Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Сотрудничество советской дипломатии и мусульманского духовенства СССР в 20 - е годы XX века
16.01.2012

Приложение 6

Конгресс мусульманского мира

Заседание открытия

Заседание открытия «Конгресса мусульманского мира» (My’тамар Исламий) состоялось 26 зуль-када 1344 года (7 июня 1926 года) в зале Конгрессов89, ул. Джиад в Мекке, в 2 часа утра (время арабское) в при­сутст­вии 57 делегатов, 157 приглашенных и представителей прессы90.

Вот список делегатов, представляющих:

Делегация Комитета Халифата Индии (4):

мулла Сулейман эль-Недви, председатель комитета;
мулла Мухаммед Али;
мулла Шавкат Али;
Шоиб Корачи.

Делегация Ассоциации улемов Индии (4):

Мухаммед Кефаятулла, председатель ассоциации;
Ахмед Сеид;
Абдель-Халим эль-Садики;
Бекир Ахмед Осман.

Делегация Ассоциации «Улема эль-Хадис» (4):

шейх Санаулла, председатель ассоциации;
шейх Хамидулла;
шейх эль-Газнави Абдель-Вахед;
шейх Исмаил эль-Газнави.

Делегация ассоциации халифата долины Нила (3):

Мади Абдул Азайем;
Камель Осман;
шейх Мухаммед Мади.

Делегация Асира (3):

шейх Абдель-Азиз эль-Атики;
Тауфик эль-Шериф;
шейх Мухаммед Абу Зейд.

Делегация Явы (4):

Омар Сеид Шокр Аминото;91
Хадж Мансур;
Мухаммед Бакер;
Дженан Таиб.

Делегация ассоциации Иршад Явы (2)92:

шейх Омар Нагуи;
Мухаммед бен-Талеб.

Делегация Палестины (3):

Амин эль-Хусейни, муфтий Иерусалима;
Исмаил Хафиз;
Агжаж Новехед.

Делегация Сирии (3):

Хасан эль-Макки;
Абдель-Гани-бей эль-Кааки;
Багат эль-Битар93.

Делегация улемов Судана (2):

шейх Абул-Касем Ахмед эль-Хашем;
шейх Ибрагим Модатчер.

Делегация Неджда (5):

шейх Абдалла бен-Блейхед;
шейх Хафиз Вахба;
доктор Абдалла эль-Дамлуджи;
шейх Юсеф Ясин;

Хаммад эль-Хатиб.

Делегация Хиджаза (11):

шериф Шараф Аднан;
шериф Хазаа Абу Бтейн;
шериф Али бен-Хусейн эль-Харичи;
шейх Абдалла эль-Шиби;
шейх Абдалла эль-Фади;
шейх Сулейман Кабель;
шейх Сеуд Дашиша;
шейх Ареф эль-Ахмади;
шейх Исмаил Бадир;
шейх Наджиб бен-Беньяб;
шейх Ибрагим Аг.

Делегация мусульман России (7):

Ризаэтдин Фахретдин, религиозный глава из Уфы;
Кашшафетдин Тарджемани из Уфы;
Габдеррахман Гомери из Астрахани;
Тахир Ильяси из Казани;
Мослахетдин Халил из Крыма;
Махди бен-Макул (или Максуд), из Сибири;
Абдель-Вахед эль-Кари из Туркестана.

Египетские улемы Хиджаза, участвующие как делегаты по персональному списку:

шейх Абдель-Салам Хейкал;
шейх Абдель-Захир Абдул Сам;
шейх Махмуд Али Мансур;
Рашид Рида, директор Манара.94

Ровно в 2 часа Его Величество король Хиджаза (Ибн- Сауд, пер.) торжественно вступил в зал, сопровождаемый 21 артиллерийским залпом. Делегаты встали. Шейх Мухаммед Акла прочитал несколько айатов из Корана, потом Хафиз Вахба, советник короля Хиджаза, зачитал послание Его Величества, перевод которого мы даем:

«Во имя Аллаха, Милостивого и Милосердного. Мы встретились, благодаря Аллаху, ведущему нас по правильному пути, так как без его помощи мы на это не способны. Молитва и благословение Аллаха Мухаммаду, посланцу Аллаха на Земле, его родителям, его соратникам и последователям.

Мы вас поздравляем с прибытием и благодарим за участие в Конгрессе.

О преданные мусульмане!

По своей форме и своим задачам ваше собрание яв­ляется первым в своем роде в анналах Ислама. Мы надеемся, благодаря Всемогуще­му, что это могло бы стать хорошим началом, и этот Конгресс бу­дет возобновляться ежегодно в соответствии с божественным словом «Помогите одни другим в богобоязненности, но не помогайте в грехе и вражде95, а также согласно божественному слову «Сговаривайтесь между собой с дос­тоинством»96.

Вы знаете, что в прошлом общественное мнение мусульман не играло никакой роли. Многие государства правили Хиджазом. Были халифы и султаны, проявлявшие некоторый интерес к этой стране. Другие желали лучшего, но не имели успеха из-за невежества. Иные, наконец, ими полностью пренебрегали, включая эмиров, правивших в богохульстве, погрязших в коррупции, эксплуатации жителей и паломников, следуя своим амбициям и капризам. Беда достигла своего апогея, когда не стало турецкого суверенитета, и Хиджаз оказался в руках шерифа Хусейна ибн-Али, последнего из этих эмиров. Его деспотизм, лихоимство, неспособность обеспечить порядок и безо­пасность в стране, тем более что он попал под влияние немусульманских иностранных держав, что подтверждают официальные документы и статьи в «Кибла»97, вызвали глубокое возмущение Ислама. Мы обнаружили в личных бумагах, принадлежавших этому человеку, еще более поразительные доказательства того, что он сам стал агентом определенных иностранных держав.

С другой стороны, мы, соседи из Неджда, были объектом его на­па­док и преступлений. Нас называли вероломными, нам мешали совершать паломничество, подстрекали наш народ против нашей власти. Когда наконец чаша переполнилась и советники, наиболее влиятельные лица Неджда заявили, что религия обязывает нас избавить колыбель Ислама от беззаконий этого человека, мы решили выполнить этот обет и не пожалели никаких жертв, крови и денег для достижения этой цели. Аллах нам даровал в конце концов победу, и в соответствии с обязательством, взятым перед Всемогущим и мусульманами, ми очистили святые места от лихоимства его и его сына.

Мои братья, Вы сами видите и слышали от паломников, которые были перед вами, что безопасность, воцарившаяся во всем Хиджазе, даже между двумя святыми городами, не имеет прецедента в анналах этой страны. В этом вы видите неоднократное проявление Государства сильного и организованного. Мы этого достигли благодаря Аллаху.

Мы с вами едины в этом стремлении к безопасности и к свободе, которая не имеет иных ограничений, кроме законов шариата; мы с вами едины в поддержке вашего Конгресса и ваших советов во всем, что вы предполагаете в религиозных и гражданских интересах Хиджаза; о режиме, который вы согласны установить. Мы вместе с вами стремимся достичь слияния со всем мусульманским миром, установить господство законов Корана в стране, которая заложила основы Ислама, и месте Откровения, очиститься от всех ересей, всех легенд, всех неблаговидных действий, которые там совершались безнаказанно и, наконец, закрепить свою полную независимость и положить предел всем иностранным вмешательствам.

Мы с вами едины в исправлении оплошностей наших предшест­венников, которые оставили родину их религии, страну, из кото­рой вос­сиял свет Истины, во мраке невежества и коррупции.

Мы с вами едины в изучении всех средств, способных сделать святые места лучшим центром исламского образования и культуры, краем, наиболее прекрасным с точки зрения чистоты и гигиены мусульманской страной, более всего предназначенной для возрождения Ислама.

Прежде всего, в этой стране необходимы реформы. Правительство и население Хиджаза крайне нуждаются в помощи и совете мусульманского мира, наиболее опытных и способных к оценке. Уважаемые делегаты!

Вы имеете здесь полную свободу. Для вас нет другого закона, кроме религии. Но большинство из вас не имеет представления о международных отношениях, поэтому они обязаны не соваться ни в международную политику, ни в различия, которые отделяют некоторые мусульманские народы от их правительств, так как эти вопросы локального порядка, интерес к которым ограничивается поименованными народами.

Ритуальные противоречия и различие течений разъединили мусульман. Сосредоточтесь на восстановлении между ними согласия и сотрудничества в главных вопросах и общих интересах и избегайте того, чтобы различия культов или рас стали поводом для раздоров в Исламе.

Аллах сказал: «Держитесь за вервь Аллаха все и не разделяйтесь, и помните милость Аллаха вам, когда вы были врагами, а Он сблизил ваши сердца, и вы стали братьями.

Вы были на краю пропасти огня, а Он спас вас оттуда. Так разъ­яс­няет вам Аллах Свои знамения – может вы пойдете прямым путем! – и пусть будет среди вас община, которая призывает к добру, приказывает одобрение и удерживает от неодобряемого. Эти – счастливы.

И не будьте таковы как те, которые разделились и стали разногласить после того, как пришли к ним ясные знамения; для этих – великое наказание»98.

Мы просим Всемогущего помочь нам всем установить его закон, служить его Храмам и объединить мусульман.

Это послание вызвало аплодисменты. Затем Его Величество король ушел, и заседание начали вести старейший по возрасту шейх Абдель-Вахед эль-Газнави, делегат Ассоциации «Улема эль-Хадис» (Индия), и более молодой делегат, Агтаж Новехед из Палестины, выполнявший обязанности секретаря. Долго дискутировали о выборе председателя Конгресса и способе его избрания. Мулла Мухаммед Али из Индии предложил, чтобы пост председателя был зарезервирован для главы турецкой делегации, в знак новой демонстрации союза между турками и арабами. В конечном итоге это предложение было отвергнуто, и решили, что выборы будут свободными. Перешли к голосованию. Шериф Шараф Аднан, глава делегации Неджда, был избран председателем99. Он выразил свою благодарность собранию. Затем были избраны:

Первый вице-председатель100 Сулейман эль-Недви, председатель Комитета Халифата из Индии;

Второй вице-председатель101 Ризаэтдин бен Фахретдин, глава делегации мусульман России.

Секретарь: Тауфик Шериф, член делегации Асира.

После этого избрали комиссию по проверке полномочий. Тем временем муэдзин провозгласил полуденную молитву. Председатель закрыл заседание и назначил следующее на завтра в 1 час.

Второе заседание

Второе заседание состоялось в зале Конгрессов в Мекке во вторник, 27 зуль-када 1344 года (8 июня 1926 г.) в 2 часа утра (время араб.) под руководством шерифа Аднана.

Заседание открылось с опозданием, так как несколько делегатов ходили осведомиться о здоровье муллы Мухаммеда Али, внезапно почувствовавшего недомогание.

Когда кворум собрался, председатель открыл заседание, и шейх Мухаммед Абу Зейд обратил внимание делегатов на необходимость быть пунктуальными и соблюдать регламент в дальнейшем. Шейх Хасан эль-Макки произнес речь о необходимости единства и согласия. Господин Шоиб Корачи, секретарь индийской делегации, потребовал от руководства, если это возможно, ответа на все вопросы, которые могут быть ему поставлены. Председатель ответил, что он готов ответить на все вопросы по пунктам, включенным в повестку дня каждого заседания. Он предложил сформировать комиссию по разработке устава Конгресса и вторую – для проверки полномочий делегатов. Состоялась дискуссия о языке Конгресса, многие высказывались на английском, другие на урду, третьи по-арабски и т.д. Было решено передать этот вопрос в комиссию по уставу.

Затем была избрана сама комиссия по уставу в следующем составе:

Председатель (председатель Конгресса)
Члены: шейх Абдалла бен-Блейхед — Неджд;
мулла Шавкат Али — комитет Халифата Индии;
Хади Амин эль-Хусейн — Палестина;
шейх Омар Сейд — Ява;
шейх Ризаэтдин — Россия (Фахретдинов);
шейх Кефаятулла — Индия;
шейх Хафиз Вахба — Неджд.

Заседание закончилось в 4 часа, и очередное было назначено на утро следующего дня.

Третье заседание

Третье заседание Конгресса мусульманского мира состоялось в зале Конгрессов в Мекке, в среду, 28 зуль-када 1345 (9 июня 1926 года) 1час 30 мин. утра (по арабскому времени) под председательством шерифа Аднана. Были прочитаны и утверждены протоколы первых двух заседаний.

Шейх Абдалла бен-Блейхед, великий кади (главный судья) Хиджаза и руководитель делегации Неджда в качестве краткого вступительного слова прочитал следующую строфу:

«... и нет добра во многих из их тайных бесед, разве кто приказывает милостыню или доброе дело, или примирение между людьми»102, и призвал делегатов ограничить их дискуссию этими вопросами.

После этого председатель сообщил, что комиссия по проверке полномочий подготовила доклад и может его прочитать. После окончания чтения делегаты обратили внимание на то, что комиссия неправильно создана, стало известно, что один из членов вышел из ее состава и был заменен другим, что незаконно. Последовала дискуссия, потом ассамблея решила признать доклад недействительным и вновь направить его в комиссию, как бы она ни была примитивно сформирована, для возобновления работы.

Затем перешли к изучению проекта устава, выработанного комиссией, избранной на предыдущем заседании.

Шейх Хафиз Вахба, докладчик, приступил к чтению этого проекта. Статьи 1 и 2 приняты единогласно. Статья 3 изложена в следующих словах:

«Очередной Конгресс будет собираться каждый год в Мекке, в период паломничества. В случае, если что-либо будет мешать, собирается в другом месте».

