Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Сотрудничество советской дипломатии и мусульманского духовенства СССР в 20 - е годы XX века
16.01.2012

Глава II

Мусульмане СССР и Мекканский конгресс

В течение первого полугодия 1926 года политическая обстановка вокруг Конгресса обострилась, о чем свидетельствует и протест мусульман РСФСР против позиции пробританских элементов в духовенстве и среди общественных деятелей мусульманского Востока. Обострение возникло из - за окончательного перехода в мусульманских странах от обсуждения вопроса к организации Конгресса. В Мекке действовал организационный комитет Конгресса28.

Давление Великобритании, опиравшейся, кроме подконтрольной части духовенства, еще и на компрадорскую, т. е. экономически, а следовательно, и политически ориентированную исключительно и приоритетно на внешнеэкономические связи с Западной Европой вразрез с интересами своей страны, буржуазию, выразилось в созыве Конгресса в городе Каире. Уже в 1924 году в Каире был создан организационный комитет халифатистского конгресса, ядро которого составили, по некоторым источникам, так называемые великие улемы мечети Аль-Азхара, пользовавшиеся известностью и духовным авторитетом среди мусульман как в Египте, так и за его рубежами. Первоначально комитет предполагал провести Конгресс по вопросу об избрании халифа в марте 1925 года. Однако в 1925 году по ряду причин комитет вынужден был от­ло­жить созыв Конгресса еще на год.29 Среди причин важнейшими являются, пожалуй, две: слабая поддержка идеи созыва Конгресса в Каире, явно не обеспечивавшая необходимого кворума для принятия решений и проведения их в жизнь; организаторы Каирского конгресса очень хотели видеть среди его участников делегации от святой для мусульман земли – из Хиджаза. Но в 1925 году там бушевала война с султаном Неджда Ибн-Саудом, и королевству было не до Конгресса. Интересно отметить, что еще в марте 1924 года, т. е. вскоре после своего возникновения каирский комитет выступил с заявлением, в котором не только установил первую дату созыва Конгресса, но и выразил признательность немусульманским народам и правительствам за воздержание от вмешательства в чисто исламские вопросы, и в частности, в вопрос о халифате30. Это был, несомненно, реверанс в сторону Великобритании. Таким образом, каирские улемы нечаянно проговорились о том, кто стоит за идеей созыва Конгресса по халифату в Каире. Ведь если бы такового вмешательства действительно не было зачем было бы об этом заявлять? Комитет пытался таким образом скрыть роль Великобритании в этих событиях. В начале 1926 года закулисные «сторонники халифата» и каирский комитет решили, что далее откладывать созыв Конгресса нельзя: 3 февраля комитет установил твердую дату созыва Конгресса – 1 зуль-када 1344 года по мусульманскому календарю, т. е. 13 мая 1926 года31.

Конгресс проходил в Каире с 13 по 19 мая 1926 года, т. е. всего 7 дней. Конгресс провел лишь четыре заседания, 13, 15, 18 и 19 мая, и вынужден был прекратить свою работу32. Получилось так, что он не носил официального характера33. На нем не были представлены: Турция, Персия, Судан, Туркестан (Средняя Азия), Кавказ, мусульмане РСФСР, Афганистан и ряд других территорий. И это несмотря на то, что предварительно во все мусульманские страны и территории были разосланы приглашения на конгресс. Многие из прибывших делегатов не представляли никого, кроме самих себя, т. е. у них отсутствовали какие-либо уполномочивающие мандаты34. Кроме того, ряд желающих участвовать в Конгрессе не успели приехать в Египет к его началу35.

Решение вопроса о халифате и новом халифе потонуло в бесплодных дискуссиях о внутреннем регламенте и способах голосования, продолжавшихся все четыре заседания36. Нeвзирая на отчаянные усилия египетских улемов удержать дебаты лишь на религиозной поч­ве, т. е. не уклоняться куда - либо от вопроса о халифате, делегации Палестины и Сирии втянули Конгресс в прямое обсуждение политичес­ких вопросов и подвели его к формулированию протеста, по поводу некоторых политических событий, произошедших в Сирии в 1925 году. Поняв, что перечисленные выше государства и территории не примут участия в этом Конгрессе, последний прекратил свою работу, тем более что выяснилось – даже прибывшие делегации стали поворачивать его ход в не совсем желательную для организаторов стоpoнy. Даже правительство Египта уклонилось от официального участия в Конгрессе37.

