Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Ислам в современном мире №5-6 (2006)
29.04.2008
МИРОВАЯ УММА И РЕГИОНАЛЬНЫЕ МУСУЛЬМАНСКИЕ СООБЩЕСТВА В ЭПОХУ ГЛОБАЛИЗАЦИИ

Е.О. Андерсон

Некоторые аспекты распространения интернет-технологий на Арабском Востоке

Многоуровневые глобализационные процессы затрагивают все новые регионы земного шара, воздействуя в различной степени на все сферы общественной жизни, в том числе и на область массовой коммуникации. Увеличение в современном обществе удельного веса последней обусловлено как экономическими, так и идеологическими причинами. С одной стороны, укрупнение производства и расширение циркуляции финансового капитала требуют создания и поддержания мировой информационной сети для оперативного получения, обработки и обмена данных в целях успешного проведения экономических операций. С другой, логика развития общественной жизни, как и предупреждали многие мыслители XX в., привела к появлению человека нового типа, с максимально унифицированными личностными чертами и ориентированного на потребление — в том числе, и информации. В этом отношении СМИ играют роль создателя альтернативной реальности, обеспечивающей стабильность и интегрированность буржуазного общества. Последний феномен даже заставил некоторых философов вынести предположение, что теперь «само понятие демократии стало чисто условным и употребляется лишь как идеологический штамп»[1].

Наиболее заметное и значительное проявление глобализационных процессов в области массовой коммуникации — это процесс появления и расширения доступа к Интернету — глобальной коммуникационной сети, а также усиление влияния последней на общественные процессы. Данному процессу свойственны различные формы, темпы, методы и последствия проникновения, варьирующиеся от региона к региону, в зависимости от местной специфики. Анализ особенностей распространения Интернет-технологий на примере арабских стран Ближнего Востока дает понимание того, как видоизменяется этот феномен при взаимодействии с местной традиционной культурой. Следует подчеркнуть новизну и неисследованность данной темы, обусловленные, прежде всего, тем, что современные коммуникационные технологии, в том числе Интернет, только прокладывают себе путь на Арабском Востоке, следовательно, выявление общих закономерностей этого феномена представляет собой определенную проблему для исследователя. Однако трудности исследовательской деятельности в этом направлении компенсируются новизной и актуальностью темы, поставленной на повестку дня развертывающимися в современном мире информационными и социокультурными процессами.

Для понимания основных особенностей распространения Интернета, прежде всего, необходимо отметить неравномерный характер этого процесса, проявляющийся в соотношении регионов (в том числе Ближнего Востока) и отдельных стран.

Для наглядности рассмотрим две диаграммы, на одной из которых представлено процентное соотношение пользователей Интернета по регионам мира, на другой — степень охваченности Интернетом населения каждого из данных регионов. Можно увидеть, что основная часть пользователей Интернета сосредоточена в странах Юго-Восточной Азии, Европы и Северной Америки (соответственно, 35,6; 28,5 и 22,2%), а на Ближний Восток приходится лишь 1,8% пользователей (около 18,2 млн чел.). Однако данная статистика будет более наглядной, если ввести другой показатель и продемонстрировать, какой процент населения каждого из данных регионов имеет выход во всемирную информационную сеть. В результате обнаруживается, что лишь 9,6% населения Ближнего Востока пользуются Интернетом[2], что несопоставимо с показателями других регионов, в некоторых случаях превышающими 50 процентов.

Итак, Ближний Восток в целом, и арабские страны в частности, по-прежнему охвачены Интернетом в незначительной мере, несмотря на относительно бурный рост количества пользователей, за 5 лет увеличившегося в четыре раза[3].

Первоначально Интернет распространялся хотя и не бурными темпами, но достаточно планомерно: в 1991 г. Тунис стал первой арабской страной, предоставившей населению доступ в Интернет, затем в первой половине 90-х гг. аналогичный шаг предприняло большинство государств Арабского Востока, за исключением Саудовской Аравии и Ирака, жители которых получили возможность использования Интернет-технологий несколько позже, соответственно в 1999 и 2000 гг.[4]

Распространению Интернета способствовал ряд факторов (в частности, стремление населения получить безграничный доступ к информации для реализации собственного гражданского и исследовательского потенциала). Однако ключевую роль сыграла заинтересованность коммерческих структур, выступавших не только как пользователи, но и как провайдеры, обеспечивая весь характерный спектр услуг: электронная почта, базы данных, группы Usenet*, электронные конференции, поисковые системы, хостинг, поддержка авторских проектов и т. п. В конечном счете, коммерческие структуры заняли нишу, которая в других регионах принадлежит образовательным и исследовательским учреждениям, государственным и независимым. Все это косвенным образом сформировало одну из характерных черт ближневосточной интернет-культуры, а именно — использование глобальной сети как инструмента для поддержания связей коммерческих структур, а также зависимость от степени развитости телекоммуникаций в целом[5].