Оживленную дискуссию вызвал второй абзац. Некоторые делегаты требовали его отмены. Другие хотели подчинить созыв конгрессов в другом месте условию, что это будет в независимой мусульманской стране, правитель которой способен поддержать Конгресс силой своего правительства, и где были бы крепки предписания шариата. В конечном итоге было решено модифицировать текст статьи 3 следующим образом:

«Очередной Конгресс собирается каждый год в Мекке, в течение периода паломничества.

В случае препятствий он будет собираться в независимом мусульманском государстве, не подверженном иностранному вли­янию, если же это будет нереализуемо «Бойтесь Аллаха в меру возможного...»103.

Статья 4 перечислила мусульманские страны и количество голосов, которое каждая из них будет иметь в Конгрессе. В порядке исключения из других, которые имеют по 1 голосу каждый, согласились: 3 голоса – Хиджазу в связи с его религиозным значением; 2 голоса – каждой из стран, являющихся независимыми мусульманскими государствами: Афганистану, Персии, Турции, Египту, Неджду и Йемену; 4 голоса – Индии, как стране с самым многочисленным мусульманским населением, 3 голоса – Китаю по той же причине; 3 голоса – Яве и Суматре вместе; 2 голоса – России ( т.е. мусульман России приравняли к независимому мусульманскому государству. — Прим. пер.). Вопрос об этих различиях вызвал весьма живую дискуссию. Шейх Мухаммед Абу Зейд, делегат Асира, потребовал, чтобы все народы имели равные права, равенство всегда было основой Ислама. Он протестует против предоставления 4 голосов — Индии.

Мулла Шавкат Али (Индия) поставил на место этот протест и поддержал текст проекта. Он сказал в частности: «Мы являемся больше, чем сами хиджазцы, «служителями Каабы». Мы отдаем много сил службе Хиджазу и Святым городам. Мы посылали неоднократно делегации в Святые места с целью улучшения положения. Больше того, мы не уклоняемся от принципа равенства. Напротив, мы его поддерживаем. Нас, мусульман в Индии 70 миллионов, Мы представляем примерно четверть мусульман всего мира. Мы имеем, соответственно, право на четвертую часть голосов. Но мы удовлетворяемся четырьмя. Можно ли после этого протестовать? Мы хотим служить больше, чем весь Асир, весь Хиджаз и Йемен вместе взятые. Мы вас любим, и мы не остановимся ни перед какими жертвами в интересах мусульман. Итак, неуместно возражать против текста проекта».

Речь муллы Шавката про­извела глубокое впечатление на присутствующих.

Шейх Блейхед, главный судья Хиджаза, предложил по­благодарить мусульман Индии в следующей форме:

«Конгресс благодарит всех своих индийских братьев за их благородные усилия и преданность Исламу и мусульманам, усилия и преданность не сегодняшнего дня, а известные давно, настолько, что другие делегаты не могут отрицать, что индийцы первыми помогли этой стране и приехали тогда, когда другие народы и не помышляли об этом».

Это предложение было поддержано.

Хиджазские делегаты потребовали, чтобы Хиджазу было предоставлено такое же количество голосов, как и Индии, но это требование было отвергнуто, и текст проекта остался таким, каким был.

Другая дискуссия возникла по поводу содержания статьи 5, касающейся формирования Конгресса. Делегат Асира шейх Абу Зейд, предложил, чтобы отныне делегатами мусульманских государств, комитетов Конгресса за границей, и представителями мусульманских народов допускались личности, замечательно известные пользой, которую они приносят в делах Ислама.

Но муэдзин объявил час полуденной молитвы во время дискуссии, заседание было прекращено и перенесено на завтра.

Четвертое заседание

Четвертое заседание Конгресса мусульманского мира имело место в зале Конгрессов в Мекке, в четверг, 29 зуль-када 1347 (10 июня 1926 года) в 2 часа утра (время арабское) под председательством эль-Саида Сулеймана эль-Недви, вице-председателя конгресса. Шериф Аднан отсутствовал по его просьбе. После чтения и утверждения протокола предыдущего заседания было возобновлено изучение статьи 5 устава и поправки, предложенной делегацией Асира. Возобновилась весьма оживленная дискуссия. Доктор Абдалла эль-Дамалуджи предложил отложить обсуждение устава. Оппоненты поднялись против, потом заседание было приостановлено104 чтобы дать возможность найти поч­ву для согласия. После возобновления было решено, что ассамблея откладывает обсуждение проекта устава, чтобы дать возможность комиссии сообщить текст всем делегатам, которые его изучат перед возобновлением дискуссии. Затем было также решено, что Конгресс не будет собираться на заседание в пятницу.

Шестое заседание

Шестое заседание Конгресса мусульманского мира состоялось в зале Конгрессов в Мекке, в воскресенье 2 зуль-када 1344 (13 июня 1926 года) в 2 часа утра (время арабское) под председательством шерифа Аднана.

После чтения и утверждения протокола предыдущего собрания ассамблея приняла статьи 28–31 устава, потом она решила 36 голосами против 19 вопрос о жаловании (для президента).

Докладчик комиссии объявил затем, что обсуждение проекта устава завершено, статьи, касающиеся бюджета Конгресса должны бытъ включены во внутренний регламент. После этого избрали комиссию инициатив, состоящую из председателя Конгресса, двух вице-председателей Конгресса и членов, избранных из числа делегатов каждой страны, пропорционально числу голосов, которые имеет эта страна.

Результат выборов был следующий:

Индия:

мулла Мухаммед Кефаятулла, шейх Бешир Мухаммед эль-Османи, мулла Мухаммед Али, шейх Санаулла;

Хиджаз:

шейх Сулейман Кабель, шейх Абдалла эль-Шиби, шейх Сеуд Дашиа;

Асир:

шейх Абдель эль-Атики;

Россия:

Кашшафетдин, Мослахетдин (+ Фахретдин, как вице-пред­седатель);

Ява:

Омар Сейд, Дженан Тайеб, Хадж Мансур;

Судан: шейх Ибрагим Модатчер.

Было решено, что комиссия инициатив соберется после полудня, чтобы изучить вопросы, входящие в ее компетенцию.

Заседание было закончено в 6 часов 30 минут и следующее назначено на завтра в то же время.

Седьмое заседание

Седьмое заседание Конгресса мусульманского мира состоялось в зале Конгрессов, в Мекке в понедельник, 3 зуль-када 1347 года (14 июня 1926 года) под председательством эль-Саида Сулеймана эль-Недви (Индия) вице-председателя, поскольку шериф Аднан отсутствовал. Протокол предыдущего заседания был прочитан и утвержден.

Затем ассамблея занялась изучением предложений, которые комиссия инициатив решила передать Конгрессу.

Санитарные вопросы

Вот первое предложение, внесенное саидом Амином эль-Хусейном, делегатом от Палестины:

Считая, что санитарное состояние Хиджаза очень отстало, что средняя смертность в период паломничества является беспримерной для других стран и что принципиальной задачей Конгресса является улучшение санитарного состояния Хиджаза, он предложил:

«1. Чтобы хиджазское правительство создало сани­тарно-техни­чес­кую комиссию в целях всеохватывающего и детального изучения санитарной ситуации;

2. Чтобы названная комиссия предложила правительству свой доклад и результаты своего исследования, а также предложила средства улучшения положения, и способы их немедленного применения.»

Затем Амин эль-Хусейн поднялся и подкрепил свое предложение, процитировав статистику. Он сказал, что во многих случаях более 10000 паломников умирают в течение одного сезона паломничества. В иные сезоны цифра доходит до 15000. Это, завершил он, цифра страшная. Затем необходимо заметить, что улица эль-Массаа, по которой проходит часть церемониала паломничества, отвратительно мерзостная, полна паршивых собак, находится в невыносимом состоянии.

Он добавил:

«Паломники прибывают в Мекку со всех концов света, и державы могут однажды вмешаться в этот вопрос, который возбудит их граждан, и которому они придадут международный характер. Тем более, что Лига На­ций уже посылала комиссию на места. Доклад этой комиссии неблагоприятен и показывает, что державы хотят использовать санитарный вопрос как предлог для вмешательства в дела Хиджаза. Таким образом, мы должны серьезно заняться этой проблемой и избавить Хиджаз от опасности, которая ему угрожает. Без сомнения, нынешняя ситуация – результат многовекового пренебрежения. Но недопустимо ее продолжать. Нынешнее правительство должно принять на себя значительное бремя действия, по крайней мере, налоги, которые позволили бы создать карантинную службу.

Доктор Абдалла эль-Дамлуджи (Неджд) ответил, в частности:

«Я согласен, что санитарное состояние Хиджаза оставляет желать много лучшего. Но, уважаемые коллеги, сигнализируя о плохом, не мы определяем средства. Санитарная реформа требует много затрат, а возможности Хиджаза ограничены. Будет нелогично, если нынешнее правительство направит все свои средства или большую их часть на санитарные дела в ущерб другим отраслям управления. В Хиджазе заинтересован весь мусульманский мир. Необходимо, чтобы мусульмане приняли участие в санитарной реформе. Доходы Хиджаза не в состоянии справиться с этой задачей. Слово теперь за мусульманским миром».

Шейх Юсеф Ясин (Неджд) сказал:

«Правительство не пренебрегает данным вопросом. Выделяется столько денег, сколько позволяет бюджет. Отсутствие организации средств коммуникации является причиной большого числа смертей, большинство из них – это солнечный удар. Итак, необходимо создать удобное сообщение между Джиддой и Меккой, и между Меккой и Мединой, это и есть база всей санитарной реформы.

Мулла Шавкат Али (Индия), сказал:

«Я много занимался этим вопросом. У меня создалось ощущение мрака с этой точки зрения. Но то, что было сказано, пролило некоторый свет. Я хотел бы, однако, знать более детально о доходах и расходах правительства, кредитах на санитарные вопросы, наконец, мы были бы совсем осведомлены, и знали бы, что мы должны делать. Я уверен, что паломники, если они будут знать эти детали, не уклонятся от участия в улучшении состояния святых мест. Мы хотим знать точно потолок суммы, которую каждый платит, начиная с прибытия и до отъезда из этой страны. В течение прошедших лет паломники платили несколько миллионов, чтобы обеспечить безопасность, и эти миллионы были настолько плохо потрачены и плохо использованы, что позор за это падает на всех мусульман, так как иностранцы могут сказать, что мы не способны улучшить санитарное состояние.

Я поддерживаю предложение, которое нам прочитали, и без сомнения, правительство способно что-то сделать. Я требую точных деталей, чтобы каждый мог внести свой вклад.

Паломник прибывает в эту страну, и если он заболеет, он не найдет никого, кто мог бы ему помочь. Если он вернется в Харам, чтобы помыться, он не найдет средств, не найдет ни приличной воды, ни чистых кабинетов, это вещи второстепенные, требующие только немного серьезного внимания, чтобы быть принятыми к исполнению. Все паломники, прибывающие в эту страну, возвращаются недовольными. В завершение я повторяю, я поддерживаю предложение палестинского делегата, но я требую деталей, чтобы знать, что мы должны дать. Паломники готовы платить налог, чтобы обеспечить здоровье и спокойствие. Если детали от нас скроют, тем хуже. Это будет для нас означать, что это правительство не лучше предыдущего».

Шейх Санаулла (Индия) сказал, что плохое санитарное состояние настолько очевидно, что нет необходимости ни доказывать, ни дискутировать.

Шейх Юсеф Ясин (Неджд):

«Правительство Хиджаза делает все, что может для улучшения санитарного состояния страны. Специальных кредитов для этого не предназначалось. Требуют у государственной казны вложить в службу гигиены, все, что считается необходимым. Я не скрою от вас, что доходы Хиджаза не достигли и 350000 фунтов. Вообразим все, что правительство могло выбить с таможни, карантинных налогов, налогов на верблюдов и т. д. Из этого итога большая сумма была выделена на обеспечение общественной безопасности. Что осталось для образования, гигиены и других общественных нужд? Правительство израсходовало в этом году 50000 фунтов на санитарные вопросы. Это разбазаривание средств при бюд­жете 350000. Общественная безопасность – проблема бо­лее важная, долг правительства защитить паломников. Около 200000 фунтов было израсходовано на эти цели. Остатка бюджета не хватит для других реформ. Вот почему я поддерживаю предложение Амина эль-Хусейна и требую, чтобы оно было передано в исполнительный комитет, для изучения и принятия необходимых мер».

Доктор Абдалла эль-Дамлуджи:

«Нынешнее правительство желает вводить новые налоги на паломников. Известно, что надо делать, чтобы улучшить санитарную ситуацию. Но средства отсутствуют. Если мусульманский мир реально озабочен этими реформами, остается только платить средства, требуемые для их реализации».

Мулла Мухаммед Али (Индия):

«Мы имеем право требовать от правительства детали о способе расходования налогов, взимаемых с паломников. Когда турецкое правительство было здесь, мы ему предъявляли подобные требования, во всяком случае, оно обеспечивало порядок в стране. Итак, я прошу современное правительство прекратить акты агрессии против паломников, которые посещают кладбища и мавзолеи.

Голос: «Вы говорите конкретно».

Шейх Сулейман Кабель (Хиджаз):

«Нынешнее правительство исполняет свой долг обеспечения общественной безопасности. Оно делает в этом вопросе больше, чем все предыдущие правительства. Скажут, что мы находимся в эпохе Омара бен Абдель Азиза. Правительство хорошо примет любую делегацию, которая захочет помочь реализовать не важно какой из проектов реформ. Что касается требования к правительству сообщить свои доходы, это недопустимо. Оно не парламентское правительство и мы не парламент. Едва шесть месяцев оно здесь, следовательно, вы не имеете права обрушивать на него всю эту критику за момент, в который оно обеспечило, как вы сами видите, поддержку безопасности в стране».