Совершенно иначе, чем у каирского, сложилась судьба Конгресса в Мекке. Всемусульманский Конгресс или, как его назвали некоторые источники, Конгресс мусульман мира начался 7 июня 1926 года в Мекке, в Центре конгрессов, в 2 часа утра по арабскому времени, в присутствии 57 делегатов различных мусульманских стран и территорий, 157 приглашенных лиц и представителей прессы38. Список делегаций позволяет оценить значимость Конгресса.39

Делегации Индии.

I. Делегация Комитета халифата (4 человека):

1. Сулейман эль-Недви, председатель комитета;
2. мулла Мухаммед Али;
3. мулла Шавкат Али;
4. Шоиб Корачи.

II. Делегация ассоциации улемов Индии (4 человека):

1. Мухаммед Кефаятулла, председатель ассоциации;
2. Мухаммед Сейид;
3. Абдель-Халим эль-Садики.

4. Бекир Ахмед Осман

III. Делегация ассоциации «Улема эль-Хадис» (4 человека):

1. шейх Санаулла, председатель ассоциации;
2. шейх Хамидулла;
3. шейх эль-Газнави Абдель-Вахед;
4. шейх Исмаил эль-Газнави.

Анализ списка позволяет заметить, что в индийских делегациях практически нет светских лиц, причем в них широко представлено высшее духовенство: улемы и шейхи.

Объединенное государство Ибн-Сауда было нарочито представлено двумя делегациями: Неджда (5 человек) и Хиджаза (11 человек). Любопытный факт представляют собой так называемые египетские улемы в Хиджазе, каждого из которых, а их было 4 человека, допус­тили к участию в качестве делегатов персонально, в то время как все делегации имели лишь право общего голосования определенным количеством голосов. Судя по тому, что эти улемы были приглашены на Конгресс персонально, и в их числе оказался виднейший восточный мыслитель того времени Рашид Рида, речь идет, видимо, о группе авторитетных ученых, общественных и религиозных деятелей. Тремя лицами был представлен Асир, одно из феодальных государств в Аравии, оплот ваххабитов, находившееся в сильной зависимости от Ибн-Сауда40. Остров Ява – 4 человека. Причем сюда же относится и еще одна делегация –
ассоциации «Иршад Ява» – 2 человека.

Делегация Палестины:

1. Амин эль-Хусейн;
2. Исмаил Хафиз;
3. Агжаж Новехед.

Отметим, что Амин эль-Хусейн был, ни много ни мало, муфтием Иерусалима41.

Делегация Сирии:

1. Хасан эль-Макки;
2. Абдель-Гани-бей эль-Кааки;
3. Багат эль-Битар.

Далее следует назвать делегацию улемов Судана из двух человек, и делегацию ассоциации халифата Верхнего Нила из трех человек, которая была египетской. Много позже в ходе Конгресса к нему присоединилась более официальная, фактически государственная делегация Египта. И тогда же полномочия делегация ассоциации халифата Верхнего Нила были прекращены. С десятого заседания в Конгрессе принимали участие делегации Турции (два человека) и Афганистана (два делегата, переводчик, секретарь). Отметим что афганскую делегацию возглавлял посол этой страны в Турции, генерал Джилани-хан42. Участвовала в Конгрессе и делегация Йемена.

Таким образом из списка можно заключить, что в Конгрессе участвовал почти весь Ближний и Средний Восток, мусульманская Индия и Восточная Африка, и даже остров Ява. При этом делегация состояла преимущественно из духовенства, чаще всего высшего – улемы, шейхи. Это оказало свое влияние на решения Конгресса. Уже сам этот список показывает волю значительных слоев мусульманского населения в мире к решению каких - либо вопросов бытия сообща.