Тем не менее, несмотря на явную заинтересованность коммерческих структур в обратном и на наличие достаточных людских ресурсов, отставание Арабского Востока от других регионов по уровню развития Интернет-технологий очевидно. Чем же оно вызвано? Можно выделить две группы предпосылок — сопряженные с особенностями Интернета как коммуникационной технологии и с уникальными чертами арабской политической культуры. Обратимся к первой категории, включающей в себя проблемы, связанные с языком представленных в Интернете материалов, ценами на оборудование и программное обеспечение и неразвитостью инфраструктуры.

Языковая проблема сопряжена, во-первых, с тем, что большая часть ресурсов Интернета представлена на английском языке, и, во-вторых, что воспроизведение в электронном варианте символов арабского языка было долгое время затруднено отсутствием соответствующего программного обеспечения.

До недавнего времени арабские тексты были представлены в виде графических файлов, что значительно затрудняло их поиск и форматирование, либо воспроизводились с помощью неэффективной технологии, часто вызывавшей сбои[6]. Электронные разработки последнего времени позволяют решить данную проблему, однако актуальным остается вопрос о выработке единого унифицированного шрифта, наиболее удобного для набора и чтения текстов, и расширении выпуска программного обеспечения на арабском языке.

Вместе с тем, проблема с недостатком в Интернете материалов на арабском языке по-прежнему не преодолена. В этом заключается определенная дилемма: для увеличения числа арабоязычных ресурсов нужно увеличение числа пользователей, а оно зависит от количества материалов на арабском языке — а они достаточно нерепрезентативны. Последнее подтверждается тем, что, по некоторым данным, 65% сайтов содержат материалы, интерпретирующие события с позиций радикального ислама[7]. Это искажает представления посторонних наблюдателей о мусульманской религии, а также вызывает предвзятое отношение к тем, кто ее исповедует. Ресурсы, выражающие альтернативные точки зрения, сравнительно немногочисленны, хотя и выполнены с большим профессионализмом, что является одной из характерных черт ближневосточной интернет-культуры[8].

Ближний Восток отличается высокими ценами на компьютерное оборудование, программное обеспечение и сам доступ в Интернет: например, в Сирии, где средний доход на душу населения составляет 110 долл. в месяц, час работы в Интернете стоит 1 долл. Поэтому значительная доля населения предпочитает не приобретать персональный компьютер с выходом в Интернет, а периодически прибегать к услугам интернет-кафе или использовать ресурсы мобильного телефона. Постоянный доступ в Интернет может себе позволить лишь состоятельный представитель вестернизированной элиты, студент университета, имеющего выход в глобальную сеть, или работник компании, предоставляющей своим работникам аналогичные услуги.

Таким образом, широкие народные массы во многих случаях не имеют возможности постоянно пользоваться информационными ресурсами Интернета, оставленного на откуп специфичной группе населения — коммерческой и интеллектуальной элите[9].

Проблема, связанная с инфраструктурой, заключается либо в неприспособленности телефонных линий к высокому трафику*, либо в недостатке самих телефонных линий, либо в отсутствии достаточного количества провайдеров** (последнее объясняется стремлением некоторых правительств обеспечить себе монополию в области предоставления гражданам доступа к Интернету).

Главный фактор, связанный с особенностями арабской политической культуры, который препятствует распространению Интернета в арабском мире, — это противодействие правительств — в первую очередь, цензура. Прежде чем рассматривать собственно методы и формы цензуры, следует проанализировать, какие же угрозы для правящих режимов несет в себе Интернет?

Во-первых, Интернет подвергает сомнению монополию государства на информацию, предоставляя доступ к альтернативным трактовкам событий, что может угрожать общественному спокойствию и стабильности власти.