После короткой дискуссии Амин эль-Хусейн, автор предложения подвел итог:

«Есть реформы, не требующие много денег, например, улучшение улицы эль-Массаа и изгнание собак, которые там находятся. Что же касается других проектов реформ, согласимся, что паломники добровольно примут участие в необходимых расходах в интересах их здоровья. В завершение он сказал, что нет ничего экстраординарного в требовании сообщить конгрессу доходы и расходы правительства. Все государства имеют обыкновение публиковать все подробности их бюджетов».

В конечном счете, ассамблея приняла предложение и решила передать его в правительство.

Вакуфы105 в Святых городах

Затем Конгрессу представили предложение шейха Абдель-Азиза эль-Атики (Асир) по вопросу о дарах и доходах от земель, подаренных Исламу, поступающих из-за рубежа в Святые города. Говорят, в частности, что эти средства не расходуются должным образом. Часть должна быть вложена в основание двух индустриальных школ, одна в Мекке, другая в Медине, вторая часть должна быть использована для создания приюта и сиротского дома.

Представляя это предложение, докладчик комиссии инициатив, предложил передать его изучение подкомиссии улемов, нагрузив ее, кроме того, поручением собрать все документы, касающиеся вакуфов Святых городов как в самом Хиджазе, так и в других мусульманских странах. Эта подкомиссия представит свой доклад конгрессу.

Что касается милостыни, прибывшей с <Махмаль>106, она будет распределена в этом году, как обычно.

В дискуссии, которая возникла после этого, выяснилось, что способ распределения варьируется правительством. В связи с этим ассамблея решила снова направить данное предложение в комиссию для более обстоятельного изучения.

Обсуждением было вызвано следующее предложение шейха Юсе­фа Ясина:

«Считая, что Хиджаз является общей частью Ислама, и что эта общая часть нуждается в новых общественных работах для улучшения, я предлагаю, чтобы была сформирована комиссия с поручением установить точную статистику вакуфов Святых городов и чтобы Конгресс усилил взыскание прибыли с этой собственности для вложения в улучшение состояния Святых мест».

Это предложение вызвало маленькую дискуссию.

Доктор Абдалла эль-Дамлуджи (Неджд) сказал, что так как большинство объектов церковной собственности находятся в Турции, целесообразно отложить изучение этого предложения до прибытия турецкой делегации.

Шейх Рашид Рида сказал:

«Это предложение подняло один очень старый вопрос. Я много писал об этом. В результате многочисленных поисков, которые я провел, мне стало известно, что доходы от вакуфов в пользу Святых городов весьма многочисленны. Они покроют всю иностранную помощь и их хватит на осуществление всех желаемых реформ. К несчастью, доходы от этих вакуфов промотаны и не могут быть использованы по назначению. Мне сообщили, что доходы от вакуфов, установленных в Тунисе и Алжире в пользу святых городов, были собраны и вложены в мечеть, построенную в Париже, с помощью которой Франция надеется улучшить свою репутацию в мусульманских странах.

Следовательно, я предлагаю, чтобы Конгресс, приступая к изучению данного вопроса, опирался на помощь комитетов Конгресса в различных мусульман­ских странах».

Заседание было прекращено в полдень, и продолжение дискуссии имело место на следующий день.

Восьмое заседание

Восьмое заседание Конгресса мусульманского мира состоялось в зале Конгрессов в Мекке, во вторник, 4 зуль-када 1347 (15 июня 1926 года) в 8 часов( время арабское) под председательством шерифа Аднана, председателя конгресса.

После чтения и утверждения протокола предыдущего собрания ассамблея снова принялась обсуждать вопрос о вакуфах святых городов.

Вакуфы Святых городов (продолжение дискуссии)

Махди Абдул Азайем (Египет):

«Только правительство может переписываться с правительствами в странах, где созданы вакуфы в пользу Святых городов. Следовательно, я предлагаю, чтобы Его Величество король Хиджаза обратился к другим правительствам по этому вопросу».

Шейх эль-Могейреби: «Я поддерживаю предложение».

Шейх Абу Зейд (Асир): «Мы должны сначала наладить учет вакуфов Святых городов. Затем мы изыщем средства снова вступить во владение этими вакуфами».

Шейх Абдалла эль-Шиби (Хиджаз): «Я предлагаю, чтобы Конгресс или правительство Хиджаза обратилось к другим государствам с вопросом о состоянии вакуфов, учрежденных на их территориях с точки зрения прибыли Святых городов».

Шейх Мандеи Харун107: «Я предлагаю сформировать в Хиджазе Министерство вакуфов, задачей котрого было бы осведомляться о вакуфах и взимать доходы».

Амин эль-Хусейн (Палестина): «Я убежден, что задача могла бы быть выполнена исполнительным комитетом Конгресса, которому комитеты Конгресса в различных мусульманских странах помогут наладить точный учет вакуфов Святых городов. Наладив этот учет, комитет предпримет полюбовные демарши для взимания доходов с вакуфов. В случае неуспеха, можно будет обратиться в суды».

Шейх Юсеф Ясин: «Предложение, которое мне представляется допустимым: во-первых, налаживание точного учета вакуфов Святых городов и, во-вторых, возвращение обратно прибылей от этих вакуфов. Я хочу отметить, что эти доходы должны быть израсходованы, «следуя их законному предназначению», это означает, что доходы должны производиться в соответствии с требованиями шариата и условиями, поставленными учредителями вакуфов».

Мулла Мухаммед Али (Индия)108: «Надо сообразовываться с ус­ловиями, поставленными учредителями; с другой стороны, в будущем никто не будет учреждать вакуфы, если эти условия, сообразованные с шариатом, не будут уважаться. Я вам напомню историю курицы с золотыми яйцами. Циркулирует много историй по поводу богатых, которые кушают добро бедных.

Основной вопрос – это разыскать эти вакуфы, узнать условия, получающих выгоду и нынешнее состояние. Эти поиски должны быть свободными. Это способ, который поможет мусульманскому миру принять в них участие, чтобы достичь желаемой цели. Если бы я был королем, я не имел бы никаких возражений против этого предложения. И нам позволено знать истину по этому пункту, мы должны отодвинуть в сторону все личные интересы, или, если речь идет о правительстве, частные и коллективные. Мы не должны ничего требовать от правительства Хиджаза прежде, чем исполнительный комитет изучит вопрос и представит свой доклад на будущий Конгресс. Это должно быть единственное решение, принятое нынешним конгрессом. Второй шаг должен будет сделать следующий конгресс».

Шейх Юсеф Ясин (Неджд):

«Я согласен с шейхом Кефаятуллой (Индия) и предлагаю изложить мое предложение в следующей форме: «Конгресс исламского мира решил поручить исполнительному комитету вести точный учет вакуфов Святых городов, предпринять необходимые демарши, чтобы вер­нуть доходы названных вакуфов для расходования соответственно их законному предназначению и сообразно условиям, установленным учредителями вакуфов и не противоречащим шариату».

Ассамблея поддержала это предложение и сказала да­лее,109 что предложение шейха Абдель-Азиза эль-Атики дублирует уже принятое, и больше нет оснований его рассматривать.

Различные предложения.

Различные предложения были затем рассмотрены и направлены в исполнительный комитет для изучения, а именно:

1. Формирование комиссии для изучения вакуфов Харама и использования их доходов для полезных реформ.

2. Создание сиротских домов и народных школ в Мекке.

3. Организация в Мекке коммерческой выставки продукции мусульманского мира.

4. Реформа образования в Хиджазе через основание:

а) начальных школ в Мекке, Таифе, Джидде, Медине;

б) средних школ;

в) теологической школы110

Железная дорога Хиджаза

Амин эль-Хусейн (Палестина) зачитал следующее предложение:

«Принимая во внимание, что задачей Конгресса является именно развитие средств коммуникации, облегчение паломничества, устранение препятствий, которые мешают отправлению религиозного долга;

Что железная дорога Хиджаза является вакуфом мусульман, построенным благодаря их средствам, что акт учреждения этого вакуфа находится в архивах исламского <Мешиаката>111 Константинополя, и оттоманского Министерства вакуфов;

Что целью строительства этой железной дороги, которая стоила мусульманам много крови и многих миллионов фунтов, было облегчить сообщение между Святыми городами и многими мусульманскими странами;

Что долг всех мусульман заботиться об этом большом мусульманском вакуфе, из которого большинство паломников должны извлечь выгоду;

Что Лозаннская конференция, собравшаяся в 1923 году, признала религиозный характер этой железной дороги и что английское и французское правительства опубликовали 27 января 1923 года совместную декларацию, касающуюся создания исламского совета, заседающего в Медине, на который будет возложена миссия давать необходимые советы по эксплуатации железной дороги Хиджаза и ее содержанию;

Что мусульманский мир возлагает большие надежды на нынешний конгресс;

Предлагаю, чтобы Конгресс решил:

1. Что исполнительный комитет Конгресса и правительство Хиджаза, как от своего имени, так и от имени Конгресса обратятся к правительствам Сирии и Палестины и потребуют от них переуступки частей этой железной дороги, находящихся в Сирии, Палестине и Трансиордании;

2. В случае неуспеха можно будет обратиться в Лигу Наций;

3. Если этот новый демарш не даст результата, мож­но будет апеллировать в международную палату справедливости в Гааге;

4. Что после принятия во владение всех участков сети, будет учрежден Генеральный исламский совет по ее эксплуатации.

Амин эль-Хусейн (Палестина):

«Я не думаю, что есть нужда настаивать на важности этого вопроса – железная дорога Хиджаза. Заслуга принадлежит султану Абдул Гамиду. Паломнику из Сирии или из соседних стран нужно 50 дней, чтобы дойти из Дамаска в Мекку, и столько же, чтобы вернуться. Те, кто идет издалека, затрачивают целый год. Первый камень железной дороги был заложен в Мзерибе (Хоран) в 1316 году хиджры (1895 год). Основные работы начались год спустя. Общие расходы составили 5012398 турецких ливров112, собранных по подписке, что сравнительно мало, если учесть протяженность пути, и абсолютно пустынные безводные районы, которые он пересекает. Если бы оттоманское правительство не привлекло к проведению работ войска, нищенски оплачиваемые, расходы возросли бы вдвойне. Многие из солдат умерли. С другой стороны, зная, что речь идет о богоугодном деле, поставщики и предприниматели проявили себя очень хорошо. В итоге, эта железная дорога является плодом усилий всей мусульманской нации, и одним из лучших ее произведений.

Работы были начаты одновременно в Дамаске, Хайфе и Мзерибе. В 1324 году. (1902 по христианскому календарю), т.е. через семь лет, линия достигла Медины, несмотря на отсутствие воды, протяженность пути, трудности территории, бедность Турции. Проект предполагал продолжение пути до Рабежа, потом Мекки и из Мекки в Джидду. Но лишение власти Абдул-Хамида провалило этот проект. Правительство юнионистов113 пыталось возобновить этот проект и завершить его перед войной. Послали инженеров в Хиджаз, заказали очень большое количество рельс и материалов в Европе. Работы уже должны были начаться, когда разразилась великая война, заставившая от них отказаться.

Линия составляет 1307 километров главного пути и 652 километра ответвлений, т.е. в общем 1959 километров.

Об издержках озаботились следующим образом:

1. Средства по подписке, которые стекались из всех мусульманских стран.

2. Налоги, учрежденные в пользу этой железной дороги и которые продолжают взыскивать в Палестине в гербовый сбор Хиджаза.

3. Доходы от ее эксплуатации, которые были очень велики. Я приведу вам один пример: 2 года тому назад, когда предыдущее правительство Хиджаза вернуло в более или менее хорошее состояние часть линии и эксплуатировало ее в течение нескольких месяцев между Мааном и Мединой, оно получило 40000 фунтов, несмотря на малое число паломников и плохое состояние пути. Итак, если все участки будут восстановлены и приведены в состояние нормального функционирования, доходы будут значительны.

 4. Концессии, карьеры, территории, предоставленные оттоманским правительством в пользу железной дороги, и те, дарование которых было санкционировано фирманами, (указами султана).

В эпоху оттоманского правительства железная дорога Xиджаза имела абсолютно автономный бюджет, так как это было установлено для мусульманских вакуфов.

Был создан сначала административный совет, находившийся в Константинополе, после различных изменений он был преобразован в Министерство вакуфов.

Когда союзники овладели Сирией и Палестиной, основные части пути были в хорошем состоянии. Основные неисправности начинались только к югу от Аммана. Механизмы, мастерские, локомотивы, пассажирские и товарные вагоны, все перевозочные средства были первого класса, сравнимые с лучшими образцами Европы.

Вот перечень того, что осталось на данный момент: 120 локомотивов 1200 товарных вагонов, 100 пас­сажирских, 20 платформ, некоторое количество цис­терн и т. д.

Во-вторых имеется: в Иерусалиме – большая, очень хорошо оснащенная мастерская, депо и ремонтная мастерская; в Дераа – общая мастерская и депо; в Саттахе – депо; в Аммане – депо; в Хайфе – депо и общая мастерская.

В начале оккупации союзников Хиджазская железная дорога была разделена на три части:

1. Палестинский участок, который англичане взяли и передали дирекции железных дорог Палестины;

2. Сирийский участок передан арабскому правительству, созданному в регионе Восток Сирии.

3. Хиджазский участок принадлежал правительству Хиджаза.

Что касается мастерских, материалов и т.д., они также были разделены между регионами, где находились.