Делегация советских мусульман с самого начала принимала участие в Конгрессе43. Ранней весной 1926 года руководитель Центрального духовного управления мусульман РСФСР получил приглашение из Аравии на мусульманский Конгресс, который должен был состояться в Мекке44. Готовясь к поездке, Фахретдинов направил в Москву для переговоров об условиях поездки своего заместителя по ЦДУМ кадия Кашшафетдина Тарджемани (он же Тарджеманов)45. Еще ранее, по получении приглашения он направил две телеграммы, одна из которых нами уже рассмотрена, а вторая была адресована Г. В. Чичерину, где он сообщал, что готов ехать46. Заметим, что Фахретдинов, как и вся делегация в целом в качестве делегатов Конгресса в Мекке, были избраны мусульманским населением СССР47.

Все эти действия, а также тот факт, что эта делегация свободно выехала за рубеж, и то, что возглавил ее крупный прогрессист48, свидетельствуют о наличии расчетов на этот Конгресс у советской дипломатии. Об этом говорят и документальные данные. В материалах к отчету правительства СССР за 1925/26 бюджетный год в разделе «Международное положение СССР в 1925/26 г.», в параграфе «Хиджаз» сообщалось что «участие мусульман СССР на Конгрессе в значительной мере способствовало успеху последнего, и в то же время содействовало провалу другого конгресса, который в противовес Мекканскому пыталось созвать в Каире египетское духовенство для избрания халифа»49. В сообщении, в частности, говорилось, что мусульмане СССР были представлены делегацией духовного управления мусульман в Уфе50, что не совсем верно, поскольку на самом деле, как показывают другие источники, она была более широкой по составу представителей. Возглавлял ее муфтий Ризаэтдин Фахретдин, он же Фахретдинов, глава духовного управления мусульман в Уфе, или, как писали в корреспонденциях о Конгрессе некоторые египетские газеты и один журнал во Франции, «религиозный глава»51. В делегацию помимо него входили: Кашшафетдин Тарджемани; Габдеррахман Гомери из Астрахани; Тахир Ильяс из Казани; Мослахетдин Халил – Крым; Махди бен-Макул (или Максуд) – Сибирь; Абдель-Вахед эль-Кари – Туркестан. Позднее, в ходе Конгресса к ним присоединился Муса Бигиев52. Правомерно предположить, что делегаты из Крыма, Сибири и Туркестана так же, как и Фахретдинов, являлись главами духовных управлений. По количеству делегатов делегация Советской России уступала лишь принимавшей Конгресс стороне и Индии.

О том, какой статус был придан Конгрессу с самого начала, свидетельствует его торжественное открытие, на котором выступил советник короля, зачитавший в присутствии самого короля пространное и очень серьезное по содержанию послание главы принимающего государства, и где был произведен 21 залп из артиллерийских орудий, т. е. салют наций53.

Говоря о Конгрессе, следует вернуться к анализу списка делегаций. Анализ подтверждает мысль о том, что мусульманский Восток не желал допускать к участию в Конгрессе немусульман и, прежде всего, империалистические державы: в списке нет ни одной государственной делегации от этих держав, хотя вообще делегации, возглавлявшиеся официальными государственными лицами, в Конгрессе участвовали. Например, афганская, египетская.

Конгресс начал свою деятельность с установления руководящих должностей и избрания должностных лиц Конгресса. О положении советских мусульман, о том весе, который имел СССР на Конгрессе говорит избрание вторым вице-председателем Конгресса Ризаэтдина Фахретдинова, при том что председателем стал представитель принимающей стороны, «святой земли», а первым вице - председателем –
представитель Индии, один из лидеров движения халифатистов54. Председатель Конгресса Шараф Аднан получил при голосовании 44 голоса; первый вице - председатель Сулейман эль-Недви – 32 голоса; второй вице - председатель муфтий Фахретдинов – 30 голосов55.

