Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Ислам в современном мире №5-6 (2006)
29.04.2008
МИРОВАЯ УММА И РЕГИОНАЛЬНЫЕ МУСУЛЬМАНСКИЕ СООБЩЕСТВА В ЭПОХУ ГЛОБАЛИЗАЦИИ

Е.С. Мелкумян

Подходы арабо-мусульманского сообщества к процессам демократизации

В странах арабо-мусульманского ареала происходят реформы, направленные на расширение основ демократии в их политической системе, защите прав человека, создании условий для равноправного участия женщин во всех сферах социально-экономической и политической жизни. Примером таких изменений могут быть, прежде всего, проведение свободных демократических выборов в законодательные органы власти, которые за прошедшие несколько лет состоялись в Тунисе, Алжире, Марокко, Египте, Иордании, Йемене, Кувейте и в Палестинской Национальной Администрации (ПНА). Выборы в муниципальные советы, которые впервые прошли в Саудовской Аравии вполне правомерно поставить в этот же ряд, тем более, что они ознаменовали собой еще один принципиально важный этап политических реформ в этой стране, охватывающих как расширение полномочий и влияния на принятие политических решений Консультативного совета, так и активизацию деятельности общественных организаций.. Предоставление политических прав женщинам в Бахрейне, Омане и Кувейта также стало подтверждением тех кардинальных изменений, направленных на расширение демократии, ареной которых являются арабо-мусульманские государства. Кроме того, в арабо-мусульманских сообществах все большее внимание уделяется проблеме нарушений прав человека. Для активного вмешательства в решение этих проблем создаются как правительственные, так и неправительственные организации. Их цель - защита прав человека в ее широкой постановке ,что подразумевает не только предоставление базовых прав представителям арабо-мусульманского мира, но и расширение их участия в принятии политических решений, свободу слова и проведения манифестаций, улучшение условий содержания заключенных и многие другие права, которые зафиксированы в соответствующих международных документах, а также документах арабских и мусульманских организаций.

Несмотря на происходящие в политической системе арабо-мусульманских стран изменения, в трудах западных исследователей ставится вопрос о том, соответствуют ли положения ислама процессам демократизации, и не является ли ислам тормозом для проведения политических реформ в арабо-мусульманском ареале? Можно ли соотнести поведение, нормы и религиозные убеждения жителей арабо-мусульманских стран с их представлениями о демократическом правлении или внедрении элементов демократии в общественно-политическую жизнь этих стран? Такие западные специалисты как С. Хантингтон, С. Липсет, Б. Левис утверждают, что ислам не совместим с демократией[i]. Их аргументация основывается на следующих положениях: в исламе нет разделения между религиозной и светской властью, существует беспрекословное послушание властям, подчинение индивидуальных устремлений интересам мусульманской общины. Таким образом, авторы приходят к выводу о том, что арабо-мусульманские страны не могут быть демократическими.

Другая группа западных исследователей напротив стремится доказать, что ценности ислама отнюдь не противоречат процессам демократизации в странах арабо-мусульманского ареала. Анастасия Ксенияс – политолог, представляющая Колумбийский университет США, в статье «Хантингтон и демократический мир» выдвигает идею о том, что «религиозные институты, как любые иерархические структуры, могут выбирать и поддерживать те или иные режимы, в зависимости от различных факторов и обстоятельств…»[ii]. Она не делает исключения и для ислама. Более того, в своей статье она приводит мнение двух американских исследователей  - П. Норриса и Р. Инглехарта, проводивших сравнение политических и социальных ценностей в западных и мусульманских обществах, используя данные справочника «Мировые ценности (the World Values Survey)». Эти исследователи пришли к выводу о том, что в мусульманских обществах не меньше демократических идеалов, чем в западных и, что Запад не отличается  от ислама в приверженности демократии[iii]. Этот тезис подтверждается и эмпирическими исследованиями, проведенными другим ученым,  также представляющим западную школу - М. Мидларски, который пришел к заключению о том, что нет негативной связи между исламом и демократией, хотя он и отметил, что могут существовать культурные и институциональные барьеры на пути демократизации арабо-мусульманских обществ[iv].