Правительство Хиджаза не хотело отделять хиджазский учас­ток от сирийского. Оно поддерживало уни­фикацию линии, руководство которой должно было оставаться в руках Сирии. В 1919 году впервые после войны поезд, вышедший из Медины, прибыл в Дамаск. Но невозможно было сделать движение поездов регулярным, как раньше. И такое положение сохранялось до падения эмира Фейсала и вступления французов в Дамаск. Это было, по-моему, в июле 1920 г. Они тут же взяли в руки все службы. Они ликвидиро­вали ди­рек­цию Хиджазской железной дороги (состоявшую из сирийцев, которые улучшили состояние пути и хозяйства, и начали получать хорошие результаты) и доверили ее экс­плуатацию французской компании, названной «Дамаск – Гама». Несмотря на военную оккупацию, население активно протестовало против этого грабежа, но безрезультатно.

Когда образовалось правительство Трансиордании, оно завладело частью линии, протянувшейся между Нессибом и Мааном, длиной 323 километра, прежде входившей в Хиджазский участок. Было учреждено местное управление для эксплуатации этой линии., но ничего сделано не было, и эту эксплуатацию передали дирекции железных дорог Палестины. В Хиджазе король Хуссейн восстановил часть линии, находившуюся на его территории, отнял у дирекции железных дорог Палестины отрезок Амман – Маан (237 километров), оставив в руках последней только часть Нессиб – Амман, которая принадлежала правительству Трансиордании. В течение одного года перевезли в Медину более 4000 паломников, и общие доходы составили, как я уже говорил, 40000 турецких ливров114 золотом. восстановление пути продолжалось до полного истощения ре­сурсов. Как только Маан и Акаба отошли в 1925 году Трансиордании, дирекция па­лестинских железных дорог воспользовалась возможностью, чтобы до­брать­ся как можно дальше, наложив руки на южный хиджазский участок, вплоть до станции Медавара, на полпути между Мааном и Табуком. В настоящее время Хиджазский участок начинается в Медаваре, находящейся на 577 километре, и заканчивается в Медине, на 730 километре. В этой части существуют депо и мастерская в Медейин Салехе, депо в Медине, где находятся 3 локомотива и три десятка неисправных вагонов.

В 1923 году в Лозанне прошли переговоры между Турцией и союзниками. Исмет-паша, турецкий делегат, открыто заявил, что железная дорога Хиджаза является мусульманским вакуфом, построена на деньги мусульман, и это должно быть учтено. Но конференция ничего не сделала в этом направлении. Между тем англичане и французы были согласны сформировать административный совет, который должен был находиться в Медине, заниматься восстановлением состояния и эксплуатацией этой железной дороги.

Если бы в этот момент Аллах позволил мусульманам иметь в Лозанне представителя для защиты своих прав, нет сомнения, что Совет был бы сформирован, и он защитил бы эту собственность мусульман от грабительских поползновений сионистов Палестины и компании «Дамаск Гама э пролонжеман» Сирии.

Высший исламский совет Иерусалима потребовал у британского верховного комиссара текст совместной декларации английского и французского правительств, касающейся железной дороги Хиджаза, на что был получен следующий официальный ответ, датированный 11 февраля 1924 года.

Вот текст франко-британской декларации от 24 января 1923 года по вопросу о создании исламского совета с поручением ему выработать мнение по поводу эксплуатации и содержания железной дороги Хиджаза:

«Французское и британское правительства, желающие признать религиозный характер железной дороги Хиджаза, заявляют от имени Сирии, Палестины и Трансиордании, что они настроены поддержать создание консультативного совета, поручив ему заниматься всеми частями хиджазской железной дороги, существующими в Сирии, Палестине Трансиордании и Хиджазе, и давать все рекомендации в целях сохранения этой железной дороги и улучшенных средств перевозки паломников.

Совет будет сформирован из четырех членов – мусульман, назначаемых соответственно от Сирии, Палестины, Трансиордании и Хиджаза. Совет избирает своего председателя, и двух других членов, выделенных от других мусульманских стран, заинтересованных в паломничестве. Совет будет размещаться в Медине.

Его рекомендации не должны противоречить международным санитарным конвенциям.

Франция и Великобритания заявляют, во-вторых: что касается частей железной дороги, находящихся в Сирии, Палестине, Трансиордании, все барыши, полученные после платежей, связанных с эксплуатацией, будут перечислены в резервный фонд, предназначенный для содержания и усовершенствования всей линии, и что весь возможный остаток после расходов на содержание и усовершенствование будет использован в помощь паломникам.»

Таково прошлое и настоящее Хиджазской железной дороги. Я думаю, что после этого доклада уважаемая ассамблея не колеблясь поддержит мое предложение.

Мулла Шавкат Али:

«Я всеми силами поддерживаю это предложение. Я благодарю его автора, как благодарю палестинцев за их действия, которые они развернули для возвращения Хиджазской железной дороги. Я их благодарю за этот джихад, так как это джихад за Религию и за Аллаха. Они действовали в соответствии со словом Пророка, который нам сказал «Вытащите евреев и христиан из Аравии». Мы должны дать понять Европе, что мы непоколебимо полны решимости по этому пункту. Мы должны во всеуслышание протестовать, если Европа примет позу, враждебную Исламу и мусульманам.

Здесь мы довольствуемся разговорами. Но мы должны, наконец, действовать. Мы должны достигнуть цели или умереть. Я вам клянусь, я беру Аллаха в свидетели, что по возвращении в мою страну, я разработаю программу действий и начну джихад. Я хотел бы, чтобы все делегаты, здесь присутствующие, хиджазцы, сирийцы, представители Неджда, палестинцы, яванцы и русские, сделали то же самое в своих странах соответственно для того, чтобы склонить европейские правительства к признанию прав мусульман. Нам недостаточно разговоров, нужны действия».

Предложение Амина эль-Хусейна было поддержано единогласно и решение ассамблеи было подписано руководителями всех делегаций, чтобы сообщить заинтересованным правительст­вам.

Затем заседание было закрыто, чтобы возобновиться на следующий день.

Девятое заседание

Девятое заседание Конгресса мусульманского мира состоялось в зале Конгрессов в Мекке 5 зуль-хиджа 1344 (16 июня 1926 года) в 2 часа 30 минут (время арабское) под председательством шерифа Аднана, председателя Конгресса.

После чтения и утверждения протоколов предыдущего заседания решили доверить комиссии, в состав которой вошли шейх Рашид Рида, Амин эль-Хусейн, шейх Кефаятулла, шейх Исмаил Хафиз, шейх Абдель-Рахман Салам, поправить, исключительно с точки зрения языка, устав конгресса, чтобы придать ему безупречную форму, и присоединить к этой миссии господина Амина Рафел- бея в качестве законника, чтобы четко сформулировать названный устав юридически и вновь представив устав ассамблее, исключить двойную работу.

Независимость Аравии

Мулла Мухаммед Али (Индия):

«Я с первого дня представил в комиссию инициатив предложение, касающееся независимости Аравии, и хотел бы, чтобы оно было обсуждено первым, принимая во внимание, что мусульманский мир интересуется этим вопросом. Комиссия его отложила для того, чтобы дать иную форму. Но только вчера ее стали обсуждать серьезно. И чтобы должным образом уладить этот вопрос, я хотел бы, чтобы Конгресс изучил мое предложение сегодня. Председатель объяснил невозможность обсудить его в комиссии тем, что присутствовало только 11 членов из 24. Я возразил, что в уставе не зафиксирован кворум специально для комиссий. Я прошу председателя ответить, тем более что устав допускает созыв делегатов 6 мусульманских стран из 24, чтобы Конгресс был признан действительным».

Шейх Юсеф Ясин (Неджд): «Желают ли наши уважаемые коллеги терять время?»

Мулла Мухаммед Али (Индия): «Я обращаю внимание ассамблеи на то, что этот вопрос является одним из наиболее важных».

Председатель: «Конгресс собрался для того, чтобы изучить вопросы, интересующие мусульман».

Мулла Мухаммед Али (Индия): «Члены комиссии, которые от­сутст­вовали, являются как раз именно делегатами арабских стран; их отсутствие, таким образом, стало поводом к тому, что­бы предложение не могло быть рассмотрено, поскольку оно ка­сается Аравии».

Шейх Юсеф Ясин (Неджд): «Откладывая обсуждение соглашения, связанного с Аравией, комиссия хотела сначала серьезно изучить его. С другой стороны, вы знаете, что делегация имама Йахья будет участвовать завтра в работах конгресса, так же, как и делегации афганская турецкая и персидская. Следовательно, я предлагаю, чтобы обсуждение этого соглашения было отложено до того, как все делегации будут присутствовать и, таким образом, оно было бы более сильным и более солидным».

Шейх Рашид Рида: «Я предлагаю вернуть предложение в комиссию. Когда она нам представит свое решение, мы увидим, надо ли изучать, или отложить».

Мулла Мухаммед Али (Индия): «Комиссии уже представлено на рассмотрение мое предложение, только председатель не захотел, чтобы комиссия его рассмотрела. Искренность не монополия. Надо судить людей по их делам. Я не понимал, что вы имеете в виду, сказав, что вы придаете большое значение независимости Аравии, до момента, когда стало ясно, что этот вопрос не фигурирует в программе конгресса, и что он не стал объектом никакого предложения Генеральному секретарю – все, что есть, это мое предложение, отложенное комиссией, чтобы придать ему иную форму, и оно так там и остается. Аллах лучше знает вашу искренность».

Исмаил Хафиз (Палестина): «Члены комиссии инициатив присутствуют на этом собрании. Они могут отвлечься, чтобы изучить это предложение».

Шейх Рашид Рида: «Зачем терять время на дискуссию по вопросу, который Конгресс еще не рассматривает официально?».

Исмаил Хафиз (Палестина): «Большинство членов комиссии инициатив могли бы удалиться, чтобы изучить предложение, о котором идет речь, в то же время Конгресс продолжил бы работу».

Ассамблея предпочла прервать заседание на несколько минут, чтобы дать возможность комиссии инициатив изучить предложение муллы Мухаммеда Али (Индия).

После перерыва председатель объявил, что комиссия решила 18 голосами против 11 образовать подкомиссию, поручив ей внимательно изучить проект соглашения, предложенный муллой Мухаммедом Али. Эта подкомиссия была сформирована в следующем составе: шейх Рашид Рида, мулла Мухаммед Али (Индия), Мухаммед Кефаятулла (Индия), Амин эль-Хусейн (Палестина), Абдель-Азиз эль-Атики (Асир), Абдель-Гани эль-Кааки (Индия), мулла Шавкат Али (Индия), Шоеиб Корачи (Индия), Сулейман эль-Недви (Индия), шейх Хафиз Вахба (Хиджаз) и шейх Юсеф Ясин (Неджд).

Комиссия инициатив представит свое решение после переработки Конгрессу, когда он возобновит свои заседания после праздника паломничества.

Мулла Мухаммед Али (Индия) заявил, что он не поддерживает это решение, и выходит из комиссии.

Заседание затем было прекращено, и следующее назначено на субботу, 16 зуль-хиджа (26 июня), после праздника паломничества.

Десятое заседание

Десятое заседание Конгресса мусульманского мира состоялось в зале Конгрессов в Мекке, в воскресенье, 16 зуль-хиджа 1344 года (27 июня 1926 года) в 3 часа утра (время арабское), под председательством шерифа Аднана, председателя конгресса.

Впервые присутствовали на Конгрессе следующие делегации:

Турецкая делегация:

Эдиб Саруа-бей, председатель, Хамид Зафер бей, член делегации.

Афганская делегация:

Генерал (Гулам) Джилани-хан, посол Афганистана в Анкаре, председатель;

Эмир Ата Мухаммед-хан;
Абдель Самад-бей, переводчик; Мухаммед Исмаил, секретарь.

Йеменская делегация

Хусейн Абдель-Кадер, делегат имама Йахья;
Мухаммед эль-Хожари.

Муса Бигиев, новый русский делегат, присоединившийся к русской делегации.

После чтения и утверждения протоколов предыдущего заседания шериф Аднан, президент Конгресса, поздравил с прибытием новых делегатов.

Эдиб Саруа-бей (Турция) ответил ему следующими словами:

«Да пребудет с вами мир и милосердие Аллаха. Я очень взволнован вашим приветствием. Я хотел бы прибыть раньше, но политические причины этому помешали. Я передаю вам привет от ваших турецких братьев. Я сожалею, что не смог участвовать в текущих обсуждениях, не знаю, что вы уже решили. Я получил вчера одну записку на тему прошедших обсуждений, но из-за языковых трудностей не смог еще ознакомиться со всем ее содержанием. Но во всяком случае я заметил, что среди многочисленных положений устава есть такие, которые противоречат политике Турецкой Республики.

Аллах послал Его Величество короля Абдель Азиза (Ибн-Сауда), чтобы очистить эту страну, и отомстить ее бывшему правительству, которое нанесло ущерб туркам. Я его благодарю от имени всех турок. До последнего времени нам было отказано в поездках в Хиджаз. Но после этого приглашения мы приехали с радостью. Мы приехали доверчивыми и безоружными, и я вчера просил Аллаха продлить правление короля Ибн-Сауда, как продлено наше, для защиты святых городов.

Я желаю конгрессу успешно решить задачу обеспечения удобства паломников, и всем вам доброго здоровья».

Генерал Джилани-хан, председатель афганской делегации, произнес затем следующее приветствие:

«Да пребудет с вами мир и милосердие Аллаха.