Конгресс создал несколько комиссий, важнейшими из которых были две: комиссия по уставу Конгресса и комиссия инициатив. В комиссию по уставу вошел Фахретдинов. А комиссия инициатив состояла из 14 человек: председателя Конгресса, обоих вице - председателей и 11 - ти членов делегаций от Индии, Хиджаза, Асира, СССР, Явы, Судана56. Как следует из материалов Конгресса, комиссия разрабатывала, выносила на обсуждение и голосование в Конгресс проекты решений по всем важнейшим вопросам, рассматривавшимся на его заседаниях, кроме того, что готовилось для устава. Мусульмане СССР были представлены в ее руководстве Ризаэтдином Фахретдиновым, а в числе членов – Кашшафетдином Тарджемани из Уфы и Мослахетдином Халилом из Крыма57. В упомянутых выше материалах правительства СССР к отчету о деятельности за 1925/26 бюджетный год сказано, что «участие мусульман СССР на Конгрессе в значительной мере способствовало успеху последнего»58. Это же подтверждалось и некоторыми советскими востоковедами, писавшими о Конгрессе. О том же свидетельствуют и материалы Конгресса59. Делегаты из СССР получили возможность влиять на формирование проектов в комиссиях, в кулуарах Конгресса и сумели ею воспользоваться. Тем более, что этому способствовали личный авторитет и знания муфтия Фахретдинова. Его знали в образованных кругах стран Ближнего Востока, он был лично знаком с крупнейшими идеологами панисламизма, знал о разных умонастроениях мусульман этого региона, ориентировался в происходящих здесь событиях, многие годы выписывая ближневосточные газеты.

Таким образом мусульманское духовенство СССР принимало не­­посредственное участие в разработке всех важнейших решений Конгресса.

Для того чтобы оценить политическую и, в частности, дипломати­чес­кую деятельность советского мусульманского духовенства на Конгрессе, уделим должное внимание самому Конгрессу.

При изучении материалов Конгресса обнаружились следующие обстоятельства. Делегаты Конгресса на заседаниях практически избегали прямой конфронтации с Англией и Францией, но идея независимости Хиджаза и всего мусульманского мира прошла лейтмотивом через весь Конгресс. Многие из них выдвигали идеи, которые могли серьезно подорвать положение колониальных держав и в ближайшем тог­да будущем и главное – в перспективе. На Конгрессе обсуждались вопросы, имевшие откровенно политический характер, и, главным образом, вроде бы не политические, но на самом деле имевшие не только социально - экономическую но и политическую подоплеку, либо предполагавшие с самого начала политические последствия. Перечислим некоторые из обсуждавшихся на Конгрессе вопросов.

1. Один из главных – это вопрос о статусе и будущем Конгресса, как организации, объединяющей мусульман мира, в первую очередь – в борьбе за независимость60.

2. Не обсуждавшийся на Конгрессе вопрос о халифате61. Очевидно, что создание Конгресса, как постоянно действующей организации, о чем подробнее будет сказано ниже, снимало сам этот вопрос. Характерно, что ни один из делегатов, даже такой крупный теоретик халифатизма, как Рашид Рида, ни разу не упомянул о халифате, как о задаче настоящего и будущего (характеристика взглядов Рашида Риды, их значения тогда и в настоящее время содержатся в книге «История политических и правовых учений»/ Под редакцией академика В. С. Нерсесянца, М.: Норма, 2001. С.145 – 46, 154. Вот что написано на странице 154: «Взгляды Рашида Риды и Али Абдель-Разака по сути предопределили основные течения политической мысли на Арабском Востоке вплоть до настоящего времени»). Зато красной нитью через весь Конгресс прошла идея объединения мусульман для борьбы за независимость. То, что Мекканский конгресс не счел целесообразным даже поднимать вопрос о халифате, а также его конкретные шаги по созданию организации «Конгресс мусульман мира», – все это вместе поставило жирный крест на идее лорда Керзона использовать халифат в политических целях Великобритании на Ближнем Востоке.

3. О санитарном состоянии святых мест и мерах по их улучшению62. Этот вопрос имел и политическое значение, ибо колониальные державы, входившие в Лигу Наций, пытались его использовать для вмешательства во внутренние дела арабов и возможного вторжения в Хиджаз.

4. Вопрос об управлении и эксплуатации железных дорог, ведущих к святым местам 63, имел не только экономическое, но и важное политическое значение. Англия и Франция стреми­лись взять дороги под свой контроль. Ибн-Сауд отстаивал необходимость защиты дорог от иностранного влияния.

5. Большинством голосов Конгресс поддержал идею присоединения к Хиджазу районов Ма­ан и Акаба64.