Принцип демократического устройства получил широкое распространение в арабском мире. Не случайно, в тексты конституций практически всех арабских государств был включен пункт о приверженности демократии. Правящие деятели этих государств подчеркивают демократичный характер политического устройства своих стран, однако, указывают на то, что им присущи особые формы развития демократии, соответствующие исламским постулатам, которые в основе своей демократичны.

В этой связи стоит обратиться к документам Лиги Арабских Государств (ЛАГ), в которых сформулировано отношение арабских лидеров к проблемам демократии. Политика арабских государств по этому вопросу нашла отражение, прежде всего, в документах, принятых в мае 2004 г. на саммите ЛАГ в Тунисе. Арабские государства утвердили документ, озаглавленный «Путь развития, обновления и реформ» (Масират ат-татвир ва ат-тахдис ва аль-ислах). В нем были определены основные предпосылки проведения серьезных изменений в арабском мире, как и намечены их основные направления. Как одно из главных направлений реформ обозначено углубление основ  демократии и совещательности. В нем также говорилось о необходимости расширения участия в политической деятельности и в процессе принятия решений, при верховенстве закона, соблюдении справедливости и равенства всех граждан, уважении прав человека, в соответствии с международными соглашениями и договорами,  а также арабскими документами о правах человека, а также гарантии независимости судебных органов, укреплении роли всех слоев населения, мужчин и женщин, и неправительственных организаций  в жизни арабского отечества[v]. В этом пункте обращает на себя внимание попытка создателей этого документа объединить две главные основы демократизации в арабо-мусульманском  мире: принцип совещательности (аш-шура) и международный опыт. Принцип совещательности зафиксирован в двух айятах Корана. Для современных политиков из арабских и мусульманских государств он является неоспоримым подтверждением того, что исламская политическая культура по самой своей природе является демократичной. В ней заложен принцип разделения властей, который является одним из важнейших элементом демократического правления. Этот факт подчеркивается и западными исследователями, которые придерживаются мнения о том, что ислам не является преградой для проведения демократических реформ. Помимо необходимости проводить консультации, они выделяют другую доктринальную особенность ислама – необходимость достижения консенсуса во властных структурах, что также способствует утверждению демократии[vi]. Арабские лидеры провозгласили приверженность демократии исходным положением, на котором должны базироваться реформы.

Другим важным принципом, положенным в основу политических реформ в арабских странах, стал принцип защиты прав человека. В цитировавшемся  Тунисском документе подчеркивалась  необходимость уважения прав человека, в соответствии с международными соглашениями и договорами,  а также арабскими документами о правах человека. Обеспечение прав человека также соответствует тем ценностям, которые получили признание в арабских странах.  Подтверждением этому является включение в тексты конституций большинства государств соответствующих статей, в которых гарантируются общие права граждан. Представители правящих кругов арабских государств обосновывают свое видение проблемы прав человека и доказывают его соответствие принятым мировым сообществом стандартам. Ислам, по их мнению, не только не может быть основой для нарушений прав человека, а, напротив, приверженность истинным нормам ислама гарантирует соблюдение этих прав.

Не являются исключением и права женщин. Арабские лидеры провозглашают принцип равенства женщин во всех сферах социально-экономической и политической жизни. Укрепление роли женщин в строительстве нового общества было поставлено в зависимость от того, насколько это соответствует арабской идеологии, арабским ценностям и культурным традициям. В то же время в Алжирской декларации, принятой на саммите ЛАГ в Алжире в марте 2005 г. было подчеркнуто, что ценности, и принципы арабо-мусульманского общества гарантируют права женщин и ее роль в обществе. Арабские руководители призвали принять такие законы, которые бы их защищали и делали невозможной какую-либо дискриминацию в отношении женщин, гарантировали  бы их участие в принятии решений на равной с мужчинами основе во всех областях социальной, экономической и политической деятельности[vii].