Шах Аманулла хан специально попросил меня передать вам приветствие Его Величества, извините меня за то, что не мог прибыть раньше. Я считаю этот день самым счастливым, так как все мусульманские страны прислали делегатов на этот Конгресс. Мы встретились благодаря Аллаху и тому, что святые места были очищены от прошлых осквернений и предыдущего правительства. Мы сожалеем о том, что не имели возможности принять участие в предыдущих обсуждениях конгресса, и мы просим вас, очень желательно разрешить нам прочитать принятые решения, с тем, чтобы мы могли высказать наше мнение.

Это первый Конгресс, который собрался, чтобы обсудить исламские вопросы. Мы просим Аллаха позволить ему осуществить надежды мусульман, создав базу желательных реформ».

Хусейн Абдель-Кадер, председатель йеменской делегации, поднялся после него и сказал следующее:

«Да пребудет мир с вами, мои братья, милосердие Аллаха. Мы передаем вам приветствие нашего господина, имама Йахья, и наших йеменских братьев.

Мы встретились благодаря Аллаху, очистившему нас от грязи, и мы оказались в рядах лучшей нации мира.

Мы встретились благодаря Аллаху, и мы свидетельствуем, что мы не имеем другого Бога, кроме Него, что мы поклоняемся только ему, что Мухаммад его слуга и Пророк, и что Он его послал, чтобы вести людей и утверждать веру и истину. Да будет молитва Аллаха над ним, и над его семьей, и над его последователями.

Уважаемые делегаты!

Мы счастливы участвовать в этом Конгрессе. Мы благодарим Его Величество, за эту хорошую идею и за его превосходную инициативу созвать этот Конгресс, которому мы желаем успеха в его миссии установления согласия между мусульманами для поднятия престижа Веры и солидаризации их усилий для добра. Мы должны сотрудничать для того, что справедливо и соответствует шариату, которого достаточно для всех нужд на этом свете и на том. Мы должны работать для объединения этой исламской нации, которой недоставало единства, чтобы пустить ко дну в борьбе иностранных политиков.

Объединяйтесь, будьте верными слугами Аллаха, не рвите связи, которые вас объединяют; молите Аллаха указать нам истину, чтобы мы следовали ей, указать плохое, чтобы мы его избежали, вести нас ко всему тому, что Он любит и что Он одобряет».

Муса Бигиев, новый русский делегат, взял затем слово и сказал:

«Я приветствую уважаемого председателя и уважаемых делегатов.

Я имею честь представлять здесь большие мусульманские народы России, насчитывающие более тридцати миллионов. Они все надеются что ваш Конгресс выполнит свою миссию, включая улучшение состояния святых мест и укрепление независимости мусульманского мира. Я был первым, покинувшим мою страну пос­ле получения приглашения, чтобы присоединиться к вам, и при­был последним. Однако я счастлив прибыть одновременно с делегацией самого большого мусульманского государства –
Турции. Я очень хотел принять участие и в Конгрессе, и паломничестве, но египетское правительство, мусульманское, однако, чинило мне препятствия».

Затем были зачитаны верительные грамоты новых делегаций, после чего, по предложению шейха Рашида Риды, было решено:

1. Комиссия по проверке устава приглашает турецкую, афганскую и йеменскую делегации на специальное заседание, чтобы представить им устав и узнать их замечания, если они будут.

2. Копии решений, принятых до настоящего дня, будут представлены этим новым делегациям для изучения.

Мулла Шавкат Али (Индия):

«Многие делегаты стран, находящихся под иностранным господством, просили меня поздравить с благополучным прибытием делегатов независимых мусульманских стран. Я это делаю с превеликим удовольствием, и передаю наш самый сердечный привет.

Хотя мы и принадлежим к странам, управляемым иностранцами, мы следим очень внимательно за развитием названных государств и желаем им всяческих успехов. Это большая честь для Ислама и для мусульман, что делегаты независимых стран и делегаты стран, которые таковыми не являются, собрались, чтобы вместе обдумать мусульманские проблемы и защиту мусульманских интересов. До настоящего времени мусульмане были в невежестве, не знали себя. Но несчастья их пробудили, заставили задуматься совместно над общими делами.

Мы исправляем сегодня наши прошлые ошибки, допущенные, когда мы были в летаргическом плену. Я хочу заверить наших братьев, членов новых делегаций, что несмотря на нашу слабость и наши слабые ресурсы, мы их поддержим в общих интересах. Каждый из нас имеет свои заботы. Это не мешает тому, что согласие царствует среди нас. Я прошу вас от имени Ислама посвятить только малую часть вашего времени службе главным интересам мусульман. В момент, когда мы сосредоточиваем наши усилия на службе нашей национальной родине, мы должны направить часть из них на службу исламской родине, усилив попытки вновь вызвать к жизни эту страну, где вода, средства сообщения, общественная гигиена и удобства находятся в тяжелом состоянии. Какая гордость для вас или для меня, что улицы Константинополя, например, хорошо проложены, когда улицы святых мест находятся в таком плачевном состоянии? Я должен заметить, что, участвуя в паломничестве, вы увидите, с какими трудностями сталкиваются паломники. Безусловно, что эта страна является независимой, но также и то, что она предлагает средства для комфорта. Мы все приветствуем и поддерживаем ваше стремление быть сильнее для того, чтобы в будущем Вы думали о нас, так как сегодня мы заботимся о Вас. Это будет так хорошо, если мы сможем вернуться к Каабе, чтобы дать присягу верности религиозному пакту, который мы почитаем, условия, которого мы сами сформулировали так как нам нужно».

Жертвоприношения

Затем было зачитано предложение шейха Мухамеда  Абу-Зейда (Асир), касающиеся жертвоприношений, ко­то­рые делаются каждый год в Мекке в конце паломничества.

Необходимо  заметить, что многие из этих жертвоприношений теряют  свою последовательность, заброшенные в связках или на дорогах туши животных, принесенных в жертву, представляют большую опасность для здоровья населения. Предлагается принять меры для предупреждения этой опасности. Состоялась дискуссия, в ходе которой Амин эль-Хуcейн (Палестина) предложил создать специальное министерство, которое занималось бы паломниками во время их пребывания в святых местах.

Он привел пример христианских паломников, прибывающих в Иерусалим, и подчеркнул, что мусульманские паломники в Мекке должны быть приняты также хорошо. Он сказал о трудностях, которые эти последние встречают на дорогах, отсутствие воды, плохое состояние дороги и другие неприятности, которые приходится преодолевать с самого начала пути.

Шейх Юсеф-Ясин (Неджд) возразил против любой попытки потребовать от правительства Хиджаза выполнения предложения шейха Абу Зейда, относительно жертвоприношений. Он сказал, что правительство не может заниматься его реализацией. Тем более можно ли приказать, чтобы жертвоприношения производились в одном и том же месте. Что касается способов получения выгоды от животных, принесенных в жертву, это требует много вложений, и правительство Хиджаза не в состоянии изыскать необходимые средства. Несколько делегатов сделали замечание, что современное правительство оставляет на улицах туши животных из-за чего постоянно плохой запах.

Мулла Мухаммед Али (Индия) поддержал предложения шейха Абу-Зейда и критиковал безобразное состояние общественной гигиены. Он сказал, что ни в одной стране мира он не видел такой грязи, как то, что он увидел в Мине. Ни от правительства Хиджаза он требует выполнения этого предложения, но от всех мусульман, он добавил, что мусульмане Индии готовы внести свой взнос в проекты реформ, реализуемых в Хиджазе.

На этом ассамблея решила направить предложения шейха Абу-Зейда в исполнительный комитет.

Экономические концессии в Хиджазе

По этому вопросу было выдвинуто следующее предложение, представленное муллой Мухаммедом Али, Шоибом Корачи и несколькими другими делегатами Индии:

«Конгресс, стремясь предотвратить иностранное немусульманское вмешательство в делах Хиджаза, решил, что никакие концессии не должны представляться немусульманам».

Шейх Рашид Рида поддержал предложение и добавил, что концессии не должны предоставляться мусульманам, подданным иностранных правительств. Шейх Юсеф Ясин подчеркнул, что вопрос о концессиях должен касаться только Хиджаза.

Эдиб Саруа-бей (Турция) поддержал текст предложения с той поправкой, что мусульманские концессионеры принадлежащие к иностранным державам, должны подчиняться законам Хиджаза и признавать решения местных судов, касающиеся вопросов о концессиях.

Амин эль-Хусейн (Палестина) предложил принять текст со следующими дополнениями:

1. Что все меры будут приняты для того, чтобы избежать попадания в руки иностранных концессионеров немусульман.

2. Что хиджазские суды решают в последней инстанции все спорные вопросы, которые могут возникнуть между сторонами.

3. Что акционеры не имеют права передавать их акции в иностранные компании. Конгресс принял предложение с этими уточнениями. Затем заседание было закончено.

Одиннадцатое заседание

Одиннадцатое заседание Конгресса мусульманского мира состоялось в зале Конгрессов в Мекке в понедельник 17-го зуль-хиджа 1347 года (28 июня 1926 года) под председательством шерифа Аднана, председателя конгресса, в присутствии 36 членов из 70-ти. После чтения и утверждения протокола предыдущего заседания шейх Мухаммед Абу Зейд потребовал, чтобы комиссии Конгресса собрались вечером. Председатель Конгресса ответил, что это невозможно ввиду отсутствия кворума.

Генеральный секретарь предложил, чтобы комиссия инициатив могла собираться пятью членами вместо двадцати, большая жара и отсутствие средств коммуникаций делают невозможным собрание каждый день после обеда для достаточно большого числа делегатов. Имело место обсуждение, затем решили, что присутствия шести членов для проведения заседаний достаточно.

Тринадцатое заседание

Тринадцатое заседание Конгресса мусульманского мира состоялось в зале Конгрессов в Мекке в пятницу 19 зульхиджа 1347г. (30 июня 1926 г.) в 3 часа утра (время арабское) под председательством Сулеймана эль-Недви (Индия), первого заместителя председателя Конгресса и в присутствии 45 делегатов из 72-х. Впервые была представлена делегация Египетского правительства, состоящая из следующих лиц:

шейх Мухаммед Ахмед эль-Завахири – председатель;

Мирале Мухаммед эль-Мисейри-бей;

Амин Тауфик-бей – египетский консул в Джидде;

Махмуд Абдель-Расул – секретарь.

Было решено, что прибытие официальной египетской делегации делает отныне ненужным присутствие делегации Ассоциации Халифата долины Нила, возглавляемой шейхом Мади-Абдул Азайем. Вследствие чего делегация покинула Конгресс. После чтения и утверждения протокола, предыдущего заседания председатель приветствовал делегацию Египта «благодаря чему Исламская семья собралась полностью»; после этого шейх Мухаммед эль-Ахмед эль-Завахири ответил:

«...пусть будет с Вами мир и милосердие Аллаха. Мы благодарим Всемогущего, объединившего нас благодаря Исламу и позволившего нам собраться с Вами и принять участие в Конгрессе на благороднейшей из земель с благороднейшей целью добиться счастья и благополучия этой страны, которая является общим домом мусульман. Мы благодарим Его Величество короля Ибн-Сауда за усилия, предпринятые им в пользу этой страны, и принцип консультативности, который является одним из фундаментов Ислама, пригласив все мусульманские народы участвовать в Конгрессе.

Мы благодарим, наконец, вас, откликнувшихся на этот призыв, который мы надеемся, приведет к хорошим результатам благодаря доброму согласию и взаимопониманию. Прошлые разногласия давали повод для разъединения арабов, которых Ислам привел отныне к новому объединению, сделав их братьями.

Ваша деятельность дает вам большие надежды, доброе согласие и терпимость, является первым условием успеха. Какие несчастья разногласия и эгоизм принесли народам. Авс и Хазрадж были враждебными племенами, но когда Аллах установил согласие между ними, они были в первых рядах служителей Ислама. Результаты этого согласия сегодня перед нашими глазами и вызывают радость всех мусульман. Мы счастливы передать вам приветствие миллионов египтян, которые просят Аллаха благословить ваше стремление к успеху, и как бы далеко они ни были от вас сердцем, присутствуют на этом собрании. Они ждут с нетерпением от вас новостей и для этого они послали на ассамблею своих корреспондентов. Это большая благодать для Египта быть в состоянии осуществить свой долг в отношении святых мест. Это он посылает каждый год Кисва (покрытие) для Каабы, это он основал больницы для лечения больных мусульман, безразлично каких, т.к. мы не делаем никакого различия между мусульманами и мусульманами. Если Вас спросят, какова Ваша Родина, мы ответим – это Ислам. Если Вам скажут, какова Ваша раса – это Ислам – без проявления вражды к кому бы то ни было, но с готовностью защищать наше религиозное единство. Мы прибыли сюда представлять египетскую нацию от имени ее народного правительства, и мы сожалеем, что не смогли приехать вовремя, чтобы участвовать в открытии конгресса. Я счастлив Вам сказать, что на нас произвело хорошее впечатление изучение санитарных проектов на тысячи фунтов в пользу Хиджаза. Мы также не отказываемся принимать участие во всем, что может быть полезно для этой страны, включая средства сообщения, поддержку общественной безопасности или развитие религиозного обучения, и религиозное обучение я не рассматриваю только как фикх (право) или хадис (традиции), но также арифметику, геометрию и другие науки, равно необходимые в этом веке.