Во-вторых, Интернет способствует улучшению самоорганизации разного рода меньшинств (левых, гомосексуалистов, исламистов, христиан) в арабских странах, что в отдельных случаях может представлять опасность для идеологической гегемонии правительства.

В-третьих, Интернет способен выполнять функцию рупора оппозиции. Как отмечает египетский аналитик Гамаль Эйд, «многие оппозиционные группы, не находя места для активности в своих собственных странах, действуют из эмиграции, используя все предоставляющиеся за рубежом возможности для мобилизации своих сторонников и критики государственной политики»[10].

 Именно ввиду этих угроз государство использует ряд методов открытой и косвенной цензуры, чтобы ограничить чрезмерное распространение Интернета, среди которых наиболее распространены следующие:

В первую очередь, это закрепленные в законодательстве ограничения доступа в Интернет (особенно развиты в Тунисе и Бахрейне), базирующиеся на ограничительных законах о прессе или разработанные специально в отношении глобальной информационной сети. Распространена практика заключения пользователями Интернета контрактов, обязывающих их воздержаться от посещения ресурсов, «подрывающих общественный порядок»[11]. При этом, однако, отсутствует точное определение «подрыва общественного порядка», что, несомненно, открывает широкий простор для действий государства.

Кроме того, широко распространена «пассивная цензура», то есть мониторинг посещаемых населением интернет-ресурсов, и фильтрование информации с помощью специальных программ. Таким образом, большая доля информации становится недоступной для пользователей, что мотивируется ее «недостойным содержанием».

Государственными структурами практикуется и запрет отдельных сайтов и прокси-серверов***. Данная мера наиболее эффективна и доступна для правительств, и поэтому сравнительно широко распространена (особенно в Саудовской Аравии и Бахрейне). Следует заметить, что даже в том случае, если частным лицам разрешено выполнять функции провайдеров (как, например, в Египте), высший контроль над национальной телекоммуникационной сетью принадлежит государству.

Несомненно, все эти методы не являются универсальными и не могут полностью предотвратить доступ населения к информации, представляющей угрозу для правящих режимов. Пользователи Интернета в арабских странах научились обходить эти ограничения, прибегая к услугам иностранных провайдеров, специальных программ и прокси-серверов, а также используя электронную почту как способ обмена информацией. В случае прямых репрессий со стороны государства (заключение в тюрьму граждан, посещавших запрещенные ресурсы), в ситуацию иногда также вмешиваются организации по защите прав человека[12].

Достаточно остро стоящий вопрос о цензуре и о том влиянии, которое Интернет оказывает на социальное развитие арабских стран, вызвал к жизни целый спектр мнений как на Западе, так и на Арабском Востоке. Специалисты по ближневосточному региону и информационным технологиям, а также мусульманские общественные деятели зачастую придерживаются противоположных позиций по этой проблеме, что вызывает необходимость разобраться в этом разнообразии мнений.

Точка зрения, преобладавшая на Западе на начальном этапе распространения Интернета в арабских странах и сохраняющая авторитет и в наши дни, может быть сведена к следующему утверждению: «Чем шире доступ населения к не подвергнутой цензуре информации, тем лучше оно информировано и тем больше оно склонно предъявлять требования к государству»[13]. Приверженцы этого мнения утверждают, что «изменения, принесенные новыми технологиями неоспоримы», и видят проявления последних в «увеличении объема информации, новых подходах к ее интерпретации и появлению новых сообществ»[14]. Тот факт, что достаточно жесткие режимы продолжают существовать, несмотря на гипотетическую демократизацию, объясняется обычно инерцией мышления и недостатками технического характера (например, недостаточно развитой инфраструктурой).

В то же время, многие исследователи отказались от изложенной выше позиции, аргументируя это ее механистичностью и наивностью. «Представление… будто наличие “демократических механизмов” само по себе обеспечивает свободу человека, а их отсутствие ее подавляет — плод наивности, почти неприличной»[15]. Специалисты все более склоняются к мнению, что Интернет — это «палка о двух концах», инструмент, который может использоваться в противоположных целях, причем с одинаковой эффективностью. «Он может свободно распространять информацию — и способствовать усилению контроля правительств над жизнью населения. Он может увеличивать степень участия в политических процессах — и сеять раздоры в различных сообществах. Он может укреплять международные связи через информационный доступ — и ослаблять их своими новыми угрозами»[16].