6. Конгресс рассмотрел и вопрос об иностранных кон­цессиях в Хиджазе, в целом своими ре­ше­ниями пол­ностью ис­ключив возможность овладения ими западными державами, даже че­рез зависимые от них круги на мусульманском Ближнем Востоке, т. е. вообще косвенным путем, не говоря уже о пря­­мом65. С другой стороны, открывалась возможность любым не­зависимым мусульманским государствам участ­вовать в них, вкладывать средства в экономику Хиджаза.

7. Вопрос о веротерпимости в святых местах66. Этот воп­рос воз­­ник в связи с имевшими место в 20-е гг. инцидентами на религиозной основе в святой для мусульман земле между суннитами, шиитами и местными ваххабитами67. Кефаятулла внес на обсуждение Конгресса следующее предложение: в святой для всех мусульман земле каждый из них имеет пра­во молиться свободно, в соответствии с теми традициями, которых он придерживается68. Иначе говоря, если он суннит – как суннит, если шиит – как шиит, и т. д. Предложение Кефаятуллы чуть не потонуло в жарких спорах, развернувшихся на Конгрессе по этому поводу. Но ситуация изменилась после выступления главы афганской делегации генерала Джилани - ха­на. Генерал заявил, что предложение комиссии ини­циатив отражает общую позицию по данному вопросу индийской, йеменской, российской (советской), турецкой, афганской делегаций. В частности, он заявил: «Мы все здесь должны работать на союз мусульман и исключить любые разногласия, которые могут быть использованы иностранными интригами»69. Помимо этого, он сказал, что политика правительства Хиджаза должна быть основана на свободе обрядов и вернуть Хиджазу симпатии мусульманского мира. Благодаря твердой позиции, занятой вы­шеназванными делегациями, 1 июля 1926 года Конгресс решил, что мусульмане всех об­рядов, прибывающие в Хиджаз, «...должны быть в состоянии совершить свои культы, свои церемонии и свои действия без помех, и чтобы не наносить ущерба достоинству живых или мертвых, не нарушать единые правила, установленные улемами всех обрядов, но имея в виду, что только улемы каждого обряда имеют право решать, соответствуют или нет действия того или иного мусульманина требовани­ям его обряда»70. Это решение фактически бы­ло поддержано королем Ибн-Саудом в его втором послании Конгрессу 8 июля 1926 года Это было первое в XX веке ограничение ваххабизма, как воинствующего течения ислама. Дополнительной причиной, повлиявшей на королевскую позицию, можно считать и то, что проект резолюции поддержала делегация из СССР. Заметим, на заседании Конгресса, посвященном этому вопросу, в числе других активно выступали Муса Бигиев, а за­тем Кашшафетдин Тарджемани 71, которые поддер­жали проект резолюции. Кроме того, выступление Джилани - хана – свидетельство активной  работы советской делегации в кулуарах Конгресса. Ведь в протоколах Конгресса, естественно, не упоминаются предварительные переговоры между перечисленными Джилани-ханом делегациями.

Этот же вопрос в форме общей задачи продублировали в статье 2 устава Конгресса, о чем подробнее будет сказано несколько ниже.

Приняли конкретные предложения, как то: создание сиротских домов и народных школ в Мекке; реформа образования в Хиджазе через создание начальных школ в Мекке, Таифе, Джидде и Медине, средних школ и одной теологической школы; организация в Мекке коммерческой выставки продукции мусульманского мира72.

Всемусульманским конгрессом был принят очень важный документ, о котором уже упоминалось выше: статут, или, иными словами, устав Конгресса как международной организации. Этот документ приняли большинством голосов. Важно заметить, что принимался он постатейно. При этом проект устава явно был подготовлен организационным комитетом Конгресса заранее, поскольку постатейное принятие началось уже со второго заседания Конгресса. Обычно в таких случаях, если нет проекта, сначала создают соответствующую комиссию, и ей поручают разработать проект документа, а лишь после того как проект готов, общее собрание его рассматривает. Добавим, что  этот уже готовый проект при постатейном принятии обсуждался и постатейно же изменялся в соответствии с принимаемыми предложениями делегатов. Комиссия по уставу принимала различные предложения от делегатов, и обрабатывала в соответствии с ними части проекта, вынося их в доработанном, или серьезно измененном, виде на очередное общее заседание Конгресса, где они обсуждались и принимались73.