Египет счастлив после всего, что он сделал для Хиджаза, присоединиться к работам конгресса, так как задача велика и непозволительно, чтобы нация осталась одна в борьбе за добро. Для того, чтобы достичь успеха этой задачи, недостаточно, чтобы цель была доброй, надо устранить препятствия, которые мешают ее реализации, также есть отличный и мудрый совет, данный в послании его величества Ибн-Сауда. Никоим образом не затрагивать политику. Мы разделяем его мнение по этому вопросу. Мы должны добиваться улучшения атмосферы конгресса. Мы собрались здесь для благотворительной деятельности исключительно гуманитарной, добиваясь процветания дома, Исламской семьи, исламских народов, которого они ожидают и надеются. Благодаря Аллаху, есть прогресс других народов, без выражения каких-либо чувств вражды, независимо от того является ли государство мусульманским или не мусульманским. Мы равны в Исламе; арабы, не имея другого превосходства над персами, кроме набожности. Мы должны забыть все наши различия, так как мы хотим быть верны нашим Исламским принципам, не проявляя враждебности к кому бы то ни было. Вы уже приняли много решений, я прошу Вас позволить нам зарезервировать наше мнение, касающееся устава Конгресса и многих других вопросов и присоединиться к Вашим новым работам. Я заметил, что устав Египет и Судан, упоминает раздельно. Итак, Вы не можете не знать, что это значит считать эти две страны различными государствами и что это может быть воспринято как аргумент против египтян, без учета того, что это отделение противоречит реальности. Если Вы знаете содержание тронной речи, произнесенной при открытии египетского парламента, в ней наиболее точно выражено египетское мнение. Если не хочется учитывать фактическую ситуацию и согласиться с тем, что Судан является частью Египта, нельзя ли по крайней мере не поднимать этот вопрос?

Я допускаю, например, что слово Судан, упоминаемое в уставе Конгресса, относится не к египетскому Судану, а к территориям южнее, так как об этом говорят некоторые из наших коллег. От имени Египетской делегации, правительства Египта и египетского народа, я требую, чтобы это изменение было внесено. Я не хочу ставить Вас в неудобное положение, я не требую, чтобы Конгресс решил что Судан является частью Египта. Я желаю только, чтобы отметили, что Судан, упомянутый в уставе, – не Египетский Судан».

Генеральный  секретарь:

«Цель, намеченная Конгрессом, как раз  и заключается в, том, что­бы учесть специфику, таким образом речь не идет о Египетском Судане».

Шейх эль-Завахири (Египет):

«В таком случае ничто не мешает скорректировать текст».

Ассамблея поддержала это изменение. Шейх Абдалла бен-Блейхед (Неджд):

«Уважаемые коллеги мы благодарны вам, так же как народу и королю Египта за все усилия, которые Египет предпринял, чтобы ответить на наше предложение. Нет сомнения, что расположение, которое продемонстрировали Вы и другие делегации, является отличным предзнаменованиям для Ислама и мусульман». Шейх Рашид Рида: «Я благодарю многоуважаемого коллегу эль-Завахири за прекрасные советы, которые он дал в своей речи. Я прошу Аллаха продлить его дни, дни египетского народа, египетского правительства и короля Египта».

Мулла Мухаммед Али (Индия):

«От имени народа, управляемого (иностранцами) я приветствую египетскую делегацию и заявляю, что у нас у всех одна и та же цель; служить Исламу и освободить Ислам.

Ситуация Египта специфична: он свободно связан с внешним миром. Нет страны, которая упоминалась бы в Коране больше, чем Египет.

Мы просим наших египетских братьев, которые являются независимым народом, помочь нам в достижении нашей цели. В эпоху Моисея Египет нашел выход в борьбе между свободой и рабством, и Аллах дал Моисею победу над его врагами. Впрочем израилиты до сих пор не отблагодарили Аллаха по заслугам. Сегодня Египет нашел новый выход в борьбе между свободой и рабством. Я надеюсь, что Египет выберет путь Моисея и Аарона, а не Рамзеса и его последователей, то есть, что он будет сторонником свободы и противником рабства».

Свобода обрядов в Хиджазе

Мухаммед Кефаятулла (Индия) представил затем следующее предложение, касающееся свободы обрядов в Хиджазе:

«Конгресс, считая что Хиджаз является религиозным центром, к которому стекаются мусульмане со всех концов мира, решил что мусульманам, несмотря на различие обрядов и верований, должна быть обеспечена возможность проводить их церемонии и осуществлять свой религиозный долг, не упуская ничего из требований их обрядов, или не допускать, чтобы этими обрядами командовал каждый, имея в виду, что никто не сможет под страхом проклятия предков нации или ее вождей совершить акт, вредный для ее достоинства или в чужих интересах и что только улемы обряда имеют право определять, какое действие, или какая вещь соответствует или не соответствует правилам этого обряда.

Это предложение было поддержано саидом Мухаммедом эль-Недви (Индия), Шоибом эль-Корачи (Индия), Мусой Бигиевым (Россия), Хусейном Абдель-Кадером (Йемен) и генералом Джилани-ханом (Афганистан).

Эдиб Саруа-бей (Турция) высказал мнение, что нужно собрать специальный Конгресс для изучения проблемы ритуальных различий и что до созыва и решений подобного Конгресса каждый имеет право следовать правилам собственного обряда. Затем последовала длительная и весьма оживленная дискуссия. Шейх Мухаммед эль-Ахмед эль-Завахири произнес речь, в которой он напомнил о всех несчастьях, причиненных Исламу разногласиями и обязал мусульман проявлять терпимость друг к другу в рамках шариата. Он упомянул о тяжелых инцидентах, которые произошли с египетскими паломниками, по его сведениям, во время их молитв в Хараме, потом он закончил свою речь, поддержав вышеназванное предложение. Это предложение было поддержано также шейхом Абдель Рахманом Саламом, потом шейх Кашшафетдин (Россия) предложил устранить слова «Разноообразие их верований». После этого последовало выступление шейха Хафиза Вахбы (Неджд), который после длинной речи уточнил, что данное предложение должно быть отредактировано в форме, практически пригодной для достижения результата, желаемого всеми. В частности, он предложил, чтобы комиссия улемов разработала правила, которым правительство должно будет следовать во время будущего сезона паломничества с целью, чтобы все паломники были свободны в исполнении их религиозного долга, каждый сообразно с требованиями своего обряда.

Шейх Абдалла бен Блейхед (Неджд):

«Мы согласны, что каждый должен быть свободен демонстрировать истинную веру в соответствии со святой книгой, традициями Пророка и духом предков; другими словами, каждый должен быть свободен исполнять свой религиозный долг в соответствии с требованиями того или иного обряда, всякого, кто выйдет за пределы точного определения, мы осуждаем».

Амин эль-Хусейн (Палестина) предложил поддержать в основном это предложение и направить его в комиссию, сформированную шейхом Кефаятуллой, шейхом Рашидом Ридой, саидом Абдель-бен Блейхедом и шейхом Ахмедом эль-Завахири для придания ему формы, гармонирующей с шариатом. Предложение было поставлено на голосование в первоначальной форме и отвергнуто 27 голосами против 12. Мулла Мухаммед Али протестовал против данного способа подачи голосов.

Генерал Джилани-хан, глава Афганской делегации, выразил сожаление по поводу провала этого предложения, заявив, что оно представляет собой согласованное мнение индийской, йеменской, российской, турецкой и афганской делегаций. Затем генерал поднялся на трибуну и высказался следующим образом:

«Мы все здесь должны работать на союз мусульман и исключить любые разногласия, которые могут быть использованы иностранными интригами. Сегодня есть большая мусульманская страна Персия, которую враги пытаются противопоставить нам под предлогом шиизма. Мы здесь, на Конгрессе в состоянии предотвратить любые разногласия между мусульманами, благодаря соревнованию образованных людей, представленных здесь. Хиджаз – это общая страна всех мусульман, и все должны сюда приезжать, но если свобода обрядов не будет эффективно обеспечена, мы позволим нашим врагам сеять раздоры между мусульманами. Мы все должны помочь новому правительству Хиджаза в увеличении числа независимых мусульманских государств. Но для достижения этой цели необходимо чтобы политика этого правительства была основана на свободе обрядов; иначе говоря, возвращении Хиджазу симпатий мусульманского мира. Те, кто противостоит этой свободе, будут косвенно работать на разрушение нового правительства».

Эта речь вызвала большое волнение. Несколько делегатов отметили, что ассамблея поддерживает свободу обрядов, но возражает только против формы представленного предложения. Различие взглядов касается только слов, но не сути. Мулла Мухаммед Али протестовал, сказав, что свобода обрядов не уважается в Хиджазе. Доказательство тому – разрушение мавзолеев предков. Заседание было прекращено в разгар протестов и шума.

Четырнадцатое заседание

Четырнадцатое заседание Конгресса мусульманского мира состоялось в зале Конгрессов в Мекке, в четверг, 20 зуль-хиджа 1344 года (1 июля 1926 года) в 2 часа утра (время арабское) под председательством шерифа Аднана, председателя конгресса. После чтения и утверждения протокола предыдущего заседания ассамблея возобновила дискуссию по поводу свободы обрядов и завершила после новых дебатов, приняв следующий текст, отредактированный шейхом Мухаммедом Ахмедом эль-Завахири и поддержанный комиссией инициатив:

«Конгресс считая, что Хиджаз является общим религиозным центром для всех мусульман и его посещают мусульмане всех стран, несмотря на различие обрядов, точек зрения на толкование и форму, чтобы здесь поклониться Аллаху и осуществить свои религиозные обряды, решил, что они должны быть в состоянии совершить свои культы, свои церемонии и свои действия без помех, и чтобы не наносить ущерба достоинству живых или мертвых, не нарушать единые правила, установленные улемами всех обрядов, но имея в виду, что только улемы каждого обряда имеют право решать, соответствуют или нет действия того или иного мусульманина требованиям его обряда».

Затем заседание было прекращено и следующее намечено на завтра – пятницу.

Пятнадцатое заседание

Пятнадцатое заседание Конгресса мусульманского мира состоялось в зале Конгрессов в пятницу, 21 зуль-хиджа 1344 года (8 июля) 1926 года в 2 часа утра (время арабское) под председательством шерифа Аднана, председателя Конгресса. После чтения и утверждения протокола предыдущего заседания шейх Хафиз Вахба поднялся и зачитал следующее послание, адресованное Его Величеством Конгрессу:

«Во имя Аллаха, Милостивого и Милосердного. Благодарим Аллаха, и то, что его молитва и приветствие снизошла на Пророка, его семью, его соратников, и его последователей.

Мы не желаем вмешиваться в вашу работу, ограничивать свободу дискуссии Конгресса, которую мы обещали уважать в нашем послании во время открытия. Мы хотели только обратить ваше внимание на некоторые вопросы в нашем качестве одного из глав мусульман, ответственного за дела своей страны. Приглашение, которое мы послали главам государств, князьям и мусульманским народам, и вследствие чего государства и мусульманские народы прислали своих представителей, ограничивает задачи Конгресса достижением процветания Хиджаза, его возрождения и подъема в ранг уважения мусульман с различных точек зрения – религиозных, экономических и моральных. Мы ожидаем, и мусульмане всех стран ожидают, что вы достигнете большого прогресса на этом пути. Однако кажется, что мы преувеличиваем все, предпринимаемое первым Конгрессом мусульман. Мы опасаемся, что желая сделать все сразу, мы не сделаем ничего. Лучше двигаться спокойнее, но последовательно.

Хотя мы и не присутствовали на ваших заседаниях, мы в курсе ваших дискуссий, мы связаны с вами духовной связью. Для нас очень важно, что вы добиваетесь успеха, доказывая миру, что мусульмане достойны жить, что они имеют право участвовать в жизни этого мира, что их религия не является препятствием к прогрессу и что какие бы ни были различия идей и мнений, они только формируют блок, основу которого составляют общие интересы. Мы не хотим ни величия, ни коррупции в этом мире, но мы хотим вернуть мусульман в их первую эпоху, эпоху их благополучия и силы, в эпоху соратников и их добрых учеников. Ничто не сможет так объединить наши взгляды и наши дела, как следование Пророку, его молитвам, его спасению. Итак, никакая страна не готова к этому возрождению лучше, чем Хиджаз. Это страна, где взошло солнце Ислама. Мы также считаем, что высшим авторитетом должны быть эрудированные улемы, которые ничего не жалеют в служении истине. Все мусульманские народы имеют улемов, мудрых и опытных, каждый народ прислал нескольких из них, чтобы дать советы, какие решения необходимо принять в нашей стране. Мы знаем все, что нужно этой стране, многие реформы являются одновременно гражданскими и религиозными, помогите нам их реализовать, мы вам будем благодарны и станем сильнее для вас. Но если мы останемся одни и примем критическую позу, это не будет достойно исламского братства, которое нас объединяет. Мы не заставляем никого принимать обряд или следовать определенным путем. Это дело улемов, но мы не позволим ни в коем случае действие, жест, или легенды, не совместимые с шариатом и его смыслом. Никто не требует отказаться от своего обряда или своих верований но никто не имеет права вносить противоречия в единство мусульман или поднимать вражду между мусульманами. Будет лучше для нас оставить второстепенные вопросы улемам, которые в них лучше разбираются, и заняться главными проблемами Ислама. Мы надеемся, что возможность, которая нам представилась, не будет потеряна для Святых мест без пользы от ваших работ, по крайней мере для будущего паломничества. Паломники ожидают, что вы выполните свой долг перед этой страной. Мы пользуемся во всяком случае этой возможностью, для того, чтобы представить вам нашу политику относительно Хиджаза, для того, чтобы поправить вас, если вы ее понимаете ошибочно, или поддержать вас, если вы приняли хорошее решение.

1. Мы не допустим никакого иностранного вмешательства в этой святой стране, в каком бы то ни было виде;

2. Мы не допустим никаких привилегий одних по отношению к другим: все те, кто прибывает в эту страну, должны подчиняться исламскому шариату.