Необходимо заметить, что мусульманская элита, несмотря на актуальность вопроса об отношениях между исламом и Интернетом, все еще не выработала единой позиции по данной проблеме, хотя в ожесточенных дискуссиях недостатка определенно нет.

Лишь меньшая часть мусульманской элиты настроена однозначно отрицательно к распространению Интернета, но немногие разделяют и столь распространенную на Западе всецело положительную оценку данного феномена.

Большинство религиозных деятелей придерживается умеренной позиции. Они рассматривают Интернет как средство для обновления ислама и консолидации уммы, в том случае, если мусульмане смогут отразить натиск необъективной, с их точки зрения, информации об исламе, которой наводнен Интернет[18]. В то же время высказываются и опасения. Одни указывают на возможное искажение основ религии из-за широкого распространения в Интернете ресурсов, пропагандирующих мировоззрение радикальных ветвей ислама[19]. Другие предостерегают от таких последствий распространения Интернета, как эрозия общественной морали и угроза душевному развитию наиболее незащищенных категорий населения (например, детей): «С постоянно растущей ролью Интернета и уменьшением эффективности методов его ограничения, опасность велика, как никогда»[20].

Итак, хотя часть мусульманских общественных деятелей рассматривает Интернет как однозначно отрицательный феномен, угрожающий исламским ценностям и способствующий разложению традиционного общества, большинство придерживается более умеренных взглядов. Однако примечателен тот факт, что многие специалисты преодолевают однобокую позицию и высказывают точку зрения, в принципе сходную с мнениями их западных коллег: в их трактовке Интернет выступает как своеобразный «обоюдоострый меч», инструмент, который можно использовать как во вред, так и во благо исламских ценностей[21].

Итак, глобальная информационная сеть Интернет превратилась за последние пятнадцать лет в значительный фактор, влияющий на социальные процессы на Арабском Востоке. Распространение доступа к широким массивам информации привело к изменениям в мировоззрении части населения, сделав его более гибким и открытым для восприятия иных традиций и ценностей, без потери национальной и культурной идентичности. Не только Запад открывается для Арабского Востока, но и Восток — для Запада: несмотря на засилье однобоких евроцентристских концепций, имеется тенденция к распространению более объективного взгляда на арабскую культуру и религию, что, несомненно, является положительным моментом. В то же время, имеется и оборотная сторона данного процесса. Новые «вызовы», порождаемые Интернетом, заставляют правительственные структуры вырабатывать более жесткие методы контроля над информацией в стремлении сохранить статус-кво. Кроме того, благодаря Интернету развернули активность многие недобросовестные индивидуумы и организации, дискредитирующие своими действиями арабское и исламское сообщества.

Процесс распространения Интернет-технологий на Арабском Востоке пока не завершен и позволяет вывести лишь самые общие представления о дальнейших путях его развития и о возможном влиянии на межкультурные связи и процессы внутри региона. В том случае, если рассмотренные в статье препятствия для распространения Интернета не будут преодолены, то создание единого арабского информационного пространства будет отложено на неопределенный срок, и Интернет останется прерогативой арабской интеллектуальной и деловой элиты. В этом случае основной акцент будет смещен на развитие коммуникационных технологий, необходимых для упрощения и автоматизации деловых операций. В рамках данного сценария значительный потенциал имеют государственные информационные проекты, роль которых в популяризации Интернета, тем не менее, ограничивается противодействием большинства арабских правящих режимов частной инициативе в области современных коммуникационных технологий.

Иной вариант развития событий, как представляется автору, менее вероятен, однако нельзя отрицать возможность повышения доступности Интернет-технологий ввиду изменения позиции правящих режимов Арабского Востока в направлении отказа от полной монополии на информацию и преодоления наиболее острых инфраструктурных проблем. В этом случае в рамках Интернета будет складываться общность носителей арабской культуры, что окажет значительное влияние на социокультурные и политические процессы в регионе. Кроме того, популяризация Интернет-технологий даст стимул раскрытию потенциала мобильной связи, уже сейчас являющейся на Арабском Востоке альтернативой персональным компьютерам в отношении доступа к Интернету, что станет вкладом в развитие информационных технологий не в региональном, а в мировом масштабе.