 Борьба за женское равноправие и свободы является одним из показателей процесса демократизации.  При этом особый акцент делается на необходимости сохранить свою национальную и культурно-цивилизационную идентичность. В Тунисском документе ЛАГ особое внимание было  уделено повышению роли женщины в арабском обществе, ее участию в экономической, политической, социальной и культурной сферах деятельности. При этом, в этом же пункте говорилось о повышении внимания к проблемам детства и молодежи. В документе особое внимание было  уделено повышению роли женщины в арабском обществе, ее участию в экономической, политической, социальной и культурной сферах деятельности. При этом, в этом же пункте говорилось о повышении внимания к проблемам детства и молодежи. Тем самым, была подчеркнута необходимость сохранить и традиционную роль женщины, как воспитательницы подрастающего поколения.

Следующий пункт документа был посвящен провозглашению приверженности ценностям толерантности и умеренности, развитию диалога между представителями различных конфессий  и культур, искоренению ненависти во всех ее проявлениях, укреплению солидарности и мирного сосуществования между народами и государствами, упрочению уз дружбы и взаимопонимания  в атмосфере взаимоуважения между ними. Такое понимание принципов международного взаимодействия свидетельствует о том, что арабские государства поддерживают развитию широких демократических основ в мировой политике.

Процесс демократизации и отношение к нему со стороны лидеров арабо-мусульманского сообщества не свободен от влияния, оказываемого со стороны мирового сообщества и, прежде всего, индустриально развитых стран. Это воздействие приобретает различные формы. Со стороны ООН оказывается давление на национальные правительства с тем, чтобы они включали женщин в программы развития, направленные на борьбу с бедностью, неграмотностью, высокими темпами прироста населения. Документы ООН призывают покончить с любыми формами дискриминации, основанной  на различии между полами. С другой стороны, «группа восьми», объединяющая наиболее влиятельные в экономическом и политическом отношении государства, разработала принципы взаимодействия между входящими в нее государствами и странами, принадлежащими к арабо-мусульманскому ареалу, которые объединены понятием Расширенный Ближний Восток и Северная Африка. Этот регион включает в себя все арабские стран, входящие в ЛАГ, а также Иран, Турцию, Афганистан и Пакистан.

В июне 2004 г. на совещании стран «Группы восьми» в Си-Айленде был принят документ «Партнерство во имя прогресса и общего будущего с регионом Расширенного Ближнего Востока и Северной Африки (РБВСА)» (Partnership for progress and a common future with the Region of the Broader Middle East and North Africa).    Ему предшествовал ряд предложений США, касающихся проведения реформ на Ближнем Востоке. В частности, в 2002 г. появилась инициатива президента Буша о партнерстве с Ближним Востоком, в которой говорилось о готовности США способствовать продвижению реформ в арабском мире, с помощью своих ресурсов, опыта и убежденности в их необходимости[viii].  Постановка вопроса о Расширенном Ближнем Востоке  совпадает с подходом США к проведению единой политики в отношении мусульманских стран, расположенных в непосредственной близости друг от друга и, представляющих угрозу для обеспечения глобальной безопасности.

Лидеры стран «Группы восьми» определили главные принципы, на которых должны строиться партнерские отношения с государствами РБВСА, а также их основные цели. Прежде всего, было отмечено, что проблемы региона представляют собой вызов для всего мирового сообщества, поэтому необходимо оказывать помощь демократическим, социальным и экономическим реформам, осуществляемым в регионе.  Они заявили: «Как лидеры крупнейших промышленно развитых демократий в мире, мы признаем нашу особую ответственность за поддержку свободы и реформ и обязуемся и впредь прилагать усилия для выполнения этой грандиозной задачи»[ix].

В то же время ведущие мировые державы стремятся избежать обвинений в том, что они навязывают свое видение реформ арабо-мусульманскому сообществу. Поэтому в принятом «восьмеркой» документе подчеркивается, что  каждая страна региона отличается определенной спецификой и вправе рассчитывать на уважение своего культурного разнообразия. Каждой общество должно сделать свои собственные заключения относительно темпов и масштабов преобразований. Поэтому вовлеченность индустриально развитых государств должна соответствовать местным условиям и основываться на том принципе, что разрабатывать реформы должны сами страны региона. Они выбирают те формы модернизации и  привнесения демократических элементов в их политическую систему, которые будут приняты их обществом.