3. Хиджаз должен иметь специальный нейтральный режим. Он не должен ни начинать войну, ни подвергаться нападению: и этот нейтралитет должен быть гарантирован всеми независимыми мусульманскими государствами.

4. Уместно изучить вопрос даров и милостыни, прибывающих из различных мусульманских стран и использования их с выгодой для Святых мест.

Вот что мы хотели вам сказать.

Мы молим Аллаха взять нас под Свое покровительство и помочь нам добиться счастья для Ислама и для мусульман».

После того как чтение было завершено, поднялся шейх Ахмед эль-Завахири и потребовал, чтобы его текст был отпечатан и распространен среди членов конгресса. Это предложение было поддержано. Предложение115, представленное Шоибом эль-Корачи и муллой Мухаммедом Али, приглашающее мусульман к единству, солидаризации, устранению любых разногласий и противоборства между ними, а в случае недоразумений искать возможности посоветоваться, помня, что все мусульмане –
братья, было отклонено ассамблеей.

Египетская делегация и железная дорога Хиджаза

Господин Мирале Миссейри-бей от имени египетской делегации предложил построить две линии железной дороги: одну из Джидды в Мекку вторую из Ямбо в Медину. Эти линии будут построены обществом, акционерами которого будут исключительно мусульмане. Большая часть акций будет сначала размещена в Хиджазе, для того, чтобы привлечь тех, кто хотел бы получить доход от перевозки паломников. Половина капитала будет внесена по подписке акционерным обществом, другую половину составят средства от общественной подписки среди паломников. 30% от остатка после расходов будут использованы позже на другие полезные вещи и благотворительность. 20% получит правительство. Эти линии будут способствовать прежде всего облегчению паломничества, увеличению каждый год числа паломников, и, следовательно, экономическому развитию Хиджаза. В каждой из мусульманских стран тоже будет открыта подписка в помощь реализации данного проекта.

Шейх Юсеф Ясин (Неджд) потребовал, чтобы это предложение было направлено правительству для выяснения его мнения.

Шейх Мухаммед Абу Зейд (Асир):

«Есть мнение, что присутствующие делегаты должны подписать часть необходимых капиталов».

Эдиб Саруа-бей (Турция), сказал, что финансовая ситуация его правительства не позволяет ему принять участие в расходах этого проекта.

Шейх Абу Зейд ответил, что народы сами могут провести подписку без участия правительств.

Эдиб Саруа-бей заметил, что он поддерживает текст египетского предложения и что афганская делегация того же мнения.

Несколько делегатов снова предложили сообщить это предложение правительству.

Шейх Хафиз Вахба (Неджд) заметил, что проект этого сообщения должен быть разработан, и лучше, чтобы ассамблея его внимательно изучила прежде чем направлять в правительство.

Делегат Хиджаза возбужденно заявил, что он не поддерживает этот проект, даже если он будет принят правительством. Они не хотят строить железную дорогу в стране, жизнь которой покоится на верб­людах. Они боролись против турок по той же причине, и они полны решимости противиться реализации этого проекта.

Шейх Мухаммед эль-Ахмади эль-Завахири (Египет) ответил, что реализация этого проекта не содержит никакого ущемления для жителей Хиджаза. Наоборот, она будет полезна для них, поскольку они будут иметь приоритетное право на акции.

Муэдзин объявил час полуденной молитвы, заседание было прервано и возобновлено после обеда.

При возобновлении заседания в 10 часов (время арабское) того же самого дня дискуссия вернулась к вопросу о проекте железной дороги между Джиддой и Меккой и между Ямбо и Мединой. В конечном итоге было решено доработать этот проект и поручить комиссии, в которую вошли: Мирале эль-Миссейри-бей, Амин эль-Хусейн, шейх Рашид Рида и Мухаммед Сулейман эль-Недви, доложить этот проект правительству Хиджаза и сообщить результат этих переговоров конгрессу в следующее воскресенье. Затем заседание было закончено.

Шестнадцатое заседание

Шестнадцатое заседание Конгресса мусульманского мира со­сто­я­­лось в зале Конгрессов в Мекке в субботу, 22 зуль-хиджа 1344 года (3 июля 1926 года) под председательст­вом шерифа Аднана, председателя Конгресса. Протокол предыдущего заседания был прочитан и утвержден. Затем были зачитаны следующие предложения, внесенные делегациями Турции, Афганистана, Йемена и России:

1. Если бы правительство Хиджаза хотело уже в этом году принять меры, необходимые для защиты и удобства паломников, средства, необходимые для осуществления санитарных проектов, установки насосов во всех колодцах и строительства железных дорог, можно было бы получить следующим образом:

а) установив налог в 20 пиастров, например, на каждого паломника, высадившегося в Джидде;

б) установив налог, определенный решением правительства, на каждый автомобиль, судно, верблюда и мула:

в) через добровольные взносы паломников в Арафате и Мине, а также по подписке в разных мусульманских странах;

г) установив налог в 10 пиастров на каждое жертвенное животное в Мине;

2. Правительство Хиджаза устанавливает в начале каждого сезона паломничества цену на транспортные средства, и этот тариф должен сообщаться паломникам, чтобы они могли примерно представлять расходы на одного человека. Это предложение вызвало оживленную дискуссию между хиджазскими делегатами, с одной стороны, и индийскими –
с другой. Мулла Мухаммед Али, мулла Шавкат Али и Шоиб Корачи (Индия) активно критиковали правительство Хиджаза, сказав, что оно не выполняет свой долг во время сезона паломничества и взимает с паломников платежи и налог, не обеспечивая за это соответствующих удобств. Они добавили, что паломники и другие мусульмане согласны платить необходимые платежи, но при условии обеспечения спокойствия паломников. Иначе паломники перестанут приезжать в Святые места, и все здесь будет потеряно. Короче говоря, необходимо эффективно гарантировать, чтобы собранные налоги были наилучшим образом израсходованы в интересах паломничества. Хиджазские делегаты ответили, что налоги, собираемые в настоящее время, невелики, что направляются они в основном на общественную безопасность, и степень безопасности никогда не была так высока, как теперь.

Мулла Мухаммед Али (Индия) заметил, что в основном в стране установлен порядок, но он был возмущен в Муне, когда паломники из Неджда набросились со своими верблюдами на других паломников, одновременно забрасывая их камнями.

Шейх Ахмади эль-Завахири (Египет) сказал несколько примирительных слов и поддержал декларацию индийских делегатов, заявив, что мусульмане добровольно дадут средства Хиджазу, когда они будут убеждены, что эти средства будут израсходованы в интересах страны, и что свобода обрядов здесь обеспечена самими властями. «Температура этой страны уже слишком высока, – сказал он – и если мы к этому добавим жару дискуссии, она станет нестерпимой».

Шейх Мухаммед Абу Зейд сказал, что лучшей гарантией эффективного использования собранных фондов и подписки будет сам конгресс, если он возьмет на себя надзор за расходованием фондов, которые он решил собрать. В конечном итоге было решено, что фонды, требуемые паломниками для принятия санитарных мер, должны будут основываться на добровольных взносах, а не налогах. Затем заседание было прервано в 6 часов (время арабское) и продолжено после обеда в 10 часов.

Санитарные предложения.

Сначала Мирале эль-Миссейри-бей представил от имени египетской делегации несколько предложений по соблюдению санитарии. Он сначала напомнил о причинах болезней и эпидемий, которые свирепствуют в Хиджазе в период паломничества. Его Величество король Египта приказал в прошлом году, чтобы большинство даров и милостыни, направляемых ежегодно египетским правительством в Святые места были использованы для учреждения постоянного госпиталя в Мекке и медицинской миссии в Джидде, второй в Мекке, третьей – в Ямбо, четвертой клиники с медицинской миссией перед сопровождением в Махмалле. Эта больница и клиники оснащены всеми необходимыми инструментами и всеми необходимыми медикаментами и будут открыты не только для египетских паломников, но и для всех паломников без ограничения. В частности, египетская делегация предлагает:

1. Присутствующие делегации должны обратиться к своим правительствам и народам с предложением направлять в Хиджаз медицинские миссии для приема паломников, которые возвращались бы обратно после завершения паломничества.

2. Мусульманским правительствам объединить усилия для создания постоянных и полностью укомплектованных больниц.

3. Создание мобильной медицинской службы неотложной помощи для быстрого реагирования на вспышки заболеваний, которые могут происходить с паломниками во многих отдаленных пунк­тах, таких как Мина, Арафат. Это должны быть мобильные бригады, имеющие все необходимое для самых неотложных случаев.

4. Специальные скотобойни, отделенные от мест обитания и размещения людей должны быть построены для жертвоприношений.

5. Должны быть созданы склады для продажи медикаментов и фармацевтической продукции по приемлемым ценам.

6. Должна быть создана медицинская комиссия, задачей которой являлось бы уничтожение насекомых и контроль продуктов питания, элементарных правил гигиены в местах торговли.

7. Должны быть построены общественные туалеты современной системы в различных пунктах, где собираются паломники.

8. Учитывая, что паломники испытывают большие трудности с питьевой водой в Джидде, Мекке, Ямбо, и особенно в течение сезона паломничества; что во многих из этих пунктов вода отсутствует или не является чистой; что паломники иногда не могут купить эту воду из-за ее дороговизны; что микробы, которые распространяют болезни и эпидемии, находятся в главным образом в воде, так как за ней не смотрят и не содержат в укрытии, защищенном от всех загрязнений, предлагается:

а) улучшить состав воды в Мекке с помощью современной системы дренажа;

б) установить насосы на резервуарах воды и в колодцах, находящихся в городах, так же как в открытых водоемах в Мине и Арафате, канале, подающем воду источника Зобейда, для того, чтобы питьевая вода, плохо контролируемая и защищенная, наконец, отвечала бы нуждам паломников.

Мирале эль-Миссейри-бей, долго излагал свое предложение. Несколько делегатов спросили:

«Из каких фондов оно будет финансироваться?».

Шейх эль-Завахири им ответил, что после принятия этих проектов Конгресс потребует у правительств по доброй воле разделить проекты на части и определить части для каждого. В случае, если эти разделы не будут взяты, Конгресс сделает необходимые шаги помимо правительств и мусульманских народов, чтобы собрать средства, нужные для их осуществления.

После короткой дискуссии все эти предложения были поддержаны. Мирале эль-Миссейри-бей представил затем Ассамблее ряд рекомендаций к проектам, изложенным выше:

1. Желательно, чтобы исполнители и служащие были набраны среди жителей Хиджаза, исключая техников, медиков и инженеров, которые будут приглашены из мусульманских государств, имея в виду, что они должны быть людьми набожными и добрыми, и приглашаются они до того времени, пока их не смогут заменить местные специалисты.

2. Усовершенствовать порт в Джидде и построить там маяки.

3. 3аписать имена всех паломников, прибывающих в Хиджаз с указанием их национальности для того, чтобы Конгресс мог знать точное число паломников из каждой страны, и какие налоги получены для общественно полезных проектов и благотворительности.

4. Сконцентрировать наследство иностранцев, умерших в Хиджазе, собрав его в байт аль-мале, где будет зарегистрировано имущество, входящее в это наследство, и которому будет поручено регулярно доставлять его наследникам умерших.

Ассамблея приняла эти рекомендации, поблагодарив Мирале эль-Миссейри-бея. К вопросу о первой рекомендации. Шейх Мухаммед Ахмед эль-Завахири объявил, что Египет будет счастлив принять миссию хиджазских школьников для обучения их медицине и математическим наукам, приобщения к управленческой деятельности и полицейской службе, наконец для специализации в сфере арабской литературы и религии. Он сказал, что Египет окажет этой миссии всю необходимую помощь, и облегчит ее задачу всеми возможными средствами.

Конгресс поблагодарил египетскую делегацию за это дополнение и попросил представить его собранию в форме предложения.

Вопросы устава

Было зачитано предложение турецкой, египетской, афганской и йеменской делегаций отложить вступление в силу устава до будущего года, чтобы дать время делегациям проконсультироваться с их правительствами. Ассамблея поддержала решение комиссии инициатив по этому вопросу, заявив, что Устав будет иметь силу для тех, кто его принимал, и остается незавершенным для тех делегаций, которые не участвовали в его разработке.

Рабство в Хиджазе

Следующее предложение было внесено от имени Мухаммеда Кефаятуллы (Индия):

«Конгресс, напоминая что Пророк проклял тех, кто продает свободного человека и назначает ему цену; что в принципе мусульманин никогда не должен быть обращен в рабство и что рабы обоих полов, которыми торгуют в Хиджазе, являются мусульманами, либо ранее свободными и захваченными силой, либо полученными по обмену, назначит комиссию, состоящую из людей, знающих ситуацию с рабством в Хиджазе де-юре и де-факто, проведет расследование и подготовит доклад для правительства Хиджаза, предложив прекратить, в соответствии с нормами шариата, торговлю рабами из уважения к исламской свободе и чтобы устранить любое рабство, поскольку оно противоречит правилам шариата»116.

Это предложение сопровождалось следующим решением комиссии инициатив:

«Комиссия, обсудив вышеизложенное предложение, решила представить его Конгрессу, высказав мнение, что правительство Хиджаза должно запретить всякое рабство, имеющее место в Хиджазе и противоречащее нормам шариата»117.

Ассамблея поддержала решение комиссии, после чего заседание было прекращено.

Семнадцатое заседание

Семнадцатое заседание Конгресса мусульманского мира, состоялось в зале Конгрессов в Мекке, в воскресенье, 23 зуль-хиджа 1345 года (4 июля 1926 года) в 3 часа утра (время арабское) под председательством шерифа Аднана.

