s–2001–946.htm>

  17. Address to the Nation Announcing Strikes Against Al Qaeda Training Camps and Taliban Military Installations (Обращение к нации с объявлением об ударах по учебным лагерям «Аль-Кайды» и военным объектам «Талибана»), 37 Weekly compilation of Presidential documents 1432 (7 октября 2001 г.).

  18. Шмитт М., Ук.соч., С. 40–41.

  19. Единство мусульман — требование Аллаха. Речь премьер-министра Малайзии доктора Махатхира Мухаммада на открытии 10-й сессии Исламской конференции 16 октября 2003 года // Все об исламе. Общероссийская независимая газета, Москва, № 16 (24), октябрь, 2003, С. 6–7.

  20. Информационно-статистический материал о специальных операциях
    США в политическом континууме приведен в приложениях к данному исследованию. — А.К.



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.