В то же время арабо-мусульманское сообщество не отвергает такие универсальные ценности, как человеческое достоинство, свобода, демократия, верховенство закона, социальная справедливость. Эти ценности нашли отражение в соответствующих международных документах. Однако они же подтверждены и документами, принятыми организациями, которые отражают мнение арабского или мусульманского мира. Для подтверждения этого положения хотелось бы обратиться к тексту Каирской Декларации о правах человека в исламе, принятой Организацией Исламская Конференция (ОИК) в декабре 1990. В первой же статье этого документа подтверждается полное равенство всех представителей человечества, вне зависимости от их религиозной принадлежности. В ней говорится: «Все человеческие существа составляют единую семью, члены которой объединены их послушанием Богу и происхождением от Адама. Все люди равны в своем человеческом достоинстве, обязанностях и ответственности, без какой-либо дискриминации по расовому признаку, цвету кожи, языка, пола, религиозных верований, политической ориентации, социального статуса и других обстоятельств»[x]. Всем людям гарантируется защита их доброго имени и их чести, в течении всей их жизни, а также после их смерти. В этом документе также содержатся положения о защите семьи, детства и материнства. Весьма показательным является статья, касающаяся положения женщин. В ней говорится: «Женщины равны с мужчинами в их человеческом достоинстве. Они имеют как права, так и обязанности. Они обладают своей собственной гражданской идентичностью, как и финансовой независимостью»[xi]. Конечно же, постановка вопроса о женском равноправии в этом документе, принятом мусульманскими государства не включает положения о необходимости предоставления политических прав женщинам, хотя, это и не исключается. В то же время мусульманские государства гарантируют все базовые права граждан, такие как право на труд, социальное обеспечение, здравоохранение, получение образования, защиту своего имущества и своих авторских прав, свободу передвижения, выбор местожительства у себя на родине или за границей. В соответствии с мусульманскими законами, государство гарантирует получение законных доходов, которые не основаны на монополизации и ущемлении прав других. Однако получение процента (риба) строго запрещено.

Государство и общество в мусульманских странах должны взять на себя обязанность заботиться об экологии, моральном состоянии общества и о создании условий, необходимых для самоусовершенствования личности. Государство берет на себя гарантии по обеспечению каждому индивиду права на достойную жизнь, что означает удовлетворение всех его потребностей и потребностей тех, кто находится на его иждивении, включая питание, одежду, жилище, медицинское обслуживание, образование и любые другие базовые требования. Все люди, в соответствии с анализируемым документом, признаются равными перед законом. Они имеют право на свободное выражение своего мнения, однако, если оно не противоречит принципам Шариата. Таким образом, мусульманские государства готовы гарантировать многие универсальные права человека, и, хотя их подходы в этой области отличаются определенной спецификой, в целом они не могут рассматриваться, как противоречащие основным тенденциям развития демократических прав и свобод в остальной части мира.

Лидеры арабских государств приняли в 1994 г. Арабскую Хартию прав человека. Она отличается определенными особенностями. Прежде всего, постановка проблемы защиты прав человека ставится в исторический контекст. Подчеркивается особая роль арабского мира в становлении мировой цивилизации. В этом документе подчеркивается мысль о том, что «арабский мир являлся  колыбелью цивилизаций, которые выработали подход, закрепивший право на достойную жизнь, основанную на свободе, справедливости и миролюбии»[xii]. Представители арабского мира горды тем, что гуманистические ценности и принципы, утвердившиеся на протяжении долгой истории человечества, играли ведущую роль в создании центров просвещения, связывающих Восток с Западом, которые становились центром притяжения для всех тех, кто стремился к знанию, культуре и мудрости. Арабский мир всегда действовал в направлении сохранения своей веры, своего единства, своей свободы, защищая право наций на самоопределение, защиту своих ресурсов, отстаивая верховенство закона.  Индивидуальные права граждан арабских стран базируются на тех общих положениях, которые касаются арабского отечества в целом. Индивидуальные права граждан на свободу, справедливость и равенство возможностей, которые были провозглашены в Арабской Хартии прав человека, исходят из того, что арабский мир добился независимости, сохранил свою идентичность и свое единство и поэтому готов гарантировать права своих граждан.