Так или иначе, окончательные итоги по вопросу распространения Интернет-технологий на Арабском Востоке подводить еще рано, поскольку данный процесс только набирает обороты и в значительной мере зависит от колебаний в нестабильной политической и социальной обстановке в регионе.

[1] Кара-Мурза, Сергей Георгиевич. Манипуляция сознанием. — М.: Изд-во Эксмо, 2006. — С. 38.

[2] В отчете Oxford Internet Institute «The Internet in the Middle East, Kuwait and Beyond» (www.oii.ox.ac.uk/sdp/pdfs/Wheeler Reading 28th July.pdf) высказывается гипотеза, что официальные данные страдают недооценкой степени распространения Интернета на Ближнем Востоке, так как не учитывают значительное количество пользователей интернет-кафе, а также получающих доступ в Интернет через мобильные телефоны.

[3] Вся статистика по динамике интернетизации взята с www.internetworldstats.com

[4] Eid Gamal. The Internet In the Arab World. A New Space of Repression? // http://www.hrinfo.net/en/reports/net2004/ — The Arabic Network for Human Rights Information.

[5] Anderson Jon. The Internet and the Middle East: Commerce Brings Region On-Line // http://www.georgetown.edu/research/arabtech/meer97.htm  Arab Information Project

[6] Alterman Jon. New Media, New Politics? From Satellite Television to the Internet in the Arab World // http://arabworld.nitle.org/texts.php?module_id=13&reading_id=1032&sequence=1 — Arab Culture and Civilization.

[7] Eid Gamal. The Internet In the Arab World. A New Space of Repression?

[8] Anderson Jon. The Internet and the Middle East: Commerce Brings Region On-Line.

[9] Более подробную информацию о среднем пользователе Интернета на Ближнем Востоке можно узнать из исследования Университета Корнуолла (http://www.library.cornell.edu/colldev/mideast/intmid2.htm)

[10] Eid Gamal. The Internet In the Arab World. A New Space of Repression?

[11] al-Zubaidi Layla. Walking a tightrope: News Media and Freedom of Expression in the Arab Middle East// http://www.qantara.de/uploads/463/media_study.pdf — Dialogue with the Islamic world.

[12] The Internet in the Middle East and North Africa // http://hrw.org/advocacy/internet/mena/index.htm — Human Rights Watch.

[13] Kirchner Henner. Internet in the Arab World: A Step Towards “Information Society”? // www.journalism-islam.de/Internet/massmedia.pdf — journalism-islam.de

[14] Alterman Jon. New Media, New Politics? From Satellite Television to the Internet in the Arab World.

[15] Кара-Мурза, С. Г. Манипуляция сознанием. — М.: Изд-во Эксмо, 2006. — С. 37.

[16] Peled Alon. Debunking the Internet Myth:

Technological Prophecies and Middle East Politics // http://www.meforum.org/article/71 — Middle East Forum

[17] Abdelaziz Omar. The Internet: Freedom Or Prison? // http://www.islamonline.net/iol-english/dowalia/art-23-12/art3.asp — IslamOnline.

[18] Prof. Shahul Hameed. Islam in “Cyberia”/ 21.07.2004// http://www.islamonline.net/english/Contemporary/2004/07/Article02.shtml — IslamOnline.

[19] Ghanem Tarek A.. Muslim Internet: Reduce, Fragment, Change in Values/ 22.11.2004// http://www.islamonline.net/english/Contemporary/2004/11/Article02.shtml — IslamOnline

[20] Azzalagi Ihab. Controlling the Internet: Myth or Reality? // http://www.islamonline.net/iol-english/dowalia/society-20-12/society1.asp — IslamOnline

[21] Adamu Abdalla Uba. Islam and the Internet // http://www.kanoonline.com/publications/islam_and_the_internet.htm — Kano Online

* Usenet – одна из старейших компьютерных сетей, состоящая из новостных серверов и используемая для общения и обмена файлами.

* Трафик (от англ. traffic — дорожное движение) — объем информации, передаваемой по сети.

** Провайдер/Интернет-провайдер — (от англ. Internet Service Provider, ISP) — организация, предоставляющая услуги доступа к Интернету и иные связанные с Интернетом услуги.

*** Прокси-сервер — Прокси-сервер (от англ. proxy — «представитель, уполномоченный») — служба в компьютерных сетях, позволяющая клиентам выполнять косвенные запросы к другим сетевым службам.



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.