Рассмотрим что же именно разрабатывали вместе с дру­гими делегатами, а затем одобрили, духовные деятели ислама из СССР.

Статут состоит из 32 статей. Интересными для историков являются все. Но наиболее важными – первые пять и тридцать вторая. Статья первая дает оценку статусу Конгресса. Отныне и далее он именуется как «Конгресс мусульманского мира»74.

Статья два 75 определяет важнейшие цели Конгрес­са:

1) способствовать взаимопознанию мусульман;

2) «изучать и улучшать (Подчеркнуто мной.– В. Р.) по­ложение мусульман с различных точек зрения: религиозной, социальной, моральной, экономической»76.

Третий пункт гласит о желании Конгресса обеспечить безопасность Хиджаза, создав там надлежащие санитарно - гигиенические условия, развить средства коммуникации, облегчая тем самым паломничество. В этом пункте Конгресс также заявляет, что имеет своей целью «гарантировать неприкосновенность Хиджаза и соблюдение его прав»77. Особо следует отметить, что согласно третьему пункту Конгресс считает необходимым «добиться устранения всех препятствий к исполнению религиозных обязанностей»78. Из контекста пункта видно, что речь идет об отправлении обрядов на святой для мусульман земле –
в Хиджазе.

Перейдем к содержанию статьи третьей 79 устава Всемусульманского конгресса. Согласно ей Конгресс должен собираться каждый год, в Мекке, в сезон паломничества. Далее отмечается, что в случае невозможности собираться в Мекке, он «собирается в мусульманской стране, не подверженной иностранному влиянию»80, т. е., иначе говоря, в каком - либо другом независимом мусульманском государстве, которому империалистические державы не могут беспрепятственно диктовать свою волю. Далее сказано: «Если же это будет нереализуемо, то «Бойтесь Аллаха в меру возможного»81. «Бойтесь Аллаха в меру возможного» –
это айат из Корана.

Анализ первых трех статей позволяет сделать следующие выводы.

Конгресс, согласно статье 1 и п. п. «а» и «б» статьи 2, ставит своей целью внутримусульманскую консолидацию, внутреннее социальное, экономическое и культурное объединение мусульманского мира на планете. Отсюда логически вытекает и интеграция политическая. В соответствии с глобальными целями ставились и стратегические задачи:

а) обеспечение независимости Хиджаза и противодействие ущемлению его прав на международной арене, как одного из важнейших узлов, связывающих интересы мусульман;

б) обеспечение регулярности деятельности Конгресса в современных ему политических условиях.

Относительно каждой из этих задач имеются два обстоятельства, которые исследователь не должен упускать из вида. Касательно первой задачи – вопрос о санитарном состоянии святых мест по причинам, указанным выше, является неотъемлемой и важной ее частью.

Второе обстоятельство касается, соответственно, обеспечения деятельности Конгресса и непосредственно статьи третьей. В ней, как уже сообщалось выше, на случай невозможности для Конгресса собраться в каком - либо независимом от иностранного влияния мусульманском государстве приведено изречение из Корана, которое в уставе на французском языке в переводе на русский звучит так: «Бойтесь Аллаха в меру возможного». В примечании к статье дана ссылка на Коран: сура 3, айат 97 - й82. На первый взгляд, эта часть статьи содержит в себе лишь упование на Аллаха , если Англия и другие державы создадут непреодолимые барьеры для созыва Конгресса в дальнейшем. Но это лишь на первый взгляд. Обратившись к Корану в соответствии со ссылкой, мы увидим, что в уставе написана лишь половина изречения. Вторая же половина гласит: «и не умирайте иначе, как мусульманами»83. Таким образом Конгресс призывает всех мусульман наперекор массированному диктату империалистических держав продолжать борьбу за освобождение от колониального и полуколониального гнета, и, если надо, умереть в этой борьбе. В данном случае был использован прием, неоднократно применявшийся ранее в восточной дипломатии. Его можно назвать приемом недосказанности, когда произносится или пишется фраза, которая для непосвященного не имеет рационального объяснения, представляется ему малозначительной или чисто духовной по содержанию, но для «своих» и для политических союзников обладает и вполне рациональным смыслом, и является скрытой угрозой или вызовом для противника. Причем такого рода, что противник может и догадаться о реальном смысле, добавив к половине цитаты вторую, более важную, но ни в коем случае не сможет доказать кому бы то ни было рациональность произнесенной или написанной фразы. В данном случае это скрытый вызов Великобритании и другим капиталистическим державам, а также призыв к мусульманам бороться за свои права, невзирая на возможные в дальнейшем неудачи. Это скрытый, т. е. по-восточному прямой, вызов не только державам, имевшим прямые интересы колониального и полуколониального характера, но и в перспективе прочим державам, с аппетитами и повадками хищников.