Обращает на себя внимание тот факт, что в этом документе главное внимание уделяется правам граждан, которые гарантируются законом. По всей вероятности, составители этого документа пытались опровергнуть обвинения в нарушениях закона в арабских государствах, а также в несоблюдении  правил гуманного обращения с заключенными. Поэтому подчеркивается необходимость придерживаться принципа равенства всех перед законом, презумпции невиновности, гуманного обращения с заключенными, запрета применения пыток, запрета судить дважды за одно и то же преступление. Кроме того, статья 19 этого документа гласит: « Народ – источник власти и каждый гражданин имеет право на политическую деятельность, которую он ведет в соответствии с законом». Участие в политической деятельности в арабских странах пока достаточно ограничено. В целом ряде государств, главным образом, региона Персидского залива, таких как Саудовская Аравия, Кувейт, Катар, Оман, Бахрейн и ОАЭ политические партии находятся под запретом. Однако широкое распространение получили общественно-политические организации, которые активно вырабатывают свои собственные позиции по актуальным внутриполитическим проблемам и оказывают влияние на их решение. В других арабских государств, где провозглашается плюрализм политической деятельности, таких как Египет, Иордания, Тунис, Марокко, Алжир и в целом ряде других государств, в реальности роль правящей партии является доминирующей и деятельность других политических объединений также ограничена. Однако, провозглашение права на политическую деятельность означает, что лидеры арабских государств осознают важность признания политической конкурентности как одного из главных условий расширения демократии. Еще одним подтверждением стремления арабских лидеров к утверждению демократических принципов является статья 26 Арабской Хартии о правах человека, в которой говорится, что каждой личности в арабских странах гарантируется свобода веры, мыслей и мнений.      

 Придерживаясь универсальных принципов при внедрении элементов демократии, лидеры арабских и мусульманских государств руководствуются и ценностями, присущими исламу, а также  арабскими традициями, которые могут стать удобной матрицей и облегчить этот процесс, а также придать ему более приемлемую для арабо-мусульманских обществ форму.


[i] См. Huntington S. The Third Wave: Democratization in the Late Twenties Century. University of Oklahoma Press. 1991; Huntington S. The Clash of Civilizations? // Foreign Affairs 72. 1993. P. 22-49; Lipset S. The Social Requisites  of Democracy Revisited // American Sociological Review 59, 1994. P.1-22; Lewis B. The Political Language of Islam. University of Chicago Press, 1988.

[ii] Xenias Anastasia. Huntington and the Democratic Peace // International Studies Review, vol. 7, issue 3, September 2005, p. 369.

[iii] Norris Р., Inglehart R. Muslims and the West: Testing “The Clash of Civilizations» Thesis // Comparative Sociology, 2003, N 1. Cit. by A. Xenias, op. cit., p. 369.

[iv] Midlarsky Manus L. Democracy and Islam: Implications for Civilizational Conflict and the Democratic Peace // International Studies Quarterly, 1998, N 42. Cit. by A. Xenias, op. cit., p. 369.

[v] «Аш-Шарк Аль-Аусат», 24.05.2004.

[vi] См.: Esposito J., Voll О. Islam and Democracy. Oxford University Press, 1996.

[vii] «Аш-Шарк Аль-Аусат», 24.03.2005.

[viii] Middle East Partnership initiative/ http://mepi.state.gov/mepi.

[ix] Здесь и далее документ Partnership for progress and a common future with the Region of the Broader Middle East and North Africa. Sea Island, June 9, 2004 цит. по его тексту, размещенному на сайте: http://www.g8.utoronto.ca/summit/2004seaisland/partnership.html.

[x] The Cairo Declaration on Human Rights in Islam//The Organization of the Islamic Conference in a Changing World. Cairo University, 1994. Article 1.

[xi] Ibid. Article 8.

[xii] Arab Charter of Human Rights. - www. al-bab.com.



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.