После чтения и утверждения протокола предыдущего заседания президент объявил о прибытии Амина Шанкити делегата правительства Идриси, и предоставил ему слово для приветствия, в котором делегат кратко благодарил и представил верительные грамоты118.

Железные дороги Хиджаза

Шейх Рашид Рида сообщил Конгрессу о результатах переговоров, которые он имел с Е. В. королем Хиджаза, по поводу проектов железных дорог, принятых Конгрессом. Его Величество охотно согласился с этими проектами. Для него важно только чтобы во всех проектах, касающихся Хиджаза, было исключено иностранное вмешательство. Он полагает, что можно начинать строить железную дорогу между Джиддой и Меккой; после выполнения этого проекта можно перейти к следующему. Его Величество желает, чтобы необходимые средства были собраны по общественной подписке среди мусульманских народов, и на добровольной основе у паломников. Ни в коем случае король не желает ставить вопрос о создании общества. Мирале эль-Миссейри-бей заявил, что Египет примет активное участие в этих подписках. Его величество выразил ему свое удовлетворение и благодарность.

Мирале эль-Миссейри-бей, ссылаясь на одобрение королем Хиджаза проекта железной дороги между Джиддой и Меккой, предложил собранию избрать исполнительный комитет, чтобы немедленно приступить к работе. Длительная дискуссия развернулась по вопросу о том, кому следует доверить этот проект: Исполнительному комитету Конгресса, или создать специальный комитет. Эль-Миссейри-бей придерживался последней точки зрения. Со своей стороны шейх Мухаммед Ахмед эль-Завахири предложил, чтобы эта желез­ная дорога считалась вакфом в пользу мусульман, поскольку они собирают средства, и чтобы доходы от ее эксплуатации были направлены на удовлетворение интересов мусульман, относящихся к Хиджазу, и особенно в пользу паломников. Ассамблея поддержала первую часть этого предложения, но не согласилась с разделением доходов. Несколько делегатов подсказали, что надо будет позаботиться о компенсации жителям, в особенности погонщикам верблюдов, чьи интересы пострадают при строительстве железной дороги. Они заявили, что если интересы этих жителей не будут защищены, проект не может быть осуществлен. Они добавили, что во время переговоров с членами комиссии король продемонстрировал заботу об интересах населения и обратил их внимание на необходимость правительству обеспечить гарантии относительно прав и вакфов жителей Хиджаза при реализации экономических и иных проектов, касающихся святых мест. Другие делегаты высказали мнение, что прибыль от эксплуатации не должна распределяться между конкретными личностями, ее необходимо направить на совершенствование, развитие, и снижение стоимости средств передвижения. Это то, что будет способствовать благополучию всей страны, и выгодно всем ее жителям.

В конечном итоге было принято следующее предложение:

«Конгресс решил направить проект в исполнительный комитет, выбрав некоторое количество его членов для организации в их странах, соответственно комитетов по подписке, условившись, что названные члены будут связываться с исполнительным комитетом, перешлют ему квитанции, и будут следить за прохождением собранных средств».

Конгресс решил, во-вторых: построенные железные дороги будут считаться мусульманскими вакфами; доходы от их эксплуатации должны расходоваться в соответствии с правилами, зафиксированными в учредительном документе вакфа; собранные средства должны быть помещены в надежные финансовые учреждения и они будут расходоваться не иначе, как по решению Исполнительного комитета Конгресса, принятого в соответствии со специальным регламентом».

Затем заседание было прервано для полуденной молитвы.

Жалоба

При возобновлении работы председатель сообщил о полученной от жителей Хиджаза жалобе по поводу распределения хлеба, обычно присылаемого из Египта.

Мухаммед эль-Недви (Индия) сказал, что подобная жалоба перед сообщением Конгрессу должна быть направлена в комиссию119 Другие делегаты считали, что этот вид жалоб не относится к компетенции Конгресса. Шейх Мухаммед Ахмед эль-Завахири (Египет) настоял на этом. Он сказал, что чтение этой жалобы120 открывает ворота, которые потом очень трудно будет закрыть. В конечном итоге большинством голосов решили ее не зачитывать121.

Послание короля

Затем председатель Конгресса предложил обсудить послание короля, зачитанное на пятнадцатом заседании Конгресса. Шейх Рашид Рида сказал, что послание не подлежит обсуждению: речь идет о советах и мнениях, которые Конгресс принял к сведению.

Шейх эль-Завахири (Египет):

«В королевском послании трактуются фундаментальные вопросы, касающиеся религии и политики; с каких пор можно сказать, что Конгресс его принял к сведению? Я должен заявить, что мы не считаем себя связанными содержанием этого послания».

Председатель:

«Как можем мы не обсуждать послание, исходящее от суверена, которому мы обещали верность?»122.

Шейх Рашид Рида:

«Подобная дискуссия займет около двух недель, не считая того, что она способна породить бесконечные препирательства; поэтому лучше от нее отказаться».

Председатель:

«В таком случае, вы мне предоставили право оценивать все предложения как я считаю нужным».

Саид Амин эль-Хусейн (Палестина):

«Послание не является предложением.»

Председатель:

«Вы хотите считать, что это послание вам прочитано, но вами не изучалось?»

Голос: «Да.»

Шейх Ахмед эль-Завахири (Египет):

«Если вы хотите считать, что мы не принимали это послание, то мы не видим в этом никакого неудобства. Но если напротив, вы считаете, что мы его приняли как факт, мы обязаны будем воздержаться и потребовать от вас внести наше заявление в протокол заседания».

Хусейн Абдель-Кадер, председатель делегации Йемена, присоединился к этому заявлению, турецкая и афганская делегации отсутствовали.

После этого ассамблея приняла ряд рекомендаций123, потом председатель вернулся к жалобе относительно распределения египетских даров, поступившей в Конгресс, приступив к чтению документа, на что египетская делегация покинула зал, вслед за нею ушла индийская... Заседание было закончено из-за отсутствия кворума.

Восемнадцатое и последнее заседание

Восемнадцатое и последнее заседание Конгресса мусульманского мира состоялось в зале Конгрессов в Мекке, в понедельник, 24 зуль-хиджа 1344 года (5 июля 1926 года) в 3 часа утра (время арабское), под председательством шерифа Аднана, председателя Конгресса.

Протокол предыдущего заседания был прочитан и утвержден.

Маан и Акаба

Шейх Рашид Рида, при поддержке Мухаммеда Сулеймана эль-Корачи (Индия) внес следующее предложение:

«Конгресс, считая, что регион Маан и Акаба является частью Хиджаза, которая принадлежит мусульманам в соответствии с рекомендацией, данной Пророком на смертном ложе; считая, что шериф Али, сын шерифа Хусейна, заключил соглашение со своим братом, шерифом Абдаллой об отделении этого региона от Хиджаза и присоединении его к Трансиордании, что первый подтвердил рескриптом о передаче, а второй вступил во владение по своему рескрипту, считая, что шериф Али не был законным главой Хиджаза, так как он был назначен и облечен властью так называемой националистической партией, созданной несколькими личностями из числа ставленников самого шерифа Али и не имеющей никакого авторитета. Столица, большая часть территории и племен Хиджаза в это время находились под властью султана Неджда; считая что даже законная власть не имеет права распоряжаться по своей собственной инициативе какой-либо частью страны в пользу другого государства; считая, что регион Трансиордания находится под господством немусульманских держав на основании нового режима мандата; считая, что данный факт делает это присоединение еще более тяжелой ошибкой, и установив очевидное нарушение рекомендации Пророка, данной на смертном ложе, и что все мусульмане должны усилить борьбу за ее реализацию, чтобы Хиджаз оставался целостным, населенным только мусульманами, запрещенным для других, избавленным от их господства и власти; по этим мотивам, и во исполнение вышеназванной рекомендации Пророка, решил:

1. Протестовать против вышеупомянутого отделения.

2. Поручить правительству Хиджаза предпринять необходимые шаги для возвращения региона Хиджазу всеми возможными путями.

3. Потребовать от мусульман поддержать усилия названного правительства в данном направлении».

Шейх Рашид Рида развил это предложение и был поддержан несколькими делегатами.

Господин Тауфик-бей, консул Египта в Джидде, поднялся и сделал от имени египетской делегации следующее заявление:

«Это предложение относительно региона Маан и Акаба выходит за рамки приглашения, которое было направлено нам перед созывом Конгресса; вследствие этого, по поручению египетской делегации, я заявляю от своего имени и от имени моих коллег, что мы ни в коем случае не можем обсуждать это предложение, и я прошу президиум внести наше заявление в протокол».

После этого египетская делегация покинула зал. 3а ней последовали афганская и турецкая делегации, присоединившиеся к ее мнению.

Тем не менее, ассамблея продолжила обсуждение предложения, которое в конечном итоге было принято в отсутствие трех вышеупомянутых делегаций.

Выборы Исполнительного комитета

После этого председатель поставил вопрос о выборах генерального секретаря и членов Исполнительного комитета. Мулла Мухаммед Али (Индия) высказался за то, чтобы отложить эти выборы на три месяца, так как это очень деликатный вопрос, и необходимо дать время, чтобы хорошо подумать над выбором, который будет сделан. Последовала длительная дискуссия, затем заседание было прервано, чтобы дать возможность делегатам обменяться мнениями по рассматриваемому вопросу.

Возобновив заседание, Конгресс решил:

1. Отложить на 3 месяца избрание членов Исполнительного комитета.

2. Создать временный комитет в следующем составе: Шериф Аднан – председатель; шейх Хафиз Вахба, шейх Абдель Азиз эль-Атики, шейх Сулейман Кабель и шейх Мухаммед Нассиф, поручив ему ведение неотложных дел до прибытия шести членов или большинства членов постоянного состава комитета, которые будут избраны следующим образом:

а) инженер-железнодорожник, Турция;

б) инженер-строитель, Египет;

в) финансист, Индия;

г) специалист по образованию и педагогике, Сирия и Палестина124

д) специалист по санитарным вопросам и юрист из Неджда и Хиджаза.

3. Члены исполнительного комитета не могут заниматься другой работой и выполнять другие обязанности.

4. Назначить эмира Шекиба Арслана исполнять обязанности генерального секретаря, если он откажется, комиссия, состоящая из муллы Шавката Али, шейха Рашида Риды, Мухаммеда эль-Миссейри-бея, шейха Абдель-Азиза эль-Атики и Амина эль-Хусейна, подберет по общему согласию кандидатуру на этот пост.

Его Превосходительство Джилани-хан, председатель афганской делегации, сказал, что эта делегация, так же как и делегация Турции, не имеет необходимых полномочий, чтобы принимать участие в вопросах Исполнительного комитета и политических делах, железных дорог и что, следовательно, они заявляют о невозможности участвовать в выборах Исполнительного комитета.

Шейх Мухаммед Ахмед эль-Завахири (Египет), в свою очередь, заметил, что к египетской делегации вопрос о выборах членов Исполнительного комитета тоже не относится, так как ранее Конгрессом было принято предложение отложить введение в действие устава в нескольких странах до того момента, пока не будут проведены консультации с правительствами этих стран и не будет получено их согласие.

Сбор средств по подписке для железных дорог

Мирале эль-Миссейри-бей (Египет) предложил Конгрессу принять решение, обязывающее всех делегатов Конгресса заняться, каждый в своей стране, сбором средств по подписке в пользу железной дороги Джидда – Мекка, и назначить Эмира Фейсала, сына короля Ибн Сауда почетным председателем Комитета по подписке.

Отзыв жалобы

Шейх Абдалла эль-Шиби (Хиджаз) поднялся и заявил, что веря, что правительство Хиджаза предпримет необходимые демарши к правительству Египта в целях защиты законных прав хиджазцев, он отзывает свою жалобу против образа действия египетского эмира Эль-Хата по поводу распределения даров и злаков, прибывших из Египта.

Восстановление мавзолеев

Индийские делегаты настояли на представлении Конгрессу предложения, которое они внесли в Комиссию инициатив, относительно восстановления разрушенных исторических памятников и мавзолеев. Другие делегаты выступили против рассмотрения этого предложения. В конечном итоге125 мулла Шавкат Али смог предложить резолюцию, поддержанную Шоибом Корачи:

1. Восстановление разрушенных исторических памятников в самый краткий по возможности срок.

2. Поддерживать неразрушенные мавзолеи.

3. Комиссии, сформированной из улемов суннитов и шиитов, и имеющей право решать в последней инстанции, будет поручено изучение вопроса о восстановлении разрушенных мавзолеев и условий этого восстановления.

Мулла Шавкат Али произнес взволнованную речь, отстаивая это предложение. По его словам, мусульмане Индии готовы поддержать своим взносом эту реконструкцию. Он сказал, что Низам Хайдарабада жертвует на эту работу миллион фунтов стерлингов, и если Конгресс не рассмотрит это предложение с благосклонностью, могут быть неприятные последствия.

После обсуждения предложение было направлено126 в теологическую комиссию, которая будет избрана мусульманскими улемами.

Затем председатель объявил о закрытии Конгресса127.

Печатается по : Congres du Monde musulman a la Mecque. Proces–verbaux (Pieces–annexes № 9-27). Revue du Monde musulman, Paris, 1926, LXIV, Р . 125-212128.

Перевод с французского С. А. Романенко

От переводчика. По техническим причинам мы не смогли опубликовать протокол 5-го и 12-го заседаний. На 5-м были обсуждены и приняты статьи 6–27 устава Конгресса. На 12-м обсуждали порядок работы комиссий.



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.