Статья 4 устава Конгресса 84 развивает цели и задачи, поставленные в предыдущих статьях. В ней говорится о том, какие страны Конгресс как международная организация признает странами мусульманского мира. Это не только Афганистан, Персия (Иран), Турция, Ирак, Сирия, Палестина, Хиджаз, Неджд, Йемен, Трансиордания, Египет, Асир, Алжир, Тунис, Триполитания (Ливия), Марокко, Судан, страны Персидского залива. Это также Индия, Китай, Россия (ее мусульмане), Северная Америка, Южная Америка, Европа (ее мусульмане), Южная и Западная Африка, Восточная Африка, Занзибар, Риф, Конго, Абиссиния (Эфиопия), Ява и Суматра, Филиппины, Малайзия и Цейлон. Далее в статье говорится о распределении голосов на Конгрессе по странам, о чем уже говорилось ранее.

Согласно статье пятой Конгресс формируется из: делегаций независимых мусульманских государств; делегаций комитетов, созданных Конгрессом в мусульманских странах, надлежаще квалифицированных делегаций мусульманских народов.

Статьи с шестой по 31 - ю подробно говорят о структуре Конгресса как организации, его исполнительных органах, о голосовании, финансировании, кворуме, бюджете и других важных вопросах жизнедеятельности этого органа85, что также свидетельствует о достаточно серьезном отношении к Конгрессу и к его будущему со стороны большинства делегаций, а следовательно, и к целям и задачам, определенным первыми пятью статьями устава.

Заканчивая анализ данного документа, следует отметить еще одну любопытную деталь. Оберегая свою независимость, королевство Ибн-Сауда оградило себя от решений Конгресса на случай, если на нем при последующих созывах возобладают марионетки англичан и французов, вроде духовенства в Египте: в статье 32 говорится, что все предложения Конгресса, касающиеся непосредственно Хиджаза, направляются в правительство страны и там рассматриваются86. Но при этом Хиджаз и Неджд проголосовали по крайней мере за большинство решений первого конгресса, приняв и его устав87. Вряд ли можно усомниться в том, что этот политический ход был поддержан делегацией СССР, учи­тывая, что попытки пропихнуть проимпериалистические решения уже имели место быть на Конгрессе. Тем более, можно предположить, что советская делегация проголосовала и за 32 - ю статью88.

В дополнение ко всему отметим: было признано, что устав обязателен для исполнения всеми, кто его принял.

Всего через несколько лет после создания слабой, поч­ти эфемерной Лиги Наций и за несколько десятилетий до создания ООН началось создание крупной постоянно действующей, вполне дееспособной и вполне официальной международной организации, которая, с одной стороны, объединяла ряд государств с преобладающим мусульманским населением, а с другой стороны, – религиозные и общественно - политические организации мусульман в колониях (Палестина, Индия и т. д.) и на территориях, находившихся в составе немусульманских государств (в России, в Китае и т. д.). Эта организация существует до сих пор, имеет статус неправительственной организации при ООН, пользуется влиянием во многих мусульманских странах. Отказавшись в то время обсуждать идею халифата, Конгресс своими решениями и самим своим существованием в корне противоречил всем основам колониальной политики западных держав. В своих решениях он не только подрывал такую политику, но и вышел далеко за рамки этой проблемы, определив целью интеграцию мусульманского мира и наметив некоторые ее пути. Сам Конгресс собственно был одним из первых шагов к внутренней интеграции мусульманского мира.



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.